Петля для анаконды

Задачи разведки в гибридной войне
Main 04 01


<p>В гибридной войне и цветной революции стратегия развала государства и перевода его под внешнее управление построена на использовании комплекса внешне не существенных подрывных мероприятий, на незаметности уничтожения противника в конфликтах нового типа.</p> <p>Подрывные сценарии времен холодной войны и последующих отношений между СССР/Россией и консолидированным Западом выстраиваются по весьма схожим схемам, предусматривающим сочетание &laquo;жесткой&raquo; и &laquo;мягкой&raquo; силы для развала и уничтожения государства.</p> <p>Структура гибридного изнурения</p> <p>Гибридная война (ГВ) строится на стратегии длительного изнурения противника, в то время как замысел &laquo;цветной революции&raquo; (ЦР), технологии которой построены на сокрушении, сводится к искусственному обострению протестных настроений населения, прежде всего молодежи, с последующим активным использованием потенциала &laquo;пятой колонны&raquo; для организации ЦР.</p> <p>Именно последняя становится ускорителем операций ГВ в разных сферах жизни общества. Результатом действия тандема гибридная война &ndash; &laquo;цветная революция&raquo; являются дестабилизация обстановки и госпереворот. На определенном этапе военного конфликта по наиболее важным объектам предусматриваются удары высокоточным оружием.</p> <p>В информационной войне как составляющей ГВ &laquo;мягкая&raquo; сила наряду с подкупом, шантажом и запугиванием используется как важное средство воздействия на &laquo;пятую колонну&raquo;. Алгоритм подготовки и осуществления ЦВ предусматривает трехуровневую структуру координации действий в формировании управляемой толпы и руководстве ею.</p> <p>Информационно-управляющая структура высшего уровня осуществляет стратегическое прогнозирование и планирование, разрабатывает стратегию применения гибридных угроз против государства-жертвы. Это гибридный орган, поскольку в него наряду с политиками вводятся представители Сил специальных операций (ССО) и войск общего назначения, экономисты, психологи и специалисты из структур США, их союзников и партнеров.</p> <p>&ldquo;На разработку стратегии скрытого проникновения США планируют потратить в 2019 году 135 миллиардов долларов&rdquo;</p> <p>Руководство подрывными операциями ведется через американскую разветвленную глобальную систему боевого управления и связи. Также выстраивается взаимодействие с высокопоставленными участниками &laquo;пятой колонны&raquo; из страны &ndash; объекта агрессии, их использование дает важнейшую стратегическую развединформацию, позволяющую вскрывать уязвимые места государства, выстраивать операции подрыва имиджа страны и ее руководства в мире.</p> <p>Технология не нова. Именно на высшие эшелоны власти были нацелены главные усилия США в расшатывании ослабленного СССР.</p> <p>Подкуп руководящих элит широко использовался при подготовке агрессии против Ирака в 2003 году. Американский генерал Уильям Кларк в книге &laquo;Как победить в современной войне&raquo; признает: &laquo;В течение многих лет Соединенные Штаты стремились к свержению Саддама: оказывали давление на Ирак, поощряли оппозицию, советами и подсказками направляли ее действия&raquo;. После подготовки плеяды предателей в высших эшелонах политической и военной власти применили военную силу.</p> <p>Сегодня с аналогичной угрозой сталкивается Венесуэла. Тщательно отобранные &laquo;тихие американцы&raquo; и спецы из ССО, владеющие испанским языком, оказывают прямое давление на верхушку венесуэльских ВС, говоря с генералами по телефону об их недвижимости и банковских счетах за рубежом, и настоятельно рекомендуют ради своего и семейного блага &laquo;поступить правильно&raquo;, отказавшись от поддержки президента Николаса Мадуро. Одновременно из Вашингтона звучат предупреждения о том, что если несиловые методы не принесут успеха, то следующим шагом будет &laquo;многосторонняя интервенция&raquo;.</p> <p>В мирное время поддержание связи с представителями &laquo;пятой колонны&raquo; на высшем уровне в стране-объекте возлагается на сотрудников зарубежных аппаратов разведки под прикрытием дипучреждений, НКО, журналистов, бизнес-структур, &laquo;стажеров&raquo; в учебных и научных заведениях&hellip; Для разведки и информационно-психологического воздействия на население создаются псевдорелигиозные организации, подогреваются националистические настроения.</p> <p>На среднем уровне при участии органов государственного и военного управления, спецслужб, аналитических центров детализируются цели стратегии, планирование и руководство мероприятиями, ставятся задачи исполнителям.</p> <p>На третьем уровне в жертве агрессии действуют исполнители (НКО, ангажированные СМИ, псевдорелигиозные организации, хакеры, криминальные структуры и пр.). Они ведут разведку на местах, готовят активистов, аккумулируют финансовые и иные ресурсы, а на исполнительном этапе ЦР формируют толпу, которая в нужный момент используется для ударов по власти в ходе государственного переворота.</p> <p>&laquo;Пятой колонне&raquo; &ndash; пятый угол</p> <p>С учетом реальности использования против России современных скрытых разрушающих стратегий, активного использования &laquo;пятой колонны&raquo; главное внимание следует уделять:</p> <p>поиску источников устойчивого финансирования протестного движения, вооруженных формирований как внешними интересантами, так и с использованием внутренних возможностей;<br /> выявлению экстремистских общественных групп&nbsp;и политических объединений, способных участвовать в акциях ненасильственного, а затем и силового характера, вплоть до гражданской войны;<br /> определению практических лозунгов, максимально приближенных к реальным требованиям экстремистских общественных групп, действия которых могут использовать для подрыва легитимности и слома власти;<br /> подготовке лидеров, способных возглавить политический протест, имеющих конечной целью госпереворот;<br /> обучению в специализированных лагерях полевых командиров и боевиков&nbsp;для силовых акций, организации мобилизационных пунктов за рубежом и маршрутов переброски наемников;<br /> поддержке экстремистов в оппозиции&nbsp;и осуществлению экспансии в регионы, прежде всего за счет использования контролируемых оппозицией электронных отечественных и зарубежных СМИ;<br /> организации сетевых структур управления подрывными действиями, снабжения, связи и мониторинга обстановки.</p> <p>Наряду с проведением подрывных операций внутри России в ближней и дальней зонах формируется несколько удушающих &laquo;петель анаконды&raquo; гибридной войны.</p> <p>Важная роль отводится НАТО. Наращивается военная активность альянса в Прибалтике, Арктике, на западных и южных границах, в Черном море, завершается развертывание второго позиционного района стратегической ПРО США в Польше. По провокационным сценариям увеличивается количество военных учений. Целенаправленно дестабилизируется обстановка у границ РФ на Украине, в Закавказье и Центральной Азии. Под полным контролем альянса находятся Западные Балканы.</p> <p>В дальней зоне развертываются антироссийские операции в странах и регионах, где РФ имеет существенные экономические и военно-политические интересы: на Ближнем Востоке (САР и другие государства), на Балканах (Сербия), в Латинской Америке (Венесуэла, Куба, Никарагуа), в Юго-Восточной Азии.</p> <p>Отсюда особую значимость приобретают действия разведки. Главная задача &ndash; в своевременном вскрытии подготовки противника к развязыванию гибридной агрессии, развертывании комплекса угроз, которые планируется использовать для подрыва безопасности страны. Ее успешное решение достигается усилиями всех видов разведки и контрразведки. Они должны контролировать формирование стратегии подрывных действий, каналы связи и взаимодействия, создание противником необходимых ресурсов.</p> <p>Работа ведется на многих объектах как за пределами, так и внутри страны, что требует высокой компетентности разведчиков в политической, экономической, военно-стратегической, научно-технической, гуманитарной, экологической и других областях.</p> <p>Особенность деятельности на своей территории &ndash; в необходимости добывать сведения о скрытых подрывных элементах, действующих в сети из изолированных ячеек. В этом контексте в регионах, охваченных ГВ, может быть полезным создание разведывательно-ударных групп с собственными каналами оперативной, надежной и скрытной связи, занятых самостоятельным поиском сведений и с разветвленной агентурной сетью.</p> <p>Эти и некоторые другие особенности разведки обуславливают необходимость поддержания в высокой готовности наличных сил и средств их постоянного совершенствования с учетом процессов трансформации конфликтов современности, скрытого формирования гибридных угроз и их применения против уязвимых мест. Чрезвычайно важно поддержание доверительных контактов с населением.</p> <p>Ведущая роль в своевременном вскрытии вызовов и угроз безопасности РФ, связанных с гибридной войной и &laquo;цветной революцией&raquo;, принадлежит ФСБ, СВР, Росгвардии.</p> <p>Разведывательная деятельность в пределах отпущенных полномочий осуществляется:</p> <p>Службой внешней разведки РФ в политической, экономической, военно-стратегической, научно-технической и экологической сферах;<br /> органом внешней разведки МО РФ в военной, военно-политической, технической, экономической и экологической сферах.</p> <p>Деятельность органов ФСБ России осуществляется в пределах госграниц по направлениям: контрразведывательная деятельность, борьба с терроризмом, борьба с особо опасными формами преступности, разведдеятельность, пограндеятельность, обеспечение информационной безопасности.</p> <p>В перечень общих полномочий ФСВНГ входит ведение разведки в районах выполнения служебно-боевых задач.</p> <p>Военная разведка (ГРУ ГШ) как орган внешней разведки Минобороны РФ добывает и обрабатывает данные о действующем или вероятном противнике, его военных ресурсах, боевых возможностях и уязвимости, а также о ТВД. Она &ndash; важный вид боевого обеспечения и сочетает в себе весь комплекс наличных сил и средств стратегической, оперативной и тактической разведки.</p> <p>Таким образом, Российская Федерация располагает несколькими органами разведки, сферы ответственности которых внутри страны и за рубежом частично перекрываются. Кроме того, доклады по внешней и внутренней обстановке поступают по линии МИДа, МВД и некоторых других ведомств.</p> <p>Украинская лазейка</p> <p>С разработкой Пентагоном многосферной военной стратегии скрытого проникновения, направленной прежде всего против РФ и КНР, существенно расширяется спектр задач, стоящих перед разведками. По словам начштаба ВВС США генерала Дэвида Голдфайна, ее суть &ndash; в скрытом вторжении в глубь территории противника с использованием ВВС, ВМС, пехоты и сил специальных операций, чтобы обеспечить асимметричные преимущества, поскольку противнику придется бороться в нескольких сферах противостояния: на земле, в космосе, воздухе и на море, в информационном и киберпространстве. По сути речь идет о сетевой войне в онлайн-режиме, где &laquo;скрытыми&raquo; будут не только ЛА и субмарины, но и наземные силы вторжения.</p> <p>&ldquo;Особого внимания требует подготовка спецназовцев вплоть до создания под эгидой ГРУ ГШ военного училища&rdquo;</p> <p>Генерал Голдфайн заметил, что на разработку стратегии в 2019 году планируется затратить 135 миллиардов долларов. Важная роль отводится новому унифицированному ударному стелс-истребителю F-35, способному к скрытому преодолению систем ПВО, что позволит возложить на него роль воздушного координатора атак на уязвимые объекты наряду с применением высокоточного оружия.</p> <p>Стратегия позиционируется авторами как фундаментальное изменение в военной культуре и техническом плане. Ожидается, что информация об этой новой разработке послужит сигналом устрашения, как это бывает в случае любых новейших систем вооружения, когда противник не может быть уверен в их реальном существовании и эффективности.</p> <p>Вызывает существенные сомнения наличие технических возможностей для осуществления амбициозного американского плана скрытого проникновения, так как РФ и КНР обладают новейшими вооружениями и технологиями. Подобные заявления следует отнести скорее к области мифов, подобных СОИ экс-президента США Рейгана.</p> <p>Но нельзя отмахнуться от этой угрозы. Несмотря на создание в России сплошного радиолокационного поля и наличие способных перехватывать любые воздушные цели ВКС, погранвойск и сил теробороны, противник может найти уязвимости в системе ПВО в Арктике, на северо-западе России, действуя с баз в Японии и Южной Корее. Усиливается вероятность такого проникновения и с Украины.</p> <p>Для борьбы со смешанными авиагруппами в составе F-35, ударных дронов, других средств воздушного нападения по периметру границ развертываются ЗРК С-400, способные обнаруживать и уничтожать подобные цели. Их возможности в борьбе с нарушителями на сверхмалой высоте дополняются ЗРК малой дальности &laquo;Тор-М2ДТ&raquo;, истребителями-перехватчиками Миг-31 и Миг-35, системами РЭБ и другими средствами.</p> <p>Отмычка спецназа</p> <p>Важная роль в новой стратегии многосферного скрытого проникновения отводится ССО армии США, численность которых оценивается в примерно 60 тысяч военнослужащих сухопутных войск, ВВС, ВМФ и КМП. ССО, которыми располагают также Великобритания, Франция, Италия, Турция и другие страны НАТО, предназначены для решения специфических задач и достижения военно-политических, экономических и психологических целей на территориях противника и в районах, представляющих особый политический интерес.</p> <p>Неотъемлемые составляющие подготовки спецназа &ndash; углубленное изучение иностранных языков, приобретение навыков межкультурной коммуникации, умение работать с радикальными псевдорелигиозными и националистическими организациями, НКО.</p> <p>ССО способны вести действия без дополнительной поддержки в сложных, неопределенных и быстро меняющихся условиях. Бойцы подготовлены к заброске в тыл противника в угрожаемый период для разведки и диверсий, подготовки НВФ, работы с лидерами &laquo;пятой колонны&raquo;, провоцирования массовых манифестаций в крупных городах в ходе ЦР.</p> <p>Концепция развития ССО сухопутных войск США до 2022 года (ARSOF-2022) предусматривает как прямое воздействие на противника &ndash; удары (избирательные, точечные), так и непрямое &ndash; применение специальных способов ведения боевых действий. ССО принадлежит важная роль на всех этапах операции: подготовительном, сдерживания, захвата инициативы, наращивания превосходства, стабилизации обстановки, установления лояльной США власти.</p> <p>Непрямое воздействие будет сочетаться с нанесением точечных ударов по стратегическим объектам, ликвидацией политических и военных лидеров.</p> <p>С солдатской прямотой</p> <p>Наращивание масштабов гибридной войны против России делает этот вид противостояния одной из наиболее острых угроз нацбезопасности. ЦР в сочетании с использованием комплекса гибридных угроз (ГУ) &ndash; инструмента внешнего давления и создания нестабильности в государстве &ndash; представляет мощный дестабилизирующий фактор для системы национальной и международной безопасности.</p> <p>С учетом особенностей ГУ во внутренней политике необходимы укрепление единства общества, обеспечение социальной стабильности, межнационального согласия и религиозной терпимости, устранение дисбалансов в экономике и ее модернизация, повышение обороноспособности армии РФ. Следует осмыслить и четко сформулировать цели и образ будущего России как базиса идеологии на многие десятилетия вперед.</p> <p>Во внешней политике усилия следует сосредоточить на обеспечении военной, информационной и экономической безопасности страны, сохранении и укреплении ее суверенитета и территориальной целостности, прочных и авторитетных позиций в международном сообществе, в наибольшей мере отвечающих интересам России как одного из центров современного мира.</p> <p>Следует совершенствовать способность государства быстро и решительно реагировать на конфликты, нелинейный характер которых позволяет достигать значительных результатов при относительно небольших деструктивных возмущающих воздействиях со стороны агрессора или коалиции враждебных государств.</p> <p>Наращивать усилия по созданию надежной территориальной обороны. Продолжать усиление охраны границ по всему периметру государства. Обеспечить ведение непрерывной разведки и ее тесное взаимодействие со структурами политического и военного управления для прогнозирования угроз и планирования противодействия за счет оперативного создания и использования преимущества на угрожаемом направлении.</p> <p>Совершенствовать способность противостоять гуманитарным вызовам, таким как бедность, социальная неустроенность, массовая миграция и рост числа беженцев. Исходить из того, что возрастание числа и интенсивности гражданских и международных конфликтов дополнительно усугубляет существующие гуманитарные кризисы.</p> <p>Необходимо организовать подготовку качественного кадрового ресурса, способного обеспечить разработку и реализацию стратегии противодействия гибридной войне. Особое внимание следует уделить подбору и подготовке высококвалифицированных кадров преподавателей, способных дать правильные ориентиры молодежи, которой предстоит решать сложнейшие задачи обеспечения безопасности России во враждебном окружении.</p> <p>В этом контексте отметим возрастающую роль ССО в оборонном потенциале РФ, что требует особого внимания подготовке спецназовцев вплоть до создания под эгидой ГРУ ГШ военного училища.</p> <p>Первоочередными шагами в совершенствовании способности России противостоять ГУ совместно с союзниками и партнерами по ОДКБ, СНГ, ШОС, БРИКС должны стать обзор накопленных проблем и определение узких и уязвимых мест с учетом потенциальных угроз национальным, союзническим и партнерским структурам. К объединению усилий стран ОДКБ настоятельно подталкивают разработки корпорации РЭНД, отличающиеся крайней степенью цинизма и агрессивностью по отношению к геополитическим противникам. Необходимо не только принять оборонительные меры против конфликтов этого вида, но и подготовиться к консолидированной наступательной стратегии.</p> <p>И последнее. С учетом высокой значимости военной составляющей в современном политическом процессе целесообразно расширить участие военных дипломатов и специалистов в парировании новых угроз. Автору в 1997 году в штаб-квартире НАТО в Брюсселе довелось присутствовать на встрече с высокопоставленным представителем альянса, вернувшимся из Москвы, где обсуждались вопросы подготовки Основополагающего акта Россия &ndash; НАТО. Представитель блока с досадой посетовал, что, мол, у вас в Москве военные принимают излишне широкое, на его взгляд, участие в обсуждении политических вопросов. &laquo;У себя в НАТО мы при необходимости просим военных дать совет (military advise) по рассматриваемому вопросу и затем вежливо &laquo;выставляем их за дверь&raquo;, чтобы продолжить дискуссию на уровне политиков&raquo;. По-видимому, на переговорах в Москве представители Минобороны РФ довольно нелицеприятно, &laquo;с солдатской прямотой&raquo; высказались о неприемлемости предлагаемых натовцами решений при подготовке документа, напрямую затрагивавшего вопросы военной безопасности государства. Это и возмутило представителя брюссельской штаб-квартиры, привыкшего к обтекаемым формулировкам, позволяющим лукавить и протаскивать нужные решения.</p> <p>В контексте внутренних и внешних угроз, на которых строится стратегия скрытого проникновения, привлечение военных специалистов к решению сложного комплекса политических и военных проблем на всех уровнях, связанных с прогнозированием, планированием и практической организацией противодействия, безусловно, будет способствовать повышению надежности и результативности работы.</p>
Источник ВПК
 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован