19 декабря 2001
99

ОЖИДАНИЯ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Микки СПИЛЛЕЙН
ОТМЩЕНИЕ


ОNLINЕ БИБЛИОТЕКА httр://www.bеstlibrаry.ru


Глава 1

Вы прогуливаетесь ночью по улицам. На улице - дождь. Единственный звук -
ваши шаги. Конечно, город вокруг шумит и звенит, но вы этого не замечаете,
потому что в конце улицы женщина - та, единственная, которую вы ждали долгих
семь лет, и каждый шаг делает вас все ближе к ней. Звук ваших шагов отмеряет
дни, месяцы и часы ожидания.
Потом, неожиданно, вы оказываетесь напротив старинного особняка -
архаичного, смахивающего на огромное коричневое чудовище, которое смотрит
прямо на вас с выражением тупой злобы, и вам кажется, что этот дом
засасывает и душит вас...
`На что же это будет похоже? - мелькнула у меня мысль. - Она все еще
красива, но, пройдя через семь лет ада, не изменилась ли она так, как
изменился я? И что можно сказать женщине, которую я любил и которую, как я
думал все это время, потерял из-за собственной оплошности? Как перескочить
через эти семь лет в сегодняшний день?`
В прошлом многие подходили к этому особняку, но теперь я остался один,
все остальные умерли или были пристрелены. Женщина в доме стала важной
шишкой. Самой важной и нужной в мире. То, что знает она, поможет сокрушить
врага. Если она скажет хоть слово...
Мои пальцы в карманах непроизвольно сжались в кулаки, чтобы не дрожать от
сдерживаемого нетерпения и надежды. И я сделал первый шаг, потом еще пять
шагов: дверь с цифрой 5 на табличке, потом щелканье автоматического замка,
потом сумрачность вестибюля и потом еще одна дверь, обитая кожей. Потом я
нажал кнопку на панели...
Вот она стоит передо мной с пистолетом, как всегда, начеку. Даже в этом
тусклом свете я увидел, что она стала прекраснее, чем раньше. Ее черные
волосы обрамляли лицо, которое я видел каждую ночь во сне, в кошмарах, в
бреду. Эти глубокие карие глаза смотрели с такой же жадностью, и сочные алые
губы все так же открывались навстречу моим глазам, моим губам. И как будто
бы и не было этих семи лет, я сказал ей:
- Хелло, Велда!
Несколько мгновений она просто стояла, прижавшись к стене, потом тем
самым голосом, который превращал в музыку обычнейшие звуки, ответила:
- Майкл...
Она рванулась ко мне и спрятала лицо у меня на груди, шепча мое имя снова
и снова. Мои руки держали ее крепко-крепко. Я знал, что делаю ей больно, но
не мог оторваться от нее, и она тоже крепко прижалась ко мне. Я ощущал ее
жар, и мои пальцы стискивали ей плечи, бедра, оставляя следы, но она не
отталкивала меня. Эта душераздирающая покорность возбуждала еще сильнее,
нежели огонь страсти, ее тело просило: еще дотронься, еще.., еще!
Я вырвал у нее пистолет, швырнул на кушетку, потом захлопнул дверь ногой
и дотянулся до выключателя. Настольная лампа вспыхнула мягким, медленным
светом, как в кино, старательно высвечивая классическую строгость черт ее
лица и подкупающую округлость грудей.
Теперь в ней как будто что-то сломалось, каждый жест был замедлен, каждое
движение словно заканчивалось, едва начавшись, вся она плавала в море
блаженства.
- Здравствуй, котенок, - сказал я, и ответом была ее улыбка.
Многого мы и не могли сказать друг другу - это отняло бы время, хотя
теперь у нас была пропасть времени. Она смотрела на меня не отрываясь, потом
нахмурилась, и морщинки набежали на лоб цвета слоновой кости. Пальцами
дотронулась она до моего лица, и полные губы чуть-чуть приоткрылись.
- Майкл...
- Все, милая, все.
- Ты не ранен?
- Больше нет.
- Что-то с тобой произошло. Не могу сказать что, но...
- Семь лет, Велда, - прервал я ее. - Это были бред и грязь, пока я не
выяснил, что ты жива. Это оставляет следы, но их можно смыть.
Ее глаза заволокло слезами, и слезы побежали так быстро, что она не
смогла удержать их.
- Майкл, милый, я не смогла до тебя добраться. Это было слишком трудно и
потом...
- Я знаю, малыш. Тебе не нужно объяснять. Ее волосы легкими кольцами
легли вокруг лица, когда она покачала головой.
- Но я хочу...
- Потом.
- Теперь.
Ее пальцы прижались к моим губам.
- Семь лет понадобилось, чтобы выведать тайну `Дракона` и улизнуть из
этой чертовой Европы с такими сведениями, которые делали нас сильнее. Я
знала, что могла бы выйти из игры и раньше, но мне пришлось сделать выбор.
- Ты сделала правильный выбор.
- И никто не мог тебе сообщить.
- Я знаю.
- Правда...
- Я понимаю.
Она не слушала меня.
- Я могла бы.., я могла бы попытаться, Майкл, но у меня не было шанса.
Миллионы жизней были поставлены на карту... - Она запнулась на секунду,
потом прижалась щекой к моей щеке. - Я знаю, сколько ты пережил, милый,
думая, что я убита. Я так часто об этом думала, что чуть с ума не сошла, но
изменить что-либо было не в моей власти.
- Забудь это.
- А что было с тобой, Майкл? - Она откинулась, чтобы видеть мое лицо.
- Я стал алкоголиком.
- Ты, Майкл?
- Да, котенок.
Ее лицо выражало такое недоверчивое изумление, что я усмехнулся.
- Но ведь я сказала им, они должны были отыскать тебя.
- Кто-то произнес твое имя, милая, и я переменился. Ты воскресла, и я
тоже.
- Ох, Майкл...
Подняв ее большое, сильное тело, я пронес ее через комнату на тахту,
покрытую мохеровым пледом. Она не сопротивлялась и только прижимала свой рот
к моим губам тем порывистым и торопливым движением, которое без слов сказало
мне об одиночестве этих семи лет и о том нетерпении, что сжигало ее теперь.
Наконец она прошептала:
- Я девушка, Майкл.
- Я знаю.
- Я всегда ждала тебя... И как же долго это длилось! Я улыбнулся ее
тоскливому тону.
- Я был дураком, что заставил тебя ждать.
- А теперь?
А теперь я уже не улыбался. Она была вся моя, когда бы я ни пожелал ее
большое, чудесное тело, женщина, которая любила меня и которая была готова к
тому, чтобы ее взяли теперь, сейчас же. Каждое прикосновение к ней
отдавалось в моем мозгу такой страстью, что я должен был погасить в себе это
желание. Я сказал:
- А еще чуть-чуть ты можешь потерпеть?
- Майкл! - Мгновенный крик боли, потом она посмотрела на меня
вопросительно. - Я хочу тебя.., здесь. Больше, чем всегда, я хочу тебя!
- Роскошная женщина, - сказал я, смеясь и стискивая ей рот, - роскошная
женщина, но чуть-чуть похожа на осла, судя по тому...
Я знал, что этот поединок принесет победу нам обоим. Моя рука скользнула
по обнаженной бархатной коже ее плеча, ощущая мгновенную дрожь ее тела. Она
извивалась, стараясь найти уютную, спокойную позу, слабо всхлипывая и делая
такие вещи, о которых раньше и понятия не имела.
- Чудесно, - сказали в дверях. - Отлично! У меня была кобура с сорок
пятым, но я не мог достать оружия. Конвульсивное движение Велды открыло мне
возможность окинуть взглядом комнату и человека, стоящего с оружием
наготове, потом ее волосы вновь упали мне на глаза прохладной грудой.
Курок его был взведен и выражение на его лице было таким, какое я видел
уже не раз на лицах дешевых убийц, и я знал, что если не помешаю ему, он
пристрелит меня в ту же секунду.
- Продолжайте, не стесняйтесь. Я люблю красивые зрелища.
Я улыбнулся как можно придурковатой и откатился от Велды, потом сел на
край тахты. Внутри меня все дрожало от еле сдерживаемой ярости, но я
старался не двигаться, пока он оценивал обстановку.
- Вот не думал, что вас окажется двое, но малютка что-то хотела от тебя
получить, парень. - Он направил на меня пистолет. - Зачем только крошке
такая старая калоша?
Когда она заговорила, ее голос был неузнаваем.
- А что ты можешь предложить взамен?
- Себя, например. Я наблюдаю за тобой в то окошко уже четыре дня и как
раз сейчас в хорошем настроении. Как, мы поладим?
Я уже готов был взорваться и все погубить, но почувствовал ее колено,
которое прижалось к моим ногам.
- Ну, так как же?
Он глупо хихикнул и посмотрел на меня, грязно подмигивая.
- Что ж, прежде чем мы займемся любовью, крошка, я, пожалуй, прихлопну
это чучело.
- Тебе придется здорово потрудиться, - не выдержал я его наглого тона.
Дуло повернулось и замерло как раз на уровне моего виска.
- Это моя манера стрелять, - сказал он, глядя на меня в упор. Велда
сказала:
- Если эта штука выстрелит, ты меня не получишь. Этих слов было
недостаточно, он опять стал хихикать.
- Валяй, валяй, за этим я и пришел. Кусайся!
- Что?!
- Играешь, ну и играй!
Дуло дернулось в ее сторону, потом вернулось на прежнее место. Он был
готов пристрелить нас. Я бушевал от сдерживаемой ненависти и совершенно не
чувствовал страха. Чуть-чуть пододвинувшись на тахте, я успел переместить
руку на дюйм ближе к своему пистолету, но этого было слишком мало.
- Мне нужна эта девчонка, и ты знаешь это. Дай ее мне, я быстро исчезну,
и все останутся довольны.
- Может быть, - сказал я.
Его глаза быстро скользнули по мне.
- Да, может быть, - ухмыльнулся он. - Ты что-то знаешь, чучело-. Думаешь,
ты сейчас выглядишь героем?
- Почему бы и нет?
- Конечно, почему бы и нет. Но что бы ты ни думал, это не твой день,
чучело, так!
Теперь остались секунды.
Его глаза говорили, что он считает дело уже сделанным и меня покойником.
Когда он взглянул на нас взглядом убийцы, мы с Велдой начали медленно
приближаться друг к другу. Мы действительно погибли бы, если бы...
Кто-то рывком открыл дверь и стукнул его по руке. Очередь попала в угол.
Со сдавленным криком он повернулся, но первый из вошедших в комнату опередил
его, двумя пулями прошив его грудную клетку. Он упал на пол, им под ноги.
Кровавые пузыри вздувались на его губах.
Я старался дотянуться до плаща с оружием, когда вошедший заметил меня и
выпустил очередь поверх моей головы. В свете, падавшем из коридора, я
разобрал, что они не из полицейских. Я узнал физиономию одного из них, с кем
имел дело много лет назад.
Это был его последний выстрел. Я поймал его своим 45-м и вдребезги разнес
ему череп. Второй успел отскочить, и я услышал, как на улице взвыла машина.
Все, что осталось от этой сцены; - глубокая тишина вокруг.
Тот, первый, все еще лежал на полу, и я наклонился над ним. Я хотел
спросить у него кое-что, но у меня уже не было времени. Сквозь кровавую пену
он выдавил:
- Ты получишь свое, чучело.
Я не хотел, чтобы он мирно скончался.
- Знаешь, это все-таки мой день!
Его рот открылся судорожным усилием, у него уже начали костенеть мышцы.
`Откуда и куда? - подумал я. - Почему меня всегда окружают покойники? Я
вернулся, все в порядке. Совсем как в веселые прежние времена. Любовь и
смерть шествуют рука об руку`.
Что-то в его лице мне было смутно знакомо. Я повернул его голову носком
ботинка, всмотрелся. Велда спросила:
- Ты знаешь его?
- Да. Его зовут Базиль Левит. Он был одним из дешевых наемных убийц.
- А другой?
- Его называли `Детской ручкой`. Обычно он подвизался на ипподроме.
Я взглянул на нее и заметил, как она странно дышит и какое у нее грустное
лицо. Что-то яростное есть в людях, которые, подобно животным, должны
драться за свою жизнь.
- Это что-то новенькое, котенок. Они не оттуда, не с другой стороны и не
за тобой? Что это он говорил про девчонку, милая?
- Майкл...
Я указал на первого на полу.
- Он пришел за крошкой и чуть не пристрелил тебя. Кто она?
Опять она посмотрела на меня с этим странным выражением.
- Девчонка... Она еще девчонка! Я стиснул от нетерпения пальцы.
- Давай, говори быстро! Ты знаешь, что тебя ждет? Сколько людей умерло
оттого, что ты что-то знала, но молчала? Ты хочешь, чтобы после всего этого
тебя пристрелили из-за какой-то глупости?
- Да, Майкл. - Ярость уступила место примирению, и она взглянула на меня.
- Она теперь в комнате наверху.
- Кто она?
- Я.., я не знаю. Она пришла сюда через день после того, как я поселилась
здесь. Я услышала, как она плачет, и впустила.
- Это было не слишком разумно.
- Майкл, не было времени... И у меня так было, когда позарез нужно, чтобы
тебя впустили в дом, в тепло.
- Прости.
- Она - молоденькая, несчастная, одинокая. Я позаботилась о ней. Это все
равно, что завести испуганного зайчонка. Какая бы ни была ее судьба и беда,
в этом было что-то ужасное. Я подумала, что дам ей опомниться и потом
помогу, как сумею.
- Что с ней?
- Она испугана, милый, потрясена. Она вся на нервах. И я - единственный
человек, которому она доверилась.
- Хорошо, я верю тебе. Давай поднимемся к ней, пока тут не появилась
полиция. У нас есть еще пять минут, пока самый любопытный из соседей решится
подойти к телефону и вызвать наряд.
Еще снизу мы услышали ритмичное постукивание босых ног, которые
отплясывали чечетку так, что невольно пришла на ум Элеонора Пауэлл, королева
этого танца. Музыки не было, но и так было ясно, что она в своем собственном
мире, там, где танцуют до упаду в объятиях любимого.
Велда постучала, но танец не прекратился. Она повернула ручку и
распахнула дверь. С мягким, слабым вскриком девушка на середине комнаты
повернула к нам лицо. Одна рука поднята для защиты, другая - прижата к лицу,
словно ее ударили. Тут она увидела меня, и глаза заметались от меня к Велде
и обратно ко мне. Она посмотрела на окно, но в этот момент Велда сказала:
- Сью, не пугайся. Это друг.
- Меня зовут Майкл Хаммер. Я хочу вам помочь. Вы понимаете меня?
Что бы там ни было, но она поняла, да и времени не было, чтобы
успокаивать ее. Она слабо улыбнулась и сказала:
- Вы.., и правда...
- Правда, - ответил я и спросил Велду:
- Мы можем ее отсюда взять?!
- Да, милый. Мы спрячем ее в одном месте - в ресторане Корин на
Пятидесятой. Там, помнишь, еще выход на Девяностую улицу?
- Хорошо. Отправляйтесь вместе с крошкой. Конечно, с моей стороны глупо
снова отпускать тебя на улицу одну, но я не вижу другого выхода.
Ее рука сжала мою, и Велда улыбнулась.
- Все будет в порядке, Майкл.
Когда крошка подошла ко мне поближе, я увидел очаровательное лицо
девушки-ребенка. До этого мне не приходилось видеть ничего подобного.
Она была золотоволосой блондинкой, с не правдоподобными огромными карими
глазами, нежным ртом и лицом, прелестным в своем лукавстве настолько, что
хотелось приласкать ее, как красивого котенка. Ее шелковистые волосы
свободно падали на плечи, а когда она двигалась, то создавалось полное
впечатление женщины-подростка, и постепенно вас, как жар, захватывала
прелесть этой малютки. Но я был старым, стреляным воробьем и к тому же
солдатом, который знал женщин вдоль и поперек. Поэтому я только сказал:
- Дитя, сколько тебе лет? Она ответила:
- Двадцать один. Я подмигнул Велде.
- Она не врет. А ты еще подумала, что она издевается, когда сказала тебе
о своем возрасте, верно? Велда кивнула.
- Разберемся в этом позже. Пора сматываться. Я посмотрел на Сью и
погладил ее локоны.
- Там, внизу, лежит парочка трупов. Они приходили за тобой, цыпленок.
Если ты и дальше будешь действовать самостоятельно, трупов станет еще
больше. Я намерен помогать тебе, но обещай слушаться меня и только меня в
целом мире, поняла? Я все это говорю потому, что ты не такая маленькая, как
кажешься на первый взгляд. Ты многих обвела вокруг пальца, но теперь не пора
ли поставить точку?
- Да, мистер Хаммер. Я согласна.
- Зови меня Майкл.
- Хорошо, Майкл.
- Сматывайтесь, Велда, сматывайтесь обе. Живо! Сирены выли со всех
сторон. Они перекрыли улицы из конца в конец, и копы с пистолетами 38-го
калибра ворвались в здание. Я оставил дверь открытой, свет - включенным, и
когда первая парочка вступила в комнату, дал сначала полюбоваться своим
45-м, а потом своей карточкой со специальной пометкой.
Реакция в первый момент была слабая: с одной стороны - двое покойников на
полу предписывали им действовать по закону, с другой - нельзя было и пальцем
пошевелить. В конце концов старший из них вернул мне карточку и пропуск.
- Я знаю вас, Хаммер, давно.
- Времена не меняются.
- Надеюсь. - Он кивнул в сторону двух неподвижных тел на полу. - Думаю,
что у вас нет охоты распространяться?
- Ваша правда. Вызовите капитана Чамберса. Это его дело.
- Я тоже так думаю, но... Теперь у нас новый инспектор в части. Ему может
не понравиться...
- Не волнуйтесь, дружище. Он скоро принюхается.
- А я и не волнуюсь. Я просто вспомнил, что вы с капитаном Чамберсом
друзья.
- Теперь, нет.
- Я и это слышал. - Он опустил оружие. - Это крупная рыбка?
- Да. Я позвоню?
- Лучше, если это сделаю я.
Что он там сказал своим - не знаю, но когда служба безопасности приехала
и ворвалась в здание вслед за полицией, то было похоже, что ко мне относятся
как к дипломатическому агенту посольства.
Пат приехал на пять минут позже. Он подождал, пока сделали снимки и
убрали трупы, потом выпроводил всех из комнаты, кроме Арта Рикрби,
маленького человека в сером, чье служебное положение было настолько высоко,
что никто не мог его убрать. Потом он демонстративно осмотрел мой 45-й и
заявил:
- Тот самый, верно? Сколько ты им уложил?
- Девять.
- Хорошее число.
- И еще жив.
- Иногда я сомневаюсь в этом. Я ухмыльнулся:
- Ты меня ненавидишь, приятель, но и ты рад. Разве нет?
- Что, ты все еще жив?
- Угу.
Он медленно отвернулся, подыскивая ответ.
- Я не знаю. Иногда мне не понятно, кому из нас хуже. Сейчас я не уверен
ни в чем. Тяжело рвать дружбу. Я старался как мог и почти вычеркнул тебя из
памяти. Дело даже не в том, что женщина встала между нами, нет. Ты
сумасшедший подонок. Я видел, что творил все время, видел и спрашивал себя,
почему все так случилось? Я знаю ответ, но не могу сказать... - Он помолчал.
- Ну, в чем дело? - Он посмотрел на Арта Рикрби, сидевшего в кресле с
философским видом.
- Здесь была Ведла. Я пришел за ней. Эти двое ворвались один за другим...
- И помешали свиданию? Для экс-алкоголика неплохое начало. Он снова
посмотрел на Рикрби. Тот поднялся.
- Капитан, бывают такие случаи, просто бывают такие случаи... Это вы
заставили Хаммера жить так, что просто непонятно, как он вообще выжил. И
если он призрак ушедшего, то мы сами вызвали его из небытия. В настоящем нет
места таким, как он. Теперь в дело идут компромиссы и недомолвки, страх за
свои шкуры. И вдруг мы выпустим этого тигра на мягкую травку. Мы вернули
тигра обратно, куда он не имел права возвращаться, и теперь и мы, и общество
должны мириться с ним.
- Спасибо за комплимент, - сказал я.
- Конечно, - ответил Пат, - он всегда был в специальном,
привилегированном классе, но это выше моего понимания. Постараюсь поскорее
выкарабкаться из этой истории.
- Пат, - начал я.
- Нет, Майкл, молчи. - Пат улыбнулся мне с той свирепой яростью, которая
была мне хорошо известна. - И помните, это дело не шуточное. У нас тут двое
покойников, а такое я никогда не спускаю просто так.
Арт, кивнув, взглянул на часы.
- Девушка Велда - это лук и стрела в нашем деле. У нее сведения слишком
секретные, от них зависит многое. Когда-то за ней приходил сам `Дракон`, и с
ним никто не мог справиться, кроме Хаммера. Он оказался пострашнее
`Дракона`. Это еще слишком мягко сказано. Ради этих сведений правительство
пойдет на любые жертвы, и одной из них стала реабилитация этого человека в
правах и возвращение ему привилегий и оружия. `Дракон` и его компания теперь
мертвы. Осталась только Велда. Цена осталась прежней, и Хаммер вернулся в
строй. Ясно?
- Я знаю эту историю, но мне трудно в нее поверить.
- Пат.. - сказал я.
- Что?
- Оставим это, приятель. Мы оба были правы. И она по-прежнему моя. Если
ты хочешь, то попробуй отнять ее у меня, но тебе придется драться со мной
насмерть. И помни, тебе еще ни разу не удалось у меня выиграть.
- До тех пор, пока ты жив.
- Конечно, Пат.
- И закон вероятности на моей стороне.
- Конечно, почему бы и нет?
Я не надеялся, что он сделает это, но он переборол себя и протянул мне
руку.
- Все забыто, приятель. Начнем все сначала. Кому ты расскажешь, что это
за история? Мне или ему? Он кивнул в сторону Арта.
- Сначала для него, приятель. Это больше, чем убийство, и дело вовсе не
для обычной полиции.
- Не возражаешь тогда, если я удалюсь и ты обсудишь это дело с мистером
Законом один на один?
- Нет. Встретимся через час в твоем офисе. Она тоже будет там.
- Я буду ждать тебя, герой. Когда он ушел, Арт Рикрби сказал:
- Она должна заговорить сейчас же. Где она?
- Я уже сказал, через час в конторе Пата.
- Не мешай мне, Майкл.
- Не мешай мне, Арт.
- Кто они такие?
- Понятия не имею. Но вам придется это выяснить.
- Не учи меня, что я должен делать!
- Не учить? Если захочу, то смоюсь от твоего `хвоста`, запомни, Арт. Это
тебе на сей раз придется исполнять мои команды. От `Дракона` больше ничего
не осталось - конец, финиш. Они пришли за Велдой, и я успокоил их, как и
всех остальных. Что тут произошло - тебя не касается, но в данный момент ты
можешь замять это дело.
- Майкл...
- Сделай это и заткнись, - мягко сказал я ему. - Я дал тебе `Дракона`,
разве не так? Я был мертв, ты воскресил меня. Ты заставил меня делать такие
вещи, которые были невозможны даже для меня, и когда я не умер, исполняя их,
ты был изумлен. И оставайся в изумлении. Делай то, что я тебе сказал, или...
- Или?
- Или Велда не появится вовсе.
- Будет сделано.
- Спасибо.
- Не стоит.
И на следующий день Велда им все рассказала. Она записала все
подробности, и правительственная организация оцепенела. В Европе тридцать
человек умерло в организации Гелена, пятеро исчезло в Южной Европе, была
серия несчастных случаев и несколько преждевременных смертей. Это вызвало
неисчислимое количество встреч и совещаний, которые проводились в
Организации Объединенных Наций, и все это - из-за показаний Велды. Она снова
стала значительным лицом, но у нее не осталось ничего, что можно было бы
отдать, и в мире политики снова все стало на свое место.
Однако что-то новенькое все-таки появилась. Об этом кое-что могли бы
рассказать двое, но они были мертвы. И где-то в городе бродил третий,
который с пулей в животе все же завел машину и который должен найти девочку.
И если эта малютка блондинка не скажет ничего, он предпримет новую попытку.
Вы не можете просто оставить покойника у своего порога, чтобы кто-то не
пришел за вами. А у меня их лежало двое, прямо у моих ног.

Глава 2

Я-знал, что у меня есть `хвост`, когда выходил из дома. Но Рикрби не был
дураком. Никакой полицейский не любит посторонних на своем заднем дворе, но
если уж так случилось, то постарается выпроводить их оттуда побыстрее.
Примерно так рассуждал, наверное, этот старый ворчун. Если бы хвост
наблюдения установил за мной Пат, то мне бы трудно было отделаться, но этот
был из новеньких и больше напоминал по способностям кухарку, чем шпика.
Времена меняются, это верно.
Я дал ему возможность целый час походить по барам и подождать около
универмага, потом зайти в ресторан и поискать меня за столиками. Я в это
время вышел через заднюю дверь и отправился на Пятидесятую улицу.
Ресторан душечки Корин назывался `Пуховка` и был местом встреч для
деловых людей из соседних кварталов. Он специализировался на бараньих
котлетах и бифштексах и, казалось, состоял из одного огромного, темного,
дымящегося и жующего рта. Душечка была толстенькой, кругленькой, маленькой
женщиной, вся в складочках жира. Ее пальцы, казалось, были перевязаны, как
гирлянды сосисок. Я видел ее в прежние годы, и с тех пор она не изменилась.
Но она сначала меня не узнала. Когда же узнала, то всплеснула руками и
вся засветилась от радости, она готова была перевернуть весь ресторан и
выставила на стойку запас, которого хватило бы для утоления жажды целой
роты. Она проводила меня наверх и указала на дверь Велды.
Я постучал старым условным стуком, и Велда открыла дверь на этот раз без
пистолета, но я знал, что он спрятан недалеко. Она втолкнула меня в комнату
и заперла дверь на ключ. Я улыбнулся и взял ее за плечи, прикоснувшись
слегка губами к ее губам. Большего я не мог себе позволить. Ее глаза
говорили мне, что я могу назначить любое место и время и позволить себе
больше, она не будет против. Я сказал:
- Здравствуй, моя прелесть. А где же крошка? Крошка скользнула в комнату.
Руки - за спиной, лицо скрыто массой золотых волос. Она остановилась в углу
спальни, наблюдая, внешне спокойная, но в глубине этих карих глаз был страх,
который появился там слишком давно и который нельзя было изгнать в один
день. Девушка безотчетно придвинулась ближе к Велде, зная, что около нее она
в безопасности. Она не сводила глаз с моего лица.
- Давай все обсудим. Велда кивнула.
- Расскажи все ему.
- Я.., я не знаю.
Единственное, на что годился мой пропуск, это для таких случаев. Я достал
его и открыл у нее перед носом. Голубая с золотом книжечка в пластиковой
обложке опять сделала свое дело.
Она внимательно осмотрела ее и нахмурилась.
- Ну хорошо. Меня зовут Сью Девон. Когда она это сказала, я не мог не
заметить дрожи в ее голосе.
- Я должен быть знаком с твоей фамилией?
- Да. На самом деле меня зовут по-другому.
- Как?
- Торренс. Он удочерил меня законным образом очень давно. Но я никогда не
пользуюсь этим именем: не переношу его!
Я покачал головой.
- И это мне ничего не говорит. Велда коснулась моей руки.
- Сим Торренс. Он был крупной шишкой, а теперь баллотируется на пост
губернатора штата.
- `Победим вместе с Симом`?
- Угу.
- Я видел вокруг плакаты.
Сью продолжала смотреть мне в лицо, кусая губы так, что оставались белые
следы от зубов.
- Я убежала от него...
- Почему?
Страх - это ужасно. Страх в глазах ребенка.
- Я думаю.., он убил мою мать. Теперь он хочет убить и меня.
Когда я посмотрел на Велду, то понял, что она думает о том же, что и я.
- Люди, баллотирующиеся в губернаторы, обычно не занимаются убийствами.
- Он убил мою мать, - повторила Сью.
- Ты сказала, что так думаешь. Она не ответила.
- А когда это случилось?
- Очень давно.
- Как давно?
- Я была ребенком. Восемнадцать лет назад.
- Как ты можешь доказать, что это он? Она не смотрела на меня.
- Просто знаю, и все.
- Душенька моя, ты не можешь обвинить человека в убийстве по такой
вздорной причине. Что-то тут есть еще. Давай, говори.
Велда обняла ее за плечи и прижала к себе.
- Я помню, как мама говорила.., прежде чем умереть. То, что она
сказала.., но я не могу вспомнить слова.., я была так напугана. Она умирала
и сказала мне что-то, но я не могу вспомнить ни слова! - Она всхлипнула и
захлебнулась слезами.
Когда она немного успокоилась, я спросил:
- Почему ты думаешь, что он хочет тебя убить?
- Знаю. Как он смотрит на меня.., как касается меня...
- Дальше, крошка. Это не довод.
- Потом - машина. Она едва не сбила меня.
- Ты запомнила номер?
- Нет.
- Дальше.
- Этот человек ночью. Он провожал меня из театра. Он шел за мной все
время, но, к счастью, я знаю дорогу дворами и мне удалось убежать.
- Ты обращалась в полицию?
- Нет.
- Теперь моя очередь, Сью. Ты знаешь, что ты необыкновенно красивая
девушка? Это правда. Не смотри на меня так. Мужчины всегда будут за тобой
охотиться, привыкай. У каждого был случай, когда его чуть не сбила машина.
Не обращай на это слишком большого внимания. А что до твоего отчима, то он
смотрит и дотрагивается до тебя самым обыкновенным образом. Пока ты не
сказала ничего конкретного.
- Как тогда с теми, которых вы убили, и с теми, которые...
- Ну, хватит!
Но ей надо было объяснить. Она была потрясена моей личностью. Я смотрел
на Велду.
- Она знает, где ты была эти семь лет?
- Да.
- А про меня?
- Все, - Ну вот и ответ. Эти люди были частью вражеской организации,
которой нужно убрать Велду прежде, чем она заговорит. Они пришли за ней, а
не за мной. Теперь с этим покончено. Никто не собирается ее убивать, потому
что она свое сказала и теперь слишком поздно. Что ты на это скажешь?
- Я не вернусь обратно.
- Ну, допустим, я пойду к твоему отчиму, выясню, в чем тут дело. Это
поможет? Велда отвела Сью в спальню и вернулась.
- Ты сделаешь все?
- Ты знаешь, что я не меняюсь.
- Ты веришь, что эти люди приходили за ней? После нескольких секунд я
ответил:
- Базиль Левит сказал, что хочет тебя и крошку, но с последней операцией
это, по-моему, не связано. Он сказал.., вот черт... - Я потрогал висок
пальцем. - Я слишком долго отсутствовал. Что-то такое он сказал...
- Вспомнишь?
- Конечно, милая! - Я коснулся ее локонов. Черное золото. Тонкие и
упругие завитки. - Уложи крошку.
Она скорчила гримаску и кивнула. Казалось, этих семи лет не было вовсе.
Были мы - я и Велда.
Очень легко я собрал материал о Торренсе. Он крутился в политических
кругах еще с тридцатых годов, варился в общем котле и был предметом для
рекламы трех оппозиционно настроенных журналов. Я потратил два часа, чтобы
сопоставить факты, и в итоге получилось, что он пользовался прекрасной
репутацией.
Но это была пустая трата времени. Если крошка что-то и знала, то это
относится к другой части биографии, о которой не пишут на первых полосах.
Люди обычно не бывают белоснежными всю жизнь.
Я вызвал Гарднера и назначил встречу в `Голубом кролике`, попросив
прихватить все о Торренсе. Он только буркнул:
- Что еще?
Но я знал, что все будет на месте.
Он явился вместе с Питером Ладеро, который писал статьи для колонок
политики. За ленчем я получил всю информацию о Торренсе, какую только можно
вообразить. В основном это было то же, что и в журналах. Торренс - продукт
нью-йоркских школ, кончивший университет с отличием, юрист по образованию,
который сразу поступил на государственную службу. У него небольшое
наследство, которое сделало его независимым и дало возможность выбиться в
люди. Он обладал способностями и упорством, которые пробили ему дорогу до
должностей в штате и в сенате, а теперь он почти губернатор.
Я спросил:
- А что-нибудь темное?
- Ничего. Найди что-нибудь, и я продам это оппозиции за миллион долларов.
- Они что, не пробовали?
- Шутишь? - Он поднял очки на лоб. - И потом, в чем дело, Майкл? Для чего
ты прощупываешь этого малого?
- Пока из любопытства.
- Это для печати?
- Нет. Это просто из любопытства.
- Черт, ну объясни ты мне...
- Ну ладно. Что с его женитьбой?
Они посмотрели друг на друга, и Пит пожал плечами.
- Его жена умерла очень давно. Он не женился вторично.
- Кем она была?
- Ее имя Девон. Салли Девон. Очень милая, красивая, как фея, шоу-герл.
Тогда считалось шиком жениться на таких девушках. Но она умерла еще до
войны. Никакого скандала, связанного с его женитьбой.
- А что с ребенком?
- Ничего. Я видел ее несколько раз. Торренс удочерил ее, когда умерла ее
мать. Посылал в дорогие школы. После смерти матери она живет с ним в одном
доме.
- Она сбежала.
- А ты не сбежишь, когда тебе двадцать один год? Сим наверняка дал ей
денег достаточно для жизни где угодно и с кем угодно. Не вижу тут ничего
интересного.
- Ну ладно, если мы перестирали чистое белье, оно не стало от этого
грязнее. Пит допил кофе и попрощался. Хью Гарднер спросил:
- Доволен?
- Я начинаю интересоваться Торренсом.
- Можешь, в конце концов, объяснить?
- Конечно. Двое покойников в ночь, когда я нашел Велду.
Он нахмурился и, пожевав сигарету, буркнул:
- Те двое, что прошли следом за тобой и хотели прикончить ее?
- Это ты говоришь то, что говорят газеты. Он выжидательно посмотрел на
меня.
- Они ничего общего с разведкой не имеют. Они - часть другой истории.
- Черт побери!
- Я пока ничего не знаю. Отложи свой блокнот. Когда узнаю - скажу. Он
покорно отложил ручку.
- Хорошо, подожду.
- У Велды была дочь Торренса. Она ее впустила, как бездомную кошку.
Девушка говорит, что сбежала от отца. Может быть, она лжет, но двоих этих и
третьего в городе достаточно, чтобы понять - здесь нечисто.
- Как тебе удается влипать в такие истории, Майкл? Тебя рано или поздно
пристрелят.
- Не беспокойся обо мне.
- Не буду.
Он должен был вернуться в редакцию `Трибуны`, я должен был вернуться в
контору к Пату.
Пат сидел за столом и что-то жевал. Как всегда, у него не было свободной
минуты, чтобы перекусить в другом месте. Но для разговора со мной время у
него было: я был частью его работы.
- Как Велда?
- Прекрасна, но не для тебя!
- Кто знает... - Он потянулся за термосом с кофе.
- Что ты выяснил о Левите и о другом парне?
- Ничего нового. Последнее время у Левита завелись деньги, но он не
говорил откуда. По-моему, он вернулся к старым делишкам с шантажом.
- А другой?
- `Детская ручка`. Ты же его знал?
- Помню, что он тут сшивался. Мелкий жулик.
- Тогда ты не видел его в последнее время. Он поднялся по лестнице жизни.
Докладывали, что он вел все букмекерские дела в Верхнем Вест-Сайде.
- Тилсонское дело?
- Ну, Тилсона пришили год назад.
- Тогда на кого работал `Детская ручка`?
- Черт побери, если я знаю. Глава назывался.., вот.., какое-то
старозаветное имя - мистер Диккенсон или Декерсон. Но об этом парне никто
ничего не знает.
- Кто-то должен проболтаться по поводу смерти `Ручки`. Где-то что-то
переменится.
- Майкл, ты просто долго отсутствовал. Теперь у нас на службе бизнес,
только бизнес, и никто ничего не сделает без специального разрешения сверху.
Ничего нигде не переменится, все будет прилично. Кого-то другого поставят на
место `Ручки`, и все пойдет по-старому.
- Но с какой стати ему теперь нужно было мараться самому? Ведь у него
были подручные для грязной работы?
- Похоже, что он делал кому-то одолжение, хотел услужить крупной рыбке.
Теперь вопрос: кто кого убивал? Ты пришил `Ручку`, Левит сделал два выстрела
и мы достали еще одну пулю из подвала.
- Еще одну пулю получил приятель `Ручки` в живот. Ты мог бы разузнать в
больницах.
- Только без советов. - Он отхлебнул кофе и пожевал губами. - Так за кем
же он все-таки приходил, Майкл?
- Пока не знаю, но выясню.
- Чудесно. Я предупреждаю тебя - у нас новый инспектор. Он крепкий орешек
и вдобавок умница. Мне вряд ли удастся замять это дело с двумя трупами. Ты
завязнешь по горло, поэтому мой тебе совет: заводи влиятельных друзей в этой
конторе, если не хочешь оказаться между двух огней.
Я нахлобучил шляпу.
- Все, что мне удастся узнать, узнаешь и ты.
- Угу. Спасибо, - сказал он саркастически, потом улыбнулся.
Сим Торренс жил в собственном особняке. Все с первого взгляда говорило,
что в этом доме достаток, богатство и что хозяин - лицо значительное. Ворота
были железные, с красивыми завитушками, и я направил `форд`, взятый
напрокат, к крыльцу. Кирпичный, старой колониальной постройки дом был
окружен газоном. Два черных `кадиллака` стояли у одного края лужайки. Я
припарковался к ним. Прошел по широкой лестнице и позвонил.
Я ожидал дворецкого или горничную, но только не жгучую брюнетку с
голубыми глазами, которые сверкали, как огоньки. У нее был ранний загар, что
особенно бросалось в глаза, и пухлый красивый рот, и когда она улыбнулась и
произнесла: `Да?` - это было похоже на приглашение. Я улыбнулся.
- Хаммер. Я хотел бы поговорить с мистером Торренсом.
- Он вас ожидает?
- Нет. Но думаю, что захочет со мной побеседовать. Это касается его
дочери. Глаза сверкнули опять, но с оттенком страха.
- С ней все в порядке?
- Да.
Страх сменился вздохом облегчения, и она протянула руку.
- Проходите, мистер Хаммер. Я Джеральдина Кинг, секретарь. Он будет
страшно рад вас увидеть. С тех пор как убежала Сью, у него все из рук
валится. Второй раз...
- Второй раз? Она кивнула.
- Она еще раньше убегала. Если бы она понимала, что это такое для отца,
то сидела бы дома. Сюда, мистер Хаммер.
Она провела меня в большой кабинет, пахнущий дорогими сигаретами и кожей
кресел.
- Будьте как дома, прошу вас!
Но на это у меня не хватило времени. Прежде чем я успел осмотреться,
раздались торопливые шаги и Большой Сим, человек, который победит, вошел в
комнату. Выглядел он не как политик, а как огорченный отец. Он пожал мне
руку.
- Спасибо, что пришли, мистер Хаммер. Затем предложил мне кресло и уселся
сам.
- Где Сью? Что с ней?
- Теперь она с моей приятельницей.
- Где, мистер Хаммер?
- В городе.
Он откинулся на спинку кресла и нахмурился.
- Она не хочет вернуться сюда?
Его лицо изменилось. Это было то лицо и то выражение, которое я прежде
тысячи раз видел в суде. Это было лицо профессионального юриста, который
неожиданно видит ненужного свидетеля и собирается с мыслями, чтобы ответить
на каверзные вопросы.
- Я не понимаю, при чем здесь вы, мистер Хаммер?
- Может быть, сначала я должен вам сказать, что я вообще оказался
случайно причастным к этой истории. Сью подобрала моя секретарша, и я
обещал, что сначала наведу справки, прежде чем дать ей вернуться.
- Даже так?.. - Он посмотрел на свои руки. - У вас, вероятно, есть
удостоверение, позволяющее вам...
Мой документ снова доказал свою универсальность, и враждебность исчезла с
его лица. Сейчас оно приняло серьезное выражение, сквозь которое
проскальзывало нетерпение.
- Тогда, пожалуйста, ближе к делу. Я достаточно переживал за Сью и...
- Это очень просто. Крошка говорит, что вы пугаете ее.
Выражение боли мелькнуло в его глазах. Он махнул рукой.
- Знаю, знаю. Она говорит, что я убил ее мать. Он немного выбил меня из
колеи. Когда он вновь повернулся ко мне, я мог только сказать:
- Это так?
- Сейчас я вам объясню.
Он сел в кресло и закрыл лицо ладонью. Его голос был задумчив, словно он
перебирал воспоминания далекой прошедшей жизни.
- Я женился на миссис Девон через шесть месяцев после смерти ее мужа. Сью
тогда не было еще и года. Я знал Салли очень давно, мы были.., друзьями.
Единственное, чего я тогда не знал, - это что она стала алкоголичкой. В
первые же годы нашей совместной жизни ее состояние ухудшилось, несмотря на
все мои старания помочь. Она поселилась вместе со старой домоправительницей
в моем доме в Касткилле, отказывалась куда бы то ни было выезжать, не
посещала никого и медленно спивалась. Она держала девочку у себя, но
заботилась о крошке домоправительница миссис Ли.
Однажды Салли напилась до безумия, зачем-то ночью вышла на мороз и
потеряла сознание. Она была невменяема, когда ее нашла миссис Ли, и умерла
прежде, чем я или доктор смогли ей помочь. По какой-то причине девочка
уверена, что я причастен к ее смерти. Она говорит, что мать что-то сказала
ей, прежде чем умереть.
- Я тоже это знаю.
- Она ничего не помнит, но продолжает обвинять меня. - Он по-прежнему
продолжал закрывать лицо ладонью. - Сью всегда была проблемой. Я посылал ее
в лучшие школы, позволял ей делать все, что она пожелает, но ничего не
помогло. Она хочет быть шоу-герл, как ее мать.
Он медленно перевел взгляд на меня. На этот раз я решил действовать в
открытую.
- Она говорит, что вы пытались ее убить. Его реакция была потрясающей.
- Что?! - Он медленно сполз на край кресла. - Что?!
- Ее пыталась сбить машина, за ней следили и кто-то в нее стрелял.
- Вы уверены?
- Насчет последнего - да. Я был там, когда это случилось. - Я не стал
вдаваться в подробности.
- Но почему я ничего не знал?

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован