26 февраля 2007
3007

Павел АНОХИН: Мы прощаемся с диким капитализмом

Все скандалы российского масштаба, имеющие политическую подоплеку, как-то быстро сходят на нет. Всемогущий Борис Березовский, не исчезавший на протяжении нескольких лет с газетных передовиц, стал невзрачным "опальным олигархом". Нефтяным магнатом Михаилом Ходорковским, превращенным стараниями СМИ едва ли не в святого, сегодня интересуются только в свете котировок акций "ЮКОСа". Да и скандал с Романом Абрамовичем, которого месяц назад обвиняли едва ли не в разворовывании богатств Чукотки, как-то быстро стих...

Чем же не нравятся власти наши олигархи? Есть ли у них шанс и далее править страной? Должен ли олигарх-губернатор нести ответственность за финансовые прегрешения? Какова мера ответственности чиновника за махинации с казенными деньгами? Об этом и многом другом корреспондент "Звезды" беседует с Павлом Анохиным, депутатом Государственной думы, заместителем председателя Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству.

- Павел Викторович, за какие такие прегрешения федеральная власть пыталась "травить" Романа Абрамовича?

- Травля олигархов символизирует прощание с диким капитализмом, при котором реальная власть принадлежала тем, у кого есть деньги и сила. Более современное и правильное построение нашего государства базируется на том, что любой человек, вне зависимости от толщины кошелька, должен ощущать себя прежде всего гражданином Российской Федерации. В соответствии с этим он должен исполнять возложенные на него обязанности: платить налоги, служить в армии и так далее. И на принятие государственных управленческих решений он может влиять, как и всякий другой гражданин: придя на выборы, проголосовать за того или иного человека, отдать за него или за себя, любимого, свой единственный голос. Через эту категорию людей - всенародно избранных руководителей - и должна проводиться политика.

Наши же 90-е годы характеризовались тем, что отдельные личности, очень богатые люди Борис Березовский и Роман Абрамович, имели возможность влиять на Президента, на принятие государственных решений в обход общепринятых цивилизованных норм. Сегодня федеральная власть отыгрывает ситуацию в обратном направлении. Думаю, что с этим и связан определенный накат на Абрамовича. Ну, и плюс нарушения, которые обнаружили на Чукотке.

- Так в политике была причина или в хозяйственных нарушениях? Что первичнее?

- Безусловно, политика! Я не думаю, что те управленческие решения, которые принимает Абрамович в качестве губернатора Чукотки, ведут к краху этого региона. Насколько мне известно, он вкладывает немало своих денежных средств в развитие региона. И по оценкам людей, живущих на Чукотке или как-то с нею связанных, население там с экономической точки зрения стало жить лучше. В этой плоскости, кстати, и лежит основная претензия Счетной палаты.

Выявленные недостатки были связаны с тем, что переплачивались казенные денежные средства на поддержку более высокой заработной платы бюджетникам и на надбавки к пенсиям. По федеральному закону этого нельзя делать! Территория является дотационной, поэтому сначала необходимо исполнить все государственные функции. А уж потом, при перевыполнении доходной части бюджета, при наличии излишков можно использовать эти средства по своему усмотрению.

- Политическая подоплека - это покупка шикарного самолета?

- Не только самолета. Ранее он купил футбольный клуб "Челси". Достаточно активно приобретал дорогие яхты, недвижимость за рубежом. В условиях, когда страна живет не очень богато, это выглядит аморально. Но с точки зрения права - все законно. И здесь, я считаю, государство показывает свою позицию. Посмотрите на наших высших должностных лиц, ведущих политиков. Стало немодным вести праздный образ жизни, утопать в роскоши. Большая часть равняется на Президента, который деловит, подтянут, спортивен, скромен и даже немного аскетичен.

Есть здесь еще один аспект. Публичные люди, к коим относится, скажем, Роман Абрамович, владелец крупного бизнеса и губернатор, должны придерживаться определенных правил. Одно из основных - бороться с кардинальным расслоением общества на богатых и бедных. И не столько в материальном плане, что сегодня невозможно, сколько на эмоциональном уровне. Ведь во всех западных цивилизованных странах, где богатый человек не является диковинкой, это правило действует.

Возьмем самого богатого - Билла Гейтса. До последнего времени он летал в самолете эконом-классом! Наверное, это не прихоть или чудачество компьютерного гения, не только какая-то внутренняя скромность, но и отношение к обществу, в котором он живет. Он - тоже человек и хочет, чтобы его воспринимали нормально! Деньги для него - это же просто инструмент. В первую очередь они предназначены для решения тех проблем, которые стоят перед руководителем, собственником предприятия. Во вторую очередь - позволяют сделать немного получше личную жизнь.

- Как заявлял бывший руководитель Счетной палаты Валентин Степашин, губернатор Абрамович наделал долгов на два с половиной бюджета Чукотки. Можно ли по действующему законодательству его как-то за это наказать?

- Санкции по нецелевому использованию бюджетных средств существуют. Вплоть до уголовной ответственности.

- Но этого в обществе не чувствуется. У вас в Госдуме уже давно идут разговоры о том, что эту ответственность нужно ужесточить. Чтобы наказание за, скажем, вольное обращение с казной предусматривало длительные сроки лишения свободы.

- Такие инициативы время от времени появляются. Последнюю еще в прошлом созыве вносил депутат от Татарстана. Сегодня она находится на стадии обсуждения в профильном комитете. Отсюда, кстати, и шум в прессе. Законопроектом предусматривается усиление ответственности не только за нецелевое использование бюджетных средств, но и за принятие неправильных экономических решений. Да-да, в проекте так и записано - "неправильных".

С точки зрения права, понятия "правильные" или "неправильные" экономические решения - могут очень широко трактоваться. Вы, к примеру, в любой момент можете сказать: "Ты неправильно поступил!" И это значит, что надо привлекать к уголовной ответственности? Кто это будет определять: правильно или неправильно? Судьи кто? В праве это все должно быть очень объективно. На каком основании можно привлечь человека к уголовной ответственности? Нужны показатели, критерии...

В то же время, когда это касается человека, скажем, недостаточно компетентного или незаинтересованного, то он прямо говорит: "Да, надо такой закон принимать!" У меня был случай. В Сиве в прошлом году с ветеранами встречался. Один встал и говорит: "Павел Викторович, у нас тут пьют все повально, травятся этой бормотухой и все равно пьют". Я спрашиваю: "Ну, и что тут нужно делать? Вы же не идете с милиционерами в качестве свидетелей, чтобы помочь сделать контрольную закупку спирта?" Ветеран оправдывается: "Да у нас дома сожгут! И вообще милиционер должен сам прийти и посадить самогонщика!" Я ему тут же нарисовал картину. Представьте, мол, что я участковый милиционер и вы мне вдруг чем-то не понравились. Я взял да и написал в протоколе, что вы спирт продаете. И ведь доказательств никаких не надо, кроме моего слова. Так что следующим шагом вы отправитесь на Колыму пилить лес. Ветеран разволновался. Да как же это? Я заслуженный человек, и как вы можете такое говорить в мой адрес?

То есть, когда дело касается конкретного человека, то он начинает понимать, что должны быть четкие и объективные критерии в оценке этой ситуации.

- А в инициативе татарского парламентария таких не было...

- Нет, было все размытое. У нас почему закон о борьбе с коррупцией не принимается? По тем же причинам. Потому что там нет четко прописанных правовых положений.

- Существует ли подобный опыт за рубежом?

- Повторюсь, у нас к ответственности привлекают. Но, к сожалению, у нас закон не является всеобъемлющим. Он носит пока выборочный характер. В силу, наверное, того, что правоохранительные органы еще недостаточно серьезно стоят на ногах. И сил на всех, кто нарушал законы в девяностые годы, просто не хватает.

На Западе общая система давно выработана. Но, к сожалению, и там от коррупции, от нецелевого использования казенных средств полностью не ушли. Там самыми лакомыми кусками, скажем, для мафии являются строительные подряды. Очевидно, что мэров городов или лиц, курирующих эти направления, материально заинтересовывают в раздаче подобных подрядов нужным людям. И это притом, что там давным-давно выработана система мер по защите от коррупции: высокая заработная плата, жесткий отбор на государственную должность, высокая мера ответственности для человека, если будет доказано, что он нарушает закон.

Нужно очень внимательно смотреть, кто претендует на серьезные должности. Вспомните, в Советском Союзе при приеме на ответственную работу кандидаты заполняли анкеты, практиковался так называемый номенклатурный подход. Все это как-то позабылось, ушло. Но кое-где тот наработанный положительный опыт остался. Сегодня в той же Федеральной службе безопасности до сих пор существует очень жесткая система подбора кадров, которая позволяет констатировать, что ФСБ - наименее коррумпированная структура. И очень хорошо, что нашей страной руководит выходец именно из этой структуры!

- Вернемся к нашим олигархам. Так когда же на них закончится охота?

- А когда олигархи закончатся! Если вольно перевести слово "олигарх", то это человек с деньгами, который влияет на государство. У нас в Конституции не прописано, что человек, имеющий миллиард долларов, должен руководить областью. Я не против богатых людей. Пусть их становится больше. Пусть будут миллиардеры, десятки миллиардеров. Пусть каждый деловой человек зарабатывает сотни тысяч рублей. Я буду только "за"! Но их влияние на власть, еще раз говорю, должно выражаться только в том, что они исполняют законы и в момент проведения выборов выражают свою волю посредством голосования. Не иначе.


ЗВЕЗДА, ПЕРМЬ

11 июня 2004

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован