21 декабря 2001
153

ПЛАНЕТА В ПОДАРОК



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Джон БРАННЕР

ПЛАНЕТА В ПОДАРОК



Чужаки пришли - и Великий План
требует подарить один из миров.



1

Ловким движением пальцев Коунс отправил окурок сигареты в воздух, и
тот, пролетев по крутой дуге через борт лодки и зашипев напоследок, исчез
в зеленой воде Тихого океана. Коунс сидел, прижавшись спиной к нагретой
солнцем обшивке лодки и удобно пристроив ноги на борту.
Чайка элегантно спикировала с голубого неба и выловила из воды уже
размокший окурок, но сердито закричав, тут же бросила свою добычу и
улетела прочь.
Коунс провожал ее взглядом, пока она не исчезла из поля зрения, потом
закрыл глаза и замер, не шевелясь, полностью, казалось, отрешенный от
внешнего мира и внимательно вслушивающийся в себя. Просидев так пару
минут, он неожиданным движением вытянул обе руки, включил мотор и взялся
за руль. Лодка, описав гигантский полукруг, снова остановилась, слегка
покачиваясь на волнах. Над двигателем вилась тонкая струйка дыма и
медленно таяла в воздухе. Коунс осмотрел горизонт сквозь темные стекла
очков.
Он не думал, что это направление как-то проявит себя, однако, и на то
были вполне веские причины, находился здесь - в нужном месте в нужное
время - и напряженно вглядывался в туманный горизонт.
Далеко позади находились огромные сооружения, которые год от года
тянулись все дальше на юг и процеживали через сложные фильтры все больше
морской воды, чтобы извлечь растворенные в ней органические и
неорганические соединения. Справа, чуть различимые на самом горизонте,
виднелись плавучие фермы по разведению водорослей, слева, в белесой дымке,
поднимались здания особого жилого района Зееланда, а впереди, насколько
хватало глаз, сливаясь с голубым небом, простиралась ослепительная
поверхность океана.
Внезапно в небе со стороны океана появилась светящаяся точка - такая
яркая, что казалось, будто необычно высоко над горизонтом поднялась раньше
времени взошедшая Венера. Пылающее солнце мешало наблюдению, однако Коунса
выручили заранее надетые темные очки. Светящаяся точка, быстро
увеличиваясь в размерах, приближалась с невероятной скоростью, которую
Коунс оценил в 1200 километров в час.
Приближающийся объект постепенно приобретал форму. Сначала
обрисовался корпус, потом раскаленные докрасна крылья и, наконец, тонкие
рули для плавания по воде и под водой. Рули коснулись вспененной воды и
быстро погасили скорость. Корабль был все еще примерно в двадцати
километрах от Коунса, но его огромные размеры нельзя было недооценить.
`Что же тут удивительного? - подумал Коунс. - Ведь корабль, экипаж
которого состоит из двенадцати человек и который переносит людей и грузы
на расстояние в несколько парсеков, не может быть слишком маленьким`.
Летящие во все стороны водяные брызги шипели, превращаясь в пар,
металл раскаленных от трения крыльев издавал пронзительные звуки,
соприкасаясь с прохладной океанской водой. Корабль некоторое время
двигался по поверхности воды, потом, почти полностью погасив скорость,
довольно близко подошел к Коунсу, покачиваясь на волнах. Коунс знал, что
детекторы корабля ощупывают поверхность моря и ориентиром для ощупывающего
луча служит одна из вершин подводной горной цепи.
Примерно в километре от Коунса корабль наконец остановился
окончательно - и исчез.
Коунс, тяжело дыша, встал, снял темные очки и сунул их в карман
плавок. Дно маленькой лодки уже начало нагреваться. Значит, экипаж
ставшего невидимым корабля не хотел рисковать. Был ли Бассет каким-то
образом предупрежден? Вряд ли, хотя не стоит исключать и такую возможность
без дальнейшей тщательной проверки.
Он перекатился через борт и погрузился в воду - и вовремя, потому что
в следующее мгновение ультразвуковой луч вошел в резонанс с лодкой, та
мгновенно распалась на дымящиеся куски и затонула. Коунс, услышав
металлический шорох, понял, что автоматически отключился реактор. Все
лодочные моторы имели такую защиту, чтобы в случае аварии защитить морскую
воду от сильного радиоактивного заражения.
Коунс почувствовал тепло, выделившееся при уничтожении лодки, но пока
оставался на месте, глядя в том направлении, откуда, как он думал, ему
грозила опасность. Оставаясь на месте, он преследовал еще одну цель:
поскольку после уничтожения лодки вода в окрестностях аварии все же была
слегка заражена, ее излучение на некоторое время помешает детекторам
корабля. Таким образом, у него достаточно времени для того, чтобы,
наполнив легкие кислородом, кое-что разведать.
Сделав глубокий вдох, Коунс поплыл туда, где внезапно исчез огромный
корабль, хотя видеть его не позволяла лучевая защита. Неожиданно
почувствовав, как в кончики пальцев ударили импульсы энергии, он отдернул
руку и понял, что достиг барьера, делающего корабль невидимым, быстрее,
чем думал. Сильный зуд в пальцах говорил о том, что источник энергии на
корабле работает на полную мощность. Энергетический экран можно преодолеть
только снизу. Это нелегко, но он же достаточно подготовился и хорошо знал,
что надо делать. Конечно, корабль защищен и снизу, но при некотором умении
можно легко преодолеть эту слабую защиту.
Коунс нырнул, оказавшись в гуще стайки рыб, метнувшихся от него во
все стороны. Давление в ушах стало почти непереносимым, но надо
погрузиться еще глубже.
Ровно через шесть минут он вынырнул внутри защитного барьера. Итак,
ему удалось!
Корабль плавал на поверхности воды.
Около открытого люка стояли два человека и смотрели на него. Значит,
Бассет мало полагался на технические средства защиты, будучи по-видимому,
уже наслышан о Коунсе и его подготовке.
Плавая в воде, Коунс отметил каждую деталь и приготовился к почти
неминуемой смерти.
Один из двух мужчин, вскарабкавшись на крыло корабля, задумчиво
смотрел на Коунса сверху вниз, а другой направил на него дуло
автоматического пистолета. Человек с пистолетом был, похоже, не новичком,
потому что целился не прямо в Коунса, а тщательно учел угол преломления
воды.
Через некоторое время мужчина, которого Коунс принял за Бассета,
сделал знак остальным, Коунс вздохнул с облегчением, потому что ствол
направленного на него оружия опустился. И действительно, ведь он не
представлял для них никакой опасности, да и какую опасность мог
представлять почти голый невооруженный человек, плавающий в воде?
- Стой! Выходи из воды! - грубо крикнул человек с автоматическим
пистолетом и включил механизм до сих пор неподвижного трапа.
Коунс старался казаться более усталым, чем был на самом деле. Он
слабо ухватился за ступеньку, которая погрузилась в воду прямо перед его
лицом, медленно подтянулся вверх и остановился перед люком, встряхивая
мокрой головой и незаметно осматриваясь.
Круглый изгиб позади палубной надстройки подсказал ему, что на
корабле установлен двигатель Мечникова. Такие двигатели запрещалось
использовать на частных кораблях, и вообще они имели ограниченное
применение, однако Бассет с его обширными связями, не привык отказывать
себе в том, что ему хотелось иметь.
- Дай этому парню полотенце, Лекок! - крикнул мужчина с
автоматическим пистолетом куда-то внутрь корабля. Мгновением позже через
воздушный шлюз вылетело полотенце. Коунс ловко подхватил его, слишком
ловко для казавшегося совершенно усталым человека, но мужчины, казалось,
не обратили внимания на это несоответствие.
Коунс медленно вытирался, пока другим не надоело ждать, и тогда
человек с оружием втащил его внутрь корабля. Ноги Коунса, все еще мокрые,
оставляли хорошо заметные следы. Когда он проходил мимо человека,
работающего с детекторами, тот бросил на него удивленный взгляд.
Узкий ход вел в огромное помещение в центре корабля. По-видимому, две
каюты были объединены в одну, чтобы весь экипаж мог спать в общей спальне.
Знал ли экипаж, от чего зависела прочность всей этой конструкции? -
спросил себя Коунс, но тотчас сообразил, что все в порядке, так как
отсутствующая стена была заменена приваренными опорами.
Он опустился в указанное ему мягкое кресло и несколько мгновений с
интересом рассматривал прозрачный стол, в крышку которого были вделаны
трехмерные шахматы, умудрившись даже, несмотря на напряженную ситуацию,
отметить положение нескольких фигур.
Потом, оторвавшись от шахмат, он посмотрел на Бассета -
светловолосого худощавого мужчину, опустившегося в кресло напротив.
Глубоко запавшие серые глаза и длинные руки выдавали неукротимую энергию и
сильную волю. Возраст старика Бассета было трудно определить, потому что
он мог позволить себе роскошь пройти курс лечения у геронтологов. Ему
могло быть и сорок лет, и сто - внешность не позволяла судить об этом.
Коунс выжидательно откинулся на спинку кресла и молчал. Минуты шли.
Бассет со странной проницательностью смотрел на него сверху вниз и,
наконец, потерял терпение.
- Чего вы хотите? - резко спросил он.
Коунс нашел этот вопрос удивительным: любой другой наверняка сначала
спросил бы его имя, но Бассет без обиняков предпочел сразу же перейти к
сути дела.
Коунс ничем не выдал своих мыслей и ответил лишенным всякого
выражения голосом:
- Вы знаете.
Бассет, сбитый с толку, уставился на него, потом покачал головой.
- Может быть, вы мне скажете еще что-нибудь?
Коунс кивнул.
- Я скажу, чего хотите вы.
- Да? - Бассета это явно развлекало, и он улыбнулся. - И чего же я
хочу?
- Вы хотите завладеть Вселенной!



2

Вселенная! Понятие, которое большинство людей едва ли способно
охватить. Вот собственный дом и сад - да, это реальность, которую каждый
может оценить. И то, что Земля - только одна из планет Солнечной системы,
тоже доходит до многих. Может быть, доходит даже, что сама Солнечная
система - всего лишь крошечный кусочек Млечного пути. Но представить, что
это чудовищное скопление солнц, планет и газовых туманностей - всего лишь
часть огромной Вселенной, - такое не каждому по силам. Действительный
смысл слова `Вселенная` понимают только очень немногие.
Коунс сознательно преувеличивал, потому что Бассет пытался наложить
лапу только на тридцать одну населенную планету из тех, что уже были
заселены людьми.
Миллионы бежали со ставшей тесной Земли и нашли себе другую родину.
По мере создания новейших двигателей для космических кораблей новые
планеты стали своеобразным предохранительным клапаном, и все недовольные,
идеалисты и голодающие могли бежать в космос с перенаселенной Земли. Но
количество населения снова и снова возрастало, и далеких планет опять
становилось недостаточно. Такова была ситуация, сложившаяся в двадцать
шестом столетии.
Колонии в большей или меньшей степени обособлялись от Земли и в
техническом и политическом отношении развивались каждая по-своему. Жители
заселенных планет больше не чувствовали себя связанными с Землей. И в этом
крылась одна из тайных причин пиратской высадки Бассета, так неожиданно
для него встреченного Коунсом.
Бассет был сбит с толку. Ему требовалось время подготовить ответ на
это важное заявление. Он нагнулся и поставил на стол маленький ящичек -
напоминание о путешествии, из которого он только что вернулся.
Даже если бы Коунс не знал, где был Бассет, по этой вещице можно было
бы догадаться: ящичек для сигар, несомненно, изготовлен на Бореасе, потому
что больше ни одна из высокоразвитых планет не могла позволить себе
расточать на подобные безделушки такой ценный металл, как серебро.
В ящичке лежали маленькие темные сигары, одну из которых Бассет
предложил Коунсу. Коунс не заставил себя упрашивать.
- Спасибо, мистер Бассет. Мои сигареты, к сожалению, погибли вместе с
лодкой, которую вы так ловко потопили.
Бассет, пропустив замечание мимо ушей, тоже взял сигару и, захлопнув
ящичек, сказал с явно подчеркнутым превосходством:
- Вы обладаете необычными физическими способностями, молодой человек,
если бы вы не отпускали все время неподходящие замечания, я бы признал,
пожалуй, что у вас есть и особые духовные качества. А теперь, пожалуйста,
объясните, что вы сами об этом думаете.
- Начну с того, что вы только что вернулись с Бореаса, - ответил
Коунс, весело наблюдая, как лоб Бассета перерезали морщины.
- Ну и что же? Мои торговые дела не обходятся без дальних
путешествий. Я могу себе позволить иметь здесь такой корабль. Я был не
только на Бореасе, но и на многих других планетах.
- Это, конечно, так, мистер Бассет, но не странно ли, что вы
возобновили торговые отношения с Бореасом, хотя уже в течение целого года,
терпя убытки, вкладывали в это дело свои деньги? Вы же никогда не вели
торговлю себе в убыток.
Так как Бассет ничего не ответил, Коунс спокойно продолжил:
- Позвольте мне поставить точки над `и`, мистер Бассет. Вы способный
и умелый человек, всегда можете вникнуть в положение дел и держите в своих
руках все нити. Я имею в виду - здесь, на Земле. Вы довольно молоды и
можете наслаждаться властью еще несколько десятилетий. Но вы нетерпеливы
и, кроме того, никогда ничем не бываете удовлетворены. С другой стороны,
вы человек предусмотрительный. Вы знаете, как быстро ухудшается положение
на Земле: прирост населения за последние сорок лет вызвал чудовищный
социальный кризис, уровень жизни понизился, и люди ищут новое жизненное
пространство. Но его нет - оно есть только для того, кто в свое время об
этом позаботился.
В настоящее время тридцать одна из населенных планет имеют
немногочисленное население, там достаточно свободных пространств. Конечно,
жители этих планет отзываются о нас не особенно хорошо. Точнее, они нас
ненавидят, ведь предки ныне живущих на других планетах людей покинули
Землю не только из жажды приключений. Кроме того, существует зависть.
Колонии надеялись на собственное благополучие, в то же время
предрекая быстрый закат Земли. Но этого не произошло, и сегодня мы имеем
сравнительно высокий жизненный уровень, тогда как поселенцы, высаживаясь
на первой показавшейся им подходящей планете, не задумывались о
достоинствах будущего дома. Планета Имир - яркий пример их необдуманных
действий: колонисты не заметили, что на планете начинается ледниковый
период и, радуясь, как дети, что наконец-то покинули Землю, не особенно
заботились об остальном, а поплатиться за легкомыслие предков пришлось
потомкам, причем они не скупятся на эмоции: имирцы завидуют нам и
ненавидят нас.
Коунс сделал короткую паузу и стряхнул пепел с сигары.
- Таково нынешнее положение вещей, - заключил он. - Земля
приближается к новому социальному кризису, и взрыв должен произойти очень
скоро, а недовольных, желающих обрести новую родину, много. В наши дни
космические перелеты не особенно сложны, потому что двигатель Мечникова
позволяет доставить на другую планету все население такого города, как,
например, Рио или Токио, с помощью одного корабля. Весь вопрос в том - на
какую планету. В исследованной части Галактики нет больше ни одной
пригодной для жизни ненаселенной планеты. Таким образом, можно
рассчитывать лишь на какие-то из этих тридцать одной слабо населенных
планет.
Итак, проблему можно разрешить только одним способом: открыть
известные планеты для новой волны переселенцев. Именно это вы и пытаетесь
сделать, мистер Бассет. Вы предлагаете отсталым планетам материальную и
техническую помощь, чтобы достичь своей цели.
Такие предложения в принципе не новы, их всегда хватало, но, в
отличие от остальных, вы хорошо знаете связанные с этим трудности.
Счетно-электронные машины давно уже предусмотрели возможные осложнения, не
так ли? Произойдет неизбежное столкновение между старыми колонистами и
новыми переселенцами, потому что новички будут, как всегда, охвачены духом
пионеров и при их активности скоро выступят на первый план. Они, вероятно,
победят...
- И что же?
- И будут благодарны и верны вам, мистер Бассет.
Коунс вытянул длинные ноги, исподтишка наблюдая за Бассетом. Как
отреагирует на это Бассет?
Бассет думал недолго. Он согласился, что план именно таков. Вероятно,
это было одним из секретов его невероятного успеха: он не терял времени
даром, не делая даже попыток отрицать очевидное.
- В общих чертах вы правы, - подтвердил он, - хотя совершенно не
представляю, откуда вам это известно. Но в одном вы, конечно, ошибаетесь -
в том, что я хочу завладеть всей Вселенной. Это же невозможно.
- Позволю себе не согласиться с этим, - заметил Коунс. - Существуют
разные формы господства.
Бассет кивнул и со все возрастающим интересом взглянул в глаза своему
странному гостю.
- Я так и не узнал, зачем же вы пришли ко мне.
- Говорят, ваша миссия на Бореасе потерпела полную неудачу и
оказалась бесполезной тратой времени, а выбрали вы эту планету потому, что
ее жители настроены к нам не слишком враждебно. Впрочем, ваш электронный
мозг пришел к тому же выводу. Если бы меня здесь не было, вы бы, конечно,
предположили, что исходные данные при программировании оказались неверны,
и вы бы снова и снова проверяли полученные результаты. Тем, что вы
предпринимаете, мистер Бассет, наступающий кризис не остановить.
Бассет недоверчиво покачал головой.
- Послушайте, молодой человек! Мы еще не обработали результаты наших
исследований, и вам меня не обмануть. Ни вы, ни те, кто за вами стоит, не
получат никакой информации. И скажу вам почему: я владею самым быстрым из
гражданских кораблей, никто другой не сможет заполучить в свое
распоряжение двигатель Мечникова.
- Верно, - согласился Коунс, не упоминая о том, что в его
распоряжении имелся гораздо лучший и более быстрый способ передвижения, а
потому он не нуждался ни в каком, даже в самом быстроходном корабле.
Бассет, не лишенный тщеславия, был начеку, ожидая, что гость отметит
его способности комбинатора. И все же, несмотря ни на что, его снедало
какое-то беспокойство, слова гостя напомнили ему о некоторых непонятных
вещах.
- В последнее время, то и дело слыша странные вещи, я держу глаза
открытыми. Признаться, я даже рассчитал ваше появление.
- А я, поверите ли, ждал вас, хотя ни один человек не мог знать о
месте вашей посадки, - Коунс произнес это предложение медленно, с особой
интонацией, чтобы ударить по самоуверенности Бассета. - Вы очень
старались, мистер Бассет, но не смогли узнать, что это было.
- Так ли? Разве вам известно больше, чем мне? - ехидно спросил
Бассет.
- Предположим, я и мои друзья изучили эту проблему гораздо полнее и
основательнее, - парировал Коунс. - Во всяком случае, могу сказать, что
решение надо искать не на Бореасе, а на Имире. Если вы хотите, чтобы я
разрешил эту проблему, можете дать мне знать очень простым способом:
купите одну из рекламных передач Фальконетты для кабельного телевидения
Индии. Так как вы никогда не используете этот канал для своей собственной
рекламы, мы сразу же заметим это. Я знаю, вы не любите этот видеоканал,
потому что Рам Сингх не допускает никаких передач, обладающих
гипнотическим действием. Если же вы не согласны на мое предложение,
забудьте обо мне. Существуют только эти две возможности.
Он встал и поднял руку, чтобы предупредить возражения Бассета.
- Нет никакой другой цели, мистер Бассет. Нет никакой третьей
возможности. Сами вы никогда не одолеете эту проблему. Только нам по силам
справиться с чудовищными трудностями, мы готовы к ним, и я специалист в
этой области.
- Ну так и разрешайте на здоровье, желаю удачи, - насмешливо произнес
Бассет. - Но у меня тоже есть кое-какой опыт, мой юный друг. Я понимаю, вы
хорошо подготовились, иначе бы не отважились явиться сюда в одиночку. На
самом деле все очень просто: то, что знаете вы, я не могу узнать
немедленно. Но я терпелив и могу подождать. Существует много средств
заставить вас говорить, вы ведь сами в этом разбираетесь.
Эта неприкрытая угроза поставила все точки над `и`. Коунс,
наклонившись над столом, жестко сказал:
- Нет никакого третьего пути, Бассет! Мне кажется, я выразился
достаточно ясно. Впрочем, ваш человек у детекторов должен быть более
внимательным. Сейчас вокруг защитного экрана вашего корабля кружит
маленькая субмарина с рыбной фермы `Дейтлайн`, но обычный рыбный пастух не
способен обнаружить ваш корабль, это-то вы должны понимать! Даю вам
хороший совет: позвольте мне немедленно вернуться на субмарину!
- Проверьте, так ли это! - скомандовал Бассет, который, очевидно,
поддерживал связь со всеми членами экипажа.
- Да, так, - донеслось из динамика на потолке. - Но когда мы окружены
экраном, никакая субмарина не может обнаружить нас.
Бассет был так потрясен появлением своего странного гостя, что даже
внутри защитного экрана не чувствовал себя в полной безопасности.
- Эй, Лекок! - крикнул он. - Мы немедленно стартуем и ищем другое
место для посадки.
Потом он насмешливо взглянул на Коунса.
- Вы были слишком легкомысленны.
Коунс вздохнул и сдавил пальцами сигару.
- Немедленно направь сюда двух человек! - приказал Бассет.
Секундой позже в каюту вошли два мускулистых человека и замерли в
ожидании дальнейших распоряжений.
Бассет молча указал на Коунса, и оба человека мгновенно бесшумно
оказались рядом. Первого Коунс ударил прямо в подбородок. Тот, согнувшись
пополам и потеряв сознание, упал на пол. Второй последовал за первым
немедленно.
Бассет отскочил в угол и громко позвал:
- Лекок!
- Вывожу корабль на орбиту, - прозвучал в динамике голос Лекока. - Мы
не можем стрелять, потому что боимся задеть вас.
Бассет ошеломленно перевел взгляд с двоих вытянувшихся на полу
мускулистых мужчин на Коунса, который ответил ему улыбкой.
- Я же сказал вам, что нет никакого третьего пути, Бассет!
Мгновение спустя он исчез.
Бассет широко открытыми глазами уставился на то место, где только что
стоял этот непонятный человек...



3

В длинной яме их было человек пятнадцать, и все же Анти Дриана
охватило чувство бесконечного одиночества. Пробиваясь сквозь яркий свет
дуговых ламп с чужого неба четко и холодно смотрели чужие звезды. Изо рта
находящихся в яме людей вырывались белые облачка пара. Было очень холодно.
Яма имела около тридцати метров в длину и примерно восемь в ширину.
Группа мужчин и женщин с чувствительными измерительными инструментами в
руках ползала по дну ямы, изредка выковыривая казавшиеся подозрительными
куски почвы и осторожно растирая их в пальцах. Другие люди, дрожа от
холода, топтались вокруг в ожидании результатов исследования. Анти стоял
возле пульта, он обслуживал систему освещения.
Несведущий наблюдатель мог бы принять этих мужчин и женщин за
экспедицию археологов, за поисковую группу, которая продвигалась вперед и
тщательно, слой за слоем, соскребала почву. И это предположение было бы не
так уж далеко от истины. Что же искали эти люди на Регисе - одиноком,
удаленном на огромное расстояние от родной планеты форпосте Земли?
Осторожность и основательность роднили этих поисковиков с настоящими
археологами, но ими руководила не жажда чистого знания, а другие, более
важные для них причины: они искали признаки определенной опасности -
опасности, которая превосходила все, что до сих пор беспокоило
человечество, и которая неотвратимо нависла над ним.
Пока ничего обнаружить не удалось. Анти почти хотелось, чтобы они
хоть что-нибудь нашли: по крайней мере, тогда не будет изматывающей душу
неизвестности.
Перед собой он увидел Ву, руководителя экспедиции, а справа от него,
у стены ямы, как гротескная кукла, стояла Катя Иванова. Ву ощупывал почву
детектором, мигающий огонек на конце которого свидетельствовал о наличии
твердого вещества. Катя, найдя какую-то щель под ногами, стала копать.
Анти наклонился, снова и снова спрашивая себя, что они могут здесь
найти, но тут же, услышав голос Лотуса, вспомнил о своих обязанностях и
быстро подошел к пульту, чтобы получше осветить дальний конец ямы. Все
работающие в яме люди обеспокоенно посмотрели на Лотуса.
Лотус, держа в руке блестящий предмет, сделал знак Ву, который тут же
поспешил к нему, и они зашептались, сблизив головы, так что Анти видел
только колеблющиеся капюшоны.
Ву, медленно подняв голову, некоторое время помолчал.
- Это пустая банка, - сказал он наконец, - но оставили ее не мы.
Анти вздрогнул от испуга. Итак, на Регисе побывали другие, а значит,
они могут вернуться в любое мгновение.
Люди нервно задвигались, и кто-то, не выдержав нервного напряжения,
запустил трансфэкс, осветивший местность светом, по яркости не уступающим
дневному. Ву взял свой детектор и выбрался из ямы. Другие, не колеблясь,
последовали за ним. Только Анти, словно окаменев, застыл на месте.
События тем временем продолжали развиваться. Здесь, в скованной
холодом полярной области Региса, нашли, наконец, разрешение многие
вопросы.
Вся эта история началась уже довольно давно на родине Ву, планете
Кунг-фу-дзе. Один ученый, занятый измерениями резонансных частот атомов,
установил, что резонансные характеристики периодически искажаются, причем
источником помех являлась некая область пространства, с огромной скоростью
перемещающаяся из глубин Вселенной. Впечатление было такое, будто на
сверхсветовых скоростях мчались сквозь пространство тысячи кораблей,
порождая определенные вибрации. Помехи исходили из области планеты Регис.
Ученый, случайно оказавшийся другом Ву, знал многие секреты, недоступные
широкой общественности, и волосы у него волосы встали дыбом, едва он
осознал значение своего открытия.
В области Региса не могло возникать никаких вибраций, потому что
земные корабли давно уже не приближались к этой планете. Ученый немедленно
поставил в известность доктора Ву.
Уже давно люди верили, что в космосе живут и другие разумные
существа, которые, вполне возможно, даже научились преодолевать
пространство. Не так давно ученые пришли к заключению, что на нескольких
планетах существует довольно высокоразвитая жизнь, и люди держали их под
постоянным наблюдением. Но чего стоят умозрительные построения по
сравнению с фактом обнаружения чужого космического корабля! Итак, чужаки
уже открыли Регис, хотя и покинули его. Вернутся ли они снова?
Анти охватила нервная дрожь, вызванная не столько холодом, сколько
неприятными мыслями о неизвестных космических путешественниках. Услышав
свое имя, он вернулся к действительности и, взглянув вверх, на трансфэкс,
увидел, что стоящая на платформе Катя, делала ему какие-то знаки.
Анти медленно поднялся к ней наверх. Обычное освещение не работало, и
мощный трансфэкс заливал все вокруг призрачным сиянием.
- Извини, Анти, - мягко сказала она, когда он подошел поближе, - но,
к сожалению, не существует никакой другой возможности: ты должен остаться
здесь и копать дальше. Может быть, удастся найти еще что-нибудь, а нам тем
временем нужно успеть выработать новый план.
- И это, конечно, не требует моего участия, - с горечью произнес
Анти. - Еще бы, зачем вам рыться в этих отходах? Разве недостаточно
доказательств?
Катя положила руку ему на плечо и попыталась утешить:
- Не огорчайся, Анти, - ведь все должны выполнять определенные
обязанности. Не думай, что мы хотим отстранить тебя от участия в работе,
просто требуются еще доказательства - все, какие только можно откопать
здесь. Потому что как же иначе можно разузнать что-нибудь об этой
экспедиции? Так что твое задание не такое уж незначительное.
- Конечно, Катя. Иногда я воображаю себе смешные вещи - и все потому,
что я совсем недавно присоединился к вам.
Катя хотела что-то сказать, но Анти опередил ее:
- Я знаю, что ты хочешь сказать, Катя. У меня мало опыта, и поэтому
вам ни к чему советоваться со мной, однако для грязной работы я гожусь.
Прекрасно понимая все, я иногда чертовски не хочу мириться с этим.
Катя мягко улыбнулась:
- Ты сделал шаг вперед. Большинству требуется гораздо больше времени,
прежде чем они начинают говорить так открыто. Если выдержишь испытание, мы
признаем тебя полноправным партнером. Такова цена.
Анти молча кивнул.
- Но ты должен помочь себе, Анти, - укоризненно сказала Катя. -
Нельзя жить, когда над тобой висит постоянная угроза. Не думай об этом,
отвлекись от этого любым способом: ну, смейся или пой, например.
Постарайся.
- Смеяться? - кисло спросил Анти. - Но над чем?
- Подумай сам, представь себе что-нибудь смешное. Подумай о лице
Коунса, когда он узнает, что его великолепный план провалился.
- Тебе кажется это смешным? По-моему, совсем наоборот.
- Все зависит от точки зрения, Анти. Час назад мы еще точно не знали,
действительно ли чужаки побывали здесь, а теперь это известно наверняка, и
ты говоришь - катастрофа. Но разве было бы лучше, если бы мы не знали?
Анти задумался, потом наконец кивнул. Катя дружески похлопала его по
плечу.
- Ну, ладно. Лотус тоже остается. К сожалению, больше людей мы
оставить не можем, хотя необходимо узнать, что здесь еще захоронено. Итак,
вам поручено ответственное задание.
Анти кивнул еще раз и улыбнулся. Пока они разговаривали, остальные
куда-то разошлись, захватив с собой приборы и инструменты. Лотусу и Анти
остались только пара лопат да большой прожектор. Катя протянула ему одну
из лопат.
- Начинай немедленно: чем быстрее этот этап останется позади, тем
быстрее мы сможем убраться отсюда, - напомнила она деловито.
Анти, взяв протянутую лопату, подошел к яме и спрыгнул вниз. Мерзлая
почва поддавалась с трудом, но под яростным натиском лопаты комья так и
летели во все стороны. Анти думал, что вообще мог остаться на Бореасе, и
тогда ничего бы не знал ни о чужаках, ни о других тайнах. С другой
стороны, он и теперь знал слишком мало, и ему было обидно.
Позже, оставшись вдвоем с Лотусом, они почувствовали, как удручающе
действует на них пустынный и чуждый ландшафт. `Неужели на пришельцев этот
ландшафт произвел благоприятное впечатление? Может ли быть, что им
понравился суровый климат и они нашли гладкую, покрытую снегом и льдом
равнину прекрасной и приветливой?` - думал Анти.
Обладая хорошо развитой фантазией, он попытался посмотреть на этот
ландшафт другими глазами и великолепно представил себе все происшедшее.
Неизвестные космические путешественники, облетев планету, прежде всего
изучили ее климатические условия и, не обнаружив никаких опасностей,
совершили посадку и осмотрели планету как следует. Затем, спрятав следы
своего пребывания в землю, они стерилизовали все вокруг, чтобы
предотвратить заражение местности инопланетными микроорганизмами и
стартовали. И кто знает, может быть, в поисках подходящей планеты, они
никогда больше сюда не вернутся. Может быть, они давно уже нашли пригодную
для себя планету.
Лопата Анти ударилась о твердый предмет. Очистив его, он впервые
увидел нечто, изготовленное чужими существами. Это была разбитая
катодно-лучевая трубка, несколько необычная по конструкции, но без труда
узнаваемая.
Дурное расположение духа Анти мгновенно улетучилось. А вдруг он
найдет еще что-нибудь! Находка подстегнула его, теперь он жаждал
деятельности, убежденный в том, что нашел ключ, позволяющий разобраться в
технике неизвестных...



4

Напичканная до отказа всевозможными приборами, инструментами и
оборудованием подводная лодка формально принадлежала рыбной ферме
`Дейтлайн`, на самом же деле не имела к ферме ни малейшего отношения.
Более половины свободного пространства занимала платформа трансфэкса,
так что людям - седобородому Раму Сингху и юной Фальконетте - оставалось
совсем мало места, поэтому Коунс, оказавшийся здесь весьма неожиданно, был
вынужден остаться на платформе трансфэкса и теперь рассматривал отсюда
тесное помещение. Слышалось тихое гудение насосов, струился воздух,
нагнетаемый вентиляторами. Да, без вентиляторов здесь не выжить, потому
что генератор поля трансфэкса создает невероятную жару.
В напряженной тишине Коунс расстегнул узкий пояс с вделанным в него
крошечным видеозвуковым коммутатором, при помощи которого он информировал
товарищей о своем последнем приключении. Выключатель выглядел забавной
безделушкой на эластичном поясе, а батарейка, как и большинство других
приборчиков, была спрятана в маленькой пряжке. Именно поэтому Бассету,
естественно, не пришло в голову обратить внимания на плавки своего гостя.
Коунс, задумчиво вертя пояс в руках, опустился на корточки и серьезно
глядя на Рама Сингха, сказал:
- Надо срочно найти, чего не хватает нашему психопрофилю. У нас
вообще не все ладится. Ты говорил, что мое появление так ошеломит Бассета,
что он не станет задавать никаких вопросов.
Рам с достоинством наклонил голову и звучным голосом ответил:
- Всегда существуют непредусмотренные факторы. У каждого своя
реакция. Надеюсь, ты не винишь меня в провале своего плана, Сайд? Мы
должны удрать, прежде чем Бассет вернется. Теперь его корабль крутится
вокруг Земли, и вот-вот снова зайдет на посадку.
Не ожидая ответа, старик повел субмарину прочь от опасной зоны.
Коунс, повесив пояс на крючок, выжидающе прислонился к стене.
- Не очень-то вежливо с твоей стороны, - заявила Фальконетта, проводя
рукой по длинным черным волосам. Ее сари, вышитое золотом и серебром,
шелестело при каждом движении.
Коунс пожал плечами.
- Ты права, Фальконетта. Жаль, но я просто не в состоянии извиняться.
А теперь положимся на Рама.
- Так и сделаем, - согласилась Фальконетта. - Сейчас не время
спорить. Если кто-то и может разработать верный план, так это только Рам.
А твой прокол доказывает, что мы недооценили Бассета, но Рам не виноват в
этом, - она задумчиво взглянула на старика. - Он так хорошо разбирается в
прикладной психологии, что иногда я спрашиваю себя, почему он не стал
абсолютным диктатором?
- Ты же сама отлично знаешь почему, - улыбаясь ответил Коунс. - Он
безнадежно влюблен в тебя и не будет удовлетворен, даже став властелином
всей Земли, если ты не будешь принадлежать ему. Впрочем, он не
единственный. По-моему, девяносто процентов дееспособных мужчин влюблены в
тебя.
- Очень может быть, - Фальконетта коротко вздохнула. - Я уже так
привыкла к этому, что считала, будто и ты влюблен в меня, но, кажется, я
тебе безразлична.
- Человеческие слабости? - с улыбкой спросил Коунс.
- Наверное. Может быть, в следующей жизни я буду ужасным существом, а
жаль: я очень привыкла к нынешнему физическому совершенству, хотя эта
привычка, конечно, большой недостаток, потому что я стала полагаться
только на внешность, а не на свои достоинства.
- Ты и раньше была такой же прекрасной?
- Не такой, как теперь. Конечно, некоторые мужчина и тогда
оборачивались мне вслед, но это не идет ни в какое сравнение с моей
настоящей жизнью, и, должна признаться, мне это приятно, несмотря на
пережитый шок.
Коунс понимающе кивнул.
- Это всегда шок, Фальконетта, хотя каждый раз все случается
по-иному. К счастью, это, как правило, происходит очень быстро, несмотря
на некоторые различия. Я бы провел аналогию с плаванием или ездой на
велосипеде: если однажды научишься, больше никогда не забудешь.
Фальконетта кивнула.
- Как часто тебе приходилось умирать, Сайд? Я тебя никогда не
спрашивала об этом.
- Пять раз, - тихо ответил Коунс.
Казалось, о совершенно ушел в себя, целиком погрузившись в прошлое,
потом тряхнул головой, отгоняя воспоминания, и добавил:
- В первый раз было хуже всего.
Фальконетта вздрогнула от неприятного ощущения.
- Ты когда-нибудь возвращался на место своей прежней жизни?
- Нет, никогда. А ты?
Фальконетта кивнула.
- Однажды я посетила Шиву и взглянула на собственную могилу. Не
особенно приятное ощущение. Там захоронено мое прежнее тело, и на
могильном камне написано мое прежнее имя. Конечно, больше я там никогда не
была.
Рам установил курс и, включив автоматику, повернулся к ним.
Коунс тотчас же вернулся к наболевшей проблеме, и Раму снова пришлось
защищаться.
- Что, собственно, мы сделали не так? - спросил он. - Мы, как
положено, следили за вами по экрану и все слышали, а не принимали в этом
участия потому, что не могли ощутить царящей там атмосферы.
Коунс беспомощно развел руками.
- Мы недооценили Бассета. Этот человек умен, может молниеносно
приспосабливаться к новой ситуации и никогда ничего не упустит.
- Мне хотелось бы с ним откровенно поговорить, - вздохнула
Фальконетта. - Он именно тот человек, который нам нужен.
- Не совсем так: он действительно, достаточно разумен, чтобы
апеллировать к его разуму, но слишком горд и самонадеян, и это сильно
усложняет нашу проблему. И все равно мы нуждаемся в нем, потому что он
многое может сделать для нас. Конечно, он тоже нуждается в нас, однако не
сознает этого, а если ему сказать, он не примет наших доводов. Кроме того,
мы не можем сказать ему всего. Так что ситуация довольно запутанная.
- Что ж, можно сформулировать и так, - соглашаясь, кивнул Рам. - Как
и многие так называемые деловые люди, он использует свой разум только для
себя, думает только о себе самом и очень редко о других. Если считать это
свойством практичного ума, тогда мы трое оказываемся в более выгодном
положении.
- Потому что мы постоянно заняты и беспокоимся о других, - добавила
Фальконетта.
- Может быть, так оно и есть, - вздохнув, сказал Рам. - Только
давайте вспомним о статистике. Дети, которые выделяются умом уже с малых
лет, в большинстве своем становятся великими бизнесменами, политиками, но
очень редко социальными реформаторами или людьми искусства. Разум - это
нечто иное, чем просто здоровое состояние человеческого духа.
- Нет-нет, я другого мнения, - запротестовал Коунс. - Здоровое
состояние человеческого духа должно было бы удержать Бассета от реализации
его планов. Ведь что он хочет? Поскольку им руководит тщеславие, он видит
самый большой успех в том, чтобы сделать другие планеты точной копией
Земли. Опасная иллюзия! Потому что другие планеты никогда этого не
допустят. Люди, которые там живут, хотя они такие же люди, как и все
остальные, все же не жители Земли, а Бассет обращается с ними, как с
землянами. Но невозможно всех подогнать под один образец. Жители других
планет приспособились к местным условиям, и поэтому их реакция отличается
от реакции землян. Трудно себе представить, чтобы жители Имира, Бореаса,
Астреи переняли обычаи и образ мыслей землян, однако Бассет добивается

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован