29 марта 2007
3376

Партии подписываются под неучастием в маршах несогласных. `Эхо Москвы`, 29 марта 2007 года

Ведущие: Андрей Норкин, Юлия Норкина. Гость: Алексей Мельников



Андрей Норкин: Сейчас как раз о маршах поговорим, закрою только тему про ПРО. Олег из Вольска - несколько лет назад Россия предлагала США совместно строить ПРО, но они отказались, у них не получилось, они сами пришли. Отказать, так по-венедиктовски, Венедиктов так пишет в своей горячей линии. Миша спрашивает, можно ли ему всего одну такую, как у меня, жену. Миша, она у меня у самого одна, вообще, конечно, вы к ней обращайтесь, я не знаю, я бы тоже сказал - отказать. Итак, 15.35 в Москве.

Юлия Норкина: А я ничего не скажу на этот счет, можно?

Андрей Норкин: Миша, пришлите ей какие-нибудь ваши координаты, договаривайтесь с ней сами. А вообще вы послушайте дальше, может быть, сейчас она вам как раз разонравится, потому что Алексей Мельников у нас в эфире уже, мы как будем, обманывать слушателей, обращаться к друг другу на "вы" или на "ты"?

Алексей Мельников: Можно на "ты".

Андрей Норкин: На "ты".

Юлия Норкина: Давай не будем слушателей вообще никогда обманывать.

Андрей Норкин: Не будем обманывать слушателей, тем более что я даже не знаю отчества Алексея Мельникова, потому что знаю его уже давно как Алексея.

Юлия Норкина: Алексей Мельников, вы у нас Юрьевич?

Алексей Мельников: Да.

Андрей Норкин: Алексей Юрьевич Мельников.

Юлия Норкина: Алексей Юрьевич.

Андрей Норкин: Член федерального совета партии "Яблоко". Ладно, хватит шутить, потому что разговор, на самом деле, у нас серьезный. Прежде всего, поясни нам, пожалуйста, позицию "Яблока" по поводу этого документа, который назвали хартией против несогласных.

Юлия Норкина: Да, потому что поскольку...

Андрей Норкин: Что здесь правда, что неправда?

Юлия Норкина: Поскольку здесь написано, что именно Григорий Явлинский предложил разработать такой документ на встрече с президентом.

Андрей Норкин: С президентом Путиным, да.

Юлия Норкина: Это было в январе, по-моему, да?

Алексей Мельников: Да, прежде всего, я хотел бы сказать, что никаких хартий "Яблоко" не подписывало, вся информация, которая на эту тему сегодня проходит по лентам, высказывается в эфире, написана в газетах некоторых, она не соответствует действительности.

Юлия Норкина: Сергей Иваненко, написано.

Алексей Мельников: Нет, Иваненко этого не говорил, он говорил совершенно другое. Что касается...

Юлия Норкина: А что он говорил?

Алексей Мельников: Сейчас, сейчас я скажу, я последовательно на вопросы отвечу, что касается предложения о том, чтобы разработать такого рода хартию, то это предложение, действительно, "Яблока". Когда встречались лидеры партий с президентом, это предложение было высказано Явлинским, это инициатива "Яблока", это совершенно никакая не инициатива Кремля. У нас есть наш проект, который мы передали, соответственно, всем участникам этого процесса. Этот проект абсолютно соответствует обычной политике "Яблока", обычной линии "Яблока". Он направлен против авторитаризма, против манипулирования Кремлем понятием экстремизм, он совершенно не предполагает каких-либо запретов на законное выражение протеста гражданами в виде митингов, шествий, маршей и т.д. Линия "Яблока" такая, что там сейчас хочет сделать администрация, предлагая выхолощенные тексты, что они там хотят сделать, это мы не знаем. В любом случае, "Яблоко" не будет подписывать никаких документов, никаких соглашений, которые ограничивают конституционные права граждан, ограничивают их свободы.

Юлия Норкина: А почему тогда не пошли с Маршем несогласных?

Алексей Мельников: Во-первых, в Марше несогласных питерское "Яблоко" принимало участие очень активное. И принимали участие очень многие наши избиратели, это было вызвано тем, это совершенно законная акция протеста. Вызвано это было тем, что...

Юлия Норкина: Я Алексею жму руку.

Алексей Мельников: Вызвано это было тем, что с выборов в Санкт-Петербурге было снято "Яблоко" по совершенно надуманному поводу, и вся гнилость нашей системы, судебной системы здесь, в частности, она здесь проявилась. Поэтому что касается разного рода маршей, митингов, у нас в конституции в соответствующем законе установлен уведомительный порядок подобного рода акций, никакие Матвиенко, Путин, Лужков или кто-либо еще запрещать ничего не имеют права. А всякого рода ремонты, параллельные шествия, города мастеров, которые возникают после подачи заявок, соответственно, на проведение подобных мероприятий, могут быть отнесены к действиям путинской группировки по ограничению прав граждан на законное выражение протеста граждан против того, что происходит. И вообще я хотел бы сказать, уважаемые радиослушатели, что если либо эти люди примут решение, и в этом инициатива "Яблока" и заключается, ее смысл - предложить все-таки мирный выход из этого конфликта, либо будет принято решение, что оппозиция будет участвовать в реальных выборах, отстаивать права своих избирателей в парламенте, что прекратится это позорище, которое творится по телевизору с показом этих "выхухолей", "медведей", этой "Справедливой России" и "Единой России", с бесконечными трансляциями Путина, если будет создана система, конкурентная, политическая, тогда и отпадет, собственно, необходимость для граждан выражать многие свои протесты на такого рода митингах. И то, что мы подготовили этот документ, тоже мы хотим предложить свою повестку дня обществу, отличную от путинской группировки. Хватит манипулировать понятиями экстремизм или что-то еще. Нет, давайте разбираться, что конкретно происходит. Я очень рад и благодарен и Андрею, и Юле, что позвали на эфир, я очень рад, что такого рода обсуждение сегодня началось.

Андрей Норкин: Поясни мне, пожалуйста, тогда такую вещь, Леша, мы как бы ставим точку, пришел член федерального совета партии "Яблоко", официальное, в данном случае, лицо, которое говорит, что партия никаких этих документов, о которых сообщается сегодня, не подписывала, поставили точку. Объясни мне, пожалуйста, все-таки в чем суть, я так и не понимаю, в чем суть предложений, которые Явлинский сделал Путину, вообще, зачем он сделал эти предложения, чего он от этого ждал-то?

Алексей Мельников: Явлинский - опытный политик, Явлинский сделал это предложение не только Путину, он рассчитывает на публичный эффект. Явлинский и "Яблоко" лишены широкого доступа к СМИ, спасибо "Эху Москвы", наши представители здесь часто участвуют, как и представители других партий.

Андрей Норкин: Алексей...

Алексей Мельников: И мы хотели бы...

Андрей Норкин: Неужели вы считаете, что, я тебя сейчас, вы как представитель, я множественное число, вы, "Яблоко", считаете, что обращение к президенту приведет, в итоге, к тому, что будут приняты какие-то решения, далее по твоему тексту, прекратится вакханалия "медведей" и "выхухолей", постоянный показ Путина по телевизору и т.д.?

Алексей Мельников: Нет, в данном случае, в данном случае, это удобный способ, во-первых, обществу предложить свою повестку дня, но они нам по этим эфирам, по всем, с рассказами про экстремистов, про фашистов, про все на свете, уже просто столько наговорили, столько наговорили, что хотелось бы все-таки разобраться в этом вопросе и высказать свое мнение. И обсуждение в обществе позиции разного рода оппозиционных партий, оно, таким образом, будет достигнуто, в результате такого шага. Это во-первых. Во-вторых, я хотел бы еще раз всегда обратить внимание, когда я говорю, что Явлинский - опытный политик, все-таки много лет, много лет работающий в политике, что реально его беспокоит, что нас беспокоит. Знаете, уважаемые радиослушатели, как говорил министр Валуев про царскую Россию времен Николая Первого - сверху блеск, снизу гниль. Примерно то же самое. Мы очень боимся, "Яблоко" очень беспокоит ситуация, при которой изменятся внешние условия экономические, благоприятные для нашей страны, и просто произойдет общий слом этой крайне неэффективной системы. Поэтому предложения, которые направлены тем или иным людям, не Путину конкретно, которые находятся во власти и которые готовы все-таки мирно демонтировать эту созданную за последние годы систему или, по крайней мере, сделать шаги к ее демонтажу, сделать выборы реальными, сделать, допустить оппозицию на телеканалы, это мы считаем правильным политическим шагом.

Андрей Норкин: Леша, я тебя перебью, я тебя перебью, потому что ты говоришь, Явлинский - опытный политик, приведи мне, пожалуйста, парочку примеров, когда предложения "Яблока" выполнялись властью.

Юлия Норкина: Я просто позволю себе зачитать, Леша, вдогонку к этому - я против этого мероприятия и против "Единой России", но почему яблочники всегда критикуют всех и вся? Они сами что-нибудь за последние 15 лет сделали, кроме, я так понимаю, партии создания?

Алексей Мельников: Да, конечно, "Яблоко" сделало, "Яблоко" принимало участие в ГД в разработке большого числа законов, которые реально работают. Кстати сказать, уважаемые радиослушатели, я хотел бы вам сказать, что в бюджете нашей страны есть статьи, которые смело можно назвать статьями имени партии "Яблоко", доходные статьи, по которым доходы поступают в течение многих-многих лет. Андрей, я хотел бы сказать - да, такое было, назначение Примакова. Назначение Примакова после кризиса 98 года, в этом смысле ситуация, она была стабилизирована, я считаю, этим назначением. Эта фигура тогда ни у кого не вызывала никаких возражений.

Андрей Норкин: А что, какая роль была "Яблока" в этом?

Алексей Мельников: Явлинский предложил эту кандидатуру. Это, просто прямо отвечая на вопрос, но я, в любом случае, хотел бы сказать, уважаемые радиослушатели, что это совершенно не диалог с Путиным, совершенно никакой не диалог уж тем более с говорящими "медведями", которым будет дана команда.

Андрей Норкин: А с кем, Леша, с кем?

Алексей Мельников: С обществом.

Андрей Норкин: С каким обществом? Потому что мы сейчас позвали...

Алексей Мельников: Сейчас, мы сейчас...

Андрей Норкин: Леша, мы сегодня тебя позвали, потому что информационный повод такой, "Яблоко" принимает участие, на самом деле, в сговоре прогосударственных партий для того, чтобы ликвидировать вообще какую-либо политическую активность оппозиции. Ведь это так выглядит, понимаешь?

Алексей Мельников: Передо мной лежит хартия, тот проект 4-страничный, 3.5 страницы.

Андрей Норкин: И ты вынужден сидеть сейчас и оправдываться, что вы этого не подписывали.

Алексей Мельников: Я совершенно не вынужден.

Андрей Норкин: Какой диалог с обществом?

Алексей Мельников: Я очень рад, я и веду сейчас диалог, я спокойно вместе с вами обсуждаю перед лицом наших радиослушателей, очень совершенно нормальный формат, правильный для любых политического, такого рода идей обсуждений, мы обсуждаем, что в реальности происходит, что реально предложена. А как это пытаются представить, как это пытаются представить прокремлевские различного рода политологи или не прокремлевские, подверстав "Яблоко" под Кремль, это другой вопрос. Мы постоянно подвергаемся каким-нибудь обвинениям.

Юлия Норкина: Ты знаешь, я тебе, я понимаю, я сейчас сяду...

Алексей Мельников: Это нормально.

Юлия Норкина: На любимого конька, я тебе сейчас скажу. Ты говоришь - разговор с народом, мы для того, чтобы говорить с народом, чтобы народ понял. Вы 15 лет говорите с народом, в итоге, мы, мы вынуждены вести диалог именно с "медведями" и именно с "выхухолями". Ты мне объясни, пожалуйста, эту ситуацию.

Алексей Мельников: Очень просто.

Юлия Норкина: 15 лет.

Алексей Мельников: Я скажу.

Юлия Норкина: И с каждым годом положение ваше все хуже и хуже, ты не можешь с этим не согласиться.

Алексей Мельников: Я скажу, во-первых, если люди выступают с какими-то разумными идеями и встречают оппозицию, если люди стараются всеми возможными способами, законными, эти идеи реализовать в политической практике, то не их вина в том, что им мешают, им не дают что-то сделать. А что касается проекта "Яблока", я просто одну фразу зачитаю. Хартия предусматривает, участниками хартии предусматривается равный доступ к СМИ, реальное право на проведение массовых мероприятий, отказ от применения в пользу каких-либо из них, административного ресурса, снятия партий-конкурентов с выборов, вся эта, весь этот документ, предложенный "Яблоком", предложенный Явлинским, он выдержан абсолютно в этом духе и в этом стиле.

Андрей Норкин: Никто не спорит.

Юлия Норкина: Грубо говоря, этот документ выступает против экстремизма верхушки, т.е. власти?

Алексей Мельников: Совершенно верно, абсолютно. Больше того, предлагается, во-первых, законодательно определить, что же все-таки, что же, интересно, получается, вчера Касьянов, как бы я к нему ни относился, когда, кстати сказать, господин Касьянов был в правительстве, мы были противниками по вопросу законодательства о соглашениях о разделе продукции. Поэтому у меня есть свои претензии к тому, что господин Касьянов делал на посту председателя правительства. Вчера это был уважаемый член политической элиты, сегодня это вдруг экстремист. Гарри Кимович Каспаров, как бы я тоже ни относился к его политическим идеям, к его политической практике, вчера это, вообще это просто национальное достояние, это надо иметь в виду, в любом случае, потому что, действительно, гениальный шахматист, вчера этот человек был уважаемым членом общества, сегодня, как только он начал выступать с идеями демонтажа этой системы, он является экстремистом, превращается в экстремиста. Поэтому, Юля, абсолютно правильно то, что ты сказала, это интенция, намерения, именно действия властей.

Андрей Норкин: А нацболы - экстремисты?

Алексей Мельников: Национал-большевистская партия в своем нынешнем состоянии - партия бутафорская, никакой реальной опасности как экстремистская организация она совершенно не представляет.

Андрей Норкин: Сегодня был первый...

Алексей Мельников: Не представляет, прямой ответ.

Юлия Норкина: У этой бутафорской партии...

Алексей Мельников: Прямой ответ, не представляет.

Юлия Норкина: Сколько ребят у них сидит сейчас как политических?

Алексей Мельников: Не представляет.

Юлия Норкина: Что не представляет?

Алексей Мельников: А это тот вопрос, который тоже задавала, это относительно действий властей. Именно действия властей, именно запрет, уничтожение реальных выборов, уничтожение телевидения, независимого от Кремля, и вы оба, вы работали на НТВ, вы прекрасно знаете, наше общество поддерживало, гражданская часть нашего общества поддерживала существования этой независимой компании, привело к тому, что жизнь, жизнь была загнана, загнана на улицы, а на улицах, естественно, может всякое происходить. И очень легко кремлевским пропагандистам, политпропагандистам находить какие-то вещи и говорить - о, посмотрите, они какие экстремисты, а в чем они экстремисты, господи?

Юлия Норкина: Ни в чем абсолютно.

Алексей Мельников: Они выступают, они выступают в рамках отведенного им законом, конституцией права. Если, скажем, лимоновская партия проводит какие-то акции, уважаемые господа, так вы позвольте, если бы система была более мобильной, политическая, если бы она была более доступной для граждан, если бы в парламенте сидели настоящие партии, а не только 300 "медведей" мирно сопели там, то, соответственно, и гораздо...

Юлия Норкина: Да, а если бы вы объединились в свое время с оппозиционными партиями, то они бы, может быть, в таком числе и не сопели, Леша, опять на любимого конька.

Алексей Мельников: Давайте, давайте эту тему, давайте, эта тема отдельно.

Юлия Норкина: Ты говоришь сейчас о тех вещах, ровно о которых мы говорили с тобой месяц назад. Я говорила, что нельзя было, нельзя было всех.

Андрей Норкин: Месяц назад ваш разговор не слышали слушатели "Эха Москвы".

Юлия Норкина: Не слышали, но месяц назад я говорила о том, что если существуют оппозиционные партии...

Андрей Норкин: Не стучи по столу.

Юлия Норкина: Которые не призывают к тому, чтобы убивать, резать и насиловать, а которые выступают против нынешнего режима, то надо объединяться, ребята, чтобы не было большого количества "медведей" и выхухолей".

Андрей Норкин: Стой, Юля, Юля, подожди, Леша, подожди, дело в том, что выступление против нынешней власти, оно очень легко подверстывается, на самом деле, под действующий ныне закон о противодействии экстремизму. Я тебе напомню, что хотя бы выступления с критикой могут очень быстро быть приравнены к клевете, а это уже экстремизм теперь по новому закону.

Юлия Норкина: Значит, чтобы не было клеветы, я об этом тоже говорила, нужно проводить расследования и иметь на руках документы.

Алексей Мельников: Нет, я хочу сказать следующее, бояться мы не будем, наш разговор...

Юлия Норкина: Это самое главное.

Алексей Мельников: Член партии "Яблоко", член федерального совета Мельников Алексей Юрьевич, я веду открытый разговор с нашими радиослушателями, и это правильная, очень хорошая позиция, будут обвинять, пусть обвиняют. Но все, что я говорю, я в это верю, я в этом убежден. Теперь что касается...

Андрей Норкин: Стой, дай я тебя перебью, давай быстренько я запущу голосование. Давайте, 660 01 13, вы поддерживаете эту идею "Яблока", не в том виде, в путаном, который сегодня, как Алексей нам объясняет, был представлен, эта хартия, а позицию.

Юлия Норкина: Официально это, на самом деле, разводка чистой воды, да?

Андрей Норкин: Может быть, может быть, позицию, которую сейчас озвучивает Алексей, он объясняет, что имеет в виду "Яблоко", для чего Явлинский это озвучил в январе, как "Яблоко" хочет дальше.

Юлия Норкина: Еще раз, "Яблоко" выступает против экстремизма.

Андрей Норкин: Верхушки.

Юлия Норкина: Самой власти.

Андрей Норкин: Назовем так, 660 01 13, вы поддерживаете это, да?

Юлия Норкина: Нет, что-то не так?

Алексей Мельников: Все правильно.

Андрей Норкин: Если вы считаете, что это или пустая трата времени, или вы не верите "Яблоку", или вы считаете, что это бессмысленно или, может быть, вредно, тогда 660 01 14. Т.е., короче говоря, вы за предложение "Яблока" или против?

ГОЛОСОВАНИЕ

Андрей Норкин: Давай, ты что-то хотел сказать, а потом, может, кого-нибудь в прямой эфир выведем?

Алексей Мельников: Я хотел бы сказать, что, Юлия, здесь еще вопрос в чем, в создании конкурентной политической системы заинтересованы совершенно разные партии. Партии есть гражданские, они разные по своим политическим взглядам, например, такие, как КПРФ и "Яблоко". Но это гражданские партии, почему, они отличаются от прокремлевских проектов типа "Справедливой России" или "Единой".

Юлия Норкина: Конечно, у вас нет такого пиара.

Алексей Мельников: Это партии исторические, здесь дело совершенно не только в пиаре, вообще не в пиаре, а вопрос просто в том, что это партии, имеющие гражданских активистов. И любая эта партия заинтересована в создании конкурентной политической системе, чтобы на выборах, соответственно, увеличивать свое влияние, а не служить объектом манипуляции со стороны тех или иных групп силовых в обществе. Поэтому в этом отношении, когда мы говорим о тех принципах, которые "Яблоко" предложило, оно совершенно не предложило их только господину Путину, то речь идет именно об этом. Речь идет о создании равных условий общих для целой большой группы партий. Хочет господин Лимонов идти в парламент, пусть он идет в парламент, пожалуйста, пусть на выборах люди голосуют за или голосуют против. Пусть вливают в ряды КПРФ, его флаг это позволяет сделать или отдельно идет, пусть идет в парламент, политика должна быть убрана с улиц. То же самое, что было сделано в 93 году...

Андрей Норкин: Тогда объясни мне, почему тогда "Яблоко" в Питере участвовало в Марше несогласных?

Алексей Мельников: Сейчас объясню. То же самое, что было сделано в 93 году, после этого ужасного столкновения верхушки власти, которая не разобралась между собой и столкнула людей, что было сделано, политика была убрана в Думу. И первая Дума была очень боевой и очень хорошей, вторая тоже. Конечно, там происходила деградация, но, по сути дела, это было правильное решение. Теперь, Андрей, по поводу Марша несогласных и участия в Питере, абсолютно правильное решение, потому что если эти люди, находящиеся в Кремле, не будут пускать политические партии, которые выступают на основе закона за то, чтобы менять политику нашей страны через законодательную работу, что людям остается? Людям остается прибегать к законным формам протеста, которые прописаны в нашей конституции, которые закреплены нашими законами, что бы и кто бы про это ни говорил, эта ситуация все равно будет происходить.

Андрей Норкин: В отношении Марша несогласных законной формой протеста был только митинг, никакие шествия нигде властями не разрешены.

Алексей Мельников: Они не имеют права разрешать. Они не имеют права разрешать или запрещать, потому что подается уведомление, и по этому маршруту, соответственно, проводится мероприятие, все. Понятно, что делать они этого не хотят, при этом, понимаете, уважаемый радиослушатели, мы же все прекрасно понимаем и видим, что происходит, скажем, с этим, с путинюгентом, с нашистами в Москве. Когда нашисты проводят свои мероприятия, там, пожалуйста, все - и Ленинский проспект перекроют, и чего-то еще сделают, несмотря на все неудобства, полная картина. Поэтому ясно, о чем здесь говорим. Обществу картина совершенно ясна. При этом, понимаешь, Андрей, понимаете, уважаемые радиослушатели, я абсолютно уверяю вас в том, что когда подаются эти заявки, сами организаторы, они сами не заинтересованы в том, чтобы были какие-то столкновения, были какие-то эксцессы, чтобы маршрут был специально как-то неудобно проложен, чтобы он создал кому-то неудобства. Всегда это оценивается. И запрещения, запрещения носят исключительно политический характер.

Юлия Норкина: Это все понятно, я с Ольгой согласна - беда "Яблока" в интеллигентности. Это страшно звучит, но это, действительно, так. Пора снимать овечьи шкурки, потому что вы среди волков живете.

Алексей Мельников: Оля, я хочу сказать следующее, спасибо, во-первых, за замечание. Мы вообще благодарны, действительно, за любую критику, в том числе, и жесткую, но я вам хочу сказать следующее, не снимают людей, которые представляют реальную угрозу для власти олигархической группировки, ныне которая находится в стране, с выборов просто так не снимают, нас сняли в Карелии, нас сняли в Санкт-Петербурге, почему сняли - представляем угрозу, реально представляем угрозу.

Юлия Норкина: Леша, неужели вы разозлились, наконец?

Алексей Мельников: Нет, что касается...

Юлия Норкина: Что "нет"?

Алексей Мельников: Что касается интеллигентности и что касается вообще, надо иметь в политике здравую голову всегда, надо иметь здравую голову.

Юлия Норкина: Но надо иметь возможность на компромиссы идти, Леша.

Алексей Мельников: Это сложный профессиональный вид деятельности. А то, что мы сейчас говорим, это в значительной степени и отчасти и есть компромисс.

Андрей Норкин: Стоп-стоп, давайте я...

Алексей Мельников: Поэтому вопрос заключается в том, что...

Юлия Норкина: Ты остановил голосование?

Андрей Норкин: Да.

Алексей Мельников: Тем не менее, мы - люди, которые умеют толкаться локтями в политике, мы боремся. То, что "Яблоко" находится в политике, это старейшая демократическая партия, с 93 года, нас не уничтожили, хотя нам постоянно каждый год говорят - вы уже умерли, вас уже закопали в могилу, говорит о том, что мы умеем толкаться локтями, несмотря на внешний лоск, на иностранные языки и на знание литературы.

Юлия Норкина: Это все понятно, все замечательно, что и лоск, и знание тоже, но я просто считаю, что народ может повести не добрый дедушка Мазай...

Андрей Норкин: В региональные заксобрания не прошли.

Юлия Норкина: А лидер.

Алексей Мельников: Андрей, здесь просто другая ситуация.

Андрей Норкин: Я понимаю.

Алексей Мельников: Она связана с тем, что... я просто приведу две цифры, бюджет легальный "ЕР" - 600 млн. руб., бюджет "Яблока", собранный, кстати сказать, благодаря, очень хочу поблагодарить многих радиослушателей, благодаря индивидуальным добровольным пожертвованиям граждан, 36 млн. руб., на участие в выборах, это просто несопоставимые силы и возможности. Поэтому, во-первых, "Яблоко" принимало участие в выборах не во всех регионах, мы собираем деньги и копим на федеральную кампанию декабря 2007 г., которая для нас гораздо более важна, вообще для наших избирателей гораздо более важна, еще не вечер.

Юлия Норкина: А как ты относишься к словам, которые...

Андрей Норкин: Стой-стой, дай я результаты быстро объявлю, 83.4% позвонивших поддерживают эту идею и работу "Яблока", 16.6 выступают против, по той или иной причине.

Алексей Мельников: Спасибо, уважаемые радиослушатели.

Юлия Норкина: Где-то тоже месяц назад, по-моему, Ирина Хакамада сказала о том, что когда не произошло объединение оппозиционных партий, она сказала, что 2008-го года, ребята, у вас не будет.

Андрей Норкин: Я тебе должен сразу сказать, что здесь очень много на СМС и пейджер пришло сообщений, что не будем голосовать за "Яблоко", если объединятся с СПС.

Юлия Норкина: Я понимаю твое опасение, да, если объединятся, мы потеряем свой электорат, часть.

Алексей Мельников: Кстати, уважаемые радиослушатели, я хочу сказать, что все сообщения, которые вы прислали на СПС, ой, на СМС, я уже совсем заговорился.

Юлия Норкина: Ничего страшного.

Алексей Мельников: На СМС, я попрошу распечатать уважаемых ведущих, возьму их и покажу руководству партии, потому что мы хотим слышать буквально каждый голос. Мы хотим работать буквально с каждым избирателем. И мы хотим корректировать свою позицию на ваше мнение.

Андрей Норкин: Я тебя перебил, Юля, ты хотела.

Алексей Мельников: Никаких объединений с чуждыми силами не будет, я вас могу уверить.

Андрей Норкин: А кто чуждые силы?

Юлия Норкина: Нет, ты как относишься к словам Хакамады?

Алексей Мельников: Как относятся радиослушатели...

Юлия Норкина: Скажи мне, пожалуйста, ты считаешь, что в 2008 году шанс есть? Потому что она говорила о том, что - ребята, вы сейчас не объединились, не будет у вас 2008 г., более того, я все чаще и чаще слышу слова о том, что выборы будут и назначен будет человек, который через 4 года совершенно спокойно уступит это место обратно ныне действующему президенту.

Алексей Мельников: Юля, я никак не пойму, Ирина Хакамада, я к ней с уважением лично отношусь, человек, который побывал в четырех или в пяти партиях, давным-давно совершенно не занимающийся серьезно политикой, но выступающий, конечно, по разным вопросам, комментирующий и т.д. Что за точка отсчета в оценке 2008 года? Ольга спрашивала про людей и говорила, что вам надо снимать, вылезать из овечьей шкуры, быть в политике сильными, толкаться в политике. Так надо слушать, соответственно, не тех людей, которые вышли из политики, отошли куда-то на обочину политического процесса.

Андрей Норкин: Т.е. Хакамада вышла, а "Яблоко" - нет?

Алексей Мельников: "Яблоко", конечно.

Андрей Норкин: А Хакамада не вышла.

Алексей Мельников: Потому что все партии...

Андрей Норкин: Она зам. Касьянова, который является единственным сейчас кандидатом.

Алексей Мельников: Это временно.

Андрей Норкин: По крайней мере, желающим быть кандидатом.

Алексей Мельников: У нее была партия, партия экономической свободы, "Общее дело", Союз 12 декабря, она один из основателей СПС, все.

Андрей Норкин: Леша, времени у нас не остается. Ты мне скажи, если Касьянов скажет - я буду выдвигаться кандидатом в президенты в 2008, "Яблоко" что будет делать, поддержит, не поддержит?

Алексей Мельников: Будем общаться, советоваться с избирателями.

Андрей Норкин: Нет, ты мне скажи.

Алексей Мельников: Много, много вопросов.

Андрей Норкин: Слушай, ты, ты, Алексей Мельников, ты пойдешь голосовать за Касьянова?

Алексей Мельников: Я функция, зависящая от моих избирателей. Я не имею своего голоса, как скажут мои избиратели, так я и буду действовать. Поэтому мы по этому вопросу будем советоваться.

Андрей Норкин: А ты сам как гражданин?

Юлия Норкина: Ты считаешь его достойным преемником нынешнего президента?

Андрей Норкин: Он вышел из политики, не вышел из политики?

Алексей Мельников: Я считаю, что Касьянов еще должен доказать нашему обществу, что...

Андрей Норкин: Это уже ответ.

Алексей Мельников: Если он будет избран президентом, будет что-то лучше.

Юлия Норкина: Отлично. Лешенька, спасибо тебе большое, спасибо огромное, дорогие радиослушатели.

Андрей Норкин: Итак, Алексей Мельников, член федерального совета партии "Яблоко", был у нас в эфире.


"Эхо Москвы"
29 марта 2007 года
http://www.yabloko.ru/Publ/2007/2007_03/070329_ehom_melnikov.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован