03 декабря 2008
11045

Первая власть призвала третью к реформе

Main 20081202220324
Президент России Дмитрий Медведев выступил вчера на VII Всероссийском съезде судей, который собирается раз в четыре года, с предложениями по реформированию третьей власти страны.

Открыв съезд, президент поздравил судей с новым праздником - Днем юриста, который в этом году отмечается впервые. Затем глава государства призвал внести в законодательство поправки. Их цель - значительно усилить ответственность за неисполнение судебных вердиктов, чтобы повысить авторитет правосудия. Для представителей третьей власти Медведев, в частности, призвал упростить процедуру переаттестации, чтобы не отвлекать их от работы пустыми формальностями, а также предложил увеличить количество квалификаций судей с существенной разницей в оплате за каждый класс. Это должно подтолкнуть судей к повышению своей квалификации.

Чтобы сократить судебную волокиту до разумных сроков, а также в рамках общей кампании по преодолению правового нигилизма Медведев призвал расширить гласность в работе судов, в том числе и с помощью интернета, а также открыть в российской глубинке сеть бесплатных государственных юридических консультаций.

О деятельности судов общей юрисдикции в 2007-2008 годах

В суды по первой инстанции в прошлом году поступило 1,174 млн уголовных дел. Рассмотрено 2,41 млн представлений, ходатайств и жалоб в порядке уголовного судопроизводства. Число гражданских дел, принятых к производству этими судами, составило 9 млн, а дел об административных правонарушениях - 5,553 млн. Всего по первой инстанции было рассмотрено 18 млн дел.

За последние 10 лет объем гражданских дел, рассмотренных по первой инстанции, вырос в два раза. Увеличение числа гражданских дел обусловлено значительной долей исковых требований юридических лиц к физическим, составляющей сейчас более 60% от всех исков.

Среднемесячная нагрузка на одного федерального судью в районном суде составила по итогам первой половины 2008 года по первой и апелляционным инстанциям 3,6 уголовного дела, 13,6 гражданского дела и 12 дел об административных правонарушениях.

Среднемесячная нагрузка на одного мирового судью составила 6,5 уголовного дела, 91,6 гражданского дела и 71,4 дела об административных правонарушениях.

Кроме того, Верховный суд, который является субъектом законодательной инициативы, продолжает и законотворческую работу. За последние девять лет он внес на рассмотрение Госдумы 57 законопроектов, 20 из которых были приняты.

В 2006 году Верховный суд внес проект федерального закона "Об обеспечении прав граждан и организаций на информацию о судебной деятельности судов общей юрисдикции в РФ", а в 2008 году - проект федерального конституционного закона "О возмещении государством вреда, причиненного нарушением права на судопроизводство в разумные сроки и права на исполнение в разумные сроки вступивших в законную силу судебных актов".
Из справки аппарата Верховного суда для участников VII съезда судей

Завершив вступительную речь, Медведев занял место в президиуме и затем очень внимательно прослушал выступления председателей высших судов. Было видно, что многое он записывал. Его интерес был очевиден, потому что необходимость совершенствования судебной системы Медведев заявлял еще как один из основных своих предвыборных тезисов.

Президент пообещал после окончания съезда встретиться с председателями высших судов и по всем вопросам, по которым они придут к единому решению, инициировать поправки в законодательство.

"Позвоночное право" ищет новые формы

Особое внимание в своем вступлении Медведев уделил авторитету и независимости судов. Он отметил, что законодательно созданы все условия для того, чтобы суды были независимы, однако де-факто судей все-таки склоняют к необъективным решениям, что подрывает их авторитет.

Медведев отметил, что "телефонное право" и подкуп уже не используются в этих целях. Чтобы склонить судей к неправосудным решениям, уточнил президент, устраиваются кампании по распространению клеветы.

Президент отметил, что нужно ответственно подходить к назначению судей и выбирать кандидатов с отличным юридическим образованием, обладающих высоким профессионализмом и безупречной репутацией.

Он сказал, что большинство действующих судей соответствуют этим характеристикам. Однако, к сожалению, многие из них, отметил президент, досрочно прекращают свои полномочия, причем не по своей воле.

Медведев винит в этом плохую работу квалификационных комиссий, которые выдвигают кандидатов в судьи. В связи с этим он предложил создать единый дисциплинарный орган, который будет принимать решения о наложении взыскания на судей.

Очень внимательно президент слушал доклад председателя Верховного суда Вячеслава Лебедева. После того как он вернулся в президиум, Медведев сразу же начал обсуждать с Лебедевым его выступление, переполненное статистическими данными, хотя уже начал выступать председатель Высшего арбитражного суда Антон Иванов.

Альтернатива массовым "посадкам"

Когда выступили с докладами трое руководителей высших судебных инстанций страны, президент снова взял слово. Он перечислил те тезисы, которые готов поддержать, и, как заметили в аудитории, главным образом поддерживал идеи Лебедева.

В частности, он согласился с председателем Верховного суда в том, что необходимо больше применять альтернативные меры пресечения, такие как залог, домашний арест и исправительные работы. Ведь суды слишком часто в качестве наказания за мелкие преступления назначают такую меру наказания, как лишение свободы.

"В нашей стране огромное количество людей проходит через такую меру наказания, как лишение свободы, тюрьма, - подчеркнул Медведев. - Мы прекрасно знаем, как это отражается впоследствии на их общественных установках, насколько сложна их социализация в дальнейшем".

К тому же президент согласился с тем, что необходимо часть тяжких преступлений перевести в разряд правонарушений средней тяжести, около 180 мелких преступлений вывести из сферы уголовного правосудия и переквалифицировать их на административные правонарушения.

"Я всегда ориентируюсь на назначение более мягкого наказания", - призналась в интервью корреспондентам "Газеты" судья Медведковского районного суда Республики Марий Эл Ирина Минеева, принимающая участие в работе съезде. Арест в качестве меры наказания (а не пресечения), т.е. без отправки в колонию или тюрьму, по ее словам, не применяется с момента принятия Уголовного кодекса в 1996 году, так как нигде не определен ни порядок применения этой меры, ни органы, которые должны обеспечивать его исполнение.

По сути, законодателем не определен механизм применения этих мер наказания, так как остается неясно, где будет содержаться осужденный и как.

"Должны быть созданы специальные службы, которые бы исполняли наказание: обеспечивали бы содержание осужденного и его охрану", - считает Минеева.

С ней согласен судья Кемеровского областного суда Олег Арикайнен. "Никто не заинтересован в том, чтобы сажать людей. Надо искать другие способы. Законодатель должен предложить, а мы - уже выбирать, - пояснил он корреспондентам "Газеты". - Сегодня судьи ограничены в выборе наказания: как правило, это либо реальное, либо условное лишение свободы. Получается то слишком жесткое наказание, то слишком мягкое".

Касаясь вопроса о защите судей от давления, и Минеева, и Арикайнен считают, что судьям не нужны дополнительные механизмы защиты. "Все зависит от принципиальности судьи и неизбежности наказания. Если судья боится, он может пойти к председателю и отказаться от дела, - подчеркнул Арикайнен, уточнив, что на него еще никто не пытался оказать давление. - Изолировать судью от общества невозможно. При желании его можно подловить где угодно, хоть в темном переулке, хоть в очереди в магазине".

Покушение на судебный суверенитет

Президент не оставил без внимания выступления председателя Высшего арбитражного суда Антона Иванова и председателя Конституционного суда (КС) Валерия Зорькина. В ответ на высказывание Иванова о том, что Минфин в условиях финансового кризиса вряд ли выделит средства на модернизацию судебного производства, Медведев пошутил, что Минфин и без кризиса не дал бы много денег. "Но он должен выделять необходимое количество средств на поддержание работы судов, - продолжил президент. - Судебная система не должна быть бедной".

Зорькин в своем выступлении возмутился постоянным ростом жалоб россиян в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Председатель КС убежден, что большинство дел, с которыми россияне обращаются в Страсбург, можно решить внутри страны. Он заявил, что вал исков в международные суды подрывает судебный суверенитет России. Медведев не смог пропустить такое замечание, но был более сдержан в оценке. Он согласился, что ЕСПЧ не должен подавлять российское правосудие, но при этом система должна работать эффективно. Поэтому Медведев, чтобы пресечь дальнейшие жалобы со стороны КС, поручил свести к минимуму число обращений россиян в международные суды.

Новая вертикаль внутри судебной системы

Уже на этом съезде может быть наконец завершена дискуссия вокруг введения административных судов, в которых россияне теоретически могли бы оспаривать решения государственных служащих. Появления такой ветви внутри третьей власти требует от России уже ратифицированная в стране конвенция Совета Европы. Президент также призвал судей принять окончательные решения, направленные на реформу административного судопроизводства. "В вопросе, куда нужно двигаться, должна быть поставлена точка. Нужно или достичь консенсуса, или принять решение. Бесконечно обсуждать этот вопрос не имеет смысла", - подчеркнул президент.

Проблема необходимости создания административного судопроизводства поднималась уже не раз. "Такие суды, скорее всего, будут рассматривать все дела, которые вытекают из административного кодекса", - считает Минеева. Однако некоторые судьи склоняются к тому, что в юрисдикцию этих судов попадут дела об обжаловании действий должностных лиц и органов власти.

При этом создание отдельных самостоятельных административных судов находит поддержку не у всех судей. "Хотелось бы видеть единую систему судов", - признается Арикайнен. По его мнению, уже сейчас существует слишком много самостоятельных ветвей судебной власти: конституционная, арбитражная, суды общей юрисдикции, проекты административных и ювенальных судов.

Какое из предложений в рамках судебной реформы наиболее реформаторское?

ПАВЕЛ КРАШЕНИННИКОВ, председатель комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству (фракция "Единая Россия"):

- Чтобы судебный процесс был скорый, честный и бескоррупционный. Наверное, в этом ничего реформаторского нет, но с помощью этого мы сможем обеспечить и решить многие вопросы.

Очень правильно президент Медведев сказал о том, что наша судебная система должна быть выстроена таким образом, чтобы международные суды, в частности Страсбургский суд, не подменяли собой российское правосудие. Ведь туда действительно поступает огромное количество жалоб, которые могли бы быть рассмотрены в России. Наши суды вполне компетентны, чтобы решать, скажем, те же вопросы.

Правда, тогда нам надо будет внести в законодательство некоторые поправки, связанные в первую очередь с деятельностью Верховного суда. Есть еще очень важный вопрос, касающийся компенсации вреда, связанного с долгим рассмотрением судебных споров. Сделать эти поправки вполне реально, и в начале следующего года мы их осуществим.

ВАЛЕНТИН СТЕПАНКОВ, президент ЗАО "Юкей-Консалтинг", бывший генпрокурор России:

- Во-первых, необходимо совершенствование судопроизводства в сторону сокращения сроков по всем видам процессов (по уголовным, гражданским и арбитражным делам) и в сторону повышения ответственности как истцов, так и ответчиков.

Это общая беда любого человека, потому что в суды перенесена огромная масса споров и конфликтов, которые раньше разрешались либо административно, либо через вмешательство прокуратуры. Но, оказавшись перед лицом суда, люди обречены на многомесячное и даже чуть ли не многолетнее хождение туда.

Во-вторых, нужно усиление принудительных, более жестких мер, которые бы обеспечивали выполнение судебных решений. Да, мы знаем, что у нас есть судебные приставы, которым дали погоны и дубинки, мол, пусть они и исполняют свои функции. Они и исполняют, но в рамках того закона, который и позволяет им делать это. Однако нужно усиливать и конкретизировать именно эту нормативную базу, которая позволит более эффективно добиваться исполнения судебных решений.

А что касается привлечения к ответственности, назначений и переназначений, а также сроков пребывания в должности судей и прокуроров - все это дела корпоративные, которые не столь важны для простого гражданина.

ГЕНРИ РЕЗНИК, президент Адвокатской палаты Москвы, член Общественной палаты:

- Прозрачность и открытость судебной системы. Нужно, чтобы был создан электронный банк данных и каждый желающий мог ознакомиться с любым решением суда (естественно, исключая те решения, где проходят государственные и другие охраняемые тайны). Кстати, первое чтение этот закон прошел еще в 2006 году.

Что касается, скажем, оплаты труда судей, то с этим сейчас дело обстоит совсем неплохо. Например, для провинции, где у районного судьи выходит 50-60 тысяч рублей в месяц, такое жалованье вполне прилично. А вот сотрудникам суда, безусловно, зарплаты поднимать нужно.

Еще на съезде судей Дмитрий Медведев говорил, что очень важным является повышение доверия граждан к суду. Но добиться этого, по-моему, будет очень тяжело, потому что на протяжении всего существования нашего прелестного советского режима проходило отчуждение населения от власти. Вмиг это не преодолеешь, и как раз открытость и прозрачность судебной системы будет этому содействовать как нельзя лучше.

АЛЕКСАНДР МЕЛИКОВ, бывший судья Дорогомиловского суда города Москвы:

- Самое главное - создать реальную независимость судей. Но все зависит от общества, которое у нас тоже зависимое, а судьи из него и идут.

Я согласен, что уже давно нет административного давления на судей. Подобное сейчас возможно разве что где-то в провинции, где жизнедеятельность судов сильно зависит от местной власти. А в крупных регионах по звонку "с просьбочкой", скажем, от префекта сегодня, конечно, людей не судят. Да, существует наказание, соразмерное услуге, но это уже не давление, а коррупция.

Сейчас основное давление на судей исходит от председателей судов. А ведь у нас уже давно обсуждался вопрос о том, чтобы в порядке эксперимента председателей судов избирать, а не назначать.

Я знаю, что в одном районном суде Москвы за четыре года под нового председателя произошла практически полная смена состава судей. Получается, что он набрал полностью новый коллектив и теперь эти люди ему чем-то обязаны. То есть председатель этого суда построил коллектив, зависимый от него и им контролируемый.

02.12.2008 / АНАСТАСИЯ НОВИКОВА, АНАСТАСИЯ МИХАЙЛОВА, подготовил АЛЕКСАНДР САРГИН
Материал опубликован в "Газете" N230 от 03.12.2008г.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован