21 декабря 2001
95

ПО ПЯТАМ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

БРАННЕР ДЖОН
РАБОТОРГОВЦЫ ИЗИ КОСМОСА


Глава первая


В прошедшие месяцы Ларс Талибранд путешествовал долго и много. Его
путь лежал от звезды к звезде, от планетной системы к планетной систе-
ме. Он пересекал Вселенную взад и вперед, он старался избегать излишне
долгих перелетов, пытаясь сберечь один-два драгоценных дня. Но все же
ему не удалось ускользнуть от смерти, которая настойчиво следовала за
ним по пятам.

Он путешествовал с Вернье на Ирссород и дальше на Криу`н Дитч, а с
Криу`н Дитча на Ньюхольм, а оттуда к Марсу. Наконец, он попал на Землю
к началу карнавала, когда все люди гуляли на празднике.

Здесь, на Земле, в одной из комнат отеля, из окна на одной стороне ко-
торой открывался вид на суматоху ярмарки, а из окна на другой стороне
которой был виден морской берег, и настигла его его судьба.

Когда это свершилось, и об этом стало известно определенным людям, в
том направлении, откуда прибыл Ларс Талибранд, было отправлено сообще-
ние. На мирах, рассеянных по всей Галактике, некоторые мужчины и жен-
щины облегченно вздохнули, потому что Ларса Талибранда больше не было
в живых.

* * *

Вопли, стук и выкрики музыкальных ансамблей, громко поющие группы лю-
дей, имитаторов голосов животных, толпы и хора дико возбужденных ноч-
ных фанатиков, запускающих в воздух бумажные змеи громко смеющихся -
весь мир, словно превратившийся в огромную сцену, на которой разыгры-
валась чудовищная гротескная комедия, карнавальные процессии тянувшие-
ся мимо отеля - ничего этого Ларс Талибранд больше не мог увидеть.

Такие же карнавальные процессии, как и та, что текла мимо отеля, дви-
гались по улицам каждого города на Земле. По мере, как солнце двига-
лось по небосводу, к ним примыкали все новые и новые города.

Теперь внизу, на берегу появились служители, проводящие последнюю про-
верку, прежде чем включить фонари и пустить крошечные светящиеся бак-
терии, которые заставят засветится весь океан. Роботы - слуги проверя-
ли друг у друга контуры и проводку, чтобы быть абсолютно уверенными,
что они не откажут в течение ближайшей недели. На ярмарке владельцы
аттракционов воздвигали свои будки, киоски и навесы, устанавливали
свои карусели, качели - лодочки и площадки, на которых можно было тан-
цевать в невесомости. Тяжело груженые грузовики громыхали мимо отеля,
подвозя последние грузы: сладости, бумажные змеи, флажки, головоломки,
ящики с бутылками вина, маски, мечи для дуэлей и тысячи других вещей.

Осторожные люди сдали свои драгоценности в государственные хранилища.
Владельцы автомобилей и геликоптеров, у которых не было своих собс-
твенных гаражей, поместили свои машины в государственные гаражи. Во
время карнавала никому никуда не нужно было срочно выезжать. В это
время никто не занимался делами, и не существовало ничего, что нужно
было бы срочно улаживать. На обочинах улиц стояли киберуправляемые ша-
ры-такси, которые могли доставить пассажиров в нужное им место. После
наступления дня нужно было только назвать роботу шара-такси адрес -
свой или какого-нибудь другого человека, а до этого времени то, куда
нужно доставить пассажира, решал главный кибер сектора.

Безоблачное небо над городом лучилось сияющей синевой, становившейся
все насыщеннее и гуще. Тут и там на поверхность земли во время карна-
вальной недели выпадал дождь, чтобы поддерживать метеорологическое
равновесие атмосферы, но все по возможности было устроено так, что
дождь шел как можно дольше в открытом море, а к следующему вечеру ноч-
ные фанатики немного приходили в себя.

Машины с продуктами следовали за карнавальной процессией. Тут были ты-
сячи транспортных средств. Их и должны были быть тысячи, потому что во
время карнавала никто не занимался своей профессиональной деятель-
ностью, и не был открыт ни один магазин.

Когда солнце, наконец, зашло, были закрыты двери парфюмерных лавок и
питейных заведений, которые до последней минуты старались удовлетво-
рить потребность людей в парикмахерах, костюмерах, косметике и парфю-
мерии, а так же в спиртных напитках, и их персонал покинул свои рабо-
чие места, чтобы смешаться с орущей толпой.

* * *

Дерри Хорн отошел от окна, из которого была видна улица. Последние
карнавальные процессии достигли ярмарочной площади и с воплями, стона-
ми и криками, а также со скрипом шарманок смешалась музыка парадного
оркестра. Теперь настало самое время одеться и тоже выйти наружу.

По короткому приказу Хорна окно стало непрозрачным, дверцы одежного
шкафа распахнулись, и взгляду наблюдателя открылся выбор костюмов,
предназначенных для карнавала. Когда он испытующе провел пальцами по
шелку с кружевами, он почувствовал себя страшно потерянным.

Он раздраженно, взял один из костюмов и бросил его на спинку стула.

Он скинул свою повседневную одежду и прошел в ванную, примыкавшую к
его апартаментам, чтобы освежиться.

Выйдя из-под душа, он прошел в сушилку, затем подошел к зеркалу высо-
той в рост человека. Он задумчиво осмотрел сам себя.

`Итак, это ты, - сказал он самому себе, - Это Дерри Хорн, двадцать два
года.`

Он видел темноволосого молодого человека с бледной кожей и темносиними
глазами. Вокруг его полного рта были видны признаки изнеженности.
Бледность его кожи и его темные волосы оттеняли его подбородок и щеки,
которые выглядели почти голубыми. Он заметил несколько волосков боро-
ды, которые не брала даже самая лучшая из бритв.

Он подпер рукой левую щеку и задумался.

Какой атавизм заставляет мужчину казаться не мужчиной, если у него не
растет борода, хотя он и прилагает много усилий, чтобы воспрепятство-
вать ее росту?

Может быть, это было только по тому, что каждый должен иметь чтото,
что не покоряется его воле? На этом дисциплинированном мире было очень
мало того, что не покорилось воле людей.

Когда он заметил, что он уже обсох, он покинул сушилку. Как только его
вес перестал давить на пол, шипение дюз, подававших теплый воздух,
смолкло.

Когда он вернулся в комнату, костюм, который он себе выбрал, показался
ему еще более смешным. Однако, когда он заглянул во все еще открытый
шкаф, он не увидел ничего, что бы подошло ему больше. Он опустился в
одно из кресел и зажег сигарету. Он был, видит бог, не в лучшем наст-
роении, и это в первую же ночь карнавальной недели!

Ему в голову пришла мысль, что алкоголь, может быть, сможет изменить
это, и он быстро вызвал кельнера, который тут же появился. Кельнер
приблизился к креслу и с вопросительным выражением лица остановился
перед Хорном, совершенно не обратив внимание на то, что тот обнажен.

Его стройный пластиковый корпус тоже был без одежды.

- Мне нужно что-нибудь, что сможет изменить мое скверное настроение, -
резко сказал Хорн. - Что ты мне предложишь?

Кельнер поколебался.

- Я не уполномочен прописывать лекарства от болезней, сэр, - ответил
он тоном сожаления. - Может быть...

- Я не болен! - оборвал его Хорн. - Мне нужен какой-нибудь возбуждаю-
щий напиток, лучший из тех, что здесь есть.

- Я могу принести самое дорогое, - предложил кельнер с нотками сомне-
ния в голосе. - Это, может быть, и будет самое лучшее. Однако, чтобы
быть честным, я должен вам сказать, что я слышал от множества гостей о
том, что напитки с умеренными ценами более вкусны.

- Может быть, будет лучше, если руководство отеля в качестве кельнеров
будет использовать андроидов вместо роботов! - рассерженно воскликнул
Хорн. - По крайней мере, они знают, какой вкус имеет тот или иной на-
питок!

Кельнер ответил с тихим протестом:

- Если позволите, я хочу вам сообщить, что этого делать не стоит. Вы
же знаете, что андроидам запрещено употреблять алкогольные напитки.

- Но это же можно обойти, - сказал Хорн.

У него было выражение лица человека, который обошел уже множество
предписаний, и это был просто очередной раз. Он был состоятельным че-
ловеком, даже если принять во внимание, что в настоящее время все люди
были состоятельными.

- Но это не имеет никакого смысла, потому что после одной рюмки алко-
голя все твои электрические цепи полетят ко всем чертям.

Внезапно он осознал всю смехотворность сложившейся ситуации, то, что
он устроил тут диспут с роботом. Он громко хихикнул.

Кельнер немедленно подошел к нему, но Хорн отмахнулся от него.

- Вы мне еще не сказали, какой напиток вы хотите, - сказал кельнер.

Это не играет никакой роли, - ответил Хорн.

Он встал.

- Забудьте это!

- Для меня физически невозможно что-нибудь забыть, - гордо ответил
кельнер. - Мне кажется, что потребуется довольно много времени, чтобы
сообщить мне значение этих слов.

Потом робот внезапно осознал, что последнее признание может сильно
повредить ему. Он немного поколебался, потом вышел из комнаты.

Когда он ушел, Хорн, наконец надел свой карнавальный костюм и еще раз
внимательно оглядел свою комнату. Он снял ее для того, чтобы жить в
ней всю карнавальную неделю. По крайней мере, это было хоть какое-то
разнообразие. Он должен быть этим доволен. Если ему не удастся разв-
лечься еще чем-то, тогда он, может быть, навсегда потеряет способность
развлекаться. Вся его жизнь тогда превратится в монотонный, вечно оди-
наковый круговорот скуки, от которого он теперь хотел сбежать.

.с.Глава вторая

;Он автоматически направился к личному лифту, связывавшему его номер с
другими помещениями отеля, и уже нажал на кнопку, когда вдруг вспом-
нил, что карнавальная неделя уже началась. Лифт не поднялся к нему из
шахты, а динамик на стене щелкнул, и голос приторным тоном напомнил
ему:

- Мы все на карнавальной неделе, сэр! В интересах общественности служ-
ба личных лифтов отеля оставила действующим главный лифт. Пожалуйста,
выйдите из своего номера и идите налево по коридору. Там вы обнаружите
ближайший общественный лифт. Мы надеемся, что вы найдете там приятное
общество еще до того, как смешаетесь снаружи с радостной толпой людей!

Когда Дерри Хорну было шестнадцать или семнадцать лет, он и несколько
его друзей имели привычку разыгрывать управление отеля и каждый вечер
заботились о том, чтобы жители отеля нашли по настоящему приятное об-
щество. Они наряжались и гримировались таким образом, что становились
похожи на трупы задушенных - с посиневшими лицами и белыми контактными
линзами на глазных яблоках. Они ложились на пол пустого лифта и ожида-
ли результатов. Кроме всего прочего, несколько человек получили от
этого инфаркт. Они тогда здорово повеселились.

Однако, теперь это почему-то не казалось ему таким уж смешным, когда
он вспоминал об этом. Он надеялся, что здесь никому и в голову не при-
дет такая мысль, или что тот, кому она придет, не проделает это в са-
мом начале карнавала.

Он быстро прошел через покинутый коридор к лифту, положил палец на
кнопку вызова лифта и бросил взгляд вдоль коридора.

Здесь, у шахты лифта сходились под углом два коридора.

В другом коридоре недалеко от лифта находилась куча багажа, ожидавшая,
когда ее уберут. По другую сторону кучи багажа внезапно возникло ка-
кое-то движение. Появилась рука, словно хотел подняться лежавший на
полу человек, а в следующее мгновение послышался тихий стон.

Это могло быть убийство. Это было весьма возможно.

- Помогите!

Итак кто-то проделал такую же шутку, как и он со своими друзьями в
студенческие годы пять лет назад. Ну, хорошо, это была старая шутка.
Он снова нажал на кнопку вызова лифта, надеясь, что кабина вскоре под-
нимется на тот этаж, где он находился.

Рука упала. В воздух поднялась нога и дико забила, затем с громким
стуком упала на пол. Снова раздался вскрик.

В этом вскрике был смертельный ужас, и предположение Хорна о том, что
это розыгрыш, рухнуло. Кажется, это не было карнавальной шуткой. Это
был крик боли.

Не сознавая, что он делает, Хорн побежал к куче багажа.

Кожа на руке и ноге, высовывавшейся из-под кучи багажа, была голубой.
Это был андроид, но, тем не менее, чувствующее существо, которое ощу-
щает боль. Казавшиеся тяжелыми ящики и чемоданы были навалены на его
тело. Другие, ранее лежавшие на его руке и ноге, были отодвинуты в
сторону.

- Служебный робот! - крикнул Хорн, закинув голову.

Зов отдался в длинном коридоре. Потом Хорн нагнулся, чтобы убрать ба-
гаж, который придавил андроида.

Багаж был легче, чем казался, но Хорн не привык сам поднимать такие
предметы - для этого были роботы. Еще прежде, чем он убрал полдюжины
чемоданов, он сильно вспотел.

Его чуть было не вырвало, когда он взглянул на пол перед собой и уви-
дел изуродованного андроида.

Хорн никогда в жизни не чувствовал себя так беспомощно. Ему очень за-
хотелось выйти на улицу и окунуться в водоворот карнавала, но другое
его `я` говорило ему, что он должен сделать все, чтобы уменьшить боль
изуродованного андроида, если он может это сделать. Он нагнулся над
ним, когда услышал позади себя голос:

- Скажи, друг, это ты позвал меня?

Он оглянулся. Мужчина невысокого роста, средних лет, в пестрой одежде
скомороха высунулся из кабины лифта. Он, должно быть, пришел на зов,
который прозвучал несколько мгновений назад.

- Да. Посмотри! Иди скорее сюда!

Низенький мужчина хихикнул.

- Что ты прячешь там, под багажом? Может быть, это какая-то ловушка,
а?

Он пожал плечами.

- Ну, я согласен с этим. Это же карнавал!

Он покинул лифт и подошел к Хорну.

Когда Хорн услышал его испуганный вздох, он понял, что тот изменил
свое мнение о возможной ловушке.

- Это ужасно! - Но почему роботы еще не убрали его куда-нибудь?

- Он лежал, спрятанный под ящиками и чемоданами, - ответил Хорн. - Он,
кажется, потерял сознание. Когда он пришел в себя, он оттолкнул чемо-
даны и позвал на помощь. Именно в это мгновение я проходил мимо.

Низенький человечек отступил на шаг назад.

- Пойдем, уйдем отсюда, друг, - произнес он. - Здесь скоро уберут.

Динамик у лифта сообщил, что один из гостей на другом этаже требует
лифт, и что кабина пойдет на другой этаж, если какой-нибудь пассажир в
течение тридцати секунд не войдет в нее.

- Решайте, - пробормотал низенький мужчина.

Он поспешил назад, к лифту.

Ему еще удалось войти в кабину, прежде чем ее двери автоматически зак-
рылись.

Хорн почувствовал слезы, брызнувшие из глаз, когда андроид, очевидно,
действительно пришел в сознание, чтобы слышать голоса поблизости от
себя. Одна его рука поднялась и попыталась ухватиться за мир, который
он больше не мог увидеть.

Хорн опустился возле него на колени и взял его голубую руку в свою.
Андроид слабо пожал ее. Это прикосновение, казалось, немного успокоило
его.

Почему, черт побери, сюда не поспешил ни один из роботов, когда Хорн
позвал их?

Хорн яростно вскинул голову и позвал снова.

Однако, зов застрял у него в горле от страха, когда он, едва не упав,
понял, что кто-то стоит рядом с ним.

- Это было любезно с вашей стороны, что вы так помогли ему, - сказал
тихий голос, - но я боюсь, что нам все же ничего не удастся сделать
для него.

Хорн осторожно освободил руку из захвата умиравшего андроида и встал.

- Вы принадлежите к персоналу отеля? - спросил он.

Голубокожий мужчина с серьезным лицом кивнул. Тот факт, что он все еще
был одет в обычную одежду так как все люди, должно быть, уже давно на-
дели карнавальные одежды, без сомнения, было ответом на вопрос Хорна.

- Я секретарь управляющего, - сказал андроид. - В настоящее время я
менеджер. Мой шеф 10 минут назад ушел на ярмарочную площадь. Что здесь
произошло?

Хорн рассказал ему все.

- Я верю вам.

Взгляд секретаря застыл на лице Хорна.

- Я бы не поверил, если бы сам не видел, как вы держали его руку, ког-
да я подошел. Но это конечно, не играет никакой роли.

В его голосе слышалась открытая враждебность.

- Что вы об этом думаете? - грубо спросил Хорн.

Он вынужден был перейти к обороне.

Андроид пожал плечами.

- Да не будет ничего. Как вы знаете, это не является преступлением. С
нами можно делать все и поступать так, как вам хочется. Вы испугались?
- закончил он.

- Но, конечно.... - недоверчивым тоном начал Хорн.

- О, он был обучен и представлял для отеля огромную ценность. Если бы
это произошло в обычное время, руководство отеля, может быть, возбуди-
ло бы иск к виновному в этом лицу, чтобы тот возместил нанесенный
ущерб и оплатил стоимость обучения андроида и стоимость его отсутствия
на службе. Но теперь карнавал. Мой шеф на неделю отложил все свои де-
ла. Пока он не вернется снова и не будет настолько трезв, чтобы поза-
ботиться о делах, нет никакой другой надежды на то, что этого негодяя
найдут.

- Что же вы теперь будете делать?

- Я направлю на этот этаж другого андроида и пришлю сюда роботов-убор-
щиков, чтобы привести здесь все в порядок.

Теперь тон андроида был почти оскорбленным.

- Однако, это дело должно было близко касаться вас, - с отвращением
произнес Хорн.

Он не хотел впутываться в это дело, но чувствовал, что вынужден это
сделать.

- Это так. Большое спасибо за то, что вы держали его за руку. От боль-
шинства людей этого ожидать нельзя.

Хорн вспомнил о низеньком мужчине. С внезапным пониманием он сказал:

- Вы хотите сказать, что за большинство людей вы не поручились бы, не
так ли?

Он почувствовал себя странным образом польщенным, когда андроид улыб-
нулся и покачал головой.

- Нет это совсем не так. Большинство людей после карнавала вспомнили
бы об этом и рассказали бы моему шефу, и все на этом закончилось бы.
Мы должны быть очень осторожны, поверьте мне.

- Может быть, я могу здесь еще чем-нибудь помочь? - спросил Хорн.

- Нет, спасибо. Я сам сделаю все необходимое. Я думаю, что теперь вы
можете спокойно погрузиться в удовольствия.

Хорн покачал головой.

- Я не думаю, чтобы я смог получить удовольствие, помня об этом. Я
вернусь в свою комнату и попытаюсь выкинуть это из головы.

Он почувствовал взгляд андроида на своем затылке, снова идя вдоль ко-
ридора.

Он прошел уже около 20 шагов, прежде чем заметил, что пошел не той до-
рогой.

Он рассерженно остановился, потом медленно пошел назад. На обратном
пути он заглянул в приоткрытую дверь одного из номеров. За дверью...

Подскочив, он бросился вперед и распахнул дверь.

- Сюда! - крикнул он. - Идите быстрее сюда!

Секретарь управляющего без видимой спешки приблизился к нему.

- Что случилось? - спросил он.

- Здесь ваш шанс поймать негодяя, который убил андроида.

Хорн перешагнул через порог и вошел в номер. Это выглядело именно так,
как он себе представлял.

- Предположим, что это был тот же преступник, - продолжил он. - И даже
в карнавальную неделю полиция должна заняться убийством!

Мужчина был рыжеволосым, и кожа его была такого же цвета, как и у всех
людей.

Он лежал на спине на ковре, и большой нож выступал из его груди в том
месте, где находилось сердце.

.с.Глава третья

;Полицейские с отвращением приблизились. Это были четыре андроида под
предводительством офицера-человека. В его движениях можно было про-
честь невысказанный вопрос, почему это он должен работать, когда все
остальные развлекаются? Это был раздражительный человек по имени Ку-
лин, куривший одну сигарету за другой, пока его команда рыскала по но-
меру и коридору.

Они взяли отпечатки пальцев мертвеца и убитого андроида, стоны которо-
го смолкли за несколько минут до их прибытия, но он так и не произнес
ни одного разборчивого слова. Наконец, Кулин счел, что этого достаточ-
но, и собрал свою груженую аппаратурой команду в комнате возле убито-
го.

- Мне хотелось бы знать, что нам известно по этому делу, - пробурчал
он. - Кто вообще этот человек?

Андроид по имени Дорди, замещающий управляющего, пожал плечами.

- Когда он вчера прибыл, он назвал себя Уинчем, но, может быть, это не
было его настоящим именем. Я заметил, что он говорил с акцентом, кото-
рый мне не известен.

- В таком отеле, как ваш, должна быть весьма пестрая толпа посетителей
из разных стран.

- Со всех частей света, - подтвердил Дорди, - и, вероятно, даже с дру-
гих планет.

Кулин опустился в кресло и посмотрел на труп.

- Обычный нож. Это странно. Предположим, что существует кто-то, кому
этот человек встал поперек дороги, и тот захотел его убрать. В этом
что-то есть. Однако, сейчас карнавальная неделя. Он мог дождаться ночи
и вызвать его на дуэль, если он обладает достаточной энергией для это-
го. С другой стороны, он мог просто подсыпать ему яд в напиток. Этим
он избежал бы встречи с ним лицом к лицу, чтобы зарезать его ножом.

Его взгляд скользил по номеру.

- Непохоже, чтобы здесь была какая-то борьба. Может быть, убитый звал
на помощь?

Дорди кивнул.

- Он вызвал к себе нашего кельнера по этажу, того, которого мы нашли
умирающим в коридоре. Убийца был высоким человеком, сэр, и сильным.

- Потому что он так изуродовал вашего ассистента? Гммм...

Кулин отбросил сигарету и встал.

- Этот коридор используют нечасто, не так ли?

- За исключением карнавала, им никогда не пользуются. В каждом номере
отеля имеются личные лифты. Им пользуются роботы-уборщики, когда их
вызывают, а также иногда персонал, но больше никто.

- Итак, мы можем предположить, что убийца мог прийти этим путем, а по-
том снова уйти, и его никто не заметил. В настоящее время он, вероят-
нее всего, затерялся где-то в толпе.

Кулин сделал всеобъемлющий жест.

- Для убийства он выбрал весьма подходящее время. Ну, я проведу расс-
ледование, но я не могу дать вам никаких обещаний.

Он сделал знак своим ассистентам.

- Возьмите показания у Хорна, а потом у Дорди, хотя я не знаю, призна-
ет ли суд эти показания, потому что тут также замешано убийство андро-
ида.

Он последний раз осмотрел все вокруг.

- Вы сделаете все, чтобы трупы были убраны отсюда, а потом подождите
внизу, в приемной. Дорди, позвоните вниз и сообщите вашим служащим,
что я сейчас прийду, и что мне надо от них.

Дорди кивнул.

Дача показаний заняла очень немного времени. Затем оба трупа отнесли в
вертолет, который подлетел снаружи к окну номера.

Этим все и кончилось.

Хорн остался сидеть в кресле, в котором он сидел после прибытия Кули-
на, и задумчиво уставился на пятно крови на ковре.

Дверь номера снова открылась, это вернулся Дорди. На этот раз его соп-
ровождали два робота-уборщика. Он кивнул Хорну так, словно считал себя
равным ему. В другое время Хорн, вероятно, воспринял бы это как ос-
корбление. Дорди дал указания роботам и проследил, чтобы они как сле-
дует сделали всю работу, затем он повернулся к Хорну.

- Они были неправы, не так ли? - сказал он тихим голосом.

Хорн выпрямился.

- Что вы имеете в виду?

- Ну, что это мой шанс найти того, кто совершил это преступление.

Дорди пожал плечами.

- Если я что-то понимаю в человеческих знаниях, то этот офицер полиции
провел свою работу весьма поверхностно.

Хорн покачал головой.

- Я думаю, сегодня мы на Земле слишком привыкли полагаться на законы.
Однако, в нас еще живы враждебные обществу инстинкты, и мы позволяем
им вырываться наружу во время карнавала. Мне бы очень хотелось знать,
как полиция объясняет такое количество убийств на протяжении только
одного года.

- Два или три на миллиард жителей, - с отсутствующим видом произнес
Дорди.

Он провел ногой по тому месту на ковре, откуда роботы удалили кровь.

- Кроме того, убивают и андроидов. И их, конечно, убито намного боль-
ше.

Хорн неуютно поерзал на своем кресле.

- Должно быть, весьма тяжело быть одним из вас, - произнес он, поколе-
бавшись.

- Да, это так.

Дорди взглянул ему в лицо.

- Вы хотите испытать, насколько это тяжело? Сейчас карнавальная неде-
ля. Возьмите голубую краску, намажьтесь ей и оденьте обычную одежду,
потом идите на улицу. Это вам будет хороший урок.

Внезапно он вымученно улыбнулся.

- Мне очень жаль, мистер Хорн. Я очень многого требую от вас только
потому, что вы сделали этот жест приличия. Я думаю, будет лучше, если
я теперь буду молчать.

Хорн встал и подошел к окну. Отсюда ему был виден берег бухты внизу,
где весельные лодки плавали по освещенной ярким пестрым светом в воде.
Гораздо хуже видна была другая сторона города, где находилась ярмароч-
ная площадь, откуда доносились разнообразные звуки карнавальной ярмар-
ки.

- Я не знаю, - внезапно сказал он. - Этот Кулин, кажется, не особенно
много сделал для того, чтобы ему удалось - как бы это сказать? - пой-
мать убийцу.

- Он сказал, что убитого зовут Уинч, но я сомневаюсь в этом.

- У меня сложилось впечатление, что андроиды, которые сопровождали Ку-
лина, больше были заинтересованы в том, чтобы узнать, кто убил вашего
кельнера с этого этажа. Это удивило меня.

Хорн выразительно взглянул на Дорди.

- Может быть, потому, что у нас нет ни семьи, ни родственников? Потому
что мы вышли из автоклавов химических фабрик, а не из чрева женщины? -
Дорди саркастически усмехнулся. - Это делает нас всех братьями, мистер
Хорн, нас всех.

- Я верю вам. Я...

Хорн запнулся. Ему трудно было продолжать, потому что это звучало поч-
ти сентиментально, и это можно было рассматривать как ошибку.

- По моему мнению, будет лучше, если мы будем заботиться друг о друге.

- Вы отбрасываете четырехтысячелетнюю историю, - сказал Дорди.

Вошли роботы-уборщики и осведомились, нормально ли выполнена работа.
Дорди подтвердил это, и они покинули номер. Как только они вышли, Дор-
ди подошел к одежному шкафу и быстро открыл его. Хорн удивленно пос-
мотрел на него.

- Но тут же все еще висит вся одежда Уинча! Почему вы не сказали об
этом Кулину, чтобы он осмотрел ее?

- Я сообщил Кулину о своих предположениях, как только он прибыл, - от-
ветил Дорди через плечо. - Почему он сам об этом не подумал? Наверное,
просто потому, что не был по-настоящему заинтересован в этом. Я очень
быстро сложил о вас свое мнение. Эта привычка связана с моей професси-
ей. Я должен оценить клиента, как только я взгляну на него, должен оп-
ределить, может ли он доставить нам неприятности, будет ли его трудно
обслуживать и так далее.

Говоря это, он открыл дверцу выдвижного ящика. Большинство из этих
ящиков были пусты.

- Что касается Уинча, то я был прав. Я считал, что он старался не
привлекать к себе внимания. Если бы я предположил, что его преследует
убийца, это тоже было бы верно.

Он оставил ящик выдвинутым и пошел к выходу. На пороге он остановился
и оглянулся.

- Теперь у вас есть шанс вести себя так, как вы это сказали, а вы ска-
зали это серьезно - что вы так же позаботитесь о ком-нибудь из вашей
расы, как мы заботимся о ком-то из своей.

Он сунул свою голубую руку внутрь туники своей служебной формы, выта-
щил из кармана плоский продолговатый предмет и бросил его через всю
комнату Хорну, который автоматически поймал его.

- Его звали не Уинч, - сказал Дорди.- Его звали Ларс Талибранд.

Потом он вышел из комнаты.

После ухода андроида Хорн еще долго сидел в кресле и вертел в руках
предмет, который ему дали. Это было нечто вроде портмоне из тонкой,
серой, металлоподобной ткани, с карманообразным отделением, в котором
находился какой-то узкий предмет, который можно было вытащить. Это бы-
ла тонкая, маленькая книжечка, на первой странице которой было отпеча-
тано много слов на четырех или пяти языках.

Он мог прочитать только один язык, но и этого хватило, чтобы он раск-
рыл глаза от удивления.

Напечатанное гласило: `Гражданин Галактики`.

На внутренней стороне было пластиковое фото для биоидентификации, но
его настоящие первоначальные цвета расплывались, превратившись в глу-
хой серый цвет, и глаза на лице были закрыты. Однако, осталось еще
достаточно подробностей, чтобы быть уверенным, что это был тот рыжево-
лосый, который был убит в номере.

Напротив фотографии была страница текста, в котором Хорн смог прочесть
только имя Ларса Талибранда. Следующую страницу он смог понять. Веро-
ятно это был перевод предыдущей страницы. Здесь говорилось, что прави-
тельство мира под названием Криу`н Дитч пожаловало Ларсу Талибранду
звание Гражданина Галактики.

Под этим другим шрифтом было напечатано, что мир под названием Верные
поддерживает это звание, а под этим снова другим шрифтом сообщалось,
что мир под званием Лигос тоже согласен с этим.

Внизу страницы был список из пяти миров, которые тоже подтверждали
статус Ларса Талибранда.

Хорн почувствовал, как по его спине пробежала дрожь благоговения. Кем
же был этот человек, который умер здесь? Какую же такую работу он вы-
полнял, чтобы заслужить благодарность всех планет?

Хорн встал, решив внимательнее осмотреть скудные пожитки убитого, на-
ходившиеся в комнате. В шкафу висело несколько костюмов, по которым,
несмотря на тщательный уход за ними, было видно, что их много носили.
В одном из ящиков находилось несколько новых туалетных принадлежнос-
тей, которые он купил не иначе как после своего прибытия сюда. Может
быть, убийца уже поджидал его здесь, хотя здесь не было видно никаких
признаков беспорядка.

Неудовлетворенный этим, Хорн снова открыл маленькую книжечку. Он пред-
полагал, что вся она состояла из текстов, изложенных на разных языках.
Но теперь он установил, что это были только переводы одного и того же
текста на пять языков. За ними следовали странички с выездными и въез-
дными штемпелями различных планет. По его оценке, их было сотни две
или больше, и они принадлежали двум десяткам планет. Одна эта мысль
заставила его голову закружиться. Этот человек, должно быть, был вели-
ким путешественником.

Хорн с любопытством взглянул на последнюю страничку, чтобы установить,
когда убитый прибыл на Землю. Однако, там не было никакого въездного
штемпеля.

Он снова спрятал книжечку в карманоподобное отделение портмоне и спус-
тился вниз, чтобы разыскать Дорди. Он хотел задать ему несколько воп-
росов.

.с.Глава четвертая.

;Из общественного лифта уже доносились голоса людей, спешивших на кар-
навал.

Стройная женщина попыталась уговорить его выпить особо возбуждающий
напиток, который она достала для самой себя. Серьезно выглядевший юно-
ша лет 16 спустился на первый этаж с намерением с помощью ящика заря-
дов для фейерверка найти себе новых друзей среди роботов и андроидов в
подвальном этаже. К счастью, женщине удалось заставить юношу отхлеб-
нуть ее напиток, прежде чем он успел покинуть кабину лифта.

Хорн несколько раз огляделся вокруг и снова увидел юношу, приваливше-
гося спиной к стене, который, сидя на полу, сотрясался от приступов
истерического смеха.

Один из роботов, смущенный тем, что обнаружил на первом этаже гостя в
карнавальном костюме, поспешил к нему и осведомился, не заблудился ли
он. Хорн покачал головой и объяснил, что он ищет кабинет Дорди.

Робот с упреком указал ему на то, что он хочет вызвать управляющего
делами только за тем, чтобы тот помог ему как можно быстрее найти его
номер.

- Я знаю, что я делаю, - сурово сказал ему Хорн. - Где его кабинет?

- Третья дверь направо, - ответил робот.- Но весьма возможно, что его
сейчас там нет.

Кабинет действительно был пуст. Хорн вошел и опустился в кресло. Потом
он закурил сигарету. Он выкурил ее почти наполовину, когда вошел Дор-
ди.

- Мне очень жаль, что я заставил вас ждать, - сказал он.- Я только что
проводил из отеля андроидов-полицейских. Они гораздо лучше провели
свою работу, чем Кулин.

- Вы меня ждали? Мне так показалось.

- Мне кажется, да.

Дорди сел и закинул одну ногу на другую. Когда Хорн достал портмоне из
серой металлической ткани, он поглядел на него.

- Вы, вероятно, хотите задать несколько вопросов.

Хорн кивнул.

- Что это, собственно, такое? Я, конечно, прочитал это и понял, что
это какой-то вид паспорта или удостоверения личности, но я никогда не
слышал о том, что кто-то называет себя Гражданином Галактики. Это так
мелодраматично.

- Они не признают Землю, - ответил Дорди. - И это не удивительно. Мы
живем здесь на довольно черствой планете, но в Галактике существует не
только этот мир, как вы могли видеть это по впечатляющему количеству
штемпелей на последних страницах этой книжечки.

- Ну, это же всем известно. Я имею в виду, ведь все изучали галактог-
рафию и знают о звездах с населенными планетами. Существуют также им-
портируемые предметы роскоши и тому подобное. Только я думаю, что это
не совсем соответствует положению вещей.

- Официально это так.

Была ли насмешка в голосе Дорди? Почему? Внезапно у Хорна появилось
гнетущее чувство неприязни к этому голубокожему человеку, который, в
конце концов, всего лишь подобие человека, изготовленное из растворов
органических веществ каким-то образом, подробностей которого он не
знал. В конце концов, это люди изобрели процесс изготовления андрои-
дов!

Он еще раз заверил себя в этом. Может быть, Дорди обладал более острым
зрением или чем-то подобным, но, в конце концов, это не имело значе-
ния.

- Меня все же интересует очень, как вы вообще получили этот документ,
- наконец спросил он.

- Талибранд дал его мне, когда прибыл сюда. Это было самое ценное, чем
он обладал, за исключением его жизни. Он отдал документ только потому,
что знал, что он у меня находится в большей безопасности. Если его
найдут у него, его судьба будет решена, как бы хорошо он не замел за
собой следы.

- Но почему он дал его именно вам? - Хорн совершенно не знал, что ему
предпринять. - Вы его хорошо знали?

- Я никогда прежде не видел его.

- Тогда...

Нет, все это не имело никакого смысла. Хорн попробовал подойти к этому
с другой стороны.

- От кого же он тогда бежал? Откуда он знал, что он находится в опас-
ности? И если вы знали об этом, почему же вы тогда не рассказали все
это Кулину?

- Из тех же оснований, почему я не намерен рассказывать этого вам.

Дорди улыбнулся.

- Тогда, значит вы знаете об этом?

- Я знаю кое-что. Я могу назвать это по имени и со значительной долей
уверенности утверждать, что я прав, но все же я не уверен в возможнос-
ти доказать этого.

- У меня такое впечатление, что вы теряете время, - внезапно сказал
Хорн. - Вы, кажется, хотите впутать меня в это дело. Это мне совсем не
интересно. Мне кажется, что вы только хотите найти кого-нибудь, кто
оказал бы давление на полицию, чтобы она наказала того, кто убил ваше-
го друга, старшего кельнера по этажу. По моему мнению, у вас нет ника-
кого интереса насчет Талибранда. Очень вероятно, что вы быстро прос-
мотрели его личные вещи, прежде чем Кулин и его люди пришли сюда, и
извлекли из них эту книжечку, потому что вы верили, что она является
чем-то важным.

Он бросил серое портмоне со странной книжечкой на стол и встал.

- На сегодня с меня довольно. Теперь я, наконец, хочу развлечься.

Он хотел покинуть комнату, когда Дорди, который остался сидеть непод-
вижно, окликнул его:

- Мистер Хорн!

Хорн оглянулся, однако, ничего не сказал.

- Вы не правы, утверждая, что мне нет никакого дела до Талибранда. Он
был хорошим человеком.

- Это записано в книжечке. Но на чей взгляд? На Земле это ничего не
значит.

- В этом вы тоже не правы. Впрочем, нет никакого смысла в том, что вы
оставите мне этот документ. Мне он не нужен.

- Мне тоже, - сказал Хорн.

Он вышел.

* * *

Когда он вышел из отеля на улицу, он прошел мимо одного из питьевых
фонтанчиков. Он подошел к нему и задержался, чтобы глотнуть возбуждаю-
щей жидкости с фруктовым вкусом, которая брызнула из дюжины отверстий.
Внезапно он ощутил, как внутри него поднимается искусственное веселье.
У проходившего мимо уличного торговца он купил маску и надел ее.

У бордюра ждали шаровые такси. Терпеливые роботы едва слышно гудели,
ожидая пассажиров. Хорн забрался в ближайшее такси.

Оно сразу же поднялось.

Хорн откинулся на удобном сиденье и взглянул вверх, на звездное небо.
Через некоторое время он повернул голову в сторону, чтобы посмотреть
на огни внизу под ними. Там, внизу была ярмарочная площадь.

Конечно, там была еще и далекая дуга морского берега, а далеко снаружи
на воде виднелись светящиеся полосы, которые образовывались во время
случайной смены течений.

Его такси несло его по широкой дуге над городом, и теперь он мог также
слышать бурлящий шум, доносившийся сюда с ярмарочной площади. Времена-
ми ветер доносил обрывки песен из лодок, находившихся в миле от берега
и покачивавшихся на слегка взволновавшейся воде. Карнавал!

- Это выглядит уже лучше, - с удовольствием констатировал он.

Он надеялся, что его шаровое такси спустит его на ярмарочную площадь,
так что он попадет в плотное карнавальное шествие.

Его надежды сбылись. Плавно, как перышко, такси спустилось вниз и со-
вершило посадку на полоске травы возле ярмарочной площади. Он вышел со
смехом погладил такси по боку, словно это было живое существо. Потом
он поднял руку вверх, вскрикнул и побежал в переулок между двух киос-
ков.

Две девушки рука к руке вышли ему на встречу. Они хотели расступиться
и пропустить его между собой. Однако они были недостаточно быстры, и
мгновением позже все трое лежали на земле и заливались истерическим
смехом, как это было обычно для карнавала.

- Идиот! - прохихикала одна из девушек.

Она подняла упавшую искусственную косу из синтетики, которая лежала
неподалеку от них, и бросила ее в Хорна, так что тот зашатался, запу-
тавшись в этих темных волосах.

- Да, я и есть идиот! - согласился Хорн. - Карнавал длится уже более
трех часов, а я только что вышел на улицу. Не хотите ли вы помочь мне
наверстать упущенное время?

Они сделали это. Они направились вниз по переулку, и на этот раз Хорн
шел в центре. Втроем они подошли к ярмарочной площади, приплясывая в
ритме шлягера, который откуда-то доносился до них.

Серебристо поблескивавшие шары, поднимавшиеся и спускавшиеся в сиявшей
светом колонне - они стояли перед аттракционом, на котором можно было
произвольно менять силу тяготения. Десять минут они провели на этом
аттракционе, раскачиваясь на нем взад и вперед, поднимаясь вверх и па-
дая вниз и швыряя взад и вперед серебристые шары.

После этого их одолела неутолимая жажда, и они остановились перед од-
ним из питьевых фонтанчиков. Хорн выпил три стакана.

После этого ночь для него превратилась в сон. По пути они наталкива-
лись на других людей, спешивших им навстречу, которых они брали с со-
бой, и, наконец, почти потерявший сознание Хорн заметил, что он ведет
за собой дюжину или больше человек через сумасшедшие торговые ряды,
все больше и больше набивая себе цену и все больше и больше нравясь
остальным.

Однако, в конце концов, оказалось, что веселье остальных людей посте-
пенно начало уменьшаться, в то время как его веселье все еще росло.
Ночь уже почти совсем прошла, и до рассвета осталось где-то около ча-
са. Несколько человек уже лежали на земле и на траве и крепко спали.
Во время первой карнавальной ночи в этом не было совершенно ничего не-
обычного. Утром люди заснут на целый день, чтобы к заходу солнца про-
будиться освеженными и готовыми к новому веселью. В этот первый день
они были на ногах больше восемнадцати часов, а может быть, и целые
сутки.

- Идемте с нами! - истерически кричал Хорн всем встречным. - Мы теперь
должны еще...

Он замолчал и довольно недоверчиво осмотрелся вокруг. Не было видно ни
одного человека. Его общество, очевидно, растворилось, покинув его. Ни
одной из девушек, с которыми он начал этот вечер, не было видно, и ему
некому было составить общество.

Разочарованно, с опущенной головой, он, насвистывая какой-то мотивчик,
пошел прочь.

Он наткнулся на несколько колышков от палаток, споткнулся и упал.

Остатки возбуждающих напитков, которые он выпил, покинули его, испа-
рившись с коротким смехом, похожим на блеяние, который он издал. Когда
он снова пришел в себя, он обнаружил, что лежит на земле, и некоторое
время отдыхал, положив голову на сгиб своей руки.

Через несколько минут к Хорну кто-то подошел. Чужак остановился перед
ним, смотря на него через золотую маску.

- Вас зовут Хорн, - сказал он.

Его голос показался Хорну чем-то знакомым. Он автоматически потянулся
к своей маске, которая болталась на лямке у него на спине.

- Это так, - ответил он. - Ну и что?

Чужак протянул ему рукоять меча для дуэли.

- Я намереваюсь убить вас, - сказал он Хорну.

.с.Глава пятая.

;Некоторое время все вертелось перед глазами Хорна. Ему казалось, что
он находится на хиродроме, который он отыскал вчера вечером. Наконец,
он покачал головой.

- Вы, должно быть, не в себе, - сказал он. - Я вас не знаю. Я никогда

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован