20 декабря 2001
145

ПЛАНЕТА ДЛЯ ОХОТЫ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Константин СЕРАФИМОВ

ПЛАНЕТА ДЛЯ ОХОТЫ



Человечество так же далеко по по своему развитию от
более совершенных планетных существ, как низшие животные
- от людей. Не пойдем же мы в гости к волкам, ядовитым
змеям или гориллам! Мы их только убиваем.
К.Э.Циолковский.
(`Планеты населены живыми существами`)


ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

- Значит, ты все-таки летишь? - Алексей попытался улыбнуться. - Это
не шутка?
- Вот еще! - Сандра наморщила нос, всем своим видом подчеркивая
сказанное. - Нужно быть полным идиотом, чтобы упустить такой случай!
Алексей посмотрел на разложенное на полу снаряжение. Наклонился,
поднял сверкающий воронением `Нордговер`.
- Хорош! Пушка... Жалко, у них такого нет, а?
- У кого? - Сандра легко скользила по комнате, складывая в рюкзак
разноцветные упаковки.
Ее четкая фигура, облитые серой тканью ноги танцовщицы магнитом
притягивали взгляд. Алексей с усилием отвел глаза.
- У фауны.
- Во-от ты про что! Ну, знаешь, это уже не оригинально. Было.
- Представила? Вот это был бы интерес! Только, боюсь, желающих резко
поубавилось бы. Охотников, то бишь.
Сандра оторвалась от сборов и теперь пристально смотрела на него.
- Послушай, - Сандра примирительно улыбнулась. - Не злись. Каждому
свое. Вот ты то и дело лезешь в свои пещеры. А мне нравится пострелять. В
чем же дело?
Алексей чувствовал, как в нем, помимо воли, загорается невесть откуда
взявшийся злой огонек.
- Во-первых, `лезть в пещеру` - это несколько иное, - сказал он,
сдерживаясь. - А во-вторых... Я был на Дикси. Пять лет - пять экспедиций.
Ты знаешь, как там было, когда мы сбросили с транспортера первые мешки?
Знаешь? Мы выходили из Пропасти, а над горами тысячами искр носились
симурги. Ночью они окружали наш лагерь... Сказка! Мы даже гладили их, Джо
и я. Они были совсем ручными.
Сандра смотрела на него, не мигая, только золото ее зрачков
потемнело.
- И это было только семь лет назад. Позапрошлым летом Джо снова был
на Дикси. За весь сезон Джо видел с десяток симургов и сказал, что ему еще
повезло. И все потому, что эти умники из Биокомиссии, видите ли, не
обнаружили на Дикси `разумной` жизни! И тут же за дело взялась Корпорация.
Нет, ты только вдумайся - планета для охоты!..
Он запнулся, увидев в глазах девушки улыбку.
- Ты улыбаешься? Чему? Только не спрашивай, люблю ли я мясо...
- А почему бы нет? - Сандра на шажок приблизилась и вдруг положила
руки ему на плечи. - Знаешь что? Вот таким ты мне страшно нравишься!
Алексей оторопело глянул в сияющее золото, превозмогая себя,
отстранился.
- Нет, я скажу, - он нахмурился, усилием воли отгораживаясь от ее
обволакивающего тепла. - Да, я люблю мясо и все такое. Но пойми - это
необходимость! Убивать, чтобы выжить - понятно. Но убивать для
развлечения, для каких-то спортивных страстей, чтобы пощекотать нервы? Это
атавизм. Меня бросает в дрожь, когда я вижу на прилавке колье симурга!
Страусиные перья, слоновая кость, зубы геронов... тысячи исчезнувших и
распыленных видов, теперь - симурги.
Сандра улыбалась. Нет, он не может ее убедить. Он бессилен перед этим
ее дьявольским очарованием. Он никого не может убедить!
Алексей вдруг поймал себя на желании закричать, затопать ногами,
выпрыгнуть в окно - сделать что-нибудь такое, чтобы взорвать этот
спокойно-улыбчивый, участливый взгляд. Так смотрят на маленьких детей,
решивших немножко покапризничать.
- Алеша! - мягко сказала девушка. - Ну что ты в самом деле? В
Биокомиссии тоже не дураки сидят. Эпоха варварских отстрелов давно отошла.
Охота ведется планово, по лицензиям. За всем следят специалисты. Страусы,
слоны... когда это все было? За последние сто лет на Земле не
зарегистрировано исчезновения ни одного из существующих видов. Это же
цифры. Ты ведь любишь цифры? Ты им веришь? Зверя стреляют из ружья, рыбу,
как и тысячу лет назад, ловят удочкой. Почему ты не заступаешься за рыб?
Потому что их нельзя погладить? Я слетаю и вернусь. Какие-то две недели.
Ну что ты так расстроился?
- Да пойми же ты! Не в том дело, что мы научились сохранять
популяции. Ну почему мы возомнили, что имеем право на такого сорта
развлечения? Вот так, за здорово живешь, в порядке отдыха - взять и
кого-нибудь пристрелить. Нормально?
- Ну ты как скажешь...
Алексей устало махнул рукой. Злой огонек погас, оставалось лишь
глухое недовольство собой.
- Ладно, - сказал он. Вас, стрелков, могила исправит. Жаль. Что ж, я,
пожалуй, пойду...


Вечерний город весело таращил огни. Алексей вышел на площадь и
остановился в задумчивости. Мимо шуршащими молниями проносились
трансмобили. Прохожих, несмотря на ранее еще время, было немного.
Как-то все глупо получилось. Ведь он шел к Сандре, летел, как на
крыльях, чтобы предложить ей отправиться с ним не куда-нибудь, а - вот
совпадение! - именно на Дикси. Поработать в экспедиции. Институт Глубин
снова заинтересовался пропастью, которую они семь лет назад назвали
Симург. Понятно, Институт пригласил Джо. Джо тут же позвонил ему, и
Алексей, не задумываясь, согласился. Согласился с радостью и с...
беспокойством. Он давненько не был на Дикси. После аварии в пропасти
Манрока на Таланге Алексея временно отстранили от инопланетных экспедиций.
Манрока, даже через подушку пневмокостюма, здорово потрепала его, и
последние годы Алексей практически не покидал Земли: месяцев шесть
залечивал травмы, а потом как-то не представлялось возможности. В общем,
мотался по пропастям в радиусе выходного дня и завидовал Джо и другим
парням из их группы.
Последний раз парни работали на Дикси два года назад. Джо говорил,
что Дикси здорово изменилась. Корпорация своего добилась. От Космопоселка
вглубь материка вытянулись щупальца трасс. Там, где полвека назад с трудом
пробивались одинокие транспортеры первоисследователей, теперь полно
отдыхающих. А как же! Планета-курорт! Планета выходного дня! Планета для
охоты!
Джо начал спокойно, но потом долго орал и плевался, а Алексей, обычно
равнодушный к рекламной продукции, в тот же день накупил с дюжину
туристских проспектов по Дикси и ошеломленно просидел над ними часа три.
`Охотбаза `Кортини` приглашает всех желающих... В распоряжении
отдыхающих комфортабельные коттеджи и транспортеры...`
`Охотбаза `Гелла` предлагает своим клиентам современнейший арсенал
пулевого оружия...`
`...Новейшие вездеходы нашей базы забросят вас в самое сердце зеленой
планеты!`
`...Опытные инструкторы в распоряжении новичков...`
`...Дикси - рай для настоящего стрелка!...`
На следующий день Алексей, не раздумывая, ринулся в Институт Охраны
Среды и через полчаса уже входил в просторный кабинет друга Генки,
Геннадия Генриховича, с которым не виделся уже с полгода, несмотря на то,
что жили они в десяти минутах ходьбы прогулочным шагом и в детстве прошли
бок о бок все ступени начальной и средней общей подготовки.
- О! - сказал Генка, радостно поднимаясь навстречу раскрасневшемуся
от быстрой ходьбы другу. - О-о! Видно, кто-то сдох в соседнем лесу, если
старина Алешка почтил нас своим появлением!
Алексей молча швырнул ему на стол пачку проспектов, и только после
этого, спохватившись, поздоровался.
- Брат-спелеолог чем-то расторможен! - сказал Генка, пожимая его
твердую ладонь. - Выкладывай.
- Вы куда смотрите? - тяжело дыша сказал Алексей. - Нет, ты подожди
скалиться, ты отвечай!
- В данный момент мы смотрим на твою красную физиономию, - Генка все
еще улыбался. - А почему, собственно, на `вы`?
- Прочти, - нервно сказал Алексей, пододвигая к генкиному носу кучу
проспектов. - Это как называется?
Генка быстро пошуршал лощеной бумагой, задержался на игривой девице с
сияющим `Мастер-Кольтом` в руках и понимающе протянул:
- А-а, ты насчет этого... Что, хочешь опять махнуть на Дикси?
Туристом, что ли?
- Слушай! - взъярился Алексей. - Ты что, прикидываешься? Позлить меня
хочешь? Мы с тобой тут шуточки шутим, а эти супердевочки и дупермальчики
палят из всех стволов по симургам? Вы за что деньги получаете?
- Не ори, - сказал Генка. - Не ори и слушай сюда. Не один ты такой
умник. Ты что думаешь, мы ничего не делали? Корпорация была бессильна,
пока не появилось официальное заявление Комиссии по Разуму. Комиссия
вышибла из наших рук главный козырь. Понятно, не преднамеренно, но от
этого не легче. Тут, знаешь, Алеха, какие закулисные войны идут? Не
знаешь. И тогда Корпорация сказала - а чем симург отличается от зайца?
- Во-от оно как! Ну, извини, - Алексей зло скомкал попавшийся под
руку проспект. - А чем заяц отличается от нас с тобой?
- Не глупи, - поморщился Генка. - Для специалистов из Комиссии это
главный вопрос. Их заключение однозначно: симурги - не гуманоиды. Со всеми
вытекающими.
- От черт! Гуманоиды - не гуманоиды, кто это определил, мы? С нашей,
гуманоидной, точки зрения?
- Вот именно. Ну, кое-что мы все-таки сделали, - Генка пригладил
растрепавшиеся волосы. - Наложили жесткие рамки на отстрел, ограничили
сезонность. Ребята из Биоинспекции патрулируют территорию. Что еще? Ну,
штрафы там. Оружие, сам видишь, древнее, только пулевое.
Алексей молча водил пальцем по пыльной кромке стола.
- Кстати, моему Шефу удалось при поддержке инфрабиологов отстоять на
Дикси несколько заповедников. В частности, урочище Чильготан. Там,
кажется, твоя любимая `дырка`?
- Пропасть Симург, - сказал Алексей. - Это не дырка, Гена. Это... На
Земле нечто подобное есть только в Венесуэле да на Папуа. Да и то какое
это подобие - семечки! Пропасти Дикси выходят из воображения. Вот черт!
Если бы ты видел, сколько там было симургов каких-то семь лет тому назад.
Не говоря уже о другой живности. Жаль, что от всего этого, похоже, скоро
останется только название.
- До этого, могу тебя заверить, не дойдет.
- Будем надеяться, - сказал Алексей. - Будем надеяться...


И вот теперь он стоял на углу двух магистралей, смотрел на радугу
огней предвечернего города и пытался привести в порядок растрепанные
мысли.
- До чего же глупо, черт! - вслух сказал Алексей.
Собственно, на что он надеялся? Сандру ему не переубедить. Стволы,
пули - это у нее в крови. Так же как у него, Джо и других парней из
Экспедиции - пещеры. И вообще - чересчур они разные.
Бредя по малолюдному проспекту, Алексей вдруг очень отчетливо
представил, что она идет рядом, бесплотно, незримо, но ощутимо до дрожи.
Что у них общего? Что он для Сандры? Длинный худой верзила, типичная
`спелеокомплекция`. И не подумаешь, что на этих костях наросло восемьдесят
с лишним килограммов.
Ну, усы. Шевелюра. Проседь. Так это наследственное, не от
переживаний. А Сандра?
Алексей неожиданно ярко вспомнил то утро год - смотри-ка, уже почти
год назад! Их экспедиция тогда заканчивала одну проблематичную, но весьма
хлопотную темку. Чтобы успеть, они с Джо работали порознь. Иногда брали в
помощь кого-нибудь из ребят-смежников, а чаще в одиночку бороздили
животами причудливые лабиринты древних катакомб, вырубленных в
окрестностях города, как утверждали историки, еще во времена царя славян
Иоанна. Историки - хваткие парни! Им удалось сконструировать машину, якобы
улавливающую остатки биополей немыслимой старины. `И камни заговорят!` -
это их любимая фраза. С Джо на пару они более месяца таскали по каменным
лабиринтам чудо-машину, но камни пока молчали. Видимо, не желали задешево
отдавать запечатлевшиеся в них картины прошлого.
Как бы то ни было, уставали они тогда зверски. Датчики получились
увесистыми. Возвращались и часто не знали, что там на Земле - ночь или уже
полдень.
В ту смену Алексей отработал под землей часов двадцать и на обратном
пути вдруг увидел слева, в завале, просвет. Лаз оказался незнакомым.
Похоже, был вскрыт недавно сползшей с завала плитой. Продравшись сквозь
узость, Алексей с полчаса покружил по давно нехоженным штрекам и
неожиданно натолкнулся на лучик живого солнечного света. Свет шел из-за
поворота, и в нем волшебно плясали поднятые его сапогами пылинки. Запах
озона... Выход!
Изрядно попыхтев, он расчистил проход, и наконец, выбрался наружу.
Сидел на краю небольшого карьера, вдыхал запах утренней свежести, и
наслаждался свободой. Может быть, в этом и была прелесть его работы - вот
в таких минутах возвращения к солнцу из тьмы и настороженной тишины
пещеры?
То, что карьер был оборудован под стрельбище, он понял не сразу. Даже
тогда, когда осколки разлетевшейся вдребезги мишени, сливаясь с гулким
ударом выстрела, забарабанили по его исцарапанному шлему - все еще
продолжал сидеть неподвижно, с удивлением осознавая происшедшее. Уж очень
не вязалось все это с долгожданным покоем раннего утра в сиянии солнечного
тепла и запахов прелой травы.
Он так и не пошевельнулся. А еще через мгновение перед его
слипающимися от усталости глазами возникло видение. Видение было одето в
яркую маечку-безрукавку и коротенькие шорты, оставлявшими солнцу две
великолепные бронзово загорелые ноги, для полного описания которых Алексею
и сейчас не хватало сравнений.
Крупные кольца светлых волос, облитая мокрой от росы тканью грудь,
черные ресницы испуганных, дивно золотого цвета, в пол-лица глаз. Такой
она запомнилась Алексею в ту первую встречу.
- Вы что, с ума сошли?! - округло очерченные губы девушки
подрагивали, и от этого казалось, что она вот-вот расплачется.
- Возможно, - покладисто согласился Алексей, вдыхая прелесть этого
эльфоподобного существа. - Час назад я бы этого не сказал, но сейчас... Вы
кто, нимфа этого карьера?
- Вы в сорочке родились! - неожиданно зло сказала девушка.
- В комбинезоне...
- Шутничок. Да я вас чуть не подстрелила! Вы что, ограждений не
видели?
Только сейчас Алексей обратил внимание на изящный `Нордговер` в руках
незнакомки и широкий ремень подсумка, перехвативший тонкую талию.
- Там их на каждом шагу, - Алексей кивнул на черную щель лаза за
спиной. - Виноват, сослепу не разобрал.
- Так вот вы откуда! - убедившись, что ничего страшного не произошло,
девушка теперь уже с интересом разглядывала Алексея, даже не изменившего
расслабленной позы отдыхающего героя. - То-то я смотрю... - она сделала
ищущий выражение жест, - одеты вы... не по сезону.
- А-а, это...
Алексей скосил глаза на свой обшарпанный флюоресцентный комбинезон,
облепленные глиной высокие ботинки. Потом перевел взгляд на изящный наряд
незнакомки.
- М-да, - сказал он, улыбнувшись. - Жизнь ощущается в контрастах. Да
вы присаживайтесь! - Алексей царственным жестом обвел наваленные вокруг
глыбы известняка.
- Спасибо! - иронически поклонилась девушка, озабоченно осматривая
свой утративший свежесть наряд. - Вот вымокла вся из-за вас.
- Осмелюсь заметить, вас это не портит, - Алексей с удовольствием
рассматривал ее.
- А вы, кажется, нахал! - девушка сердито вспыхнула. - Я начинаю
жалеть, что промахнулась.
- Ну что вы! - серьезно сказал Алексей. - Я не нахал, я - спелеолог.
Мое кредо - говорить правду. Спелеолог Алексей. А у нимфы есть имя?
- Есть, - все еще хмурясь, она искоса глянула на его перепачканную
глиной физиономию и не удержалась, фыркнула. - Сандра. Меня зовут Сандра.
Вы не спелеолог, вы - трубочист. Пойдемте, здесь рядом чудесный ручей. Или
вам... туда?
- Нет уж увольте, - Алексей с трудом отодрал от камней свое
долговязое, ноющее от долгой работы тело. - Мои миры меня не жаждут
видеть...


Так начался их с Сандрой странный роман. Нет, не пара они были.
Возможно, все сложилось иначе, если бы не Дайк.
Алексей досадливо поморщился.
Дайк был красавцем и слыл везунчиком. Алексей одинаково не доверял ни
тем, ни другим. Инстинктивно. Впрочем, может быть, он выдумал все это
позже. Просто бывает так, что вдруг почувствуешь к человеку не доверие. От
Дайка что-то такое исходило, почти неуловимое, что питало эту
непроизвольную настороженность. В его присутствии Алексей внутренне
напрягался, замыкался и терял непринужденность. Он не любил в себе такого
состояния.
Мощного телосложения, широкоплечий и узкобедрый, Дайк сразу обращал
на себя внимание. И стрелял он здорово. Немножко рисуясь, небрежно
вскидывал свой длинноствольный `Белстаг`. Практически не целясь, плавно
давил на спуск и попадал. Из любого положения. От мишеней летели серые
брызги. Говорили, что Дайк одинаково ловко владеет и другими видами
стрелкового оружия.
А вот руку жал слабо. Нет, силенка у Дайка была. Это чувствовалось по
всей его повадке, ленивой расслабленности красивого доброжелательного, но
ощутимо опасного хищника.
Но руку, здороваясь, жал никуда. Будто нехотя. По-пижонски. И от
этого у Алексея каждый раз оставался какой-то осадок. Черт его разберет!
И еще глаза. Полуприкрытые до середины зрачка густыми короткими
ресницами, они производили странное впечатление. Ребята из их компании
божились, что как-то Дайк на спор взялся смотреть на солнце и, не мигая,
выдержал так минут восемь. Странные это были глаза.
Понятно, что на женщин Дайк имел прямо-таки магнетическое влияние.
Сандра... Сандра Дайка не замечала. Поначалу Алексей не придал этому
значения. Но они чертовски подходили друг другу. Настолько, что
отчужденность Сандры бросалась в глаза. Как это он там сболтнул: мое кредо
- говорить правду? Так что надо было признать. Но вот поди ж ты, Сандра на
Дайка подчеркнуто не реагировала.
После знакомства в карьере Алексей долго не видел Сандру. Работы была
прорва, он дневал и ночевал в катакомбах. И адреса не знал. То ли
постеснялся спросить тогда, то ли забыл от усталости. Вспоминал то
удивительное утро, забывался в работе, но мыслями, помимо воли, снова и
снова возвращался к ней. Даже пару раз выползал через открытый им лаз на
стрельбище, но тщетно. Нимфа растворилась, словно канула в сон. И осталось
щемящее чувство потери. Будто вспыхнуло что-то, и вот нет его, и больно,
что нет...
А в самом начале лета, кажется, это было в июне, он выпросил у Шефа
три дня, чтобы уладить в городе какие-то срочные дела, и вечером
неожиданно встретил ее. Собственно, было еще светло, и из широко
распахнутых дверей Института Роботехники оживленными группами выходили
сотрудники. Пробегая мимо, Алексей рассеянно глянул в эти двери и вдруг
резко затормозил. Сандра!
- Здравствуйте! - Алексей тщетно попытался спрятать в усы заливающую
лицо улыбку. - Вот так встреча!
Сандра вскинула на него глаза, узнала и энергично протянула руку:
- Привет! Вот здорово! Признайтесь, как у вас с телепатией?
- С телепатией?
- Верите? Именно сегодня я о вас думала. Ну, здравствуйте, телепат!
Алексей на мгновение задержал в пожатии ее маленькую крепкую ладонь:
- Нет, - сказал он, дивясь охватившей его удивительной легкости. - Я
не телепат. Я - спелеолог. Помните?
- Еще бы! - Сандра окинула его искристым взглядом. - Да вас и не
узнать. Скажите, какой франт!
- Спрашиваете! - привыкнув к своей удобной, но непритязательной на
вид полевой форме, в элегантном городском костюме Алексей чувствовал себя
чуть-чуть неловко. - Но ваша правда - в комбинезоне мне привычнее. А вы...
Нет слов! Ну, не буду, не буду, а то вы опять потянетесь за своей пушкой.
- Ну вот! - Сандра шутливо прищурила золотой глаз. - Только собралась
услышать комплимент, а вы на попятный!
Светловолосая, в белом платье, оставляющем солнцу бронзовые плечи, в
ажурных туфельках на высокой танкетке, девушка была замечательно хороша.
- Черт меня возьми! - сказал Алексей. - На этот-то раз я вас не
упущу. Вы очень спешите?
Короткое раздумье облачком коснулось лица Сандры и тут же исчезло. И
также мгновенно вспыхнул и погас непокорный огонек в ее глазах.
- А что, - сказала она. - Попробуйте.
И уже совсем по другому взглянула снизу вверх ему в глаза:
- Знаете что? Сегодня вечером у Старка собирается одна компания.
Бывает очень неплохо. Музыка, идеи... Пойдете?
- Запросто! - сказал Алексей. - И завтра тоже.
- А послезавтра? - Сандра с растущим интересом смотрела на него, и
Алексей чувствовал, как растворяется в очаровании, волнами исходившем от
вновь обретенной Нимфы Старого Карьера.
- Послезавтра я уезжаю, - сказал Алексей. - Работа. Но я вернусь.


Алексей огляделся. Ночь вынесла его прямо к дому, где на шестом этаже
призывно светилось окошко старины Джо.
- Наверно, полно ребят, - подумал он. - Конечно, ведь через неделю
вылет экспедиции на Дикси.
Но идти сейчас к Джо почему-то не хотелось. Напротив дома шелестел
листвой сумрачный сквер. Алексей свернул в его аллею, сел на первую
попавшуюся скамейку, закурил.
...У Старка, молчаливого коренастого океанолога было действительно
неплохо. Народ собирался веселый. Спортивного склада ребята и девочки:
стрелки, авиагонщики, акванавты. Алексей быстро перезнакомился, но имена с
первого раза запоминал плохо. Был у него такой изъян. Только что
пройденный лабиринт помнил в деталях несколько лет, а вот имена запоминал
на редкость паршиво. Ну да это дело не меняло. Было много музыки, и
хорошей. Они с Сандрой протанцевали весь вечер, а уходя, Алексей,
обостренным чутьем подземника вдруг почувствовал чей-то тяжелый
ощупывающий взгляд. Оглянулся и уперся глазами в плечистого верзилу. Тот
появился недавно, к самому концу вечера, и вот теперь светловолосый
красавец, улыбаясь, оценивающе мерил глазами Алексея. Слушал что-то горячо
доказывающего ему худенького парнишку и смотрел. Верзилу звали Дайк.
Странно, но это имя Алексей запомнил сразу. Кажется, космолетчик. Стрелок.
Чего он уставился?
Сандра потянула Алексея за рукав, и он, так и не поняв, что к чему,
вышел из комнаты.
Что к чему он понял потом. Осенью. Все лето Алексей при малейшей
возможности старался вырваться в город, но удавалось редко. Сандра
искренне радовалась его приездам. По профессии роботехник, она часто
засиживалась в институте допоздна. Поджидая в такие дни Сандру, Алексей
скучал, шатался по городу и изо всех сил торопил время. Иной раз он, как
верный оруженосец, сопровождал ее на стрельбище за городом. Сандра
стрельбу любила страстно и могла часами ловить в прицел вылетающие с
разных сторон под произвольными углами черные точки мишеней. Алексей
стрелять умел - это входило в обязательный перечень профессиональных
умений любого глубинщика. Так же как водить транспортер, флайер, аварийный
бот или обращаться с телеаппаратурой. Он перезнакомился с завсегдатаями
полигона, иногда сам брал в руки оружие, но, понятно, угнаться за
стрелками не мог.
Впоследствии они с Дайком встречались несколько раз: у Старка или на
стрельбище. Дайк вел себя нейтрально, и тот его первый взгляд как-то
постепенно забылся. Перекидывались парой слов, здрасьте - до свиданья, не
больше. Сандра вела себя с Дайком по-прежнему сухо, немногословно, при
первой возможности спешила отойти. С Алексеем Дайк был подчеркнуто
дружелюбен и - или это казалось? - смотрел с чуть заметной насмешливой
иронией. Но в глубокое общение не пускался. Алексей про себя окрестил
Дайка красавчиком и пижоном и подспудно держался настороже. Будто чуял...
...В тот вечер Алексей прикатил в город неожиданно даже для самого
себя - решил и сорвался на попутном транспорте. Приехал и сразу же
помчался к Сандре. Дома девушки не оказалось - неудивительно, в
выходной-то день. Поразмыслив, Алексей двинул на полигон.
Стрельбище оказалось на удивление пустынным. Впрочем, было
поздновато, хотя сумерки еще не тронули синевой голубую бесконечность
неба.
Алексей расстроенно огляделся и только было собрался в обратный путь,
как вдруг... насторожился. Со стороны бетонного капонира, построенного
здесь невесть когда и зачем, с окруженной кустами поляны близ серой стены,
чуть слышно донеслись голоса. Без задней мысли, обрадованный возможностью
получить хоть какую-то информацию, Алексей двинулся к капониру. Тропинка
огибала строение, Алексей миновал его зализанные серые углы, вышагнул
из-за бетонной глыбы и... еще не понимая почему, попятился.
Там был Дайк, и был не один. Против него, спиной к Алексею, стояла
Сандра. Как сквозь огромную линзу, Алексей с электронной четкостью увидел
тугие икры ее загорелых ног, отчеркнутых высоко у бедер белоснежной юбкой
с черным косым ремнем подсумка на поясе. Развернутые чуть назад ровные
плечи, обтянутые охотничьей курточкой. А в уши настойчиво лез, ломился
низкий голос Дайка:
- Я не могу без тебя... Без тебя мне не жизнь. Понимаешь?
Напряженные плечи Сандры вздрогнули.
- Ты же мог все это время.
- Да! - Дайк яростно сверкнул неожиданно широко раскрывшимися
голубыми глазами. - Не скрываю! Я пытался тебя забыть. Забыть! И не черта!
Когда вижу возле тебя этого зеленого червяка, я теряю голову! Сандра, я
люблю тебя! Люблю безумно.
- Поздно, Дайк, - голос Сандры звучал теперь мягче, как-то устало. -
Поздно. Во мне все сгорело.
- Неужели он? - глаза Дайка нехорошо блеснули.
- Он просто хороший парень, Дайк, - ровно сказала Сандра. - Мне с ним
легко.
До Алексея туго доходил смысл их слов. Первым побуждением было
скрыться, бежать куда-нибудь, лишь бы выбраться из ложного унизительного
положения, в которое он неожиданно попал. Но он остался, сам не зная
почему, и, сжимая побелевшие кулаки, с обостренной ясностью слушал, не в
силах сдвинуться с места.
- Он просто хороший парень, - повторила Сандра и неуловимо гибким
движением смуглой руки поправила на затылке уложенные в тугой узел светлые
волосы.
- Я сделаю из него котлету, - отчаянным шепотом сказал Дайк, и бугры
мускулов вздулись на его выпуклой груди.
- Глупо, - в голосе Сандры проскользнули незнакомые стальные нотки. -
Он отличный парень и не более того. Дело не в этом.
Великолепное тело Дайка как-то разом ослабло, будто из него выпустили
воздух, плечи опали, в глазах залегла залегла незнакомая тоска.
- Что же мне делать, Сандра? Что?!
Разговаривая, они постепенно поменялись местами, теперь Сандра стояла
лицом к Алексею, и он мог видеть ее бесстрастное лицо. И только нервное
дыхание девушки выдавало ее волнение.
И снова они поменялись местами, будто, под звон цикад, танцевали
странный танец на позолоченной вечерними лучами солнца поляне.
- Послушай... Я никогда никого не просил. Теперь прошу - помоги мне.
Я же люблю тебя... - в побелевших глазах Дайка качнулась надежда. - Ты
поверь мне, поверь...
- Хочу верить, Дайк, - прошептала девушка. - Хочу... и не могу. Ты же
сам ушел от меня.
- Я ушел от всего! Я думал, что могу уйти... С тобой я заново начал
жить, и не понял этого. Я ошибся... Ты только верь мне, верь...
- Во мне потухло все, Дайк.
- Я зажгу! Посмотри на меня...
- Не надо, Дайк, я не могу больше.
- Ты посмотри на меня! - и Сандра подняла к нему побледневшее лицо.
Глаза Дайка вспыхнули, и даже Алексей почувствовал колдовскую силу,
устремившуюся из этих полузакрытых веками глаз. Или ему показалось?
Плечи Дайка набухли. Он неуловимо шагнул вперед. Не ощущая бешено
колотящегося где-то в горле сердца, Алексей увидел, как медленно
поднялись, все в тугих мускулах, руки Дайка, притянули Сандру, приподняли.
Она тихонько вскрикнула, и Алексей качнулся вперед. Но в тот же миг
упершиеся в могучую грудь Дайка руки девушки ослабли и опустились
безвольно, странно расширенные золотые глаза остановились, губы
приоткрылись. Не отпуская своим обволакивающим взглядом ее глаз, Дайк
поцеловал ее. Веки Сандры опустились. Покорная гипнотической энергии,
исходившей от Дайка, она прильнула к его груди. Нервная дрожь прошла по
спине девушки, смуглые колени подогнулись, и она безвольно опустилась в
расступившуюся траву. Тихий стон оглушил Алексея, и в следующий миг он
рванулся прочь, не разбирая дороги, гигантскими скачками через кусты и ямы
- прочь, от этого стона, от грохочущих обломков тысячи некогда
воздвигнутых им розовых замков, рухнувших за горизонт вместе с последними
лучами заходящего солнца этого проклятого дня.
И уже не видел, как от треска сухой ветки под его ногой пружинисто
вскинулся Дайк.
- Ерунда, - пробормотал он, ощупывая налитыми глазами зеленую стену
кустов. - Ерунда, собака, наверно...
Сандра в упор смотрела на него застывшими, какими-то остекленевшими
зрачками. Рассыпанные по траве волосы, побелевшие губы, замершая грудь.
- Ну что ты, что ты... - зашептал Дайк, скользя шершавой ладонью по
вдруг окаменевшему изгибу ее шеи. - Испугалась?
По горлу Сандры прошла судорога.
- Пусти, - хрипло сказала она. - Пусти, слышишь?
- Сандра! - Дайк тщетно попытался удержать ускользающую птицу на миг
зародившейся меж ними близости. - Сандра!
- Нет! - изогнувшись, она высвободилась из его больших рук. - Нет. Не
хочу. Зачем ты так, Дайк?
Сидя в траве, Дайк беспомощно смотрел, как она поднимается,
машинально одергивая короткую юбочку. Словно отгоняя невидимую паутину,
проводит ладонью по лицу.
- Сандра!
- Ты страшный человек, Дайк. Мне говорили, я знала... Нет. Только не
так.
- А как? - эхом.
- Не знаю. Если так, то лучше никак.
- Я не могу без тебя! - Дайк уже стоял на ногах.
- Пойдем, - сказала Сандра, поднимая с земли свой `Нордговер`. -
Поздно уже. Пойдем.


Алексей долго ничего не видел, ничего не слышал и вообще плохо
соображал. Он остановился только у пригородной станции, где, на счастье,
ждал припозднившихся пассажиров полупустой трансмобиль.
Алексей не был ни хлюпиком, ни трусом. Стреляться он не стал. Он
пошел к Джо. Крепыш Джо встретил друга, молча оглядел с ног до головы его
исхлестанную ветками, заляпанную не весть откуда взявшейся грязью фигуру,
и ни о чем не спрашивая, первым делом поволок под душ.
Через час Алексей в припадке словесной ярости выложил другу все. Ему
надо было выговориться, как-то стряхнуть случившееся со скрученной
судорогой души. Джо выслушал молча, и когда Алексей затих, сказал:
- Алеха, душевные раны лучше лечить работой. Никто ни в чем не
виноват. Просто кому-то в чем-то больше везет. А девушку не черни. Она
тебе ничего не обещала, а значит, в своем праве. Это мое мнение.
Алексей молча сплюнул в стакан. Идти домой не хотелось, и он остался
ночевать у Джо.


Листва шелестела над сквером ночную песню. Алексей бросил окурок в
урну, поднялся. Окно Джо все также призывно светилось на шестом. Пойти?
...К утру он выздоровел настолько, что с удивлением обнаружил в себе
какую-то незнакомую устойчивую силу. Сандра уже не заполняла его целиком.
Чувство к ней сконцентрировалось в некоем уголке его естества, обнажилось
и вместе с тем притупилось, будто подернулось серой дымкой.
- Ты же `хороший парень`, - сказал он себе. - Ей с тобой легко. Тебе
этого мало? Посмотри на себя в зеркало и стыдись. Стыдись и будь проще.
Будь проще и не подавай виду.
...Он хотел пригласить Сандру в эту экспедицию на Дикси, и - такой
неожиданный облом. И вот они поедут на Дикси, но поедут - порознь! Видно,
не судьба. Что ж, значит, так тому и быть.
- Сделано! - вслух сказал Алексей любимое словечко Джо, и больше не
раздумывая, отправился на шестой этаж. - Сделано.



ДЕНЬ ВТОРОЙ

Планетолет слабо тряхнуло. Алексей через плечо коротко глянул на
растянувшихся в пассажирских креслах товарищей. Как хорошо и немного
тревожно на душе! Они летят на Дикси.
Все-таки Джо молодец. Алексей всегда удивлялся и немного завидовал
кипучей энергии друга. За тот короткий срок, что отводился на подготовку
экспедиции Джо ухитрился сколотить отличный состав.
У аварийного ящика храпит Мишка. Микробиолог, он накануне вернулся с
Гималаев. Но Джо с корнем выдрал его из заслуженного отпуска, благо,
уговаривать Мишку никогда не приходилось.
Рядом с ним блаженно дремлет в стереонаушниках Христо. Христо -
меломан. Музыку он обожает, пожалуй, не меньше чем свою кристаллографию.
Три года назад он и в Симург ухитрился захватить микрофонику и вечерами
наполнял подземный лагерь далеко не подземными ритмами.
Слева, через проход, опять о чем-то спорят друзья-акванавты Рид и
Гошка. Джо выцарапал их из какой-то крупной экспедиции на Селестру. В
прошлый заезд ребятам не повезло - отлаженная на Земле аппаратура в
пропасти вдруг объявила забастовку, и черные окна озер Симурга так и
остались нетронутыми.
Из-за спины Джо улыбается каким-то своим мыслям Мария. Мария - их
врач. Джо очень привередлив к составу и даже несколько консервативен в
следовании неписанным экспедиционным заповедям, одна из которых гласила:
женщинам - под землей не место. Но Мария - это Мария. Хрупкая, тоненькая,
и не подумаешь, что в этой маленькой женщине скрывается такая сила. В
пропасти Манрока, когда Алексей сорвался, рядом была только Мария.
Универсальные медроботы Герберта появились в экспедиции позднее. Нынче-то
Джо удалось выбить целых две штуки. А тогда Мария два часа волокла его,
Алексея, жутко поломанного, в лагерь. И дотащила, и держала своим
врачевальным искусством столько, сколько было надо. Это ей в первую
очередь он обязан тем, что сегодня летит на Дикси. Ребята потом только
руками разводили, а Мария по-прежнему спокойно улыбалась, будто ничего и
не случилось, и ей это ровно ничего не стоило. Так-то...
А вон и новички. Водитель транспортера черноглазый черноволосый атлет
Мартин и стрелок-радистка - темнокожая девушка с лицом и фигурой карибской
богини и труднопроизносимым именем: Раэнгаоратила. Надо же!
С этими двумя Алексей познакомился только в процессе подготовки. Но
раз Джо включил их в состав, значит ребята этого стоили.
Итого - девять человек.
- Интересно, - подумал Алексей. - Девять. Снова девять, как и три
года назад. Может быть, это счастливое число?
Из всей девятки профессиональными глубинщиками были только они с Джо,
но и остальные имели хороший опыт подземных работ. У каждого за плечами не
одна экспедиция.


Десятое кресло пустовало. Впопыхах сборов вдруг выяснилось, что на
место стрелка-роботехника нет кандидатуры. Нет и все! Джо заметался, но
все подходящие парни либо разъехались, либо были заняты в других партиях,
либо не могли по другим причинам. Вот тогда-то Алексей, внутренне
собравшись, осторожно намекнул Джо о Сандре. Джо сначала настороженно
уставился на него, но промолчал и тут же запросил информацию. Данные
компьютера Института Роботехники оказались вполне удовлетворительными.
Профессиональная подготовка соответствует, отличный стрелок, физические и
психологические противопоказания отсутствуют. Вот только спелеоопыта нет,
но роботехнику совсем не обязательно работать внизу. Его задача - наземное
обеспечение.
- Сделано, - сказал Джо, и Алексей помчался к Сандре.
Глупо все-таки все получилось. Вместо того, чтобы сейчас лететь
вместе к загадочной пропасти, они поссорились.
...Той черной для него осенью, Алексей надолго исчез из города.
Где-то к Новому году они с Джо, развязавшись, наконец, с катакомбами,
умудрились выбраться на месяц в Гималаи. Вернулись, когда в городе вовсю
буйствовала зима.
После долгой разлуки Алексей шагал по убранному в снежный наряд
городу, ловя в себе щемящую грусть. Джо оказался прав... и не прав. Прав,
потому что эти месяцы, особенно последний, весь в напряженной, часто
рискованной игре с глубочайшими пропастями планеты, вернули ему былое
равновесие, уверенность в себе. Они почти совсем залечили ноющую
внутреннюю боль неожиданной потери.
И не прав, потому что нет-нет, да бередили память золотые
укоризненные глаза. Алексей много передумал тогда, но забыть не сумел.
Сразу же по приезду он закатил грандиозную уборку в своей замшелой от
долгого запустения квартире. Сражение длилось целый день, зато вечером
Алексей, отмытый и посвежевший, как собственное обиталище, сидел в кресле
и с восхитительной необязательностью отпускника лениво обдумывал, чем бы
теперь заполнить такое необычное состояние как досуг. И когда вслед за
мелодичным звонком засветился экран видеофона, он в общем-то, сразу не
прореагировал. Только через какое-то сверхдлинное мгновение ощутил, как
отделяется, становится невесомым враз очужевшее тело. С экрана на него
смотрели огромные, до боли знакомые глаза Сандры.
- Здравствуй! - как сквозь вату, услышал он. - Ты, наконец, вернулся?
Здравствуй!
Алексей судорожно сжимал подлокотники кресла и молчал. А глаза на
экране в чуть заметной сеточке помех радостно улыбались.
- Почему ты пропал? Тебя не было четыре месяца. Был в городе и не
зашел, не позвонил ни разу. Что-нибудь случилось?
Алексей медленно трезвел.
- Случилось, - он с трудом узнал свой голос.
- Но что же?
- Мне казалось, что тебе лучше знать.
На лице Сандры проступило удивление. Видеофон у Алексея был
старенький, черно-белый, но ему показалось, что даже сквозь это
несовершенство техники он видит золото ее зрачков.
- О чем ты? Я что-то не понимаю...
- Я был тогда... - холодея, сказал он в эти распахнутые глаза. - В
тот вечер я был на полигоне. Я искал тебя и... все видел. Вас с Дайком.
Теперь ясно?
- Так это был ты... - по лицу Сандры скользнула тень. - Значит, вот
почему ты исчез. А меня ты спросил?
Глаза на экране смотрели теперь жестко - он всегда поражался этим
быстротечным контрастам ее взгляда. И вдруг в нем что-то дрогнуло, и как
солнце сквозь дождевую тучу, лицо девушки озарила улыбка.
- Глупый ты, - сказала Сандра. - Глупый. Сбежал. Даже не попробовал
разобраться. Представляю, что ты мог напридумывать. Эх ты, а еще
глубинщик!
Алексей растерянно взъерошил отросшую за экспедицию шевелюру.
Крепость, с таким трудом воздвигнутая им в собственном сердце, затрещала,
как жалкая загородка. Он молчал, а лицо Сандры вновь посерьезнело.
- Жаль, - сказала она. - Жаль. Как бы там ни было, но я рада тебя
видеть. Если надумаешь, заходи. Ну, будь.
Экран вспыхнул и медленно померк, оставив Алексея в полном
замешательстве.
В этом состоянии его и застал Джо. Отмытый, выбритый до
ослепительного блеска, в сверкающем свежестью костюме, Джо прямо светился
от распиравшей его энергии. Но глянув на расстроенную физиономию друга,
резко сбросил обороты и капитально уселся на стул посреди комнаты.
- Ну? - сказал он. - Что?
- Сандра звонила, - беспомощно сказал Алексей, с надеждой глядя на
излучающую уверенность фигуру Джо. Джо понимающе присвистнул:
- Понял. А ты?
- Черт его знает, - сказал Алексей. - Не знаю, что и думать.
- Слушай, - сказал Джо. - Ты глубинщик или пижон? Если глубинщик, то

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован