По ту сторону Великой стены

В ходе июньского саммита Шанхайской организации сотрудничества председательство в ШОС перейдет к России на целый год. О задачах на предстоящий период в сферах безопасности и экономики мы поговорили с ведущими экспертами.

Лишь бы не было войны

— На саммите ШОС в Бишкеке флаги Индии и Пакистана будут стоять рядом с флагами полноправных членов организации, — напомнил заместитель председателя комитета Госдумы РФ по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству, руководитель российской национальной части Молодежного совета ШОС Денис Кравченко. — С учетом недавнего конфликта на границе этих государств это знаковое событие, потому что организация отвечает прежде всего за региональную безопасность. Возможно, именно ШОС способна найти взаимоприемлемое для обеих стран решение. Ведь потенциально от конфликта двух гигантов может пострадать не только Юго-Восточная, но и Центральная Азия, которая соседствует с Россией. Ситуация в Афганистане также может быть дестабилизирована этим конфликтом. Шанхайская организация сотрудничества в будущем имеет все возможности стать одной из ключевых несущих конструкций миропорядка и обеспечения безопасности в Евразийском регионе.

На повестке деятельности организации вопросы противодействия международному терроризму, незаконному обороту наркотиков, организованной преступности, кибератакам и другим трансграничным угрозам.

— В свете последних событий, вызванных процессами глобализации и геополитическими изменениями в мире, именно страны Центральной Азии в первую очередь подвержены угрозам, — продолжает депутат. — И для укрепления стабильности нужно дать серьезный ответ на любые вызовы в первую очередь в рамках евразийских интеграционных процессов. В качестве главной причины беспокойства для стран Центральной Азии можно отметить непростую ситуацию в Афганистане. Для искоренения наркотической производственной базы и обеспечения экономического развития этой страны можно задействовать механизмы ШОС, тем самым создав условия для достижения долгосрочной безопасности в регионе. Следует отметить ведущую роль России в обеспечении мира на евразийском пространстве. У нашей страны имеется военно-политический потенциал и опыт посредника в решении международных конфликтов и борьбы с международным терроризмом. Достаточно результативно в этом направлении действует сформированная в прошлом году экспертная рабочая группа при совещании министров обороны стран ШОС.

Важным нововведением стало подписание в апреле протокола о внесении изменений в соглашение о проведении совместных военных учений ШОС. Документ позволит Индии и Пакистану участвовать в маневрах, что, в свою очередь, должно способствовать снижению напряженности между ними.

Очевидна важность дальнейшей интеграции стран Центральной Азии в сфере безопасности и необходимость укрепления военно-технического сотрудничества между государствами региона, в первую очередь с Россией и Китаем. Проблем, стоящих перед Центральной Азией, очень много, и только общими усилиями можно будет найти адекватный ответ на возникающие угрозы. В противном случае данный регион будет оставаться зоной нестабильности и, как следствие, отставать от остального мира.

Конечно, значимую часть повестки деятельности ШОС составляют вопросы укрепления сотрудничества в торговой, производственной, энергетической, транспортной, инвестиционной, сельскохозяйственной, таможенной, телекоммуникационной и других сферах.

Обсуждается внедрение программ развития экономического роста, формирование благоприятного делового климата, развитие передовых отраслей цифровой экономики.

— Организация выступает за формирование мировой экономики открытого типа, недопущение фрагментации международных торговых отношений и торгового протекционизма в любых его проявлениях, — подчеркивает Денис Кравченко. — ШОС выступает за оздоровление мировой экономики, осуществление финансовой стабильности и поддержки сбалансированного роста. Одной из первостепенных задач является повышение благосостояния населения наших стран. Большим толчком для развития сотрудничества послужило создание концепции «Один пояс — один путь» нашими партнерами из КНР.

Экономика догоняет политику

— В ШОС уже не шесть, а восемь членов — это мощная структура, она может выполнять роль мини-ООН, — считает заместитель директора Департамента азиатского и тихоокеанского сотрудничества МИД России Игорь Аржаев. — На этой площадке можно предлагать решение любых международных, региональных проблем, выступать с инициативами.

На саммите ожидается оживленная дискуссия по экономической тематике. В последнее время все страны стали проявлять к ней повышенный интерес. Пока это слабое место в ШОС, потому что экономическая составляющая в организации все еще уступает политической.

— После саммита председательство в ШОС переходит к нашей стране, мы к этому относимся очень серьезно, — продолжает Аржаев. — Подготовлен проект плана мероприятий на год. В нем больше 90 пунктов. Ранее было принято решение о подготовке новой программы торгово-экономического сотрудничества. Надеюсь, она будет одобрена на саммите, который пройдет уже в России.

В ШОС сейчас идет работа над программой развития дорог. Это фундаментальный документ, подготовка которого началась еще в 2015 году. Минтранс РФ принимает участие в его разработке. Обсуждается и создание Банка развития ШОС. Перспективная тема — расчеты в национальных валютах. Минфин РФ уже подготовил ряд своих предложений.

Полномочный министр посольства КНР Су Фанцю отметил, что за 18 лет ШОС прошла непростой путь развития. Есть серьезные успехи во всех трех направлениях — безопасности, экономике и гуманитарной сфере.

— Мы считаем, что Россия внесла особый вклад в развитие ШОС, — сказал китайский дипломат. — Уверен, что российские коллеги разработают насыщенную программу своего председательства. В Китае подтверждают заинтересованность наращивать связи в рамках ШОС. Наше стратегическое взаимодействие и партнерство с Евразийским экономическим союзом позволяют создать дополнительные возможности для экономического сотрудничества и развития ШОС в целом.

Посольство Китая в РФ высоко оценивает результаты поездки Владимира Путина в КНР в конце апреля на форум «Один пояс — один путь».

— Мы видим Россию как крупного партнера, — говорит Су Фанцю. — В позапрошлом году основатель и председатель совета директоров компании Alibaba Group Джек Ма приезжал в Россию, мы общались с ним в нашем посольстве в Москве. Он считает, что у российских производителей появится больше возможностей, когда они смогут предлагать свои товары на глобальных онлайн-площадках.

Идет сотрудничество в области строительства инфраструктуры. На Дальнем Востоке в ближайшем будущем будут открыты два моста через реку Амур. Это важные объекты в рамках проекта «Один пояс — один путь». Владимир Путин предложил сопряжение с ним Северного морского пути. Китай готов поучаствовать в его развитии. Интересны Китаю и другие проекты на Русском Севере, например в области СПГ.

— В последние годы активно развивается сотрудничество Китая и России в области сельского хозяйства. КНР постоянно наращивает объемы закупки продовольственных товаров в РФ. Это не только зерно, но и соевые бобы. Очень полюбили китайские потребители российские мед и мороженое. Особенно большой потенциал сотрудничества в этой сфере мы видим на Дальнем Востоке РФ, — уточнил представитель посольства Китая.

Деньги любят тишину

— 18 лет назад в Шанхае мы 90 процентов времени говорили о региональной безопасности. Когда же мы спрашивали бизнес, нам отвечали, что «риски сейчас такие, что в этих условиях нам тяжело работать и что-то планировать», — вспоминает вице-президент Торгово-промышленной палаты РФ Владимир Падалко. — Почти два десятка лет нам потребовалось, чтобы решить задачу безопасности, создать условия, чтобы бизнес спокойно работал, чтобы компании смело отправляли товары за границу, занимались финансовыми операциями.

ШОС очень хорошо структурирована. Есть президентский уровень, есть межпремьерский и межминистерский форматы. Общение между бизнесами проходит под «зонтиком» Делового совета ШОС. Второе направление — это межбанковское объединение. Третье — молодежный форум, где также идет налаживание контактов.

— Страны ШОС на мировом рынке не только партнеры, но еще и конкуренты, и нам нужно увязывать все наши инициативы так, чтобы появлялись отдельные направления, где мы могли бы дружно и по-доброму работать. Экспертизой этих инициатив и занимается Деловой совет ШОС, — уточняет вице-президент ТПП.

Первое направление Делового совета — транспортная сфера. Нужно дать возможность водителям фур без лишних проволочек заезжать на территорию стран-соседей. Вторая тема — железнодорожные тарифы. В отдельных случаях они дают надбавку к стоимости товара до 40 процентов. Сейчас совет работает над тем, чтобы унифицировать эти тарифы. Кроме того, нужны логистические хабы. Экспортеры гораздо охотнее отправляют свои товары за границу, зная, что там есть удобная инфраструктура.

Еще одна острая тема — торговые споры и конфликты на уровне отдельных компаний. Арбитраж сработал, получено судебное решение, а как его потом реализовать? Здесь нужно соглашение всех партнеров по ШОС.

— Прирост товарооборота за счет только онлайн-торговли может составить не менее 10% в короткие сроки, если мы отрегулируем эту сферу, — добавляет Владимир Падалко. — Конечно, есть проекты в сфере промышленного производства и сельского хозяйства. Отдельно замечу, что прибыльным направлением становится туризм. Он дает отдачу на инвестиции быстрее, чем большинство других сфер. 2020 год будет для нас определяющим. Считаем, что российское председательство в ШОС должно быть окрашено хорошими, нестандартными результатами.

НАША СПРАВКА

Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) — межправительственная международная организация, о создании которой было объявлено 15 июня 2001 года в Шанхае Казахстаном, Китаем, Киргизией, Россией, Таджикистаном и Узбекистаном. Ей предшествовал механизм «Шанхайской пятерки».

Цели — укрепление взаимного доверия и добрососедства между странами-участницами, содействие их сотрудничеству в политической, торгово-экономической, научно-технической и культурной областях. Организация имеет два постоянно действующих органа — Секретариат ШОС в Пекине и исполком Региональной антитеррористической структуры в Ташкенте. Официальными языками организации являются русский и китайский.

В июне 2017 года статус членов организации был предоставлен Индии и Пакистану. Наблюдатели — Афганистан, Беларусь, Иран, Монголия. Партнеры по диалогу — Азербайджан, Армения, Камбоджа, Непал, Турция, Шри-Ланка.

КЛУБ ЭКСПЕРТОВ

Крупнейшим экономическим партнером России в ШОС является Китай. Товарооборот с ним уже превышает 100 млрд долларов. Однако лидеры наших стран ставят планку в 200 млрд. Следовательно, нужно значительно активизировать деловые связи. И все это в непростых условиях санкций Запада против РФ и торговой войны США и КНР. Эксперты и бизнесмены поделились своим видением ситуации.

САНКЦИИ НАС СДРУЖИЛИ

Директор Делового клуба ШОС Денис Тюрин:

Тюрин+

— Самое главное, что Россия и Китай сообща на международной арене выступают против всяких нелепых санкций и торговых ограничений. В свое время США были проводниками идеи создания глобального рынка. А сейчас роли кардинально поменялись.

Вы хотите снова загнать планету в 1929 год? Тогда, в том числе из-за введения подобных торговых барьеров, разразилась Великая депрессия. Любые торговые ограничения сокращают спрос, производство в странах, добычу сырья и т. д. Для России в этом угроза.

С одной стороны, появляются дополнительные возможности, потому что Китай отказывается, например, от сельскохозяйственной продукции США и он может закупать ее в больших объемах у нас. Но с другой стороны, многие наши экспортные отрасли пострадают из-за сокращения мирового спроса. Поэтому это палка о двух концах.

Очень сложно просчитать последствия действий американской администрации. Россия и Китай вместе выступают за более прогнозируемую, более понятную всем участникам рынка структуру международных отношений. США — нет. Они заняли иную нишу на идейном фронте.

ЦИ И ДАО БОЛЬШОЙ ПОЛИТИКИ

Константин Щемелинин, писатель, публицист, ученый:

Щемелинин+

Трудности в экономике в Вашингтоне считают временными и решаемыми. США желают и дальше оставаться номером один в мире. Китай тоже уверен в собственной мощи, поэтому их столкновение в историческом аспекте является неизбежным. То, что в СМИ преподносится как торговая война, в реальности является борьбой двух наиболее сильных стран за мировое лидерство.

В Китае есть два понятия — ци и Дао. Ци — это что-то вроде жизненной силы, а Дао — это путь в соответствии с законами Вселенной. Последние два тысячелетия, за исключением XIX и XX веков, китайская экономика была крупнейшей в мире, поэтому в Пекине считают, что Дао Китая — это быть самой большой экономической державой, ибо это естественное положение дел. КНР не свернет с этого пути, а препятствия в Китае считают преодолимыми, ведь и раньше он с ними справлялся. Ци Китая, я думаю, в Пекине оценивают высоко. Ци США — средне. Всевозможные внутренние конфликты внутри американского общества подрывают ци. Пекин считает, что ситуация развивается на пользу КНР.

Россия, как и остальные страны, пострадает от американо-китайской борьбы. У РФ есть преимущество — общая граница с Китаем, поэтому Пекин будет поддерживать хорошие отношения с Москвой, чтобы не опасаться удара с севера (а именно с севера Китай столетиями разоряли походы кочевников — хунну, тюрок, монголов, маньчжуров и других). В общем, когда экономикам всего мира из-за американо-китайского конфликта станет плохо, экономике России будет лучше, потому что КНР поддержит РФ деньгами и совместными проектами.

СЛОЖНОСТЬ РАСЧЕТОВ И ПРОТЕКЦИОНИЗМ

Анна Медведева, управляющий менеджер по РФ и СНГ Shandong Guanzhou, эксперт по ВЭД АО «Профсталь»:

Медведева+

— Из позитивной повестки — с 2016 года был анонсирован ряд государственных проектов развития приграничных экономических свободных зон в районах Благовещенска, Уссурийска, анонсированы решения о привлечении китайских инвестиций на Дальний Восток.

Агентство по развитию Дальнего Востока работает с крупнейшими китайскими компаниями по вопросам строительства заводов-филиалов. Можно говорить об улучшении промышленного климата в стратегически важных для России областях: государства обеих стран оказывают крупным компаниям финансовую и законодательную поддержку.

При этом можно констатировать вымирание мелкого и среднего бизнеса, часть которого поглощается российскими федеральными сетями, не выдерживает конкуренции с китайскими компаниями и отрезается от прямых поставок из КНР различными защитными пошлинами.

Начиная с кризиса 2014 года и после скачка курса доллара для нас стали очевидны две крупные проблемы при ведении торговли между Россией и Китаем. Во-первых, это сложность рублевых расчетов импортно-экспортных контрактов мелкого и среднего бизнеса. Совершение сделок предлагалось только в американской валюте или китайском юане, который в 2014-м еще конвертировался через доллар. Неразвитость этого инструмента увеличивала потери компании на 10% минимум только на валютных скачках. Нами были проведены переговоры с четверкой крупнейших банков Китая (Bank of China, Construction Bank и др.) и с «дочками» Газпромбанка в Китае. Сейчас эти потери снизились до 2–3%, однако сегодня рубль по-прежнему недоступен для частной ВЭД.

Ставка хеджирования валюты в Сбербанке достигает 1 рубля за доллар, что превышает ставки хеджирования в европейских банках в 3–5 раз. Расчеты в национальной валюте одобрены лишь для государственных крупных нефтегазовых контрактов на поставку нефтепродуктов из России в Китай. Решения правительств обеих стран позволяют сегодня рассчитываться в рублях лишь за поставки в рамках стратегических госпроектов вроде «Силы Сибири». Другие компании были и остаются отрезанными от столь интересного инструмента.

Вторым ключевым вопросом стала политика импортозамещения, граничащая в некоторых областях с политикой протекционизма. Чтобы простимулировать отрезанное от европейских поставок российское строительство и уберечь рынок от якобы демпинговых цен на стройматериалы из Китая, были массово введены антидемпинговые и защитные пошлины в трубной и стальной промышленности. Трейдеры одномоментно потеряли от 30% прибыли, производители от 15%.

В 2017 году началось беспрецедентное специальное защитное расследование против некоторых видов металлопроката из Китая, что противоречит базовым принципам ВТО, членами которой являются Россия и КНР. В такой ситуации частный бизнес не может позволить себе работать с высочайшими рисками по покупке материала за рубежом. Импорт некоторых позиций сократился на 83%.

РУССКИЕ СЛЕДЫ В ПОДНЕБЕСНОЙ

Дмитрий Лабохо, предприниматель, директор «Скайком»:

Лабохо 2+

— Я работаю с Китаем с 2005 года как раз в области торговых отношений и потому поспорил бы на тему медленного экономического сотрудничества. Частный сектор очень интенсивно работает с Китаем. Причем не только в вопросе импорта в Россию из Китая, но также и экспорта. Да, не все так гладко с экспортом, поскольку много сложных моментов — от логистической составляющей до соответствия уровня работы наших же фабрик и заводов китайским требованиям. Но это не значит, что все плохо. Посмотрите данные таможни по росту несырьевого экспорта. Так что я не знаю, что там с политикой и государственным уровнем, но частный сектор «дружит» с Китаем на все сто процентов.

То, на что смело можно ссылаться и ориентироваться как на примеры, достойные подражания, — это работа на рынке Китая той же компании Splat, производящей зубные пасты и т. п. Они там достаточно давно на рынке, у них есть собственный магазин на Tmall, и этот наш бренд вполне узнаваемый в Китае. Достаточно показателен выход на рынок Китая «Додо Пиццы». Да, ее показатели в денежном плане не так хороши, зато сам кейс дает понимание, что рынок Китая совсем иной и то, что работает тут и в странах СНГ, почти наверняка не будет работать в Китае. Или та же маркетинговая платформа для дистрибуции билетов и экспостендов на выставках ExpoPromoter. Они смогли на китайском рынке вырасти в 10 раз всего за год. Или возьмите проект Артема Жданова LaowaiMe, это вообще интересно, когда русский парень сделал бренд, о котором даже центральное китайское телевидение показывает сюжеты. Причем бесплатно, потому что интересно. Это если пройтись по верхам. А если копнуть глубже, то там еще много всего интересного можно найти.

УЧИТЕ ЯЗЫК И ТРАДИЦИИ

Константин Кора, эксперт по международным отношениям, предприниматель, управляющий партнер Tailored:

— Потенциал сотрудничества обеих стран еще не реализован. Политическая конъюнктура может меняться динамично, при этом экономические отношения, основанные на доверии, требуют усилий и времени, понимания партнера, умения вести с ним диалог.

Кора Константин+

Сферы взаимодействия России и Китая сосредоточены пока в основном на сырьевых направлениях, поддержанные договоренностями на высшем уровне. Хотя если политические процессы продолжат разгонять экономику, особенно в условиях торговых противоречий между Китаем и США, мы можем увидеть развитие и в других отраслях. При этом надо понимать, что китайские партнеры сегодня весьма прагматичны и одних политических факторов будет недостаточно для полноценной экономической интеграции. Потребуется большая совместная работа для развития этих связей.

Помимо конкурентоспособных продуктов и технологий на экспорт, которыми Россия обладает пока в ограниченном перечне областей — таких как, например, мирный атом и вооружения, дальнейшая интеграция потребует подготовки специалистов по развитию бизнеса в Китае. Они должны будут понимать не только язык и историю, но и то, как нужно вести дела в Поднебесной. Ведь культурно и ментально наши народы очень различаются. И несмотря на то, что российский двуглавый орел традиционно смотрит в обе стороны, последние 300 лет западная голова доминировала, и эту доминанту за пятилетку поменять сложно. Российский орел ведь птица своенравная.

ДАЛЬНИЙ ВОСТОК ЕЩЕ СЛАБ

Евгений Ойстачер, бизнесмен, основатель бренда EKF:

Ойстачер+

— В области поставки сырья, продукции цветной и черной металлургии, энергетики, аэрокосмической отрасли между нашими государствами подписаны солидные долгосрочные контракты. Но взаимоотношения между Китаем и Россией в сфере инвестиционных проектов среднего и малого бизнеса, конечно, развиваются слабо.

Из своего более чем 20-летнего опыта сотрудничества с Китаем могу сказать, что причин тому несколько. Огромные территории Дальнего Востока, которые граничат с Поднебесной, имеют очень слабую экономическую основу. И без того малозаселенный российский регион страдает от оттока населения. Лучшие кадры уезжают в экономически более развитые районы и за границу — кстати, в тот же Китай, Японию, Южную Корею.

К тому же не стоит забывать о колоссальной разнице культур двух наших народов. Тут обоюдное незнание и сложность в изучении языков, различие менталитета, разные представления о правилах ведения бизнеса. Тем не менее стремление друг к другу есть. Пусть медленное, но верное.

РЕКЛАМНЫЙ РЫНОК — КАК НА ДРОЖЖАХ

Екатерина Максимова, основатель международной сети модельных агентств Celebrity kids:

МаксимоваЕкатеринаФото+

— Говорят, что у России и Китая идеальные отношения на политическом уровне, но при этом экономическое сотрудничество развивается медленно. На мой взгляд, данное утверждение не совсем верное. Мы занимаемся детским модельным бизнесом. Связи в сфере детской фешен-индустрии налаживаются достаточно плодотворно. Модельные агентства очень прибыльный бизнес и в Китае. Отсюда и потребность рынка в услугах маленьких моделей и юных актеров в рекламе, начиная с подгузников и одежды и заканчивая детскими игрушками и колясками.

Эксперты считают, что в Китае за последние три года заявки на юных моделей из России выросли на 50%. И конечно же, многие российские родители решили использовать возможность дополнительного заработка. Российские дети и раньше летали на съемки в Китай. Но это были единицы в год. Сейчас же на такие проекты наши партнеры приглашают по 10–15 человек в месяц.

Даже в условиях мирового экономического кризиса и санкций торговля детскими китайскими товарами остается одним из самых перспективных направлений рынка. Спрос на китайскую детскую одежду и аксессуары растет. В России родители тратят на это до 35% семейного бюджета.

Для нас Китай — необычная и развивающаяся страна. У нее есть цель — догнать и перегнать Европу и США. И так как Китай производит товары практически для всего мира, объемы товаров, которые нужно рекламировать, очень велики. Поэтому в этой стране огромный модельный рынок, в том числе и детский, в который выгодно инвестировать.

АЛЬТЕРНАТИВА ЗАПАДНОЙ МОДЕЛИ

Алмаз Абилдаев, политолог, доктор философии:

АбилдаевЗанав+

— Руководство Поднебесной понимает, что не может копировать западный образ устройства общества и государства. Тем более последние события демонстрируют не лучшие примеры для подражания. Налицо кризис доверия населения стран Европы к институтам лидерства.

Оценивая Китай, нельзя применять к нему стандартный набор характеристик. Другими словами, во взаимоотношениях с ним следует опираться на мощную аналитическую базу знаний об этом государстве. Ведь Китай, по сути, предлагает альтернативу западной модели развития. Так в свое время действовал Советский Союз. Параллель сходства с СССР выражается в огромных государственных денежных вложениях в заведомо неперспективные проекты в разных частях мира, что подтверждает вторичность экономической составляющей во внешней политике Китая.

Широко озвученный Россией «разворот на Восток» необходимо напитать стратегической долговечностью с учетом логики развития Китая (даже в торговле энергоресурсами). Имея в активе взаимное понимание ряда политических моментов, можно совершить качественный сдвиг и в усилении экономической кооперации.

ЛЕДОВЫЙ ШЕЛКОВЫЙ ПУТЬ

Александр Воротников, эксперт по государственно-частному партнерству Проектного офиса развития Арктики (ПОРА):

Воротников+

— В январе 2018 года КНР опубликовала Белую книгу по арктической политике Китая. В ней упоминаются несколько способов участия Китая в освоении Арктики, в том числе судоходство по арктическому маршруту — Северному морскому пути (СМП), поощрение инвестиций в морские пути, разработка минеральных и биологических ресурсов. В документе отмечается, что строительство «Ледового шелкового пути», то есть использование СМП, является частью глобальной инициативы «Один пояс — один путь», предполагающей построение мощной транспортной инфраструктуры по суше и морю между Азией и Европой. Проект «Ямал СПГ» стал первым мегапроектом в рамках инициативы. Также Китаю интересен СМП как альтернативный маршрут для экспорта в страны Атлантического бассейна.

В настоящее время в Арктической зоне РФ реализуется несколько проектов с участием китайских компаний. Один из последних примеров: «Газпром» начинает работы по бурению в Карском море двух поисковых скважин. Для этого будет использована китайская плавучая несамоходная буровая установка Nan Hai Ba Hao. Проект «Ямал СПГ» предполагает добычу, сжижение и поставки природного газа на полуострове Ямал, реализация проекта позволит дать толчок развитию атомного судостроения и Севморпути. Китаю принадлежит почти треть 27-миллиардного проекта: Silk Road Fund — 9,9% и China National Petroleum — 20%. Также можно отметить проект компании «Новатэк» — «Арктик СПГ-2». Это проект по добыче газа и по производству СПГ на Гыданском полуострове.

Для Китая Арктика — это дополнительный межконтинентальный транспортный путь, а также стратегический район добычи энергоресурсов. Перспективными направлениями долгосрочного сотрудничества могут стать использование Севморпути, добыча и транспортировка нефти и газа, развитие возобновляемой энергетики, переработка мусора и ликвидация ущерба, арктический туризм.

Компания «Росатома» «Атомредметзолото», «Первая горнорудная компания» и правительство Архангельской области приступят к реализации одного из крупнейших проектов на архипелаге Новая Земля — строительству горно-обогатительного комбината на базе месторождения свинцово-цинковых руд Павловское. Освоение месторождения призвано сыграть такую же роль инфраструктурного опорного объекта на Новой Земле, как «Ямал СПГ» и Сабетта на Ямале. Проект ориентирован на экспорт, и продукцией будущего горно-обогатительного комбината уже интересуются предприятия Китая. В целом Китаю очень нужны арктические ресурсы, однако Россия относится к этому с закономерной осторожностью.

СТРАХИ ЕЩЕ НЕ ИЗЖИТЫ

Александр Щелканов, руководитель направления регионального развития международной страховой группы Coface, кандидат экономических наук:

Щелканов-02+

— На мой взгляд, существует несколько причин, по которым экономическое сотрудничество между РФ и КНР развивается в достаточно скромном темпе, несмотря даже на, казалось бы, идеальные политические отношения между странами. Одним из препятствий можно считать разницу в деловом менталитете и несхожесть общепринятых бизнес-практик.

Так, например, российские бизнесмены не готовы в обмен на инвестиции, пусть даже и очень весомые, полностью переводить свой бизнес и технологические ноу-хау в Китай. Для отечественных предпринимателей эта малознакомая стратегия выхода на рынок выглядит слишком рискованной, их постоянно терзают опасения, что инвесторы просто отберут «экспортированный» бизнес.

Многие российские предприниматели пытаются выйти на рынок КНР без какой-либо серьезной подготовки, пренебрегая проведением полевых исследований рынка, оценкой уровня спроса, дегустациями, испытанием продуктов-локомотивов с дистрибьюторами и конечными потребителями. Да, разумеется, все эти мероприятия требуют дополнительных затрат, но практика показывает, что полноценное маркетинговое исследование позволяет бизнесу гораздо увереннее ориентироваться на следующем этапе — этапе подбора зарубежных контрагентов и переговоров с ними.

Этот этап также представляет для предпринимателей определенные трудности, связанные с той самой разницей в деловом менталитете. Кроме того, на этапе налаживания сотрудничества с новыми контрагентами существует риск столкнуться с откровенным мошенничеством.

На китайском рынке широко распространена практика предоставления длительных отсрочек платежей. Если поставщик соглашается работать на условиях отсрочки с непроверенным покупателем, покупатель может получить от российского производителя партию товара и исчезнуть без следа. Привлечь неблагонадежного иностранного партнера к ответственности российскому бизнесмену в такой ситуации будет крайне сложно. Наши предприниматели это понимают, и этот фактор часто заставляет их отказываться от планов по расширению географии сбыта.

Этот риск, однако, можно нивелировать за счет кредитного страхования — инструмента, позволяющего гарантировать получение оплаты за кредитную поставку в случае, если партнер не выполняет свои платежные обязательства — например, вследствие банкротства. Еще одной причиной, по которой экономические отношения буксуют, можно считать высокий уровень рисков ведения ВЭД — причем эти риски высоки для обеих сторон.

Стоит помнить, что бизнесу, о какой бы стране ни шла речь, важно одно — соотношение между риском потенциальных убытков и потенциальным доходом. В данном смысле Россия сейчас находится, скажем прямо, не в самом выгодном положении: экономика стагнирует, что дает инвесторам — европейским, китайским, да даже российским — веские основания предполагать, что в настоящий момент потенциальная прибыль от вложений не оправдывает высокий риск убытка. Отпугивают китайский бизнес и санкционные риски, которые угрожают ликвидности любого вложенного капитала, любых активов в российской экономике.

МЫ СИЛЬНО НЕДООЦЕНИВАЕМ СОСЕДА

Петр Меберт, президент Mebert Group, президент Центра инвестиций, технологий и торговли, член Конфедерации торгово-промышленных палат стран Азиатско-Тихоокеанского региона и Международной торговой палаты Шелкового пути:

— Впервые я побывал в Китае в 1991 году, еще до экономического и социального расцвета этой страны. Второй заход случился в 2013–2014 годах. Почти шесть лет я занимался импортно-экспортными операциями, создавал совместный инвестфонд. Три года жил между Москвой и Гонконгом. Исходя из моего опыта и знания китайского рынка, я считаю, что теплота и прочность связей между Россией и Китаем преувеличены. Я бы назвал наши политические отношения достаточно сдержанными и осторожными. С культурными и бизнес-связями ситуация также непростая.

Причин несколько. За последние тридцать лет Китай прошел огромный путь развития и сделал квантовый скачок в будущее. В России мощь этих изменений в большинстве случаев недооценивается, Китай по-прежнему ассоциируют с дешевой рабочей силой и ширпотребом. Между тем интеллектуальный капитал и экономический потенциал этой страны выше на несколько порядков.

Это не значит, что у Китая нет проблем. Они есть, и серьезные: экономические, социальные, экологические, с реализацией гражданских прав и свобод и пр. Но темпы развития этой страны вселяют уверенность в том, что китайцы со всем справятся. Они, по сути, пытаются создать масштабный аналог Сингапура и достигли на этом пути колоссальных успехов. Пока мы не осознаем это в полной мере, мы не поймем китайцев. А пока не поймем — не выстроим эффективные взаимовыгодные отношения.

Еще одна особенность Китая как партнера связана с местной спецификой построения бизнеса. Здесь тысячелетние традиции, сложившаяся деловая культура, определенная система иерархии и социальных лифтов. Даже в Средние века китаец, родившийся в семье рыбака, мог стать министром или управлять провинцией. В стране есть основы развития, обучения, самосовершенствования. И доказательство этого — успехи нации в ремеслах и науках, создании инфраструктуры (самый яркий пример — Великая Китайская стена). Об этом часто забывают.

Современные торговые отношения между Россией и Китаем можно сравнить с отношениями России и Европы в XVII веке. Из Китая мы получаем 100% конечной продукции: товаров народного потребления, машиностроения, электроники, которые используются везде, от домашнего хозяйства до авиации. А 90% наших поставок — сырье, мы не можем предложить высокотехнологичную конкурентоспособную продукцию.

Очень важны и особенности самих отношений с точки зрения морали и этики. Китайцы могут обхитрить, россияне — обмануть. И таких прецедентов много, поэтому к нам относятся достаточно настороженно. Таким образом, между нашими странами стоит множество барьеров: и технологических, и культурных, и этических. И чтобы их преодолеть, нужны серьезные системные усилия на всех уровнях — от государства до конкретных предпринимателей, заинтересованных в сотрудничестве с Китаем.

Подготовил Николай Алексеев

Фото и инфографика: с сайтов ШОС, ЕЭК, Госдумы, Совета Федерации, из личных архивов экспертов, с YouTube-канала «CGTN на русском»

http://strategyjournal.ru/articles/po-tu-storonu-velikoj-steny/

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован