07 декабря 2007
1389

Первые годы свободной торговли

Потом наступили новые времена и в Астрахани (да и в других городах тоже) возникла уличная торговля. Благодаря знаменитому и очень прогрессивному Указу Президента РФ от 29 января 1992 г. N 65 "О свободе торговли". В нем устанавливалось, что (цитирую фрагмент изначального текста) предприятия и граждане осуществляют торговлю (в том числе с рук, лотков и автомашин) в любых удобных для них местах, за исключением проезжей части улиц, станций метрополитена и территорий, прилегающих к зданиям государственных органов власти и управления.
Одними из первых в нашем городе появились три книжных мини-рынка: один на ул. Володарского (на бордюрах вдоль сквера филармонии), два на ул. Кирова (вдоль решетки Братского сада и около магазина "Букинист"). Не удивительно, что пионерами альтернативной книготорговли стали многие граждане, промышлявшие в советские времена в камышах. Не смотря на то, что никто из них не получил диплом Саратовского книготоргового техникума (когда я впервые услыхал такое название, то очень удивился), эти люди стали проводниками новой культуры от кича (всякие Чейзы и Бенцони) до философских творений (Фихте, Ницше и т.п.).
В 1996 году автор этих строк тоже занялся книготорговлей. Вначале, как реализатор, работавший на местного предпринимателя, а затем в ранге свободного частника.
Самое интересное началось с середины 90-х годов, когда у мини-рынков объявились "хозяева". И это были не какие-нибудь рекитиры (последних, к счастью всех книжников и не было - настолько ничтожный бизнес, что что-либо выдоить из него не получилось бы), а так называемые МУПы (муниципальные унитарные предприятия). В самом начале таким МУПом был "Экос", представительница которого ежедневно собирала с продавцов определённую дань. Взамен торговцы получали безликие квадратики бумаги с бледным оттиском круглой печати и датой сбора.
Если сказать, что кроме этих поборов книжники платили за т.н. "патент" в налоговую инспекцию, в пенсионный фонд и медстрах, то получалась солидная сумма отстёгнутого. Через некоторое время торгующий люд заинтересовался, а что это за сбор такой непонятный, про который даже в налоговой даже не знали. Многие пытались провести квитанции сбора, как затраты, но инспекторы отказались признать квадратики с печатью.
Вскоре книжники стали отказываться платить за бумажки, на которых отсутствовала причина побора и представители "Экоса" стали выдавать некие квитанции, одна часть которых оставалась у сборщицы из муниципального предприятия, а вторая часть отдавалась книжникам. При этом в новом талончике содержалось указание на некое постановление, то ли Минфина РФ, то ли МНС РФ и дата этого постановления. По этой дате я принял розыски в Консультанте и обнаружил, что этот талон заменяет предприятиям, оказывающим услуги, чек (при невозможности использовать ККМ в предпринимательской деятельности). Поэтому неудивительно, что в талоне указывалась фамилия мастера (сборщика этого побора) и печать МП "Экос". Все думали, что сбор идет напрямую в мэрию, а оказывается, нам предоставляли услуги. Не хило!
Война против "Экоса"
Летом 1998 г. я отказался платить за эти так называемые "услуги". Причём сделал это не в резкой форме, а потребовал, что бы в талоне указали, за какие конкретно услуги с нас берут деньги. И потом, услуги по законодательству не могут быть принудительными, как это было с нами. Месяца на три меня оставили в покое. Но это не потому, что "Экос" утратил бдительность, а просто у самого муниципального предприятия начались проблемы с законом. И вовсе не из-за книжников, а в связи с махинациями в сфере недвижимости. Этой стороной деятельности предприятия заинтересовалась прокуратура (кажется, было даже возбуждено уголовное дело, но послушный тогдашний прокурор области Орехов, видимо, пошёл навстречу администрации и дело свернули). Старого директора МП "Экос" освободили от должности и вместо него был назначен новый, некто г-н Семёнов, который, вскоре посетил мою точку на ул. Володарского. Он пытался меня заставить платить "за место" (так он выразился). Но я ответил, что раз требуется, что бы я платил "за место", то это следует указывать на талоне. Но представители "Экоса", наученные горьким опытом общения с прокурорскими сотрудниками, отказались это делать. Вместо этого против меня устроили обыкновенную провокацию.
То есть, как-то под вечер, когда я собирал книги в коробки, ко мне подошло существо в милицейской форме, представительница пименовского отдела прежней безрукавниковской администрации и сам г-н Семёнов. Милицеобразное существо стало требовать у меня документы, удостоверяющие личность. Ну, а поскольку, я, то ли на своё счастье, то ли на свою беду, слишком хорошо знаю закон, я стал требовать, что бы г-н мент вначале как того требует закон отдал мне честь, представился и предъявил мне свой документ. Чего сделано не было. Препирательства длились все время, пока я складывал и увозил на склад книги. После чего мне было предложено пройти в Кировский РОВД. Жаль, что в те годы не продавались как теперь повсеместно цифровики с возможностью записи на видео: вот были бы доказательства! По большому счету, мне нужно было послать этого самозваного мента со всей братией куда подальше и спокойно ехать домой, но нет. Такому правдолюбцу как я захотелось самому написать в РОВД жалобу на действия неизвестных лиц. Я и пошёл в Кировский отдел. Где я написал своё заявление, а эта троица (г-н Семенов, мент - некто В.Матвеев, прикомандированный к городской администрации и представительница пименовского отдела - некто Якупова) своё. В итоге тогдашний начальник Кировского РОВД Абаринов посчитал нужным задержать меня до следующего дня. Что бы отвезти в суд с административным делом по неподчинению законному требованию работника милиции.
Тем временем моя мама, так же торговавшая книгами и работавшая реализатором на одного предпринимателя дошла до тогдашнего представителя Президента РФ В.М.Адрова и пожаловалась ему на милицейский беспредел. Возмущённый Валерий Михайлович немедленно отправил двух сотрудников своей администрации А.В.Арсеньева и И.В.Рычагова в Кировский РОВД. Когда они прибыли на место, ошарашенный (ещё бы, два федеральных чиновника от представителя Президента РФ - солидные визитёры) начальник РОВД им сообщил, что я задержан до суда за неподчинению законных требований работника милиции, за нецензурную брань (умнее ничего, видимо, придумать не смогли, но именно это обвинение меня больше всего и возмутило).
Однако меня можно выпустить под обязательство явки в суд, который должен был состояться на следующий день. Обязательство я написал, при этом я ещё потребовал, что бы мне выдали копию административного протокола, а то я так и не понял, что же такого я совершил. В скоропалительном процессе на следующий день я не собирался участвовать. Тем более что мне досталась очень плохая судья - г-жа Аринушкина, супруга мента и, как показывает практика, её честь в процессах подобного рода вставала не на сторону закона, а принимала решения в пользу милицейских. Так что я не тешил себя надеждами, а знал, что процесс, ещё не начавшись - проигран. Однако я собирался проиграть его достойно, как "Варяг" - проиграть, но не сдаться. Итак, утром следующего дня я заявил в суде, что по Конституции РФ я имею право на квалифицированную юридическую помощь, а поскольку со вчерашнего вечера я не успел этого сделать, то потребовал перенести суд на другое время.
Мне было дано три дня. Что можно было сделать за такое время. Ну, допустим, найти доказательства. Мама - главный свидетель защиты не в счёт. Всегда можно сказать, что у неё есть интерес выгородить сына. Тогда кто? Я поговорил с коллегами по книжному цеху, но они признались, что бояться и я их прекрасно понял. К своей чести, эти люди не пошли в суд свидетельствовать против меня, хотя их всячески уговаривали представители "Экоса". Итак, весь суд - слова против слов. С одной стороны - потерпевший (мент) и два его свидетеля, с другой - я и мама. Больше ничего. И тут мне в голову пришла прекрасная идея. Нет прямых доказательств, но есть косвенные. Я сказал себе: "Шамарданов, ты же не в джунглях живешь. Ты что на самом деле ругаешься матом? Тебя многие прекрасно знают и знают как ты общаешься. Они твои доказательства. Ноги в руки и бегом".
За три дня я собрал кучу характеристик, которые написали мои преподаватели из педуниверситета Н.Н.Поляков и В.Н.Гвоздей, представитель Президента В.М.Адров, председатель астраханского отделения партии "Яблоко" В.В.Монин, председатель нашего ЖЭКа и даже, несмотря на наши полярные позиции в те годы, руководитель астраханского отделения ОФТ, депутат тогдашнего Астраханского областного Представительного собрания Олег Шеин.
Казалось бы, такая внушительная кипа задокументированных свидетельств должна была повлиять на судью, заставить её сомневаться в моей виновности, но только не Аринушкину. Её честь присудила мне штраф в десять минималок (в 1998 году это было 810 рублей). Обжалование в облсуде ничего не дало. Тамошние блюстители Фемиды не привыкли вникать в суть дела, а уж тем более подробнее знакомиться с документами. Дальше я не стал обжаловать решение административного суда. В нашем государстве правды в судах и в прокуратурах не добьёшься. Поэтому, когда я в новостях узнаю, что где-то застрелили прокурора или судью, я, хотя совершенно и не одобряю совершенное преступление, но понимаю ситуацию, подвигнувшую человека на такой поступок: довели.

damir-sh.livejournal.com

07.12.2007
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован