27 февраля 2007
2934

По законам стаи

На минувшей неделе был повторно внесён в Госдуму и затем вновь отозван законопроект о запрете осуждённым за экстремизм проводить публичные акции. Авторы законопроекта говорят, что под экстремистами подразумевали националистов. Между тем действующее законодательство позволяет признать экстремистом того, кто назовет чиновника коррупционером или не подчинится какому-либо распоряжению представителя власти.

Во времена СССР противников власти было принято называть контрреволюционерами или пособниками мирового империализма. Теперь же все недовольные могут попасть в экстремисты. Если принятый в 2002 году закон "О противодействии экстремистской деятельности" определял экстремизм как подготовку государственного переворота, создание незаконных вооруженных формирований и пропаганду нацизма, то принятые в 2006 году поправки добавили туда важный нюанс. К экстремизму теперь относят "публичную клевету в отношении государственного служащего" и "воспрепятствование законной деятельности органов власти и должностных лиц, соединенное с насилием или угрозой насилия".

То есть в экстремисты попадет, к примеру, любой, кто обвинит чиновника в коррупции и не сможет доказать свою правоту в суде. Если слова были сказаны на митинге - "экстремисту" грозит штраф до 300 тыс. рублей, если опубликованы в газете - до пяти лет тюрьмы. В свою очередь, принятые в конце минувшего года поправки в избирательное законодательство позволяют за подобный экстремизм снимать кандидата с выборов, а если таких кандидатов наберется больше половины списка - будет снят весь список.

По данным "Левада-центра", почти половина граждан (47%) убеждены, что власти под предлогом борьбы с экстремизмом могут отстранить от выборов неугодные политические силы. По мнению 41%, под видом борьбы с экстремизмом может быть запрещена любая критика властей.

Эти опасения уже подтверждаются. Так в экстремисты попало молодежное движение "Мы". Его лидер Роман Доброхотов рассказал "РК", что в Челябинске и Пскове областные антитеррористические комиссии запретили активистам "Мы" участвовать в акциях возле госучреждений.

На минувшей неделе в Госдуму был повторно внесен и затем отозван законопроект о поправках в закон о митингах, который запрещал выступать в роли организаторов массовых акций гражданам, ранее судимым за экстремизм. Кроме того, чиновники наделялись правом отменять публичные мероприятия при наличии у них информации о готовящихся противоправных действиях, а властям разрешалось вводить запрет на проведение массовых акций на определенной территории в течение двух недель до и после выборов.

Один из авторов законопроекта, депутат Госдумы Геннадий Селезнев убеждал "РК", что законопроект был направлен исключительно против националистов, "чтобы в России не появились даже маленькие росточки профашистских организаций". А другой автор законопроекта депутат Госдумы Игорь Баринов не скрывал от "РК", что цель законопроекта - не дать проигравшей выборы оппозиции провести "оранжевую" революцию. По словам депутата, "отдельные товарищи, финансируемые из-за рубежа, хотят половить рыбку в мутной воде" и намерены использовать для этого дни до и после выборов, что "мы видели на примере наших соседей - Украины, Киргизии, Грузии".

Законопроект внесли шесть депутатов из всех думских фракций, кроме КПРФ, однако затем представители "Единой России" отозвали свои подписи. А представители других фракций сочли, что без голосов "единороссов" закон не имеет шансов на принятие, и сняли его с рассмотрения. По официальной версии, "единороссы" поддались на уговоры Общественной палаты, которая сочла предлагаемые запреты нарушением Конституции.

По неофициальной - законопроект приказал тормознуть замглавы администрации президента Владислав Сурков. Однако сами авторы законопроекта в разговоре с "РК" утверждали, что никаких указаний от господина Суркова им не поступало. Впрочем, в Госдуме подготовлены к принятию еще несколько антиэкстремистских законопроектов. Один из них предполагает наказывать пятью годами тюрьмы за осквернение надгробий по мотивам межнациональной и межрелигиозной ненависти. Второй приравнивает публикацию экстремистских материалов в Интернете к публикации в СМИ. То есть за неосторожное высказывание на сетевом форуме скоро можно будет получить пять лет.

Сколько точно в России экстремистских организаций, не знает никто. В МВД говорят о приблизительно 80 экстремистских группировках, ФСБ официально признала экстремистскими 15 организаций, причем сплошь исламские. По данным опросов "Левада-центра", к экстремистским организациям граждане прежде всего относят неких неопределенных национал-патриотов (34%), Национал-большевистскую партию (25%) и движение "Наши" (24%). Для сравнения, "Соколы Жириновского" являются экстремистами по мнению 11%, а Авангард красной молодежи - 3%. Однако популярность экстремистов в обществе невелика. Цели вышеперечисленных организаций разделяют лишь от 0,1% до 2,3% граждан.

По мнению экспертов, антиэкстремистские поправки укладываются в логику политических реформ последних лет. Увеличение минимальной численности партий до 50 тыс. человек привело к тому, что количество организаций, которые могут участвовать в выборах, сократилось с более двухсот в середине девяностых годов до 17.

Повышение проходного барьера с 5% до 7% на выборах в Госдуму и до 10% на выборах в региональные парламенты привело к автоматическому отсеву большинства политических сил страны. Отмена выборов депутатов-одномандатников сделала невозможным участие в выборах политически активных "одиночек".

Политолог Дмитрий Орешкин рассказал "РК", что "политическая элита консервируется", и новым "несистемным и не одобренным сверху" личностям проникнуть туда невозможно. По словам политолога, отличие демократии от других способов правления состоит в том, что "постоянно приходят новые волки и съедают кого-то из старых. А у нас старые волки выстроили такую систему, что съесть их можно только со всей стаей".

Пресловутое антиэкстремистское законодательство - это игра на опережение, потому что раздражение властью может проявиться если не на ближайших выборах, то через 2-3 года. По мнению г-на Орешкина, чем больше будет препятствий для мягкой смены элит, тем неизбежнее станет жесткая ротация. В том числе самый плохой ее вариант, когда "старая элита сваливается вместе с государством".

Директор Института прикладной политики и исследователь современной российской элиты Ольга Крыштановская рассказала "РК", что "политическому классу, самым богатым и власть имущим нужно, чтобы все было так, как есть". Однако не следует забывать, что одной из причин краха СССР было именно желание номенклатуры до последнего ничего не менять и никого не допускать в свои ряды.

31.01.07

Восточно-Сибирские новости
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован