03 апреля 2009
7432

Патриотический бульбастер

2 апреля во всероссийский прокат выходит снимавшийся три года эпос Владимира Бортко "Тарас Бульба". Выход фильма приурочен к 200-летию со дня рождения Николая Васильевича Гоголя. "Не я сегодня главное действующее лицо, главным сегодня является Николай Васильевич Гоголь", - сказал со сцены режиссер во время премьеры фильма, состоявшейся 1 апреля. И не погрешил против истины - сценарий фильма близко, насколько это возможно, следует тексту повести.

Массированная рекламная атака, проведенная пиарщиками РТР и "Централ Партнершип", пугала: громадные билборды на Пушкинской, специальные сайты, посвященные творчеству Гоголя, и т. д.

Вообще у непредвзятого зрителя создавалось впечатление, что в раскрутку "Тараса Бульбы" было вбухано гораздо больше средств, чем на создание фильма. Богдан Ступка заполонил эфир РТР: он объявляет начало и окончание рекламной паузы, рассказывает о том, что скоро весна ("Россия. Весна. Бульба"), просто всплывает в кадре. 1 апреля телеканал "Россия" пошутил - вообще сменил свой логотип на надпись "Тарас Бульба".

Все это наводило на мысль: хороший фильм в раскрутке не нуждается, он сам соберет свою публику. Возможно, этот стереотип уже не работает или, что более вероятно, "Тарас Бульба" - исключение из правила.

Фильм, несомненно, получился. Со своими плюсами и минусами (последних, по традиции, больше), но он выходит на экраны и начнет жить - в СМИ, в теледебатах по поводу и без, во время вахты в прокуренных кухнях. Он вызывает жаркие споры, ergo, он существует. И это не заслуга не знающих меры пиарщиков.

К фильму много претензий - и формальных, и по существу. Не совсем уместным кажется использование талантов композитора Игоря Корнелюка. Вернее, тут проблема не в том, чтобы сочинить запоминающийся, в меру пафосный мотив, а в инструментарии - большая часть мелодий сыграна на синтезаторах, воскрешающих в памяти творения Ричарда Клайдермана и нью-эйдж эстетику.

На дворе XV век, грязные пьяные казаки, сквернословя, пишут письмо турецкому султану, полюшко-поле, какие тут могут быть синтезаторы?

Михаил Боярский, будучи одним из главных рекламных инструментов - как Чуб вместо шляпы и шарфика "Зенита", - в роли Мосия Шило задействован до обидного мало. С одной стороны, режиссера можно понять, он явно не хотел второго "Возвращения мушкетеров". С другой, харизма Боярского, его ненавидящие глаза, грязный чуб и хриплое "Казаки!" просто выжигают все живое в кадре. Такой ресурс можно было использовать и поизобретательнее.


Самый главный упрек - идеология. Тут, впрочем, все просто: это фильм во славу России, русского народа и русского оружия. Квинтэссенция, как назвал картину сам режиссер, национальной идеи. Понятно, что и Гоголь писатель, прежде всего, русский, не лишенный, впрочем, проукраинских симпатий. Тем не менее сейчас даже буквальные цитаты из классика, повторенные много раз, - "Пусть же стоит на вечные времена православная Русская земля и будет ей вечная честь!" - выглядят пропагандой.
Именно в идеологических целях оригинальный текст все-таки был немного "подкорректирован". У Гоголя про пытки казаков сказано: "Не будем смущать читателя картиною адских мук, от которых дыбом поднялись бы их волоса. Они были порождение тогдашнего грубого, свирепого века, когда человек вел еще кровавую жизнь одних воинских подвигов и закалился в ней душою, не чуя человечества", - в то время как режиссер использовал потенциал кровавого зрелища в полную силу.

Также интересно, что, по воле сценариста, после отъезда Тараса и его сыновей в Запорожскую Сечь ляхи напали на его хутор и убили его жену, чей труп выжившие в резне привезли в Сечь и положили под ноги Тарасу. Тем самым у семейства Бульбы возник мотив личной кровной мести за причиненное ему злодеяние.


Теперь о плюсах. Фильм действительно с интересом - не взахлеб - смотрится, невзирая на хрестоматийные "Добре, сынку", "Я тебя породил, я тебя и убью" и "Есть ли еще порох в пороховницах?". Операторская работа в батальных сценах живая, хотя и несколько однообразная - крупные планы превалируют, в связи с чем хваленую тысячу статистов в массовке не всегда видно.

Бои, штурм укрепленного города и особенно пытки показаны максимально реалистично и не без натурализма. Иногда благодаря обилию крови и отрезанным головам складывалось ощущение, что смотришь очередной молодежный американский слэшер.


Имеется в фильме и комедийный потенциал. Появляется он благодаря герою Сергея Дрейдена, "жиду" Янкелю, и диалогам, подобным этому:

- Что ж ты делал в городе? Видел наших?

- Как же! Наших там много: Ицка, Рахум, Самуйло, Хайвалох, еврей-арендатор...

- Пропади они, собаки! - вскрикнул, рассердившись, Тарас. - Что ты мне тычешь свое жидовское племя! Я тебя спрашиваю про наших, запорожцев.


Гоголевская шутка до сих пор звучит современно. Зритель довольно смеется, он потрафил своему внутреннему антисемиту.

Принимать или нет патриотический пафос фильма - личное дело каждого зрителя, однако не стоит воспринимать картину чересчур серьезно, как орудие политической борьбы. Гоголь восхищался казаками, их культурой, бытом, но он писал "Бульбу", не вкладывая в строки никакой ксенофобии (даже если бы он и знал это слово). Возможно, поэтому для восприятия картины не следует проводить параллели с современностью, а смотреть на происходящее, не учитывая его актуальность, глазами человека, жившего почти два века назад.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован