27 октября 2006
2242

Парламентский запрос в правительство о ситуации на алкогольном рынке в связи с массовыми отравлениями алкоголем

Тема : Парламентский запрос в правительство о ситуации на алкогольном рынке в связи с массовыми отравлениями алкоголем
Передача : Разворот
Ведущие : Александр Климов, Александр Плющев
Гости : Павел Шапкин

27 октября 2006 года

В эфире радиостанции "Эхо Москвы" Павел Шапкин, президент Национальной алкогольной ассоциации.

Эфир ведут Александр Плющев, Александр Климов.

А. ПЛЮЩЕВ: Сейчас будем говорить об алкоголе, о суррогате, о качественном алкоголе, в общем, о том, чем люди травятся и чем не травятся. Павел Шапкин, президент национальной алкогольной ассоциации, у нас в гостях, Павел, добрый день.

П. ШАПКИН: Добрый день.

А. КЛИМОВ: Здравствуйте, Павел.

А. ПЛЮЩЕВ: День, может быть, и не очень добрый для сотен людей, которые обращаются каждый день за медицинской помощью. Многие из них, к сожалению, не выходят уже из стационаров, потому что наблюдаются в последние дни массовые отравления какой-то алкоголесодержащей продукции. Нас, прежде всего, очень волновал вопрос, какой.

А. КЛИМОВ: Об этом мы поговорим чуть позже, вначале небольшую справку мы вам представим, ежегодно в России от случайного отравления алкоголем, прежде всего, суррогатным, умирает более 40 тыс. человек, около 18 тыс. россиян уже умерли в первом полугодии этого года. Только за три недели октября этого года, только в одной Псковской области от отравления суррогатным алкоголем скончались 15 человек с диагнозом токсический гепатит, а у нас дня не проходит, чтобы какой-то новый регион с этой бедой не всплыл. Госпитализировано более 400 человек. По словам нарколога, руководителя программы фонда "Нет алкоголизму и наркомании" Сергея Полятыкина, количество умерших по сравнению с предыдущим годом хоть и не увеличилось, но люди пили, пьют и будут пить.

С. ПОЛИТЫКИН: На данный момент эта история, которая всех встревожила, это люди отравляются токсическими веществами, которые содержатся в поддельном алкоголе, который изготавливается из спирта ненадлежащего качества, технического, и люди травятся теми добавками, которые в этом техническом спирте содержатся. Внешне кажется, что число людей, отравившихся поддельным алкоголем, оно выросло. В принципе, подобная вещь всегда была. Вчера мы общались с редактором газеты псковской, и он говорит, что несмотря на то, что везде идет информация об этом алкоголе, все равно люди продолжают травиться. Это люди, которые зависимы от этого алкоголя, постоянно его употребляют. Это средства бытовой химии, в основном, начиная от (НЕРАЗБОРЧИВО), и различные средства бытовой химии, вплоть до бритья электробритвой, средства для чистки ковров, аэрозоль, дырки делают в баллончике, газ выпускают, потом пьют, все, что говорит. Тем люди и травятся. А проценты - это все зависит от того, что массово завезли в магазины данной местности, поэтому одним из средств профилактики таких отравлений - это может быть запрет на выпуск средств бытовой химии, содержащих этиловый, метиловый спирт.

А. КЛИМОВ: Нарколог Сергей Полятыкин.

А. ПЛЮЩЕВ: У нас в гостях Павел Шапкин, президент национальной алкогольной ассоциации. Как, правильно ли нас информировали, правда ли, что именно этим люди, в основном, травятся? Мы тут несколько дней не можем понять, чем травятся-то люди.

П. ШАПКИН: Представьте, что в течение последних 5 лет люди привыкли пить технический спирт под видом различных средств бытовой химии, размораживатель для замков, средства, которые являются антиобледенителями, стеклоомывателями, средства бытовой химии, парфюмерия и т.д. Причем эти все средства, они активно использовались подпольными изготовителями суррогатов алкогольной продукции для того, чтобы просто разбавлять водой, разливать в бутылки, уже бывшие в употреблении, дальше сбывать с рук в подъездах, в каких-то мелких магазинчиках населению, которое ищет дешевое пойло. И людей приучили, приучили к этому дешевому пойлу, к сожалению. И во многом в этом виновато государство, которое в течение 5 лет никаких заслонов не предлагало на пути попадания технического спирта на этот суррогатный рынок. Ежегодно выпивалось населением порядка 300 млн. литров спирта, технического, гидролизного и т.д., под видом этих всех либо продукции бытовой химии, либо продукции парфюмерного назначения. После того, как с 1 января 2006 г. на спиртосодержащую, денатурированную продукцию был введен акциз. Естественно, сырье для суррогатчиков начало иссякать, т.е. какие-то запасы были сделаны осенью, в преддверии повышения ставок акцизов. И достаточно серьезно сеть накачали этими антиобледенителями и т.п. вещами. Но после того, как с 1 июля особенно был введен запрет на продажу, оптовую продажу спиртосодержащих жидкостей без оптовой лицензии, после того, как была введена единая государственная автоматизированная информационная система сбывать стало сложно. Но рынок остался, потребность определенной части населения в дешевом алкоголе осталась, и они не читали ни законы, они не понимают, что происходит, они не разбираются вообще в химическом свойстве той продукции, которая им предлагается. Они просто приходят и требуют бутылку паленой водки за 15, за 20 руб. И производители этого пойла, они стали искать заменители этих жидкостей. И они, к сожалению, нашли в аптеках, нашли в аптеках, потому что до сих пор у нас существует льгота по акцизам на продукцию, спиртосодержащую медицинского назначения, это всевозможные настойки, антисептики и т.п. вещи, которые научились разбавлять водой и по-прежнему заливать в эти пустые бутылки для того, чтобы потом сбывать. Но не учли одной простой вещи, что антисептики содержат в своем составе, помимо этилового спирта, еще такие препараты, как полигексометил, гванидин гидрохлорид, которые напрямую влияют на здоровье, разрушают печень, приводят к проявлениям токсического гепатита или желтухи, проще говоря. Т.е. те люди, которые даже однократно попробовали этот напиток, изготовленный из антисептика, она никогда не восстановят свое здоровье. Проблема заключается в том, что сырья нет, сырье ищут в виде таких вещей, которые совершенно непригодны для питья, но, тем не менее, все равно пьют. Кардинальным решением проблемы могло бы сейчас стать полный запрет на продажу антисептиков в аптеках, это не лекарственное средство, я не слышал, чтобы хотя бы один врач прописал кому-то антисептик как лекарство. И антисептики не должны являться лекарственными средствами, это средства бытовой химии. Поэтому сегодня Минздрав должен исключить антисептики из перечня лекарственных средств. Следовательно, они подпадут под налогообложение. И их уже не будет никакого экономического смысла покупать и применять для изготовления паленой водки.

А. ПЛЮЩЕВ: Я напомню, что можно задавать свои вопросы Павлу Шапкину, он возглавляет национальную алкогольную ассоциацию, на пейджер 725 66 33, на SMS +7 985 970 45 45.

А. КЛИМОВ: Павел, но вы сами сказали, что рынок-то остался как в том случае, так и в этом он останется, даже если мы пойдем на эту меру, которую вы предлагаете, ну и что, голь на выдумки хитра, что-нибудь еще придумают, нужна кардинальная, системная, комплексная какая-то программа.

П. ШАПКИН: Понимаете, в чем дело, пока будет дешевый градус, который можно заменить и купить вместо водки, которая прошла все необходимые экспертизы, прошла определенный государственный контроль, определенная часть населения будет этим пользоваться. Это чисто экономический стимул, когда самая дешевая водка, легально выпущенная, стоит 65-70 руб. за пол-литровую бутылку, и водка, которая изготовлена в подъезде, в гараже, где угодно, из средств бытовой химии или антисептиков, будет стоить 20 руб., с этим бороться будет бесполезно. Здесь должна быть совершенно экономически обоснованная ставка акциза на все спиртосодержащие жидкости, которые потенциально население может использовать в качестве алкогольных суррогатов. После этого выбора у населения не будет, они пойдут в магазин и купят водку либо будут воздерживаться от употребления алкоголя.

А. КЛИМОВ: Т.е. главный критерий для потребителя - он же не понюхает, пока она закрыта, это все-таки цена? Если дешевая...

П. ШАПКИН: Главный критерий, к сожалению, да.

А. ПЛЮЩЕВ: Сегодня у нас утром в утреннем "Развороте" наш мегаведущий Сергей Доренко как раз высказал предположение, он говорит - ну что, в этой стране разве можно себя уберечь, что водка за 15 руб., что водка за 2000 руб., у вас примерно одинаковые шансы отравиться, так ли это?

П. ШАПКИН: К сожалению, сегодня у нас существует рынок оборотной алкогольной тары. Если до 1 января все-таки горлышко бутылки защищалось маркой-пломбой, то сегодня эта марка-пломба, она отменена, вместо нее введена другая марка, которая клеится на боковую сторону бутылки и содержит штрих-код и т.д., определенные сведения, государственная автоматизированная информационная система. Тем не менее, сами производители, они еще пока не адаптировались к новым условиям, они не перешли к надежной защите горлышка бутылки в виде определенных средств укупорки, которые нельзя подделать. Население к этому еще не приучилось. Поэтому сегодня существует рынок покупки тары для повторного использования. Что туда, в эту тару потом нальют после того, как она попала в пункт приема стеклотары, потом выкуплена какими-то дельцами, это себе трудно предположить, может быть, в том числе, и использованы те же антисептики, которые у нас вызовут гепатит и прочие неприятные последствия. Здесь эту проблему надо решать, и правительство имеет все полномочия для этого.

А. ПЛЮЩЕВ: Т.е. если я правильно понял, действительно, никакой гарантии особенно нет?

П. ШАПКИН: Гарантия, прежде всего, что водка, купленная в нормальном магазине, которая имеет все необходимые лицензии, содержит необходимую маркировку, все товаросопроводительные документы, это гарантия очень серьезная. Но, тем не менее, никто не исключает, что в этом же магазине найдется какой-нибудь менеджер или кладовщик, который задумает как-то себе заработать дополнительные деньги и принять товар со стороны, с рук, без всяких документов. От этого никто не застрахован.

А. ПЛЮЩЕВ: Тут сегодня были высказаны неоднократно предположения, сначала вице-спикер ГД Владимир Жириновский, потом спикер СФ Сергей Миронов, они говорят, что нынешний взрыв отравлений - это все следствие отсутствия госмонополий на алкоголь. Что вы думаете по этому поводу? Ввести монополию и будет все хорошо. Пока Павел Шапкин готовится ответить, я скажу, что этот вопрос мы зададим и вам, по интерактивному голосованию, как вы думаете, поможет ли государственная монополия на алкоголь предотвратить массовые отравления? Через несколько секунд, я надеюсь, я запущу уже это голосование.

П. ШАПКИН: Я думаю, что, в принципе, люди одинаковые, независимо от того, где они работают, в государственной структуре или на частном предприятии. Если задача заработать не учтенные деньги стоит, то они найдут способы и здесь, и там. Наоборот, частный производитель, он более заинтересован в том, чтобы этот бренд, который он производит, он поддерживался, он развивался, чтобы он пользовался спросом и в дальнейшем. И поэтому он думает, прежде всего, о развитии собственного бизнеса, строит этот бизнес надолго.

А. КЛИМОВ: Сразу хочу перебить, он именно заботится о собственном бизнесе, а государственная монополия ставит своей задачей заботиться о здоровье нации.

П. ШАПКИН: Вы знаете, в принципе, все заботятся о здоровье, тот, кто производит водку, по всем необходимым стандартам, и те, кто торгует этой водкой, чтобы не иметь определенной ответственности, которая вытекает из того, что есть последствия негативные от употребления этой продукцией. Т.е., в принципе, вопрос дискуссионный, т.е. есть системы, которые существуют, например, в странах Европы, в Швеции, в Финляндии существовали системы монополии на розничную, оптовую торговлю, которые тоже имели определенные негативные последствия. И например, в Финляндии сейчас такая система отменена. Но, тем не менее, конечно, государство должно, прежде всего, заботиться о здоровье населения. Во вторую очередь, уже о бюджетной составляющей этого алкогольного рынка. Поэтому нужны те меры, которые сегодня реально влияют. Эти меры, в первую очередь, должны заключаться в установлении акциза на спиртосодержащие жидкости медицинского назначения, о полном исключении использования антисептиков в виде медицинских препаратов, запрета на торговлю аптеками в виде медицинских препаратов антисептиками, которые сегодня реально приводят к таким трагическим последствиям. Для этого достаточно просто волевых решений, это не нужно изменение законодательства. Нужно взять и поменять перечень лекарственных средств. Минздрав вполне может с этим справиться.

А. ПЛЮЩЕВ: Поможет ли государственная монополия на алкоголь предотвратить массовые отравления, что вы думаете по этому поводу?

ГОЛОСОВАНИЕ

А. ПЛЮЩЕВ: Тут, знаете, много всяких замечаний на пейджер. Например, вы говорите насчет того, что есть экономическое решение, чтобы избавить людей от отравлений. Классное предложение, комментирует Валентина Александровна из Москвы, из-за каких-то отморозков поднимется цена на те бытовые средства, которые нам, людям с маленьким доходом, будут совсем не по карману. И чтобы мыть стекла или посуду, я должна буду половину своей пенсии платить. Очень экономический выход, других идей нет, спрашивает она.

П. ШАПКИН: На самом деле, с 1 января уже на средства бытовой химии и парфюмерии введен акциз. Я думаю, что если до сих пор продолжается мытье стекол этими же средствами, то ничего страшного не произошло. Мало того, кроме этилового спирта есть и другие виды спиртов, которые аналогичны по свойствам, которые могут использоваться для бытовой химии, в частности, изопропиловый спирт, все мы пользуемся стеклоомывателями для автомобилей, они делаются, в основном, из изопропилового спирта, который не облагается акцизами, из него нельзя делать паленую водку. Единственное, что его можно перепутать, все-таки он похож по вкусу, по цвету, по свойствам он похож на этиловый спирт, только гораздо токсичнее. Для этого нужно его эффективно денатурировать, т.е. добавлять в него сверхгорькие добавки, добавлять красители, чтобы этот этиловый спирт просто никому не пришло в голову пить. Это должен быть отпугиватель. Кстати, те же самые антисептики с теми веществами, которые сегодня разрушают печень наших граждан, можно делать и не на этиловом спирте, а на воде. И от этого они не станут менее эффективными. Этиловый спирт, когда он появляется в каких-то препаратах, он является приманкой для определенной части населения. Поэтому его нужно сто раз подумать прежде, чем использовать, об этом должны заботиться те компетентные органы, которые рекомендуют его либо в виде лекарств, либо в виде антисептиков, либо в виде каких-то средств бытовой химии.

А. ПЛЮЩЕВ: Я прошу прощения у наших радиослушателей, у нас не идет голосование по технической причине, так что пока не звоните. Если мы успеем сделать голосование, то я объявлю дополнительно, пока приостанавливаем его.

А. КЛИМОВ: Если говорить об отпугивающих цветах, то, по-моему, эта мера...

А. ПЛЮЩЕВ: Никогда не работала.

А. КЛИМОВ: Ни сейчас, никогда не работала, тот же Сергей Доренко сегодня...

А. ПЛЮЩЕВ: (НЕРАЗБОРЧИВО).

А. КЛИМОВ: Вот я хотел о чем спросить, как на сегодняшний день действует контроль за качеством продукции, насколько он многоступенчат, может быть, здесь нужно какие-то заслоны ставить? И где, если нужно, то где, на каком этапе? На этапе производства, на этапе перевозки, на этапе поступления в торговую сеть?

П. ШАПКИН: Сегодня контроль за качеством ведется силами Ростпотребнадзора, и это обычная система сертификации, контроля в рознице, в оптовом звене и т.д. До 1 января действовала также и система регионального контроля качества алкогольной продукции, в практически подавляющем количестве субъектов РФ она была отменена с 1 января, как система, дублирующая функции федеральных органов власти. Но следует отметить, что все эти системы, они, прежде всего, нацелены на легальную продукцию, на легальный рынок, на легальных поставщиков, продавцов этой продукции. Сегодня проблема не в этом. Проблема в том, что эту продукцию, от которой травятся граждане, делают частные лица частным образом, которые никаких систем контроля, в принципе, не могут проходить. Это чисто нелегальный рынок, это криминальный рынок. И он весь построен на экономической заинтересованности. Если вы можете в результате разбавления антисептика предложить суррогатную водку по цене 20 руб. вместо 70 руб., которые она стоит в магазине, найдутся желающие ее купить.

А. ПЛЮЩЕВ: У нас пошло голосование, просто я хочу сказать, все нормально, еще полторы минуты у нас есть.

ГОЛОСОВАНИЕ

А. КЛИМОВ: Хорошо, долой ларьки, даешь сеть фирменных магазинов, тут уже если в фирменный магазин попало...

П. ШАПКИН: На самом деле...

А. КЛИМОВ: Попал левак, тут уже никуда не денешься, придется разбираться.

П. ШАПКИН: Есть уже требования, которые вступили в силу с нового года, которые предписывают, какие критерии должны, каким критериям должны соответствовать магазины, которые занимаются розничной продажей алкогольной продукции, есть запреты на реализацию продукции в местах массового скопления граждан и источников повышенной опасности, есть требования.

А. КЛИМОВ: Мы прекрасно понимаем, что все это не работает.

П. ШАПКИН: Нет, это достаточно эффективно работает.

А. КЛИМОВ: А чего же люди травятся?

П. ШАПКИН: Понимаете, в чем дело, когда законы пишутся, их выполняют люди, которые готовы их читать. Когда люди, в принципе, не читали законов и не собираются им соответствовать, бесполезно что-нибудь законодательно устанавливать.

А. ПЛЮЩЕВ: Итак, у нас наше голосование, которое несколько в таком странном виде произошло по техническим причинам, но все-таки 400 человек нам позвонило, побольше, 51.3% считают, что государственная монополия поможет, 48.7, что не поможет. Чуть-чуть больше, но, в принципе, 50 на 50, чуть-чуть больше за государственную монополию. Что скажите по этому поводу?

П. ШАПКИН: Я считаю, что элементы государственной монополии должны, безусловно, присутствовать, они должны выражаться, прежде всего, в контроле за собираемостью налогов, в контроле за производством, оборотом и розничной реализацией алкогольной продукции, в запретах, которые государство устанавливает, в частности, запрет на реализацию алкогольной продукции несовершеннолетним, запрет на реализацию алкогольной продукции вблизи вокзалов, метро и т.д. Т.е. определенные элементы имеются, нельзя позволить, конечно, абсолютно всем заниматься оборотом алкогольной продукции, но, тем не менее, это не должно выражаться в государственной форме собственности на средства производства или на магазины, которые торгуют алкогольной продукцией, потому что, в принципе, эффекта это не даст.

А. ПЛЮЩЕВ: Большое спасибо, у нас был Павел Шапкин, президент национальной алкогольной ассоциации.

27 октября 2006 года
www.echo.msk.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован