12 августа 2004
139

По мнению Сергея Юрского, мировой кинематограф находится в маразме

Народный артист России Сергей Юрский - примечательное явление на нашей сцене, нашем экране, в нашей литературе. Будучи актером интеллектуального склада, склонным к гротеску и эксцентрике, он создал прекрасные работы на сцене (Чацкий в `Горе от ума`, Осип в `Ревизоре`, Жевакин в `Женитьбе` Гоголя)... Его роли в кино стали классикой, будь то фильмы `Время, вперед!`, `Республика ШКИД`, `Золотой теленок`, `Место встречи изменить нельзя`... В режиссерской и др. копилке мастера - постановки `Игроки-ХХI` по Гоголю (МХАТ им. Чехова и `АРТель АРТистов Сергея Юрского`), `Стулья` Э. Ионеско (`Школа современной пьесы`), а также фильм `Чернов/Сhernov`... Наш разговор состоялся на прошедшем `Славянском базаре` в Витебске.


- Сергей Юрьевич, вы известны как блистательный исполнитель произведений Пушкина, Есенина, Бродского... Расширяется ли ваш канонический список исполнения?

- С каждым годом все труднее исполнять новых авторов, потому что я старался никогда не зачитывать текст, а искать материал - особенно в поэзии, такой, чтобы он мог превратиться в некий монолог или спектакль. Иными словами - искал драму, чтобы оставаться актером на сцене, не превращаясь в `зачитывающего человека`. Мне кажется, что русскоязычная поэзия в мире сейчас находится на взлете. Конечно, всего из того, что нравится, никогда не возьмешь. Поэтому назову лишь несколько имен сегодняшних поэтов: Олег Чухонцев, которого я исполнял; Дмитрий Быков, который входил в мои программы; едва-едва я коснулся творчества Виталия Пуханова... Я очень ценю сегодняшнюю поэзию, но, скажем, Ольга Седакова, которая, наверное, великая поэтесса нашего времени, для меня, попросту говоря, трудна - чувствую, что это замечательно, но даже не рискую пробовать ее исполнять. По-прежнему остаюсь исполнителем классики ХХ века - Мандельштама, Пастернака, Есенина, Маяковского, Блока.

- Тем не менее на `Славянский базар` в Витебск в этом году вы привезли свою новую программу, сделанную в основном по вашей книге, - `Домашние радости`...

- Это мое собственное произведение, в основном иронического, но и лирического толка, иногда стихотворное. Не скажу, что это поэзия, поскольку поэтом себя не считаю. Но в программе есть и стихотворные вещи. Меня очень интересует сегодняшний день, поэтому я пытаюсь и осмеливаюсь выразить свои ощущения собственными впечатлениями и собственными словами. Это риск, и я очень волнуюсь. Но делаю это, поскольку сегодня мне нужен разговор со зрителем - совсем напрямую, а не опосредованно.

- Кстати, в одном произведении из книги `Домашние радости` вы используете ненормативную лексику. Предназначено ли оно для исполнения со сцены и что вы ощущаете в этой ситуации?

- Я себя чувствую в характере и говорю уже не `от себя`. Этот концерт - свободный разговор, где я комментирую, делаю вступления, потом начинается исполнение - здесь я уже в характере. Известно, что ненормативная лексика включает слова, которые обычно не употребляются на сцене, потому что являются грубостью. Матерщина для меня не просто омерзительна, я считаю ее крайне опасной, ибо она несет нарушение статуса человеческого существования. Но надо помнить, что нынешняя речь изменилась, и без некоторых слов этого порядка сегодняшний человек не обходится. Эти слова произносит мой персонаж, принадлежащий к определенному социальному слою, живущий в сегодняшнем дне...

- Не смущает ли вас это как человека?

- Конечно, это опасно и тревожно. Но я стараюсь, чтобы получился спектакль. Вся программа состоит из полутора десятков маленьких спектаклей, каждый - абсолютно завершенная театральная форма.

- Почему вы сейчас мало работаете в кино как режиссер?

- В этом году я поставил фильм по собственному рассказу для телеканала `Культура`. Сам я в нем не снимался - играли артисты МХАТа. Это часовая комедия. Я даже удивился тому, какое удовольствие получил от возвращения к работе с экраном, с пленкой, монтажом, музыкой - со всем тем, что составляет кинематограф. И в то же время я еще раз убедился, что времена изменились и структура кино разрушена. Если фильм `Чернов` я снимал в 1990 году на `излете` `Мосфильма` (это был последний год существования старого концерна `Мосфильм`), то затем он развалился на части и превратился в то, чем он является сейчас. Сегодня нужно иметь либо собственную структуру, либо свое дело. Я опоздал его иметь - у меня нет ни своей труппы, ни своего дела. С большим трудом я собираю для театрального спектакля тех людей, которые, как мне кажется, лучше всего исполнят какое-то произведение - так было в спектаклях `Игроки`, `Провокация`... Но сам процесс работы безумно труден, сейчас все почему-то очень заняты, все почему-то носит характер разорванной собственности, где о каждом сантиметре движения нужно отдельно договариваться (уж не говорю о том, чтобы отдельно оплачивать). У меня нет уже ни времени, ни сил этим заниматься. Я бы с удовольствием снял настоящее большое кино, но для этого нужна хорошо налаженная структура. Русский кинематограф сегодня потерял то, что он всегда имел, - уровень профессионализма, и прежде всего профессионализма сценаристов. Я читаю очень много сценариев, падение уровня катастрофично, ниже уровня моря. Хотя, впрочем, мировой кинематограф, в котором русское кино занимает далеко не первое место, сейчас находится в маразме.

- Хотелось бы вернуться к одной из самых знаменательных ваших ролей - Остапу Бендеру в фильме Швейцера. Что вы думаете о других экранизациях романов Ильфа и Петрова?

- Из наших кинорежиссеров только Василий Пичул снимал `Золотого теленка`, остальные (не считая упомянутого вами Швейцера) снимали `12 стульев`. Это не только другой роман, это и другой Остап Бендер, другой человек, хотя он носит то же имя. С фильмом Пичула сравнивать, по-моему, некорректно, потому что он пытался шутить про шутников. Ильф и Петров великие советские писатели, создавшие необыкновенной силы произведение `внутреннего употребления`, потому что оно не выходит за рамки России, в большом смысле слова, Советского Союза. За рубежом их романы не понимают. Сейчас какая-то английская дама сняла `12 стульев`. Я слышал ее выступление по радио `Свобода`, она рассказала, что `12 стульев` ее очень увлекли. Она даже стала интересоваться такой страной, как Россия, которая, оказывается... есть, и это очень интересно. Самое примечательное, что ее привлекло в романе, это то, что действие происходит... в Одессе. А у нее из Одессы предки... и т.д. Если учесть, что действие романа `12 стульев` не происходит в Одессе, то следует: либо она не читала книгу, либо читала плохо, либо все перепутала... А у нас этот роман действительно любим. Он один из самых сердечных, самых смешных и самых дорогих романов для целого ряда поколений. Поэтому те режиссеры, которые следуют первоисточнику, совершают акт уважения к авторам и достигают длительного успеха. Это я наблюдал во время работы в фильме Михаила Швейцера. Швейцер был человеком, который в своем кинематографе целиком погружался в автора - пусть с разной мерой успеха. Так было, когда он работал над экранизациями Толстого, Гоголя, Чехова, Пушкина, Катаева, Ильфа и Петрова... Это очень важно! Напомню, что поначалу фильм был принят критикой даже не то что кисло, а я бы сказал, маринованно, и только постепенно, к нашему общему счастью, он стал народным, каковым сейчас и является - например, по количеству продаваемых кассет. Что касается фильмов Захарова и Гайдая, то они сделали соответственно - один - `захаровский`, другой - `гайдаевский` фильмы, и оба - не фильмы Ильфа и Петрова. Я недавно после большой паузы пересмотрел фильм Гайдая, который мне нравился своей легкостью, и сейчас увидел, что он похож не на романы Ильфа и Петрова, а на все гайдаевские фильмы (которые по-своему хороши!). Но ведь есть и первоначальное авторство... Что касается фильма Захарова, то попытка сделать поющего Бендера, растянуть картину на 5 серий хуже только затеи сделать из `Золотого теленка` 12 серий (кажется, сейчас делается такая попытка, которая уже заранее обречена).

- Вы с большим успехом показали свой спектакль на `Славянском базаре`. Доводилось ли вам показывать свои работы в Беларуси?

- В Витебске я показал свою последнюю вещь, хотя у меня был выбор и я мог бы показать классику. Но мне хотелось открыться и поговорить на темы сегодняшнего дня. Ведь на фестивалях обычно бывает достаточно поклонов в сторону классики, да и я их делал достаточно много - правда, не в Витебске, а в Минске, где давал неоднократно концерты...

Александр Беляев
Дата публикации 12 августа 2004 г.

1998-2004 `Российская газета`http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован