06 августа 2002
110

Парадоксы закона о партиях

В 2001 году, через восемь лет после того, как норма о многопартийности появилась в Конституции РФ (превратить декларацию в конкретную норму права никто не торопился), был принят закон, регулирующий деятельность политических партий. Естественно, что вслед за появлением закона начался процесс их учреждения.

Однако при регистрации новоявленных партий в Министерстве юстиции возникли препятствия, причем чиновники здесь ни при чем. Дело в том, что закон запретил создание и деятельность партий, в уставе, программе или названии которых в качестве целей упоминается `защита профессиональных, расовых, национальных или религиозных интересов`. А потому неприятности с регистрацией начались у партий, в названии которых оказались термины, указывающие на название наций или название религии. Отказ, к примеру, получила партия с названием `Русский общенациональный союз`, существующая под этим названием не менее десяти лет. В письме с отказом, отправленном из Минюста, значилось: `Указание в наименовании `русский` является признаком национальной принадлежности, что нарушает требования п. 3 ст. 9` этого федерального закона.

Правда, стоит все-таки отметить, что юристы министерства в данном случае сами нарушили положение ст. 20 закона. В ней перечислены все возможные основания (и этот перечень исчерпывающий), по которым партии может быть отказано в ее регистрации. Что касается наименования, то такой отказ возможен (но не обязателен), если оно `не соответствует требованиям статей 6`. О чем эта статья?

Она запрещает в наименовании партии использовать наименования иных существующих в РФ партий и общероссийских общественных объединений, а также политических партий, прекративших свою деятельность вследствие ликвидации в связи с нарушением пункта 1 статьи 9 этого же закона.

Затем, она не допускает использование наименований органов государственной власти и местного самоуправления, а также имени и/или фамилии гражданина. Таким образом, отказ в регистрации по несоответствию ее наименования является довольно грубым нарушением закона. Даже если в наименовании партии не соблюдены требования закона, отказывать ей в регистрации нельзя. Следуя закону и произведя регистрацию партии, органы юстиции могут тут же возбудить в суде процесс по ее запрету, если они усмотрят нарушение партией п.1 ст. 9 закона. О чем гласит этот пункт?

`Запрещаются создание и деятельность (подчеркнем: не регистрация. - С.С.) политических партий, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных и военизированных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной или религиозной розни`.

Казалось бы, все предельно ясно. Основания, которые могут служить для запрета партии, не могут являться основанием для отказа в ее регистрации. Отказ в регистрации партии не может выходить за пределы обстоятельств, которые могут служить основанием для запрещения ее создания и деятельности.

Вместе с тем нельзя не обратить внимание на обстоятельства, усложняющие общую картину. Поскольку основания для запрета деятельности партий установлены ст. 15 Конституции, законы и не могут дополнять список ограничений, ею установленный. Однако в федеральном законе о партиях такие дополнения есть. Основной закон запрещает партиям создавать вооруженные формирования, однако закон запрещает создавать и военизированные формирования. Конституция не содержит запрета к созданию и деятельности любых видов общественных объединений по признакам профессиональной, расовой, национальной или религиозной принадлежности их членов, но закон (п. 3 ст. 9) такой запрет вводит. Эти положения ошибочны не только формально, но и по сути.

Не допуская создания политических партий по признакам профессиональной, расовой, национальной или религиозной принадлежности, закон понимает `под признаками` такой `принадлежности` `указание в уставе и программе политической партии целей защиты профессиональных, расовых, национальных или религиозных интересов, а также отражение (разрядка наша. - С.С.) указанных целей в наименовании политической партии`.

Оставим в стороне экзотические пока что для России понятия, такие, как профессиональный, расовый или религиозный интерес, в которых даже ушлым юристам нелегко разобраться. Остановимся на интересах национальных. Их закон тоже запрещает защищать и даже отражать в названии партий.

Запрет, откровенно говоря, совершенно вздорный, нелепый и оскорбительный, особенно на фоне общепринятой европейской и даже азиатской практики. В Германии ничего крамольного не видят в существовании Христианско-социального союза, в Индии - Индийского национального конгресса, во Франции - Французского национального фронта. Один этот дискриминационный запрет, который в действительности, конечно же, имеет в виду создание юридических препятствий для легального существования политических организаций, защищающих в России русских и православных, то есть не менее 85 процентов населения, должен был бы вызвать вселенский скандал. Но и в России, и в мире по этому факту никто не возмутился.

А ведь у авторов закона получилось так, что они разрешили в России лишь существование партий, игнорирующих и подрывающих национальные интересы. Не разрешая `христианские` партии, закон ничего не имеет против `антихристианских` партий, запрещая партии, в названии которых имеется слово `русская` (производное от наименования страны и государства - России), закон, следовательно, санкционирует `антирусскую` партию. Нелепость налицо. Не потому ли, чтобы не попасть в глупое положение при регистрации, многие партии в России применяют названия-клички? Ну какой смысл можно извлечь из таких названий, как `Яблоко`, `Медведь` или `Жизнь`?

Спрашивается, а как быть с ООН, в которую объединены именно нации? Ведь понятие нации здесь тождественно понятию государства. Разве представители правительств государств мира, в том числе и России, не обязаны делать в этой организации именно то, чем запрещено заниматься партиям внутри России? И как надо относиться к многочисленным `национальным доктринам`, которые утверждаются на самом высшем уровне российской власти для того, чтобы они становились основополагающими документами внешней и внутренней политики? В тех же США, население которых состоит из различных рас, конфессий, наций, этнических групп, их нисколько не меньше, чем в России, существует множество `национальных комитетов` и даже один из самых влиятельных органов власти этого государства назван `советом национальной безопасности`.

Спрашивается, чем руководствовались авторы законопроекта, вводя столь беспрецедентные запреты? И не находится иного объяснения, кроме того, что на вполне реальные вещи, такие, как профессия, раса, религия или нация, они смотрели как на неизбежное зло. А защищать зло, конечно же, недопустимо. Но ведь подобное мировоззрение, отождествляющее норму с патологией, свидетельствует о глубоком невежестве.

Появление столь парадоксального закона о партиях, которые, заметим, содержит не один этот недостаток, - наглядное свидетельство того, сколь необходимо присутствие в Государственной думе грамотных людей, которые видят жизнь во всех ее реальных проявлениях. Именно на них делает ставку Социалистическая единая партия России. И не исключено, что именно этим объясняется то, что всего за несколько месяцев после образования ей удалось заручится поддержкой, которая обеспечила ей подготовку и сдачу документов в Минюст.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован