19 ноября 2001
112

Первая `болььшая кровь` третьего тысячелетия

Факты

ХХI в. начался с преступления, способного кардинально изменить основы сложившегося миропорядка. 11 сентября глобальный терроризм нанес самый мощный и самый варварский за всю многовековую историю современного человечества удар по гражданскому населению. Захватив четыре пассажирских "боинга", террористы-смертники направили два из них на самые высокие небоскребы на планете - северную и южную башни Всемирного торгового центра (WTC) в Нью-Йорке. В результате оба гигантских колосса рухнули, став общей могилой для нескольких тысяч ни в чем не повинных граждан из более чем восьмидесяти стран мира.

Третий из угнанных самолетов террористы направили на здание Министерства обороны США (Пентагон) в Вашингтоне, полностью разрушив одно из его крыльев. В четвертом лайнере пассажиры оказали угонщикам активное сопротивление, и в итоге самолет рухнул под Питсбургом, не долетев до своей цели, которой, скорее всего, могли быть либо Капитолий, либо Белый дом. По некоторой информации, среди целей террористов был и "боинг" президента США Дж.Буша-младшего. Ясно, что не все то, что было задумано террористами, им удалось осуществить. Но в любом случае масштабы содеянного не могут не впечатлять.

Всему цивилизованному человечеству брошен вызов. Террористами окончательно перейдена невидимая "красная черта", некий новый Рубикон, разделяющий цивилизацию и варварство.

Нельзя не обратить внимания на скрупулезность, с которой были подготовлены и осуществлены террористические акты. Все продумано до мелочей, каждый штрих пронизан какой-то маниакальной символикой. Не случаен выбор даты, 11 сентября в Нью-Йорке должна была открыться 56-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН. Весь мир должен был увидеть безграничные возможности террористов и содрогнуться. Небоскребы-Близнецы олицетворяли экономическую мощь Америки. Что может быть более "эффектным", чем низвергающиеся небоскребы, а вместе с ними и американское процветание? Пентагон - "осиное гнездо" военщины США. Разрушить его, значит, нанести удар в самое сердце американской военной машины. Ну и так далее. Согласитесь, все это очень напоминает мистический бред руководителей третьего рейха. То же стремление показать всем свою исключительность, возвыситься над народами, стать некими жрецами судеб людских, решающих, кому и что предначертано - словом, полное безумие на фоне прогресса цивилизации.

В то же время не следует забывать о том, что у нынешней американской трагедии есть свои корни и предпосылки, в которых важно правильно разобраться. Терактам в Нью-Йорке и Вашингтоне предшествовали, в частности, рейды Басаева и Радуева в Буденновск и Кизляр, взрывы домов в Москве, Волгодонске и Буйнакске. Мы в России все это пережили и глубоко прочувствовали. Американцы, а также западноевропейцы, японцы, граждане других сравнительно беспроблемных стран, хотя им тоже приходилось сталкиваться с проявлениями терроризма, видимо, нет. Для них российские трагедии были своего рода шоу, картинками на телеэкранах, которые не имеют никакого отношения к их сытой и благополучной жизни.

Теперь же оказалось, что это не так. В глобализированном мире общий не только Интернет, но и угрозы, в том числе и со стороны глобальных террористов.


Цели террористов

С организацией и совершением преступления на территории США теоретики и руководители глобального терроризма связывали, и, видимо, продолжают это делать, достижение ряда масштабных целей.

Первая и самая амбициозная - развязать третью мировую войну.

Расчет достаточно прост: подтолкнуть американцев к эмоциональным, желательно неадекватным акциям возмездия с массированным применением самого современного оружия, в том числе и по целям, которые можно было бы квалифицировать как гражданские. Это позволило бы "перекрыть" негативный эффект от терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне, "разогреть" мусульманскую "улицу" и провозгласить "джихад" против США. Локальные стычки и новые теракты могли бы постепенно перерасти в полномасштабную войну по новым правилам ХХI в. - без привычных фронтов и противоборства крупных воинских формирований, но в тотальном режиме. Активные действия мелких групп боевиков, включая смертников, повсюду, где для этого есть хоть малейшие возможности, должны сеять перманентную панику, провоцируя массовый психоз.

Суперзадача: стравить исламский и христианский миры, создав условия для начала "войны цивилизаций".

На планете в таком случае через какое-то время воцарился бы всеобщий хаос, при котором обуздать безумцев было бы практически невозможно. Подобный сюжет описан уже в целой серии футуристических книг, растиражирован на кинолентах. К сожалению, сегодня мир очень близок к тому, что этот сюжет в какой-то степени может стать реальностью. Не допустить его реализации становится делом всего мирового сообщества.

Вторая из вполне просматриваемых целей террористов - сдетонировать мировой экономический кризис.

Экономика США в последнее время и без того начала заметно прихрамывать. Растет безработица, налицо тенденция к снижению доходности американских компаний, прежде всего действующих в сфере высоких технологий, падает потребительский спрос. Как результат теряется привлекательность американской экономики для инвесторов, что может привести к бегству капиталов из страны.

Вызванный террористическими актами обвал на нью-йоркской бирже мог бы породить цепную реакцию катаклизмов повсюду в мире с падением в "штопор" экономик многих стран, напрямую завязанных на США и американскую валюту.

На данном этапе этого не произошло. На первых после трагедии торгах на фондовой бирже Нью-Йорка индексы Доу-Джонса и НАСДАК "упали" соответственно на 7 и 6,8%, что само по себе весьма чувствительно, но пока не катастрофично. Затем даже произошел их некоторый подъем. Тем не менее большинство экспертов убеждено в том, что последствия терактов в любом случае серьезно скажутся на состоянии американской экономики и могут иметь весьма продолжительные негативные последствия. Кроме того, нет никакой гарантии, что какие-то новые пертурбации, в том числе начало активной фазы операции "Возмездие", не запустят вожделенный для террористов процесс "экономического домино".

Третья из видимых целей - запугать американское общество, да и не только его, но и весь "западный мир", частью которого в этом смысле необходимо считать и Россию.

Породить панику среди обывателей, заставить ошибаться правительства, создать общую атмосферу неуверенности и страха. В таких условиях проще диктовать свои условия, добиваться эрозии западного общества, часть членов которого ради сохранения привычного благополучия очень скоро может потребовать от властей пойти навстречу террористам, в той или иной мере удовлетворить их притязания.

Разумеется, обозначенные выше три главные цели террористов могут иметь вариации, свое преломление не только в отношении США, но и других регионов и государств, включая и Россию. Если же обобщить, - то экстремистами предпринята наглая, за гранью доступного в условиях цивилизованного общества попытка взорвать существующий миропорядок, разрушить стратегическую стабильность, ввергнуть мир в пучину хаоса и анархии.

Причем, что особенно опасно: в действиях глобальных террористов отсутствует видимое рациональное начало. Да, можно домысливать, какие цели они могли преследовать, идя на осуществление терактов в США, но совершенно необъяснимо, что же реального, кроме гибели невинных людей и провоцирования вселенского хаоса, за всем этим стоит. Даже фашисты, развязывая вторую мировую войну, ставили перед собой достижение вполне конкретной цели - установление нового порядка, основанного на нацистских идеологических постулатах. Верится с трудом, что нынешние террористы-невидимки всерьез рассчитывают на распространение жестких исламских нравов и обычаев на США, Европу, включая Россию, Японию, Китай и т.д. Тогда получается, что ими движет только маниакальное желание покарать неверных. Это, естественно, резко сужает поле для какого-либо дипломатического маневра, делая применение силовых мер в отношении террористов по сути безальтернативным.

Сегодня терроризм выходит на новую орбиту. Хотя этому явлению не одна сотня лет, международное сообщество, однако, до сих пор не достигло общего и четкого понимания, что считать терроризмом. И это в принципе объяснимо, потому что зачастую бывало трудно провести ту грань, которая отделяла терроризм от классовой или национально-освободительной борьбы. Сегодня, однако, выработка единого и общепризнанного определения терроризма становится абсолютным императивом международного сообщества, в том числе и в качестве страховки от односторонних действий тех или иных государств, которые могут трактовать различные события в выгодном для себя плане, что только будет добавлять анархии в международные отношения, и без того серьезно разбалансировавшиеся. Отметим в этой связи, что термин "государственный терроризм" в последние годы прочно вошел в международный лексикон и ассоциируется с противоправными действиями государств, идущими вразрез с Уставом ООН и нормами международного права. Однако в чисто юридическом плане, отбросив в сторону газетную звучность, в подобных случаях, конечно же, более правильно употреблять термин "агрессия".

Что же касается "классического" терроризма, то он в прежние времена имел, как правило, классовые корни и индивидуально-адресный характер. Террористы, обычно представлявшие радикальные крылья политических течений, "зацикливали" свои действия на конкретных личностях из числа власть предержащих, выбранных ими по тем или иным причинам в качестве объектов для показательного наказания. При этом гражданское население, рассматривавшееся ими под классовым углом зрения, обычно не втягивалось в сферу террористической активности. Более того, совершая тот или иной "акт классового возмездия", террористы как раз рассчитывали на поддержку и сочувствие населения.

Качественно новое измерение терроризму придал его переход на религиозно-политическую основу.

Наиболее благодатной почвой оказался ислам. Для приверженцев террористических методов борьбы за свои убеждения из числа адептов крайних проявлений ислама не существует ограничителей гуманистического, нравственного, просто рационального порядка против совершения массовых убийств. При этом террорист-смертник не щадит и себя самого, совершая в своем понимании подвиг во имя своей веры и рассчитывая на получение высшей благодати от Аллаха. В этом смысле недавние всколыхнувшие весь мир теракты в США отличаются от подобных акций, скажем, на Ближнем Востоке лишь своими поистине грандиозными масштабами, но не сутью. Ясно, что современные террористы из числа религиозных фанатиков готовы на все. Поэтому еще более варварские преступления с использованием ядерного, биологического, химического оружия и т.п., к сожалению, вполне возможны.


Корни современного терроризма

Современный терроризм возник не на голом месте. В значительной степени - это субпродукт "холодной войны". Причем в становление исламского фундаментализма, переросшего впоследствии на отдельных направлениях в терроризм, свой солидный вклад внесли США. При этом необходимо подчеркнуть, что Соединенные Штаты, увлекаясь противодействием тем или иным новым вызовам своей безопасности, как показывает опыт, зачастую весьма плохо просчитывают долговременные последствия своих действий. Так было, в частности, с талибами и другими мусульманскими группировками, выпестованными ими для борьбы с Советским Союзом в Афганистане.

Общепризнанно, что ввод советских войск в Афганистан был серьезной стратегической ошибкой Москвы. Конечно, для всех было бы лучше, если бы пресловутой апрельской революции в этой стране не было вовсе. Но случилось то, что случилось, причем афганскую революцию никто из Москвы не подталкивал. Это известно достоверно.

Тем не менее, ради справедливости, подчеркнем, что СССР поддерживал в Афганистане те силы, которые ставили перед собой цель вырвать эту страну из оков средневековья, значительно повысить общеобразовательный и культурный уровень его жителей, создать условия для развития национальной экономики. Американцы же, всеми силами противодействовавшие усилению влияния Советского Союза в Центральной Азии и на Ближнем Востоке, сделали ставку на тех, кто противостоял светской власти в Кабуле под знаменем воинственного ислама. Причем они, совместно с Пакистаном, сплотили, обучили, вооружили, профинансировали эти силы, то есть оказали им весь комплекс необходимых услуг для успешной борьбы с кабульским режимом.

Среди воспитанников американских инструкторов был и сегодняшний враг номер один Соединенных Штатов, саудовский миллионер У.бен Ладен, натасканный ими для борьбы с советскими войсками и промосковскими афганцами. Именно американские педагоги научили его, где и как нужно скрываться, чтобы оставаться невидимкой, как и по какому принципу создавать террористические организации, способные раскинуть свои сети в различных странах мира. Не здесь ли первопричина высокой террористической "эффективности" головной бенладеновской организации "Аль-Каеда", которая, по информации западных СМИ, имеет свои ячейки в более чем 60-ти странах, включая и США, и разгром которой провозгласил Вашингтон своей приоритетной целью?

Возникает большой вопрос: неужели в Вашингтоне не знали, с кем имеют дело, или это было для американцев несущественно и они действовали по принципу: хоть и мракобес, но наш мракобес? Во всяком случае, если бы Вашингтон в свое время не дал добить правительство Наджибуллы, а реально содействовал успеху внутриафганских переговоров, которые, если бы так захотели за океаном, вне всякого сомнения, могли бы привести к созданию в Кабуле - может быть, и в муках - коалиционного правительства, то сейчас мы бы имели в Афганистане качественно иную ситуацию, и это государство точно не было бы рассадником и оплотом международного терроризма.

Однако в кабинетах монументальных зданий на берегах Потомака восторжествовало стремление окончательно раздавить во многом мнимого кабульского врага, совершенно не считаясь с последствиями этого стратегически ошибочного шага. А ведь последний промосковский афганский руководитель Наджибулла был высокообразованным человеком, происходившим из знатного пуштунского рода. Уж точно не чета талибскому руководству. Американцы, при наличии на то желания, смогли бы найти общий язык с Наджибуллой и его сторонниками, как сейчас они прекрасно сотрудничают с нынешними лидерами среднеазиатских государств, бывшими прежде видными деятелями КПСС, а лучшего друга США, чем в недавнем прошлом суперкоммунист из солнечной Грузии Шеварднадзе, вообще в мире не сыскать. Но в Вашингтоне победила достаточно примитивная логика: Афганистан от нас, американцев, далеко, за морями и океанами, а талибы - в азиатском подбрюшье России. Пусть они постоянно докучают "русскому медведю" и его среднеазиатским друзьям по СНГ. А мы будем каждого из них учить, что делать.

Есть и другое обстоятельство более общего порядка, о котором также нельзя не сказать. Американцы вполне искренне считают себя "пупами земли", светочами свободы и справедливости, а свою страну - раем земным. Они не менее искренне убеждены в том, что все, что бы они ни делали - абсолютно правильно, а что бы ни говорили - истина в последней инстанции. Соответственно, в их понимании те, кто живет и хочет продолжать жить несколько иначе, чем они, это недоумки, блудные дети, которых надо постоянно наставлять на путь истинный. Выражаясь более наукообразным языком, речь идет о глобальной экспансии американского образа жизни, которая целенаправленно проводилась Вашингтоном на всем протяжении послевоенной истории (имеется в виду Вторая мировая война) и которая особенно усилилась после распада СССР, исчезновения советского блока и дискредитации научного коммунизма как одного из крупнейших социально-политических учений современности. Тогда же у США возникла иллюзия мнимой безальтернативности их "американской мечты", и они явно "пережали" с навязыванием ее атрибутов "остальному миру".

В этот же период времени американцы довольно нагло дали всем понять, что они - государство номер один в мире, которое намерено устанавливать свои порядки на международной арене, не считаясь ни с чем, в том числе и Уставом ООН. Агрессия НАТО против Югославии в 1999 г. при заглавной роли в ней США и продолжающиеся на протяжении нескольких лет систематические бомбежки авиацией США и Великобритании территории Ирака являются вопиющим нарушением основополагающих норм международного права, и какими бы предлогами или концепциями, типа пресловутой "гуманитарной интервенции", они ни прикрывались, противоправность таких действий очевидна.

В том же духе действовали США и на экономическом фронте. Они в полной мере использовали в своих интересах выгоды от процесса глобализации, совершив в эти годы серьезный научно-технический рывок и обеспечив себе прочные позиции лидера мировой экономики. Столь продолжительного периода процветания и бескризисного развития американская экономика не знала более полувека. В результате резко усилились позиции доллара, который, по сути дела, стал второй (а реально и первой) валютой в 80% государств мира. Американские "баксы", вывозимые в ежедневном режиме в другие страны самолетами, превратились чуть ли не в главную статью экспорта США. Естественным образом все это положительно сказалось на далеко не безбедном уровне жизни американцев, который заметно вырос.

Вот тут бы американцам проявить свою щедрость, поделиться с теми странами, уровень жизни населения которых отчаянно низок. Но нет. США на это в реальном, а не пропагандистском измерении не пошли. Об этом красноречиво свидетельствуют, в частности, документы ООН. Ее генеральный секретарь Кофи Аннан, который своим избранием, а затем и переизбранием на этот пост во многом обязан именно американцам, не устает бить в колокола, привлекая внимание мирового сообщества, и прежде всего наиболее развитых государств, к продолжающей углубляться пропасти в уровнях жизни между богатыми и бедными странами, подчеркивая, что в этом - один из корней нестабильности в мире.

О том же говорят и развивающиеся страны.

Сошлемся для примера на Итоговый документ ХIII Конференции Движения неприсоединения на министерском уровне, прошедшей в апреле прошлого года в Картахене (Колумбия). В нем отмечено следующее: "Продолжает расширяться разрыв между развитыми и развивающимися странами... Мы вновь подтверждаем, что проблемы, связанные с бедностью и социальным неравенством, не только далеки от преодоления, но и драматически обостряются. Кроме того, мы являемся свидетелями того, что экономическая неразвитость, бедность, социальное неравенство являются источниками безысходности и новых конфликтов и что стабильность, безопасность, демократия и мир не могут укрепиться, если неравенство в мире будет продолжать углубляться". Сказано предельно ясно.

Многие развивающиеся страны напрямую связывают свои беды именно с политикой США, которые, будучи, бесспорно, самым сильным и процветающим государством на планете, не желают повернуться лицом к "третьему миру", помочь ему не на словах, а на деле. Отсюда - стойкая неприязнь, и даже нелюбовь, к американцам в целом ряде регионов мира, в том числе в Латинской Америке, ряде стран Ближнего и Среднего Востока, Африке и т.д.

Если резюмировать и сказать более привычным для "новой" России языком, то американцам следовало бы вести себя на международной арене поскромнее и более уважительно к другим странам, а в экономическом плане - "больше делиться", тем более что их нынешнее экономическое процветание - это во многом продукт благоприятного для них стечения обстоятельств, а отнюдь не их собственных титанических усилий. В этом случае отношение к ним в мире, и прежде всего в развивающихся странах, изменилось бы к лучшему. И никто бы не увидел на экранах телевизоров сцен народного ликования в некоторых странах по поводу совершенных в Америке терактов, приведших к гибели и страданиям тысяч в основном таких же, как ликовавшие, простых людей. Кстати, сказанное относится не только к США, оказавшимся вследствие драматических событий в эпицентре всеобщего внимания, а ко всем развитым странам.

Мир (большой мир), чтобы действительно стать прочным и стабильным, должен сильно измениться. Я бы даже сказал, преобразиться. Иначе "третий мир" - средоточие униженных и обездоленных - останется той естественной питательной средой, где будут размножаться бациллы ненависти и терроризма. Марксистская теория, которую некоторые ныне отвергают или о которой предпочитают не вспоминать, дает убедительное объяснение всех этих процессов. Парадокс же нынешней ситуации в том, что новый терроризм напрямую не связан с классовой борьбой, но подпитывается из прежнего источника, имя которому - социальное неравенство.

Хотел бы сказать еще несколько слов о марксизме.

Будучи во многом правильной по сути и, бесспорно, глубоко научно обоснованной теорией, марксизм на протяжении многих десятилетий оставался мощной и весьма привлекательной для значительного числа обитателей нашей планеты идеологией. Его эрозия после драматического разрушения Советского Союза породила серьезный идеологический вакуум, прежде всего в развивающихся государствах, который не смогли заполнить различные либерально-демократические теории, оказавшиеся для многих жителей "третьего мира" малопривлекательными и далекими от их насущных проблем. Не оказались в этом плане эффективными и догматы традиционных конфессий, служители которых по-прежнему воспринимаются определенной частью жителей (особенно молодежью) развивающихся стран в качестве проводников интересов власть предержащих. Отсюда растущая тяга, прежде всего в мусульманском мире, к экстремистским, воинственным интерпретациям, в частности ислама, прочтению Корана как чуть ли не прокламации, в то время как общеизвестно, что ислам, как впрочем и все мировые религии, в своей основе гуманен, миролюбив и призывает людей жить по законам морали и нравственности.

Никакая религия не может быть универсальным идейным объединителем всех народов.

Возьмем, к примеру, многострадальный Ольстер, где, казалось бы, цивилизованные европейцы одной нации, разбитые на два клана - католиков и протестантов, не могут мирно уживаться на протяжении столетий, позволяя себе и в ХХI в. варварские выходки, даже против детей. Не случайно поэтому там тоже глубокие корни пустил терроризм.

Усилившаяся в последнее время активность Ватикана, многочисленные и в отдельных случаях демонстративные поездки папы Иоанна Павла II в те страны, большая часть верующего населения которых не относится к католической пастве, также свидетельствует о наличии глубоких межконфессиональных проблем. Можно предположить, что Ватикан реализует в наши дни на практике политику католической экспансии, стремясь перекроить в свою пользу межконфессиональную карту и потеснить традиционные религии, включая и православие, в тех местах, где они исторически преобладают. Это тоже один из весьма чувствительных и взрывоопасных факторов навязывания западного образа жизни (а католическая религия - его важная составная часть) другим странам и народам.

Поэтому появление новой универсальной идеологии, сочетающей в себе все лучшее, что было у традиционных идеологий, способной объединять общества и нации, а не разрывать их на части, вовремя гасить обостряющиеся противоречия, становится императивным требованием наших дней. При этом многие абсолютно актуальные положения марксизма должны получить в ней должное отражение.


Что делать и с кем быть России сегодня?

Итак, цивилизованному человечеству брошен беспрецедентный вызов. Совершенно очевидно, что оно обязано дать должный ответ глобальному терроризму. И место России - в рядах широкой международной коалиции, которая уже объединила абсолютное большинство государств. Впервые со времен фашизма у международного сообщества появился мощный объединительный стимул: высшее зло, которому необходимо противостоять всем вместе, чтобы выжить и сохранить устои существующей на планете цивилизации.

Однако о конкретных формах и направлениях участия России в коалиции необходимо порассуждать особо. Прежде всего следовало бы прояснить, чего хотят американцы, волею судьбы оказавшиеся на острие коалиции. Можно предположить, что Вашингтону, помимо разгрома терроризма, хотелось бы сохранить и даже укрепить тот во многом однополярный миропорядок, который существовал до 11 сентября с.г. и который их во многом устраивал. Нашим же стратегическим интересам отвечало бы реальное продвижение к формированию многополюсного (более равноправного и справедливого), а посему стабильного мира.

В своем выступлении на совместном заседании палат Конгресса 20 сентября президент США Дж.Буш изложил то, как Соединенные Штаты намерены бороться с терроризмом.

Эта война, по словам американского лидера, "может включать как массированные удары, которые можно наблюдать по телевидению, так и скрытые операции, которые будут оставаться, даже в случае их успеха, в секрете. Мы перекроем все каналы финансирования террористов, повернем их друг против друга, будем гонять их с места на место, лишая их пристанища и не давая ни минуты покоя. Мы будем преследовать те нации, которые помогают или укрывают террористов". И далее следует весьма симптоматичная фраза: "Сегодня все нации во всех регионах должны принять решение: или они с нами, или вместе с террористами". То есть, иными словами, кто не с нами, тот против нас.

Как видно, американцами замышляется длительная глобальная война, в жернова которой теоретически могут попасть многие государства, и, прежде всего, те, которые Вашингтон в последние годы относил к категории "изгоев". При этом США в традиционном для себя стиле будут, по всей вероятности, вести крупномасштабные боевые действия далеко за пределами своей территории, оставляя для внутреннего потребления "вылов" различных подозреваемых в связях с террористами, что можно превратить в неплохое телевизионное шоу, а также различные операции на экономическом и финансовом фронтах, направленные на выявление связанных с террористами фирм и соответствующих банковских счетов, и "бои" со всевозможными врагами в интернет-пространстве.

Для России, в принципе, неплохо, если американцы разберутся с движением "Талибан" в Афганистане, которое, по словам Дж.Буша, "не только угнетает собственный народ, но также и несет в себе угрозу всему человечеству, финансируя, укрывая и снабжая террористов". В этом случае исчез бы главный дестабилизирующий фактор в Средней Азии. При этом, однако, нельзя исключать, что, начав новую заварушку, американцы в дальнейшем постараются от нее поэтапно дистанцироваться, переложив бремя проведения "грязной работы" на других. Нам жизненно важно не дать втянуть себя под любыми предлогами в новую войну. Именно жизненно важно. Советский Союз, а затем, и Россия в той или иной мере участвуют в разных войнах уже на протяжении более 20 лет. За это время выросло новое поколение россиян! Страна, ее народ устали от войн и катаклизмов. При этом надо обязательно учитывать то, что мы реально не выигрывали войн с момента окончания Великой Отечественной. Поэтому та далекая победа по-прежнему остается главным источником нашей ратной славы. Но с тех пор прошло уже более полувека и генетическое чувство победителя, которое было у прежних поколений, сейчас отнюдь не свойственно новой генерации наших граждан, тем более сильно дезориентированных в результате неоднозначных процессов, пережитых страной в последнее десятилетие. Нельзя забывать, что афганский синдром стал одним из главных факторов, приведших к распаду Советского Союза, казавшегося незыблемым монолитом. Вспомним и то, с каким превеликим трудом США выбирались из послевьетнамской морально-психологической депрессии. Еще раз подчеркну: Россия новой крупной войны может просто не вынести, и поэтому каждый ход на этом поле должен многократно и предельно скрупулезно просчитываться. Слишком высока цена возможной ошибки.

Американцы, конечно, правильно говорят, что намерены бороться не с исламом, а с террористами, прикрывающимися именем Аллаха. Для нас, россиян, именно такое понимание грядущего противоборства просто архиважно. Основа основ благополучия России - мирное сосуществование населяющих ее народов, уважительное отношение к их религиозным пристрастиям. В нынешней ситуации свое весомое слово призваны сказать иерархи всех конфессий Государства Российского. Почему бы им всем вместе не выступить с инициативой создания некоего подобия межконфессиональной ООН. Такого форума у религиозных объединений нет. Да и в принципе представители различных церквей, наставляя нас, мирян, на путь истинный, к сожалению, плохо находят общий язык друг с другом. В современной тревожной обстановке это становится очень большим упущением. "ООН мировых церквей" могла бы стать тем местом, где они вырабатывали бы общие подходы в интересах всех наций и народов мира по наиболее злободневным проблемам современности, включая и борьбу с терроризмом. Если бы все религиозные конфессии выступили с единым мощным призывом к миру и согласию всех людей на планете, это могло бы остудить многие горячие головы, ослепленные ненавистью и готовые творить новые злодеяния. Мы вправе рассчитывать и на более активные действия со стороны наших уважаемых муфтиев, которые призваны развернуть борьбу, в том числе и теоретическую, за чистоту ислама.

Что же касается сотрудничества российских спецслужб с их коллегами на Западе по организации противодействия терроризму, то это их святая обязанность. Здесь должны быть задействованы абсолютно все каналы, включая и совместное проведение точечных спецопераций.

Политическим центром координации антитеррористических усилий международного сообщества призвана стать Организация Объединенных Наций, в стенах которой так много в последнее время было сказано о необходимости общих ответов на вызовы современности. Сейчас для этого есть более чем конкретный повод.

* * *

Для цивилизованного сообщества наций, в числе которых и Россия, настал своего рода момент истины. Оно призвано дать согласованный мощный отпор вызову, брошенному ему глобальным терроризмом. Но в азарте этой борьбе нельзя перегнуть палку. События могут начать развиваться по законам "цепной реакции", и в этом случае человечество рискует быть ввергнутым в пучину вселенской бойни, о масштабах которой можно только догадываться. Будем верить, что худшее обойдет нас стороной.

* * *

P.S. Данная статья была написана до того, как США приступили к нанесению ракетно-бомбовых ударов по территории Афганистана. Произошло это 7 октября. Как бы ни пришлось запомнить эту дату надолго. Почти месяц после трагических событий в Нью-Йорке и Вашингтоне мир ждал развязки. Все понимали: что-то должно произойти. Пауза затягивалась.

И все же первые сообщения о сильных взрывах в Кабуле и Кандагаре прозвучали неожиданно. Даже ожидая войну, человек продолжает инстинктивно верить в лучшее, в то, что войны не будет. Так, наверное, было и в 1914-м, и в 1939-м, а для советских людей - и в 1941-м годах. Война не нужна простому человеку: не он ее развязывает и уж тем более ничего не получает по ее результатам. А вот все тяготы лихолетья выпадают именно на него.

Американцы не стали изменять себе и избрали самый предсказуемый, самый простой, самый эффектный, с точки зрения воздействия на национальное общественное мнение, где по-прежнему сильны ура-патриотические настроения, но не обязательно самый эффективный - грубо силовой вариант ответа террористам.

Стратегический замысел США очевиден: ликвидировать инфраструктуру террористов, их тренировочные лагеря и одновременно сломать хребет режиму талибов, которые превратили контролируемую ими часть Афганистана в общемировой центр исламского экстремизма.

В то же время массированные бомбардировки Афганистана вызвали также вполне прогнозируемую реакцию: массовый взрыв негодования и резкий всплеск антиамериканских настроений в целом ряде мусульманских стран и усиление пацифистских, антивоенных тенденций, прежде всего, в некоторых государствах Западной Европы. Отнюдь не однозначно восприняты действия США и в России, граждане которой сразу почувствовали в воздухе запах "большой войны".

Вполне можно предположить, что вскоре на смену ореолу мучеников и невинных жертв террористов, который американцы приобрели после трагедии 11 сентября, вновь придет традиционное восприятие США как международного жандарма нашего времени, а их вооруженных сил - как сообщества трусливых вояк, способных разве что на бомбежки в ночных условиях с запредельных высот или с использованием крылатых ракет целей, которые на поверку оказываются совсем невоенными. И никакое сбрасывание с "бортов" гуманитарной помощи не сможет стать некой компенсацией за невинные жертвы среди мирного афганского населения.

Не нужно обладать выдающимися прогностическими способностями прорицателей древности, чтобы предположить, что через какое-то время может начаться эрозия широкой международной антитеррористической коалиции, прежде всего, ее мусульманской составляющей. Правительства государств, где преобладают или весьма сильны сторонники ислама, раньше или позже будут вынуждены отреагировать на настроения местной общественности и начнут дистанцироваться от полной поддержки действий американцев и их железобетонных сателлитов. Такой ход дел, конечно, нежелателен, поскольку будет отвечать замыслам террористов, которые очень хотели бы расколоть единый фронт отпора экстремизму, сформировавшийся после 11 сентября.

В каком направлении может пойти развитие событий в ближне-и среднесрочной перспективе, особенно после перехода антитеррористической операции в сухопутную фазу, когда в дело должны быть брошены американские и британские спецназовцы? Велика вероятность разрастания конфликта вширь. В его мясорубку могут уже скоро попасть Узбекистан и Таджикистан, расположенные к северу от Афганистана, и Пакистан и Индия - к югу.

Особенно опасен южный вектор. В результате массовых беспорядков, заговора, теракта - словом, чего угодно - может пасть правительство генерала Мушаррафа (кстати, однажды ложное сообщение на этот счет уже появлялось в СМИ) и к власти в Пакистане придут союзники талибов и бен Ладена. В результате этого может появиться возможность прямого доступа экстремистов к ядерному оружию. По меньшей мере половину населения Пакистана власть исламских радикалов не устроит. А это - прямой путь к гражданской войне. В стороне, конечно же, ни при каких обстоятельствах не останется Индия, которая будет действовать в унисон с американцами.

Во-первых, индийцы попытаются воспользоваться кризисом в соседнем государстве и раз и навсегда решить в свою пользу все проблемы, которые накопились у них во взаимоотношениях с Исламабадом.

Во-вторых, Дели будут стараться ни в коем случае не допустить попадания ядерного оружия в руки исламских фанатиков и пойдут ради этого на прямую интервенцию в Пакистан.

Рано или поздно в конфликт втянется и Иран, который вряд ли будет безучастно смотреть за тем, что происходит у его границ. Совершенно очевидно, что с удовольствием поучаствует в заварухе и Багдад, тем более если повод для его подключения к ней дадут американцы, осуществив какую-нибудь антииракскую акцию. Не останутся в этом случае в стороне и другие ближневосточные радикалы, а также Израиль. Таким образом в пожаре войны вполне может оказаться значительная часть Южной и Средней Азии и Ближнего Востока, где проживают сотни миллионов людей и где есть ядерное оружие.

Заметно нарастает напряжение и на Западе. Американцы уже свыклись с мыслью о неизбежности новых терактов и воспримут их как данность. Вполне можно говорить о появлении нового вида болезни - террофобии, как разновидности острого нервного расстройства. Многие граждане США готовы реагировать, причем зачастую в весьма острой форме, на все то, что кажется им хоть в малейшей степени подозрительным. И для этого в принципе есть основания. Случаи сибирской язвы во Флориде уже не гипотетически, а вполне серьезно позволяют ставить вопрос о возможном начале применения террористами, пока, правда, в ограниченных масштабах, биологического оружия. Как долго сможет продержаться американское общество под прессом постоянного, угнетающего страха, сказать трудно. Массовую проверку на прочность в экстремальных условиях проходит сегодня человеческая психика. Подобных экспериментов человечество еще не знало и, соответственно, их результаты могут быть самыми неожиданными.

Россия пока не стремится попасть в эпицентр афганской фазы антитеррористической операции. И это вполне благоразумно. Хотя, где та невидимая грань, отделяющая гуманитарные и поисково-спасательные операции от, скажем, полноценного тылового обеспечения сил коалиции, в принципе, не совсем ясно и перейти ее не составило бы большого труда, причем совершенно незаметно для широких кругов российской общественности. Настораживает и то, что продолжает увеличиваться совокупность факторов, способных при известном стечении обстоятельств привести к постепенному втягиванию России в конфликт, от чего США, несмотря на заверения противоположного характера, конечно же, не отказались бы.

Прежде всего это связано с крайне опасной перспективой распространения конфликта на территории Узбекистана и Таджикистана, являющиеся южной границей СНГ, а по сути дела, и России. Кроме того, безусловно, не является случайным резкое обострение обстановки в Абхазии. Последние события в этом регионе многими невидимыми нитями связаны с тем, что происходит в Чечне и дальше - в Афганистане. Для России же это - новый нарыв, тем более что стабильность в Абхазии напрямую связана с присутствием там российских миротворцев.

Оптимальный для антитеррористической коалиции вариант - скорейшее завершение военной операции в Афганистане, утверждение там жизнеспособного, признанного международным сообществом и опирающегося на его поддержку правительства, способного оказывать реальное содействие в окончательной ликвидации террористической "малины" в этом государстве. После чего коалиции, и прежде всего американцам, необходимо будет сосредоточиться на "точечной" и адресной борьбе с террористами, поскольку всем ясно, что авианалеты и бомбежки - это не лучшее средство противодействия "невидимкам".

Одновременно международное сообщество обязано предпринять реальные усилия по ликвидации социально-экономических корней терроризма. Бен Ладен и, вероятно, какая-то часть его сподвижников - люди очень даже состоятельные, а сам лидер - мультимиллионер. Но вот те многие тысячи людей с фанатичным блеском в глазах, выходящие сегодня на улицы мусульманских городов, являются самыми настоящими "униженными и оскорбленными", для которых жизнь - мука, а на небесах, как уверяют властители их душ на Земле, их ждет вечный рай. "Мир богатых" должен реально продемонстрировать свое намерение помочь "миру бедных", а не отгораживаться от "второсортной части планеты" все новыми и новыми барьерами. Иначе стабильности в мире не будет, и никакая сверхвооруженность отдельных стран, никакие национальные системы ПРО не помогут сохранить в целостности и сохранности "оазисы" роскоши и процветания.

Однако вернемся к военной акции в Афганистане. Самые худшие сценарии углубления конфликта непосредственно связаны с его продолжительностью. Чем быстрее закончатся "военные игры" наяву и начнется реальная и эффективная штучная антитеррористическая работа, тем лучше для всех, тем больше шансов, что мир избежит тотальной бойни, тем меньше вероятность того, что в большую войну втянут и Россию.

А.СЕНТЯБРЕВ
политолог
Обозреватель - Observer
2001 г
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован