07 октября 2009
3424

Памфилова запуталась в терминах

Совету по правам человека напомнили о гражданском обществе
Скандальное "письмо Подрабинека" (которое уже и цитировать нет ни смысла, ни желания) вдруг нашло поддержку там, где менее всего ожидалось. В защиту "гонимого журналиста" выступил Совет при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, возглавляемый Эллой Памфиловой. Заявление в первую очередь вызвало недоумение у... членов совета, от имени которых оно, по сути, было сделано. Кроме того, многие наблюдатели обратили внимание: совет, по сути, поддержал попытки фальсификации истории, для противодействия которым президентом Дмитрием Медведевым была создана соответствующая комиссия.

Напомним, что движение "Наши" действительно остро прореагировало на текст Подрабинека, в котором в канун 65-й годовщины Дня Победы он назвал "советских ветеранов" "вертухаями" и "палачами". Активисты выставили пикет у дома, где проживает журналист, и пытаются через суд заставить его извиниться перед ветеранами ВОВ.

Элла Памфилова от имени коллег по совету заявила, что они считают "незаконной и аморальной кампанию травли журналиста Александра Подрабинека, организованную безответственными авантюристами из МДАД "Наши". Заметим, что обвинения, прозвучавшие в заявлении Памфиловой, крайне серьезны, и, в общем, странно, что она, если действительно уверена в том, что факты "экстремизма" и "шантажа" имели место, не обратилась в прокуратуру - что было бы логично для человека, отстаивающего идеалы гражданского общества. Вместо этого от имени Совета при президенте Элла Памфилова обвинила движение "Наши" в правовом нигилизме. Хотя именно это движение как раз и в суд обратилось, и даже не поленилось получить в префектуре разрешение на проведение пикета.

"Совершенно очевидно, что разрешенное пикетирование - это один из традиционных методов гражданской активности, и, естественно, "Наши" имеют на него не меньше права, чем, допустим, Подрабинек и его сторонники, - говорит Дмитрий Орлов, директор Агентства политических и экономических коммуникаций. - Конечно, Подрабинек оскорбил старшее поколение, ветеранов. Оскорбил грубо. И это неприемлемо и для ветеранов, и в целом для жителей России старших возрастов, неприемлемо, конечно, для большинства населения. В этом "Наши", безусловно, отстаивают мнение большинства. И делают они это с помощью пикета, то есть законными методами. Содержательно их позиция абсолютно адекватна и нашим представлениям об истории, и нашим представлениям о войне, и необходимости уважения к старшему поколению".

Действительно, "Наши" могут предъявить разрешение на пикетирование и исковое заявление - все в рамках правового поля. Подрабинек - заявление жены "о его травле" для прессы, а не в милицию, что, в свою очередь, заставляет усомниться в серьезности угроз или причастности к ним "Наших". Поэтому говорить здесь о правовом нигилизме не приходится.

Обвинение в экстремизме тоже выглядит сомнительно: по словарному определению этот термин означает приверженность крайним, преимущественно насильственным средствам достижения целей. Например, когда Салман Рушди получил защиту и гражданство Великобритании после прямой угрозы физическим уничтожением от религиозных фанатиков. Если бы эти самые фанатики вместо фетвы со смертным приговором устроили пикетирование лондонского места жительства автора "Сатанинских стихов", то английское правительство охраняло бы уже их от бурной реакции поклонников поэта. И кого в этом случае назвали бы экстремистами?

Поэтому, по мнению Орлова, слово "травля" здесь неприемлемо, и заявление такого государственного института, как Совет по развитию гражданского общества при президенте должно было быть более взвешенным. "Чтобы какая-то оценка прозвучала от его имени, должна быть соблюдена определенная процедура. Проект этого заявления должен быть внесен, обсужден, проголосован и так далее. Насколько я могу судить по сложившейся ситуации, этого сделано не было в данном случае. И вряд ли следование по такому пути способствует становлению гражданского общества в России", - уверен политолог.

Мнение Дмитрия Орлова подтверждается последовавшими за заявлением Памфиловой выступлениями в СМИ других членов совета. Так, глава "Национального фонда развития здравоохранения" Елена Николаева рассказала о том, что Элла Памфилова уверила ее: пока заявление не будет дополнено словами о том, что совет не разделяет убеждения Подрабинека, оно не будет опубликовано. Тем не менее текст с однозначным осуждением "Наших" и поддержкой "гонимого журналиста" уже был в Сети.

"Я тоже являюсь членом Совета при президенте по развитию институтов гражданского общества, - заявила журналистам Елена Николаева. - Но, к сожалению, о том, что такое заявление появилось, я узнала, можно сказать, только из газет и информагентств. Лично со мной как с членом совета текст не согласовывался и на последнем заседании совета, где я присутствовала, это заявление не принималось". Николаева также отметила, что лично ее статья Подрабинека просто оскорбила как человека, один дед которого погиб на войне, а второй после тяжелейших ранений скончался после войны. "Я воспринимаю это как личное оскорбление. Если бы у меня была возможность, я бы ему пощечину дала за это", - говорит Николаева. Кроме того, она уверена, что действия "Наших" находятся в рамках правового поля: "Подрабинек высказался, они ему ответили - никакого насилия ведь не было".

Выразил несогласие с заявлением от имени совета (то есть и от его тоже) и другой его член, телеведущий Алексей Пушков. "Некоторые правозащитники смещают акцент на травлю, хотя я пока никакой травли не вижу. Я вижу, что выражается протест, но этот протест и есть гражданское общество, которое вроде бы и должны отстаивать правозащитники, - говорит Пушков. - Но складывается такое ощущение, что они отстаивают появление только такого гражданского общества, которое будет поддерживать их позицию. Если позиция противоположная или другая, то это уже не гражданское общество, а проявление травли". Также не подтвердил то, что подписывал заявление, и еще один член совета, главный редактор журнала "Фома" Владимир Легойда.

"На самом деле никакого заявления Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека не было. По той простой причине, что совет для обсуждения этого вопроса не собирался. Было личное высказывание председателя этого совета Эллы Памфиловой, к которому, возможно, присоединились еще какие-то члены совета. То есть председатель совета, по сути, узурпировала власть, выступив от имени всего этого института, на что, естественно, никакого права не имела, - говорит по этому поводу Виталий Иванов, директор Института политики и государственного права. - Если учесть, что это совет при президенте, а не просто общественная организация, думаю, этому проступку администрацией президента должна быть дана какая-то оценка. Потому что получается совершенно дикая ситуация: несколько человек, возможно, составляющих большинство в этом совете, явно выражают мнение меньшинства, защищая это чудовище по фамилии Подрабинек, плюнувшее в душу практически каждому гражданину России, находящемуся в здравом уме".

Реакция общественных организаций столь же категорична. Дважды Герой Советского Союза, маршал авиации, председатель совета Российского комитета ветеранов войны и военной службы Александр Ефимов говорит, что на фронте не мог и предположить, что его товарищей назовут вертухаями. "То, что спустя 65 лет это заявление поддерживает Совет по правам человека при президенте страны, - это оскорбление нас и кощунство по отношению к памяти наших друзей, не доживших до этого позора", - уверен ветеран.

А председатель Российского союза ветеранов Афганистана Александр Разумов считает, что совет при президенте должен как минимум извиниться за свое заявление: "Сразу встает вопрос о компетентности или как минимум - человеческих качествах отдельных членов совета, подписавших данное заявление, которых можно смело добавить в список тех, кто должен извиниться перед ныне живущими ветеранами и перед памятью ушедших".

Учитывая негативную реакцию именно гражданского общества на статью Александра Подрабинека, не очень понятно, что побудило Эллу Памфилову пойти вопреки как мнению своих коллег по совету, так и большинства граждан, интересы и права которых она должна отстаивать по долгу службы. Более того, многие комментаторы обращают внимание на то, что своими действиями Элла Памфилова фактически защищает попытки фальсификации истории, поскольку смещение акцентов о роли нашего народа в победе в Великой Отечественной войне по-другому расценить просто невозможно. А для защиты от подобных попыток Дмитрием Медведевым буквально в этом году была создана Комиссия при президенте по противодействию фальсификации истории в ущерб интересам России.

О далеко идущих последствиях поступка Памфиловой высказался председатель центрального совета сторонников партии "Единая Россия" Франц Клинцевич: "Ее заявление - это фактически поддержка тех сил, которые сейчас позволяют себе не просто впрямую оскорблять ветеранов, но и хотят пересмотреть всю историю России. Предателей и бандитов назвать героями, а настоящих героев - убийцами. Мы это уже проходили - в Прибалтике, где советских ветеранов отдают под суд, а фашистов и полицаев выводят на парады. Я поддерживаю молодежь, которая возмутилась попыткой фашистского реванша. Ветераны свое дело сделали - они отстояли страну и мир. Защитить их достоинство - уже наше дело, наш долг", - заявил политик.

07.10.2009
Сергей Томский
www.ng.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован