21 декабря 2001
96

ПЕСКИ МАРСА



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Артур Кларк.
Пески Марса


-----------------------------------------------------------------------
Аrthur С.Сlаrkе. Тhе Sаnds оf Маrs (1951). Пер. - Н.Трауберг.
`Миры Артура Кларка`. `Полярис`, 1998.
ОСR & sреllсhесk by НаrryFаn, 26 Арril 2001
-----------------------------------------------------------------------



1

- Значит, первый раз наверху? - спросил пилот, лениво откинулся в
кресле и заложил руки за голову с беспечностью, которая не внушила
бодрости пассажиру.
- Да, - сказал Мартин Гибсон, не отрывая глаз от хронометра,
отсчитывающего секунды.
- Так я и думал. Вы никогда это правильно не описывали. И почему люди
пишут такую чушь! Вредит делу.
- Простите, - ответил Гибсон. - Мне кажется, вы говорите о моих ранних
рассказах. Тогда еще не было космических полетов. Мне приходилось
выдумывать.
- Может быть, может быть, - проворчал пилот. (На приборы он и не
смотрел, а до пуска оставалось две минуты.) - Наверное, занятно лететь
самому, когда вы столько раз об этом писали?
Гибсон подумал, что вряд ли бы он сам выбрал именно это слово, но точку
зрения пилота он понимал. Десятки его героев - и положительных, и
отрицательных - зачарованно смотрели на безупречную секундную стрелку,
ожидая, пока ракета рванется в бесконечность; а теперь (как всегда бывает,
если ждешь достаточно долго) реальность нагнала вымысел. Всего через
девяносто секунд это ждет его самого. Ничего не скажешь, занятно. Так
сказать, справедливо с литературной точки зрения.
Пилот взглянул на него, понял и приветливо улыбнулся.
- Смотрите не испугайтесь собственных рассказов.
- Я не боюсь, - с излишней пылкостью заверил Гибсон.
- Хм-м... - хмыкнул пилот и снизошел до взгляда на часы. Секундная
стрелка должна была сделать еще один круг. - Только я бы на вашем месте не
хватался так за сиденье. Можете погнуть.
Гибсон покорно откинулся в кресле.
- Конечно, - сказал пилот, (он все еще был спокоен, но Гибсон заметил,
что теперь он не отрывает взгляда от приборов), - это было бы не так уж
приятно, если бы продолжалось подольше... А вот и горючее пошло. Вы не
волнуйтесь, при вертикальном старте бывают занятные вещи. Пускай кресло
мотается, как ему угодно. Закройте глаза, если так вам лучше. Потерпите. Я
говорю: по-тер-пи-те.
Но Мартин Гибсон не внял совету. Он уже потерял сознание, хотя
ускорение еще не превысило ускорения в скоростном лифте.
Он очнулся, и ему стало стыдно. Солнце било в лицо, и он понял, что
защитная пластина на панцире соскользнула в сторону. Свет был яркий, но не
такой невыносимый, как он ожидал, - только часть лучей просачивалась
сквозь темное стекло.
Он взглянул на пилота; тот склонился над пультом и что-то деловито
записывал в бортовой журнал. Было очень тихо, только время от времени
где-то фыркало, и Гибсону: это не понравилось. Он вежливо кашлянул,
извещая, что пришел в чувство, и спросил пилота, что это значит.
- Термический эффект в двигателях, - коротко ответил пилот. -
Температура там подскочила тысяч на пять градусов, а теперь они быстро
охлаждаются. Вам лучше?
- Мне совсем хорошо, - ответил Гибсон. Он действительно так думал. -
Можно встать?
- Вам виднее, - недоверчиво сказал пилот. - Только поосторожней.
Держитесь за что-нибудь прочное.
Гибсону и правда стало очень хорошо, весело. Наступила минута, которой
он ждал всю жизнь. Он в космосе! Конечно, жаль, что он пропустил пуск, но
в статьях об этом можно умолчать.
За тысячу километров Земля была еще большая, но как-то разочаровывала.
Вскоре он понял почему. Он видел слишком много космических фотографий и
фильмов и знал, чего ждать. Облака, как им и полагалось, медленно
двигались вокруг земного шара. В центре суша и вода различались очень
четко, и бесчисленные подробности были прекрасно видны, а по краям диска
все терялось в плотной дымке. Даже прямо под ним многое было непонятно и
потому бессмысленно. Конечно, метеоролог очень обрадовался бы, увидев
отсюда, сверху, естественную карту погоды; но почти все метеорологи и так
сидели на космических станциях, и под ними открывался вид не хуже этого.
Скоро Гибсон устал искать города и другие плоды человеческой деятельности.
Противно было думать, что за столько тысячелетий человеческая цивилизация
не сумела существенно изменить то, что он видел сейчас.
Он посмотрел на звезды и снова разочаровался. Их было много, очень
много, но все они казались бледными, тусклыми призраками той сверкающей
россыпи, которую он думал узреть. Он знал, что виновато темное стекло, -
защищая от солнца, оно похитило красоту звезд.
Гибсон даже рассердился. Только в одном отношении надежды его
оправдались - приятно было знать, что ты сможешь парить, стоит тебе
оттолкнуться пальцем от стен; хотя места для смелых экспериментов явно не
хватало. Теперь, когда изобрели специальные таблетки и космическая болезнь
отошла в прошлое, невесомость стала прекрасной, как в сказке. Он был этому
рад. Как страдали его герои! Он вспомнил первый полет Робина Блейка в
полном варианте `Марсианской пыли`. Эту книгу он писал под сильным
влиянием Лоуренса. (Интересно бы как-нибудь составить список авторов, под
чьим влиянием он не находился.)
Без сомнения, никто лучше Лоуренса не описывал физиологических
процессов. И вот Гибсон совершенно сознательно решил сразиться с ним его
же оружием. Он посвятил целую главу космической болезни, описал все ее
симптомы: сперва тебя подташнивает, но тошноту еще можно подавить усилием
воли; потом тошнит нестерпимо; потом выворачивает наизнанку; и, наконец,
наступает спасительное изнеможение. Эта глава была истинным шедевром
сурового реализма. К сожалению, осторожные издатели заставили ее изъять.
Он так много над ней работал; когда он писал, он действительно пережил все
эти ощущения. Даже теперь...
- Удивительно, - задумчиво сказал врач. - Он прекрасно прошел
медицинские испытания, и, несомненно, ему на Земле сделали все прививки.
Должно быть, нервное...
- А мне какое дело? - мрачно сказал пилот, следуя за процессией в недра
космической Станции. - Кто мне вымоет кабину, вот что я хочу знать!
По-видимому, на этот крик души не хотелось отвечать никому, а меньше
всего Мартину Гибсону, который смутно различал белые стены, маячившие по
сторонам. Вес медленно увеличивался, ласковое тепло разливалось по рукам и
ногам. Наконец Гибсон понял, где он. Он был в больничной палате; и мягкое
тепло инфракрасных ламп прогревало его насквозь.
- Ну как? - спросил врач.
Гибсон слабо улыбнулся:
- Простите, пожалуйста. Это повторится?
- Я не могу понять, как это вообще случилось. Наши таблетки еще не
подводили.
- Полагаю, я сам виноват, - сказал Гибсон. - Понимаете, у меня очень
сильное воображение, а я стал думать о симптомах космической болезни -
конечно, совершенно отвлеченно, - и не заметил, как...
- Прекратите, - резко приказал доктор. - Не то придется вернуть вас на
Землю. Забудьте о таких штуках, если собираетесь на Марс. Иначе месяца
через три от вас ничего не останется.
Измученный Гибсон вздрогнул. Но ему явно становилось лучше, и ужасы
последнего часа уходили в прошлое.
- Все будет хорошо, - сказал он. - Только выпустите меня из этой
духовки, пока я не испекся.
Не совсем уверенно он встал на ноги. Было очень странно здесь, в
космосе, чувствовать свой вес. Он вспомнил, что Станция-1 вертится вокруг
оси, жилые отсеки построены на внешних стенах и центробежная сила создает
иллюзию невесомости.
Он подумал, что его Великое Приключение началось не совсем удачно. Но
возвращаться нельзя. Дело не только в уважении к себе - если он вернется,
это пошатнет его литературную репутацию. Он вздрогнул, представив себе
заголовки: `Гибсон вернулся!`, `Автор книг о космосе - жертва космической
болезни!`. Даже в литературных еженедельниках его продернут, а в `Тайм`...
нет, и подумать страшно!
- Хорошо, - сказал врач, - что до старта космолета еще двенадцать
часов. Я вас отправлю в камеру невесомости и посмотрю, как вы там
справитесь.
Гибсон не мог не признать, что это дельная мысль. Раньше он считал себя
здоровяком, и до сих пор ему не приходило в голову, что путешествие может
оказаться не только неприятным, но и опасным. Легко смеяться над
космической болезнью, когда мы сами ее не испытали!
Внутренняя Станция - Космическая станция-1, как ее обычно называли, -
находилась в двух с лишним тысячах километров от Земли и делала вокруг нее
виток за два часа. Это была первая ступенька на пути к звездам. Хотя
технически она уже не была нужна, она сильно удешевляла космические
полеты. Все рейсы на Луну и на планеты начинались отсюда. Атомные
космолеты забирали тут земной груз. Ракеты на химическом горючем связывали
Станцию с Землей - закон запрещал атомным космолетам подходить к Земле
ближе чем на тысячу километров. Многие считали, что и этого мало:
радиоактивный выброс мог покрыть это расстояние меньше чем за минуту.
Станция с годами росла, и первые ее проектировщики не узнали бы ее
теперь. Вокруг сферического ядра лепились обсерватории, лаборатории и
мудреные приборы, в которых могли разобраться только специалисты. Но,
несмотря на все пристройки, основная задача искусственной луны была все та
же: здесь заправлялись космолеты - хрупкие творения рук человека,
бросающего вызов одиночеству Солнечной системы.
- Вы вполне уверены, что вам хорошо? - спросил врач, пока Гибсон
пытался стоять как следует.
- Да, кажется, - осторожно ответил тот.
- Тогда идемте в гостиную, там вам дадут выпить. Хорошего горячего чаю,
- прибавил он во избежание недоразумений. - Посидите, почитаете газеты
полчасика, а мы решим, что с вами делать.
Гибсон был шокирован. Святотатство за святотатством! До Земли две
тысячи километров, кругом - звезды, а он пьет сладенький чай (подумать
только - чай!) в комнате, похожей на приемную дантиста. Окон не было -
вероятно, для того, чтобы зрелище быстро вращающихся небес не помешало
действию лекарств. Оставалось рыться в грудах старых журналов, а это было
нелегко, потому что журналы оказались сверхлегкие, напечатанные на
папиросной бумаге. К счастью, он нашел номер `Кормчего` со своим
рассказом, таким старым, что он сам забыл конец; и потому неплохо провел
время, дожидаясь врача.
- Пульс в норме, - ворчливо сказал врач. - Сейчас пойдем в камеру
невесомости. Следуйте за мной и ничему не удивляйтесь.
С этими загадочными словами он вывел Гибсона в широкий, ярко освещенный
коридор, который, по-видимому, и спереди и сзади уходил вверх. Гибсон не
успел разобраться, в чем тут дело, - врач отодвинул боковую дверцу, и
перед ними возникли металлические ступеньки. Гибсон машинально прошел
несколько шагов, но посмотрел вперед, остановился и вскрикнул от
удивления.
Там, где он стоял, лестница поднималась под обычным углом в сорок пять
градусов. Потом она становилась круче и метрах в десяти шла вертикально.
Но, несмотря на это, угол возрастал - как тут не испугаться! - пока
лестница не загибалась назад и не уходила в неизвестность где-то наверху и
сзади.
Услышав его крик, врач оглянулся и ободряюще хихикнул.
- Не всегда надо верить глазам, - сказал он. - Идите. Это нетрудно.
Гибсон неохотно двинулся вперед, и сразу же два ощущения поразили его.
Во-первых, он становился все легче. Во-вторых, хотя лестница шла круче и
круче сзади за ним, она лежала все под тем же углом в сорок пять градусов.
Впереди, над ним, лестница чуть уходила в сторону, и, хотя она
искривлялась, наклон ее не менялся. Вскоре Гибсон понял, в чем дело.
Ощущение весомости давала центробежная сила - ведь Станция вращалась
вокруг своей оси, - а по мере приближения к центру тяготение уменьшалось
до нуля. Сама лестница обвивала ось особой спиралью - когда-то он знал ее
научное название, - так что, несмотря на радиальное тяготение, наклон под
ним оставался все тот же. К таким вещам работники космических станций
быстро привыкают. Наверное, когда они возвращаются на Землю, им неприятно
смотреть на обычную лестницу.
В конце лестницы слова `вниз` и `вверх` потеряли свой реальный смысл.
Гибсон вошел в продолговатую цилиндрическую комнату, где не было ничего,
кроме крест-накрест натянутых веревок; в дальнем ее конце сквозь
иллюминатор врывался солнечный свет. Вскоре Гибсон увидел, что свет этот,
как луч прожектора, обходит всю комнату, то исчезая, то появляясь в
иллюминаторах. В первый раз чувства сообщили ему о том, что Станция
действительно вращается, и он прикинул время вращения, заметив, через
сколько секунд вернулось Солнце на свое место. `День` маленького
искусственного мирка укладывался меньше чем в десять секунд; но этого было
достаточно, чтобы создать ощущение нормальной весомости у внешних стен.
Продвигаясь за врачом по веревкам, Гибсон чувствовал себя пауком в
лабиринте паутины. Наконец он достиг наблюдательного поста и понял, что
они в конце какой-то трубы, параллельной оси Станции и выступающей вперед.
Отсюда вид на звезды не закрывали ни пристройки, ни приборы.
- Я вас оставлю ненадолго, - сказал врач. - Здесь есть на что
посмотреть, и плохо вам не станет. А если станет, вспомните, что внизу
этой лестницы нормальное тяготение.
`Да, - подумал Гибсон, - и возвращение на Землю`. Но он твердо решил
пройти испытание и получить медицинскую справку.
Понять, что вращается Станция, а не Солнце и звезды, было совершенно
невозможно. Приходилось просто верить. Звезды неслись так быстро, что
удавалось ясно различить только самые яркие: а Солнце, когда Гибсон
разрешил себе взглянуть на него, золотой кометой пронеслось мимо. Сейчас
нетрудно было понять, почему люди так и не хотели верить, что вертится
Земля, а не прочный свод небес.
Земля огромным полумесяцем закрывала полнеба. По мере того как Станция
неслась по своей орбите, она медленно росла; минут через сорок она должна
была стать полной, а еще через час - когда Станция войдет в конус ее тени
- исчезнуть, закрыть Солнце черным щитом. Земля пройдет все фазы - до
полноземлия и обратно - за два часа. Ощущение времени смещалось, как
только он думал об этом. Привычные сутки, месяцы и времена года не значили
здесь ничего.
Примерно в километре от Станции, ничем с ней не связанные, двигались
вместе с ней три космолета: стреловидная ракета, на которой он прибыл с
такими мучениями час назад; грузовик примерно в тысячу тонн, собирающийся
на Луну; и, наконец, `Арес`, свежеокрашенный, сверкающий, великолепный.
Гибсон так и не примирился с отказом от обтекаемых, узких космолетов, о
которых мечтали в первой половине двадцатого столетия. Мир принял эти
гантели, он - нет. Конечно, он знал все их достоинства. Обтекаемость не
нужна ракете, которая не входит в соприкосновение с воздухом. Во избежание
облучений двигатель должен находиться как можно дальше от команды; и вот
два шара, соединенные длинной трубкой, оказались самым простым решением
задачи.
`И самым уродливым`, - подумал Гибсон. Но вряд ли это важно, если
`Арес` всю свою жизнь проведет в космосе, где только звезды увидят его.
По-видимому, он был уже заправлен и дожидался точно вычисленной секунды;
когда оживут его двигатели, он рванется с орбиты и по длинной гиперболе
понесется к Марсу.
В ту секунду он, Гибсон, будет уже на борту. Начнется наконец его
Приключение; а ведь он никогда по-настоящему не верил, что это будет.



2

Рубка `Ареса` вмещала не больше трех человек, но, когда космолет
выходил на орбиту и можно было стоять на стенах и потолке, здесь вполне
умещались шестеро. Все они, кроме одного, бывали в космосе и знали свои
обязанности. Однако первый рейс нового космолета - всегда важное событие.
К тому же `Арес` был первым в мире пассажирским космолетом. Он был
рассчитан на сто пятьдесят пассажиров и тридцать человек команды. Сейчас
пропорция была обратная - команда из шести человек ждала единственного
пассажира.
- Я все-таки не совсем понимаю, - сказал Оуэн Бредли, помощник капитана
по электронике, - что нам полагается делать с этим типом? Вообще кому это
взбрело в голову?
- Мне, - сказал капитан Норден, проводя рукой по тому месту, где еще
несколько дней назад красовались густые светлые волосы. (На космолетах
редко бывают парикмахеры, и, хотя любителей поработать ножницами немало,
всякий старается отсрочить тягостную минуту.) - Вы все, конечно, знаете
мистера Гибсона?
Все ответили утвердительно, но не все с должным почтением.
- Ерунду пишет, - сказал доктор Скотт. - Теперь, во всяком случае.
`Марсианская пыль` была ничего себе, но устарела, устарела.
- Ты уж скажешь! - накинулся на него астрогатор Маккей. - Последние
книжки - самые лучшие. Посерьезней и без ужасов.
Никто не ждал такого пыла от кроткого маленького шотландца. Но раньше
чем кто-либо успел возразить, слово взял капитан Норден.
- Вот что, - сказал он, - тут не литературная дискуссия. Мистер Гибсон
- знаменитый писатель, почетный гость, и мы его пригласили, чтоб он про
нас написал. Дело не в рекламе (`Как можно!` - насмешливо вставил Бредли),
но, конечно, корпорация не желает, чтобы будущие пассажиры были... э...
э... разочарованы. В конце концов, это действительно исторический рейс. Он
заслуживает хорошей книги. Так что попытайтесь вести себя как следует.
Ваша будущая слава, быть может, зависит от этих трех месяцев.
- Смахивает на шантаж, - сказал Бредли.
- Это уж как хочешь, - покладисто откликнулся Норден. - Конечно, я
объясню Гибсону, что полный сервис будет у нас позже. Думаю, он поймет и
не будет требовать завтрака в постель.
- А посуду мыть он будет? - практично спросил кто-то.
Раньше чем Норден справился с этой этической проблемой, на пульте
зажужжало и послышался голос:
- Космическая станция-1 вызывает `Арес`. Ваш пассажир прибывает на
борт.
- Мы готовы, - сказал Норден и повернулся к команде: - Увидит, бедняга,
наши бритые макушки и подумает, что угодил в тюрьму. Пойди встреть его,
Джимми.
Мартин Гибсон еще не совсем пришел в себя. В ракетке, доставившей его
на `Арес`, невесомость не мучила его. Но то, что он увидел в рубке
капитана Нордена, ему не понравилось. Даже в условиях невесомости приятней
притворяться, что где-то низ, а где-то верх. К несчастью, здесь думали
иначе - двое членов команды висели наподобие сталактитов, а двое под
странными углами торчали в воздухе; только капитан удовлетворял
требованиям Гибсона. В довершение беды бритые головы придавали всем
зловещий вид.
Воцарилось молчание. Команда осматривала Гибсона. Все узнали его сразу
- читатели привыкли к его лицу за два последних десятилетия. Сейчас ему
шел пятый десяток. Он был невысокий, круглолицый, с резкими чертами лица;
а когда он заговорил, оказалось, что у него глубокий, низкий голос.
- Это, - сказал капитан Норден, тыча рукой в потолок, - наш инженер,
зовут его Хилтон. Это доктор Маккей, астрогатор - нет, не врач: доктор
физики. А вот настоящий доктор. Скотт. Бредли, мой помощник по
электронике. А Джимми Спенсер, который вас встретил, - наш сверхштатный.
Думает стать капитаном, когда подрастет.
Гибсон не без удивления оглядел немногочисленную группу. Их было так
мало - пятеро мужчин и юноша, почти мальчик. Вероятно, на его лице
отразились эти мысли - капитан засмеялся:
- Немного нас, а? Не забывайте, что космолет почти полностью
автоматизирован. Да и вообще в космосе никогда ничего не случается.
Гибсон внимательно оглядел тех, кто должен был стать на три месяца его
единственными товарищами. Он не верил первому впечатлению, но всегда
старался его запомнить; сейчас, увидев их впервые, он удивился - в них не
было ничего особенного, если, конечно, не обращать внимания на позы и
временное отсутствие волос. А ведь все они занимались делом, романтичнее
которого не было на свете с тех пор, как последние ковбои сменили скакунов
на вертолеты.
По сигналу, которого Гибсон не понял, члены команды один за другим
выскользнули с волшебной легкостью в открытую дверь. Капитан Норден сел в
кресло и предложил Гибсону сигарету; тот не сразу решился ее взять.
- Вы позволяете курить? - спросил он. - А как же кислород?
- Они бы взбунтовались, - рассмеялся Норден, - если б я не давал им
курить три месяца. А кислорода на это уходит немного.
Гибсон подумал, что капитан Норден никак не укладывается в привычные
литературные рамки. По лучшим - во всяком случае, по принятым - традициям
капитан космолета - суровый старый волк, который полжизни провел в космосе
и может с закрытыми глазами провести корабль через всю Солнечную систему.
Когда он отдает приказ, команда вскакивает по стойке `смирно` (что нелегко
в условиях невесомости), отдает честь и пулей несется выполнять задание.
Но капитану `Ареса` не было сорока, и похож он был на преуспевающего
чиновника. Дисциплины же Гибсон до сих пор не заметил. Позднее он
обнаружил, что дисциплина на `Аресе` есть, только каждый сам отдает себе
приказ.
- Значит, в космосе вы не были? - сказал Норден, пристально глядя на
своего пассажира. - Что ж, вам удалось написать немало на основании...
э... минимальных личных впечатлений.
Гибсон постарался беспечно рассмеяться.
- Да, - сказал он, - обычно считают, что писатели должны испытать все
сами. В молодости я много читал о космических полетах и, как мог, старался
передать местный колорит. Не забывайте, что последние пять лет я об этом
почти не пишу. Странно, что мое имя связывают именно с космосом.
Норден не вполне поверил в его скромность - Гибсон не мог не знать, что
именно книги о космосе создали ему славу.
- Время у нас земное, по Гринвичу, - продолжал капитан. - Ночью мы не
работаем, вахты не несем - приборы действуют сами, пока мы спим. Отчасти
поэтому тут так мало народу. Пока что места хватает, у каждого отдельная
каюта. У вас - пассажирская. Надеюсь, она вам понравится. Сколько вам
разрешили взять багажа?
- Сто килограммов.
- Сто килограммов?
Норден с трудом сдержался. Как всякий космонавт, он питал отвращение к
лишнему грузу и не сомневался, что Гибсон взял уйму хлама. Ну что ж, это
согласовано с компанией, и если груз не выше нормы, не ему сетовать.
- Я скажу Джимми, чтоб он отвел вас в вашу каюту, - сказал Норден. - Он
у нас вроде мальчика на побегушках. Многие так начинают - нанимаются в
лунный рейс на время каникул. Джимми - парень смышленый. Он уже кончил
колледж.
Гибсон не удивился, что тут такой образованный мальчик на побегушках.
Он пошел за Джимми, которого явно смущало его присутствие, в пассажирский
отсек.
Каюта была крохотная, но хитроумное освещение и зеркальные стены делали
ее больше, а койка на `день` превращалась в стол. Почти ничто не
напоминало о невесомости, и путешественник сразу почувствовал себя как
дома.
Следующий час Гибсон раскладывал пожитки и экспериментировал с
кнопками. Особенно ему понравилось зеркальце для бритья, которое
превращалось в иллюминатор. Он никак не мог понять, как это делается.
Разложив почти все, он лег на койку и пристегнулся ремнями. Невесомость от
этого не исчезла, но все же стало спокойней.
Тут, в маленькой комнатке, которая должна была стать его вселенной на
ближайшие сто дней, он мог забыть разочарование и неприятности, которые
омрачили его отъезд с Земли. Теперь беспокоиться было не о чем. В первый
раз за долгое время он полностью препоручил свое будущее другим.
Приглашения, лекции, договоры - все осталось на Земле.
Робкий стук разбудил его. Сперва Гибсон не понял, где он, потом все
вспомнил и расстегнул ремни. Он еще плохо координировал движения и,
пробираясь к двери, отскочил, как мяч, от стены, которую условились
считать потолком. В дверях, переводя дух, стоял Джимми Спенсер.
- Капитан шлет привет, сэр, и спрашивает, не хотите ли вы поглядеть на
старт.
- Конечно, хочу, - сказал Гибсон. - Подождите, сейчас возьму камеру.
С наблюдательной галереи, которая опоясывала `Арес`, Гибсон впервые
увидел звезды, не затемненные ни атмосферой, ни темным стеклом, - здесь,
на ночной стороне корабля, солнечные фильтры были отодвинуты. В отличие от
Станции `Арес` не вращался: система гироскопов удерживала его в одном
положении, и звезды на его небе висели неподвижно. Увидев то, что он так
часто и так тщетно пытался описать, Гибсон почувствовал, как трудно ему
анализировать свои впечатления; а он ненавидел впечатления, которые нельзя
пустить в дело. Как ни странно, не яркость и не количество звезд особенно
его поразили. Он видел небо не хуже этого со стратолета или с горных
вершин; но никогда раньше он не чувствовал с такой остротой, что звезды
окружают его, что они рассыпались до самого горизонта, которого он
лишился, и даже ниже, под ногами.
Станция-1 сложной сверкающей игрушкой плавала почти рядом, и не было
способа определить расстояние - чувство перспективы исчезло. Удивительно
близко послышался голос:
- Сто секунд до старта. Примите нужное положение.
Гибсон машинально напрягся и повернулся к Джимми. Но раньше чем он
сформулировал вопрос, его проводник бросил: `Я сейчас!` - и куда-то
нырнул. Гибсон остался один.
Следующие полторы минуты тянулись до отвращения долго, только голос
мерно отсчитывал время, Голос был незнакомый - наверное, прокручивали
запись:
- Двадцать секунд до старта.
- Десять секунд до старта.
- Пять секунд... Четыре... Две... Одна...
Что-то очень мягко подхватило Гибсона, и он заскользил по изогнутой,
усеянной иллюминаторами стене. Не верилось, что вернулись низ и верх.
Совершенно не ощущалось то безжалостное резкое ускорение, которое
сопровождает старт химических ракет, - `Арес` мог разгоняться сколь угодно
долго, выходя с нынешней орбиты на гиперболу, которая приведет его к
Марсу.
Гибсон быстро приспособился к новой обстановке. Ускорение было
маленькое - он весил сейчас килограмма четыре и мог двигаться как хотел.
Станция не сдвинулась, и только через минуту он понял, что `Арес` медленно
удаляется от нее. Спохватившись, он вспомнил о своей камере, но, пока он
решал, какую брать выдержку для шарика, сверкающего на густо-черном фоне,
Станция очутилась далеко, и ее нельзя было отличить от звезд. Когда она
исчезла совсем, Гибсон перебрался на дневную сторону, чтобы снять родную
планету. Земля повисла тонким полумесяцем, слишком большим, чтобы
уместиться в кадре. Как он и ждал, она медленно прибывала - `Арес` делал
еще один виток.
`Вот, - подумал Гибсон, - внизу вся моя жизнь и все мои предки, от
первого комочка слизи в первобытном океане. Ни один мореплаватель,
покидающий родную землю, не оставлял позади так много. Там - вся земная
история. Скоро я смогу закрыть ее мизинцем`.
Так думал Гибсон на галерее, когда через час с небольшим `Арес` достиг
расчетной скорости и освободился от земного притяжения. Нельзя было
определить, когда же наступил и миновал этот миг - Земля по-прежнему
занимала все небо, а двигатели все так же рокотали вдали. Только через
десять часов их можно было выключить на все время полета.
Когда эти часы прошли, Гибсон спал. Внезапная тишина и полная потеря
весомости разбудили его; он сонно оглядел темную каюту и увидел точечный
узор в раме иллюминатора. Как и следовало ожидать, звезды были совершенно
неподвижны. Не верилось, что `Арес` мчится от земной орбиты с такой
скоростью, что даже Солнце не может его удержать.
Не совсем проснувшись, Гибсон потуже затянул ремни. Он знал, что в
ближайшие сто дней не почувствует собственного веса.



3

Тот же звездный узор заполнял иллюминатор, когда гулкие, как колокол,
радиосигналы пробудили Гибсона от крепкого, без сновидений сна. Он
торопливо оделся и поспешил вниз, на галерею - ему не терпелось узнать,
где теперь Земля.
Конечно, жителю Земли странно видеть на небе два полумесяца. Но они
были тут вместе, оба в первой четверти, один вдвое больше другого. Гибсон
знал, что увидит и Луну и Землю, и все же не сразу понял, что его родная
планета меньше и дальше, чем Луна.
К сожалению, `Арес` проходил не слишком близко от Луны, но и так она
была здесь раз в десять больше, чем у нас, на земном небе. Вдоль линии,
отделяющей день от ночи, ясно проступали кратеры; еще не освещенная часть
диска смутно серела в отраженном Землею свете; а на ней - Гибсон резко
подался вперед, не веря своим глазам, - да, на этой холодной поверхности
светлячками мерцали точки, которых раньше не было. Огни первых лунных
городов сообщали людям, что после миллионов лет ожидания жизнь пришла и на
Луну.
Вежливый кашель прервал его размышления. Потом кто-то невидимый сказал
совсем просто:
- Не зайдет ли мистер Гибсон в кают-компанию? Кофе еще не остыл, и
пшеничные хлопья не все съели.
Такого с ним не бывало. Он совершенно забыл о завтраке.
Когда с виноватым видом он вошел в кают-компанию, команда горячо
спорила о сравнительных достоинствах различных типов космолета. Говорил
доктор Скотт (позже Гибсон обнаружил, что так бывало всегда) -
по-видимому, человек возбудимый, легко теряющий самообладание. Его главным
противником был суховатый, скептический Бредли, которому явно нравилось
его поддразнивать. Иногда в бой вступал Маккей; маленький математик
говорил быстро, четко, чуть педантично, и Гибсон подумал, что его
настоящее место не здесь, а в профессорской.
Капитан Норден поддерживал то одну, то другую сторону, не давая никому
из спорщиков взять перевес. Юный Спенсер уже работал, а Хилтон сидел тихо
и смотрел на остальных с явным интересом. Его лицо было навязчиво знакомо
Гибсону. Где он мог его видеть? Ах, Господи, как же он забыл! Ведь это тот
самый Хилтон! Гибсон оторвался от еды, повернулся в кресле и уставился на
человека, который привел `Арктур` на Марс после величайшего подвига в
истории космонавтики. Только шесть человек побывали на Сатурне, и только
трое из них живы. Хилтон стоял когда-то на далеких лунах, чьи имена звучат
как заклинания: Титан, Энцелад, Тефия, Рея, Диона; он видел блеск колец,
слишком симметричных и совершенных, чтобы быть естественными. Он - в
прямом смысле этих слов - побывал на краю света и вернулся в уютное тепло
внутренних планет. `Да, - подумал Гибсон, - хотел бы я с ним
потолковать...`
Спорщики выплыли на свои посты, а Гибсон мысленно еще вращался вокруг
Сатурна, когда капитан Норден придвинулся ближе и прервал его мечтания:
- Не знаю ваших планов, но, думаю, вам интересно осмотреть наш
космолет. В конце концов именно с этого начинают в ваших книгах.
Гибсон машинально улыбнулся. Он боялся, что еще не скоро перестанут
поминать его прошлое.
- Да-да. Так легче всего объяснить читателю устройство космолета и
передать местный колорит. К счастью, теперь уже не требуют описания
космолета. А вот в шестидесятых, когда я начал писать про космонавтику,
приходилось откладывать завязку на тысячу слов и описывать, как налажена
связь в космосе, как работает атомный двигатель и так далее.
- Значит, - с обезоруживающей улыбкой сказал Норден, - мне мало
придется объяснять вам.
Гибсон чуть не покраснел.
- Я буду вам благодарен, если вы мне все покажете, - сказал он.
- Ладно, - ухмыльнулся Норден. - Начнем с рулевой рубки. Ну, полетели.
Следующие два часа они летали по лабиринтам коридоров, которые, подобно
артериям, пронизывали шарообразное тело `Ареса`. Космолет был разделен
широтами, как глобус. На севере находились рабочие помещения и каюты
космонавтов. На экваторе - большая кают-компания, занимающая весь
поперечник шара, и - поясом - наблюдательная галерея. Южное полушарие
занимали запасы горючего и приборы. Теперь, когда `Арес` выключил
двигатели, северное полушарие было обращено к Солнцу, а необитаемый юг
остался в тени. На Южном полюсе была надежно запечатанная дверца с
табличкой: `Открывать только по приказу капитана`. За дверцей тянулась
стометровая труба, соединяющая основной шар со вторым, поменьше. Сперва
Гибсон не понял, для чего тут дверь, если ни один человек никогда в нее не
войдет; но вспомнил, что существуют и роботы Комиссии по атомной энергии.
Как ни странно, удивительней всего оказались не технические чудеса -
Гибсон ожидал их встретить, - а пустые пассажирские каюты, плотно
пригнанные ячейки, занимавшие весь умеренный пояс северного полушария. Они
ему не понравились. Дом, куда никто еще не входил, бывает порой тоскливее
покинутых развалин, где хоть когда-то была жизнь. Здесь, в гулких
коридорах, освещенных проникавшим сквозь стены голубоватым и холодным
солнечным светом, охватывало безнадежное ощущение пустоты.
Гибсон вернулся к себе совершенно измотанный и умственно и физически.
Норден - вероятно, не без умысла - оказался даже слишком добросовестным
гидом. Да, хотел бы Гибсон знать, что думают эти люди о его творчестве!
Конечно, рано или поздно придется работать; но пока его машинка была еще в
багаже, и он ее не видел. Ему представилось было, что на ней - ярлык: `В
космосе не требуется`. Но он мужественно преодолел искушение. Как
большинству писателей, живущих не только литературным трудом, ему было
труднее всего сесть за работу. Но стоило ему начать - и все шло как по
маслу... иногда.


Его отпуск продолжался целую неделю. К концу седьмого дня Земля была
всего лишь самой сверкающей из звезд, а потом и совсем исчезла в
ослепительном блеске Солнца. Теперь нелегко было поверить, что где-то,
кроме маленькой вселенной `Ареса`, есть жизнь. И команда состояла уже не
из Нордена, Хилтона, Маккея, Бредли и Скотта, а из Джона, Фреда, Энгюса,
Оуэна и Боба.
Он узнавал их все лучше, хотя Хилтон и Бредли относились к нему
настороженно и он не мог их раскусить. У каждого был свой нрав, и чуть ли
не каждый считал себя умнее прочих. Гибсон догадывался, что не один из них
получил высшую оценку по шкале интеллектуальных испытаний, и нередко
смущался, вспоминая команды своих книжных космолетов. Грэхем, любимый его
герой, отличался упорством (он выдержал полминуты без скафандра в
безвоздушном пространстве) и выпивал по бутылке виски в день. Но доктор
Энгюс Маккей, член Международного астрономического общества, сидел в
уголке и читал комментированное издание `Кентерберийских рассказов`,
потягивая молоко из тубы.
Как многие писатели пятидесятых - шестидесятых годов, Гибсон в свое
время положился на аналогию между кораблями космическими и кораблями
морскими - во всяком случае, между их командами. Сходство было, конечно,
но различий оказалось много больше. Это можно было предвидеть, но
популярные писатели середины века пошли по линии наименьшего сопротивления
и попытались приспособить не к месту традиции Мелвилла. На самом же деле в
космосе требовался технический уровень повыше, чем в авиации. Такой вот
Норден, прежде чем получить космолет, провел пять лет в училище, три - в
космосе и снова два в училище.
Гибсон спокойно играл в дротики с доктором Скоттом, когда первое
возбуждение полета внезапно охватило его. Немного есть комнатных игр, в
которые можно играть в космосе; долго играли в карты и шахматы, пока
какой-то англичанин не догадался, что в условиях невесомости лучше всего
метать дротики. Дистанцию между игроком и мишенью увеличивали до десяти
метров. В остальном игра подчинялась правилам, установленным в английских
кабаках несколько веков назад. Гибсон очень радовался, что играет так
ловко. Он почти все время побеждал Скотта, хотя тот выработал свою,
усовершенствованную и мудреную технику: тщательно устанавливал дротик в
воздухе, отступал на два шага и только потом посылал в цель. Сейчас Скотт
уверенно целился в двадцатку, как вдруг в кают-компанию вплыл Бредли с
радиограммой в руке.
- Как ни странно, - сказал он, - за нами погоня.
Все уставились на него. Маккей первый пришел в себя.
- Конкретней, - сказал он.
- За нами гонится курьер, черт его дери! С Внешней Станции пустили.
Догонит через четыре дня. Они хотят, чтоб я его перехватил радиолучом,
когда он будет проходить мимо. Но на таком расстоянии вряд ли удастся.
Боюсь, он пройдет за сто тысяч километров.
- Чего это они? Кто-нибудь забыл зубную щетку?
- Да нет, что-то медицинское. Посмотри, доктор.
Доктор Скотт внимательно прочитал радиограмму.
- Занятно. Они думают, что открыли средство от марсианской лихорадки.
Какая-то сыворотка. Из Пастеровского института. Наверное, они в ней
уверены, если такую спешку развели.
- Ради Бога, что за курьер? Какая еще лихорадка? - не выдержал наконец
Гибсон.
Доктор Скотт ответил раньше всех:
- Это не марсианская болезнь. По-видимому, мы сами заносим туда
какой-то микроб, а ему нравится тамошний климат. Вроде малярии - люди
умирают редко, но убытки огромные. За год процент человекочасов...
- Спасибо большое. Вспомнил. А курьер?
В разговор вступил Хилтон:
- Скоростная автоматическая ракета. Управляется по радио. Она
перебрасывает грузы между станциями или гонится за космолетами, если они
что-нибудь оставили. Когда она попадает в сферу действия передатчика, луч
притягивает ее к космолету. Эй, Боб! - обратился он к врачу. - Почему они
не запустили ее прямо на Марс? Она бы долетела гораздо раньше нас.
- Пассажиры на ней капризные. Я должен высеять культуры и нянчиться тут
с ними. Помнится, что-то в этом роде я делал у себя в больнице.
- А может, - неожиданно сострил Маккей, - вылезем, нарисуем на обшивке
красный крест?
Гибсон о чем-то думал.
- Мне казалось, - сказал он наконец, - что на Марсе очень здоровая
жизнь, и физически и духовно.
- Не верьте книгам, - сказал Бредли. - Я вообще не понимаю, почему все
так рвутся на Марс. Там все плоско, там холодно, и еще эти несчастные
голодные растения, прямо из Эдгара По. Всаживаем миллионы, а не получили
пока ни гроша. Каждого, кто туда едет по собственной воле, надо
освидетельствовать. Конечно, я не вас имел в виду.
Гибсон улыбнулся. Он научился принимать цинизм Бредли только на десять
процентов; однако он никогда не был уверен, действительно ли в шутку тот
задевает его. Но капитан Норден яростно взглянул на своего помощника:
- Я должен был вас предупредить, Мартин, что мистеру Бредли не нравится
Марс. Но такого же невысокого мнения он и о Земле, и о Венере. Так что не
огорчайтесь.
- Я и не огорчаюсь, - улыбнулся Гибсон. - Я только хотел бы знать...
- Что? - забеспокоился Норден.
- О мистере Бредли он тоже невысокого мнения?
- Как ни странно, да, - ответил Норден. - Во всяком случае, тут он не
ошибается.
- Тронут, - немного растерянно проворчал Бредли. - Удалюсь в уединенную
башню и сочиню подходящий ответ. А ты, Мак, установи координаты курьера и
сообщи мне, когда он подойдет поближе.
- Ладно, - рассеянно сказал Маккей, не отрываясь от Чосера.



4

Следующие несколько дней Гибсон был занят своими делами и не принимал
участия в небогатой событиями общественной жизни `Ареса`. Совесть заела
его, как всегда, когда он отдыхал больше недели, и сейчас он усердно
работал.
Он вытащил машинку, и она заняла почетное место в его каюте. Листы

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован