30 января 2007
2128

Переход Медведева через Альпы

Преемник выступил в Давосе с программной речью.
"Who is Mr. Putin?" - с этого вопроса в январе 2000 года в Давосе началось международное признание нынешнего президента. Забавно, что отвечать на него (самого Путина там не было) пришлось тогдашнему первому вице-премьеру, а фактически главе кабинета Михаилу Касьянову. Чтобы в январе 2007 года у гостей Всемирного экономического форума (ВЭФ) не возникло ощущения информационного вакуума, отвечать на вопрос "Who is Mr. Preemnik?" в Альпы был отправлен Дмитрий Медведев.
Третья Россия
Медведев, выступая перед представителями мировой экономической и политической элиты, фактически вступил в дискуссию с отсутствующими а Давосе кремлевскими идеологами.
"Мы строим новые институты, основанные на базовых принципах полноценной демократии, - заявил Медведев. - Демократии без ненужных дополнительных определений (камень в огород Владислава Суркова, автора концепции российской "суверенной демократии". - "Газета"). Демократии эффективной, опирающейся на принципы рыночной экономики, верховенства закона и подотчетности власти остальному обществу".
Интересно, но подобного "демократического" пассажа в статье Медведева "Национальные проекты: от стабилизации - к развитию", опубликованной в России накануне проведения ВЭФ, нет. И действительно, такого нацпроекта - "развитие демократии" - в Москве не придумали.
В чем эта статья совпадает с выступлением Медведева в Давосе, так это в движении в сторону постиндустриального общества. На форуме он насчитал три России: первая - до 2000 года, вторая - сегодняшняя, третья - постиндустриальная.
О том, что о первой России теперешние московские политики говорят или плохо, или ничего, известно. Медведев предпочел отметить: в 1999 году Россия по показателю ВВП на душу населения занимала 103-е место в мире. Половина населения жила за чертой бедности, получая зарплату в размере $100 в месяц. Наконец, главной макроэкономической проблемой был внешний долг, превышавший тогда $140 млрд.
О второй России все нынешние политики высказываются только в оптимистистических тонах. Медведев в Давосе так и поступил: ВВП в долларовом исчислении в прошлом году превысил рубеж в 1 трлн - 10-й показатель в мире (плюс 60% с 2000 года). На душу населения - более $7 тысяч. Это, как подчеркнул Медведев, прямо как в Мексике. Средняя зарплата россиян - $400. Достичь таких результатов удалось благодаря семипроцентному годовому росту. Теперь Россия из страны-должника стала страной-кредитором, но при этом она находится в "уникальной позиции", оставаясь "развивающейся" экономикой.
Постиндустриальная, будущая Россия, отмечает Медведев, создаст "новый технологический уклад", основанный на "следующем поколении технологий", и все это будет опираться "на крупные компании, конкурентоспособные на мировых рынках, и на широкий слой малого и среднего бизнеса, в том числе инновационного". Медведев, в чем его поспешил поддержать глава АФК "Система" Владимир Евтушенков, уверил участников форума в том, что "разработки российских компаний будут пользоваться спросом во всем мире". Постиндустриальное российское общество - это не только реализация "исторического, энергетического и транспортного мандата Евразии" ("бесплатного" газа больше не будет), но и превращение российского "финансового рынка в один из наиболее эффективных и востребованных в мире".
Мечта о чуде
Отзывы прозвучали лестные. Так, глава известного издательского дома Стив Форбс заявил: он убежден, что "у России прекрасные перспективы стать одним из лидеров мировой экономики". Президент ВЭФ Клаус Шваб пригласил всех гостей Давоса более подробно обсудить российские перспективы на экономическом форуме в Петербурге в июне 2007 года. В общем, гостям и хозяевам форума планы Медведева пришлись по душе. Возможно, потому, что он вышел за рамки только энергетической составляющей(темы, вызывающей нервическую реакцию у европейцев). Кстати, об определенных внутриполитических противоречиях в Давосе проговорился Герман Греф, который вначале объявил, что "любую монополию надо продавать, иначе она не будет эффективно работать" (относится ли это к "Газпрому", он не уточнил). Но затем поправился. "В правительстве существуют разные точки зрения по этому поводу", - уточнил он.
Последнее замечание симптоматично. О постиндустриализме в Москве стали спорить еще в 1970-е годы (достаточно вспомнить модную тогда теорию конвергенции). Но почему-то прорывные технологии и реальная демократия так и остаются делом будущего.

КОНСТАНТИН СМИРНОВ, АНДРЕЙ ЛАВРОВ

Источник: ГАЗЕТА 29.01.2007
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован