31 июля 2002
1098

Подборка информационных материалов о губернаторе Таймыра А.Г. Хлопонине

А. Г. Хлопонин, губернатор Таймырского автономного округа о перспективах развития сельского хозяйства. (`Русский фокус`. 25 февраля-3 марта 2002г).

В сельском хозяйстве основных элементов три - непосредственно производители сельхозпродукции, перерабатывающие производства и сбытовая сеть. Ждать прорыва от сельхозпроизводителей в большинстве случаев бесполезно. Во время моих поездок по югу Красноярского края я встречался с руководителями местных совхозов и фермерских хозяйств, пытаясь помочь им организовать поставки продуктов питания к нам, в районы Крайнего Севера. И мне очень запомнилась фраза одного агрария: `Мы пахари, а не коммерсанты`. Сельхозпроизводители сами не смогут создать всю цепочку, к примеру, от вы-ращивания коров до продажи молока в Дудинке. Система сбыта - тоже очень важная составляющая, но не самодостаточная, а, скорее, обслуживающая.
Точками роста в сельхозотрасли, по моему мнению, являются переработчики, которые заинтересованы, с одной стороны, в стабильных поставках качественной продукции от производителей, а с другой - в организованном сбыте конечной продукции, получаемой после переработки. Поэтому я считаю, что развитие сельхозпроизводства должно базироваться на создании агропромышленных холдингов. В их основе стоят перерабатывающие комплексы, но они включают в себя также производство и сбыт. Инвестиции в переработку повлекут приток средств в сельхозпроизводство, поскольку появится платежеспособный спрос на молоко, мясо, зерно, овощи. Одновременно переработчик будет стремиться развивать сбытовые структуры, чтобы прибыльно реализовывать свою продукцию.
Эта схема одинаково работоспособна как в южных аграрных регионах, так и на Севере, где основные формы сельского хозяйства - это оленеводство и рыболовство. Сейчас на Таймыре мы ведем реформирование агропромышленного комплекса, и первые эксперименты сочетания в одной структуре производства сельхозпродукции, ее переработки и сбыта, демонстрируют эффективность такого подхода.

`Taimyr proves a complex political chess game`. А.Хлопонин считает, что ныне существующий неопределенный конституционный статус Таймыра слегка запутан: регион одновременно является и субъектом Российской Федерации со своими собственными правами, и `автономным округом` Красноярского края. (`Financial Times`. Robert Cottrell. 12.03.02. (электронная версия, неофициальный перевод).

В 1996 г. Александр Хлопонин уже был замечен в числе первых российских выдвиженцев, когда он покинул Москву, чтобы возглавить гигантскую металлургическую группу `Норильский никель`, расположенную на Крайнем Севере.
В прошлом году тридцатишестилетний Хлопонин решил остаться в этих местах, но поменял работу. Он успешно выиграл губернаторские выборы в Таймырском автономном округе - регионе, который окружает, но не включает сам город Норильск.
Несмотря на обширную территорию, на Таймыре проживает всего 47 000 человек, то есть порядка половины общего числа рабочих `Норильского никеля`, которыми управлял г-н Хлопонин. Однако он утверждает, что задачи и азарт политической деятельности по меньшей мере столь же велики, как и в бизнесе.
`Это намного сложнее, чем шахматы`, - говорит он по удивительно четкой телефонной связи из Дудинки - столицы округа с населением 31 000 человек.
В Москве считают, что г-н Хлопонин пойдет гораздо дальше - не в географическом плане, а в смысле карьеры. Однако его следующий ход пока что остается лишь предметом домыслов. Некоторые думают, что он хочет объединить Таймыр и Красноярск. Другие считают, что он хочет объединить Таймыр с городом Норильск - территориальной единицей Красноярского края, несмотря на то, что сам город окружен Таймырским округом.
Любой из этих вариантов будет сильным ходом, и он признает, что видит привлекательные стороны каждого из них. Г-н Хлопонин считает, что ныне существующий неопределенный конституционный статус Таймыра действительно слегка запутан: регион одновременно является и субъектом Российской Федерации со своими собственными правами, и `автономным округом` Красноярского края.
`Я считаю, что Красноярский край должен быть единым крупным консолидированным регионом, - говорит он. - Но что сделано - то сделано, и сделано в соответствии с Конституцией и законом`.
Что же касается объединения Таймыра с Норильском, то, по мнению г-на Хлопонина, они составляют `единое целое в историческом, социальном, экономическом, политическом и экологическом смысле`. `Существующий между ними раздел `препятствует правильному управлению территорией`, - полагает он.
Но, по его мнению, ему пока `слишком рано` говорить о губернаторстве в Красноярском крае, даже, если это укрепит его позиции при решении вопроса о рационализации территории. `Мне еще очень много надо сделать здесь - на Таймыре`.
Многие в Москве рассматривали его выборы в губернаторы просто как корпоративный захват Таймыра `Норильским никелем`. Сам же г-н Хлопонин считает себя самостоятельным человеком. Он признает наличие некоторой `субъективности` своего мнения, когда речь заходит о `Норильском никеле`. `Я не могу ничего не чувствовать по отношению к тем людям, вместе с которыми я начинал работать в 1996 г, с которыми я вытащил компанию из кризисной ситуации`, - говорит он.
Но это не означает, что `Норильский никель` будет на особом положении, настаивает он. Г-н Хлопонин постарается предпринимать все возможное, чтобы сделать привлекательными условия работы для любой крупной компании, которая пожелает основаться на его территории. В любом случае, подчеркивает он, никакая другая компания не придет сюда в надежде конкурировать с `Норильским никелем`. Если компании придут сюда, то скорее всего будут искать здесь другие природные ресурсы, такие как газ или нефть.
Долгие зимние ночи дают ему достаточно времени на размышления о будущем Сибири и российского Дальнего Востока. Он является сопредседателем проекта по социальной и экономической стратегии развития региона, который осуществляет российский мозговой центр - Совет по иностранной и оборонной политике.
Лейтмотивом проекта является мысль о том, что России необходима более конкретная политика для стимулирования экономического роста в отдаленных регионах, чтобы сохранить правильный баланс населения и помочь тем, кто уже не может работать, переехать жить в более мягкие и дешевые климатические условия.
Что же касается досуга, то, по словам г-на Хлопонина, Таймыр `замечательное место для охоты, рыбной ловли и экстремальных видов спорта. Но я должен сказать, что, приехав сюда работать, я не думал об отдыхе`.

`Александр Хлопонин: Для меня Лебедь не генерал`. Александр Хлопонин рассказывает `Известиям` о своем видении будущего края, взаимоотношениях с Александром Лебедем и годовщине собственного пребывания в губернаторском кресле (`Известия`. В. Волков. 03.04.02.)

В четверг в Красноярске должна пройти `встреча трех` - губернаторов Таймыра, Красноярского края и Эвенкии. Они попытаются сесть за стол переговоров и сформировать единую социально-экономическую политику `матрешечного` региона. Таймыр и Эвенкия, с одной стороны, - самостоятельные субъекты, с другой - входят в состав Красноярского края. Цель переговоров - снять межбюджетные разногласия, прежде всего вокруг Норильского промышленного района, выработать единую социальную политику и попытаться выйти на договор об основах взаимоотношений Таймыра, Эвенкии и Красноярского края. В конце апреля они должны доложить об итогах Владимиру Путину. В конечном счете, стороны могут прийти к идее объединения трех субъектов в один.
Накануне встречи снова случился скандал: красноярский губернатор Александр Лебедь сначала дал указания своей администрации готовить предложения по объединению и лишь затем поставил об этом в известность соседей. Таймырский губернатор Александр Хлопонин напомнил, что `создание нового субъекта - процедура длительная, сложная и дорогостоящая`. Она потребует проведения выборов всех ветвей власти, структурных преобразований федеральных органов власти на территориях и, наконец, референдумов во всех трех субъектах.
О своем видении будущего края, взаимоотношениях с Александром Лебедем и годовщине собственного пребывания в губернаторском кресле Александр Хлопонин рассказывает корреспонденту `Известий` Валерию ВОЛКОВУ. Чтобы дать возможность высказаться обеим сторонам, `Известия` еще три недели назад обратились к губернатору Лебедю. Однако он через свою пресс-службу передал, что никаких заявлений делать не будет до приезда в Красноярск Владимира Путина. После того как президент из Красноярска уехал, а сам губернатор прибыл в Москву, он передал, что у него нет времени для интервью.
- Вы сейчас часто общаетесь с Лебедем?
- Редко. Больше переписываюсь.
- Бывший бизнесмен с бывшим генералом не уживаются?
- Для меня Лебедь не генерал. Я оцениваю в категориях - хороший губернатор или плохой. До последнего момента я относился к Лебедю как к сильному, волевому человеку, способному принимать решения и отвечать за них. Сейчас отношение начало меняться. Лебедь не смог выстроить определенные отношения и придерживаться их.
- Говорят, управление федерального казначейства, которое находится на Таймыре, перестало переводить полагающуюся долю налогов в Красноярск. `Норильский никель` чист - все заплатил, а до краевого бюджета деньги не доходят.
- Не пользуйтесь слухами. `Норильский никель` платит все налоги, которые положено, и туда, куда положено. Эта сфера регулируется Бюджетным и Налоговым кодексами, и за время моего губернаторства Таймыр не получил ни одной лишней копейки. Больше скажу: экологические платежи, например, вообще не поступают на территорию Таймыра - все уходит в бюджет Красноярского края.
Хотя вряд ли Норильск может навредить территории, расположенной от него в 2 тысячах километров. То же самое и с платежами в Дорожный фонд, которые целиком поступают в краевой бюджет.
Очевидно, дело в другом. Долгое время Красноярское законодательное собрание не могло ратифицировать межбюджетное соглашение между Таймыром и краем. Мы уже давно зарезервировали все суммы, оговоренные соглашением, и фактически уговаривали Лебедя забрать деньги. Теперь документ ратифицирован, и платежи пойдут в край.
- О каких суммах идет речь?
- Больше 200 миллионов рублей в месяц.
- На днях вы вели консультации с Минфином. О чем?
- В Минфине ведутся не консультации. Есть поручение президента разобраться с экономической ситуацией в крае. Дело в том, что экономика в Красноярском крае перестала работать. По всей России 10 тысяч предприятий-банкротов, из них 1,5 тысячи в Красноярском крае. Минфину поставлена задача разобраться и подсказать, как из ситуации выходить.
- Недавно и у вас, и в Красноярске был Владимир Путин. Поднимались и проблемы взаимоотношений двух субъектов.
- Мы обсуждали этот вопрос. В отношении проблем, связанных с Норильском, президент сказал: вам надо договориться. Нельзя требовать от президента расшифровки, это не его задача. Для этого существуют Министерство экономики, Министерство финансов.
Я сказал президенту, что Таймыр никогда не выступал с идеей отделения и что к напряжению привела непоследовательная система управления в Красноярском крае. Я обратил внимание президента на то, что до сих пор не принят бюджет Красноярского края, а значит, не определены перспективы функционирования Норильска. Президент, обращаясь к Лебедю, сказал: `В течение месяца надо снять все социальные напряженности в отношении Норильска`.
- Грубо говоря, вопрос стоит так: кому будет подчиняться и соответственно отчислять налоги Норильск с его `Никелем`?
- Да нет же! Вопрос не в том, кому подчиняться, а как уйти от того юридического бардака, который сегодня существует. На расстоянии 60 километров друг от друга - в Норильске и Дудинке - работают две милиции, две прокуратуры, две налоговые полиции, два суда. Территория становится неуправляемой, спросить не с кого. Скажем, украли что-то с предприятия или ввезли наркотики. Я вызываю руководителя службы, а он мне говорит: это не я, это он, и кивает на вторую милицию, вторую налоговую полицию и т.д. Но это еще полбеды. А когда люди в тундре замерзают и надо спасать?.. Две службы друг на друга переваливают - кто полетит.
- Каково отношение к этому `раздвоению` в Красноярске?
- Я им задаю вопрос: уважаемые господа, Таймырский автономный округ входит в состав Красноярского края? Они все торжественно говорят: да, входит. Тогда почему вы флажки только вокруг Норильска расставили? Расставьте вокруг Дудинки, вокруг Хатанги, Диксона, поселка Носок. Почему вы так привязались к Норильску? Или то, что дает деньги, то вам интересно, а что требует расходов, - нет?
- И что они говорят?
- Ссылаются на постановление Верховного Совета 1953 года. Я пытаюсь объяснить, что с тех пор Конституция два раза поменялась и в 53-м году не было автономных округов.
- Какой выход, с учетом того что по Конституции вы все равно сложноподчиненный субъект?
- В этом я не вижу никакой проблемы. Мое предложение Лебедю было таким: прежде чем принимать бюджет, давайте примем единые стандарты для всех территорий. Нельзя развиваться, когда одна территория занимается капстроительством и финансирует футбольные клубы. А другая что, должна лапу сосать? Давайте решим: если не повышаем заработную плату, то не повышаем ее нигде. Если говорим, что нет возможности сегодня у Красноярска вести капстроительство, то давайте то же самое делать на Таймыре.
- То есть вы согласны поступиться некоторым благосостоянием людей? Готовы ли вы к тому, что придется объяснять избирателям: Таймыр не может повысить зарплату, потому что два субъекта договорились, а вам при этом будут кивать на Норильск и говорить: у вас там доходы в миллионы долларов, а вы не можете зарплату увеличить?
- Неправильная логика. При таком подходе мои избиратели меня не поймут. Логика должна быть в другом: жизнь на севере отличается от жизни на юге экстремальными условиями, за что выплачивается определенная компенсация. Если потребительская корзина в Красноярском крае составляет 2,5 тысячи рублей, то у меня - 4200. Нужно обязательно корректировать с учетом этих условий. Но в основе, уверен, люди меня поймут. Более того, я так и делаю: не повышаю заработную плату сегодня. А Александр Иванович повышает. Правда, не платит.
- Направляла ли администрация Таймыра предложения политического характера по изменению статуса всех сложноподчиненных субъектов?
- Задачу нужно решать последовательно. Задача номер один - привести все законодательство на территории РФ к единому стандарту. Однако выясняется, что это очень сложно: одни субъекты - области, другие - округа, третьи - республики. У нас президентов больше, чем в любом другом государстве. На Госсовете к кому ни подойдешь - президент... Затем нужно определить, что такое сложноподчиненные субъекты и нужны ли они. Но прежде надо устранить все сложные вопросы, с которыми мы сталкиваемся в Норильске. Потому что ситуация неуправляема. Никто не может развиваться, непонятно, кто за что отвечает. Затем надо прийти к разграничению предметов ведения и полномочий, скажем, за что на территории отвечает губернатор, мэр и т.д. И только после этого можно ставить вопрос более масштабно: нужны ли нам 89 субъектов?
- То есть над вопросом изменения административных границ регионов вы уже работаете?
- Очень активно. Однако я считаю, что до президентских выборов эта тема поднята не будет. Мы просто не успеем до этого времени решить более насущные задачи.
- Может быть, вы просто хотите присоединить к себе Красноярский край? К тому же через год там губернаторские выборы?
- Для меня это не задача номер один. Когда мне говорят: давайте Таймыр объединим с Красноярском, я шучу: а почему не Красноярск с Таймыром?
- Как вы оцениваете шансы Лебедя на следующих выборах?
- На сегодняшний день как очень слабые. И связано это не с Хлопониным, `Норильским никелем` или `Русским алюминием`. Это связано прежде всего с отношением к нему населения. В крае очень напряженная социально-экономическая ситуация.
- В самом Красноярском крае множество крупных компаний. Они что, не работают или налоги платят в других регионах?
- Разбираться в экономике Красноярского края не моя функция. Я знаю лишь, что она должна базироваться на мощных предприятиях примерно 5 отраслей: цветной металлургии, энергетике, лесопереработке, транспорте и сельском хозяйстве. Однако даже в самом Красноярске недостает сельхозпродукции края. Надо искать точки роста и вкладывать в них. Как это делают, например, в Новосибирской области, развивая переработку. В Красноярске этим, очевидно, заниматься некому.
- Если проблема Норильска будет разрешена в пользу Таймыра, какими могут быть общие бюджетные потери Красноярска?
- Еще раз говорю. Это не вопрос денег, а вопрос управляемости. Но если предположить, что `отмороженный` губернатор Таймыра решил вообще уйти из Красноярского края и выстроить собственную губернию, максимальные потери составят около 1,5 млрд рублей в год. Доходы краевого бюджета - 26 млрд рублей. Эти полтора миллиарда спокойно можно собрать в виде налогов с предприятий, если заниматься экономикой, а не боевыми действиями. Хотя держать за нитку одного донора, наверное, проще.
- Есть ли у администрации Таймыра намерение обратиться в Конституционный суд?
- Если с администрацией Красноярского края нам не удастся найти взаимоприемлемых решений, мне больше ничего не останется, как обратиться в Конституционный суд, чтобы он раз и навсегда поставил точку в этом вопросе.
- Вы, когда стали губернатором, предполагали, что у вас будет такое количество `федеративных` проблем?
- Предполагал. Я с этими проблемами с 1996 года сталкивался.
- Как вы вообще относитесь к новой тенденции: уходить из бизнеса в политику?
- Я тут лицо вроде `заинтересованное`, но отвечу так: я бы аплодировал таким людям. Каждый успешный предприниматель, который идет в политику, обречен быть успешным и здесь. Потому что, если он уходит с территории, потерпев фиаско, он может ставить на себе крест.
- Даже как бизнесмен?
- Даже как бизнесмен. На него будет приклеен ярлык неудачника.
- Как ваша семья? Она в Москве?
- В Москве. Дочь учится, жена работает, чего их срывать?
- Год назад вы говорили, что Дудинку нужно отстраивать и отстраивать. Что-то уже сделали?
- Одна из наших острейших проблем - досуг. Развитие наркомании, детская преступность связаны с тем, что на Севере детям вообще делать нечего. Или пить, или тусоваться по подъездам. В этом году мы откроем досуговый комплекс: два кинотеатра, интернет-кафе, концертный зал, к новому году завершим банно-прачечный комплекс.
- ???
- На Севере принято в баню ходить. Это традиция.
- Ну а ваша как жизнь?
- Ничего. Собаку вот купил. Кавказца.
- Летать много приходится?
- Много. Я ведь летаю не только в Дудинку и Москву, сама территория Таймыра это как две Франции. А есть еще Новосибирск, Красноярск, в общем, города, где приходится решать вопросы.
Лебедь - партнер Хлопонина. Один любит воевать, другой - выводить из кризиса. Интервью с А.Г. Хлопониным (`Комок`. Ю.Чигишев. 09.04.02).

Переговоры таймырского губернатора Александра Хлопонина с красноярским губернатором Александром Лебедем закончились сенсационно. Лебедь пошел на все предложенные ему условия. Каким образом удалось убедить генерала, уже начавшего свою предвыборную кампанию, слезть с любимого коня и хотя бы на время прекратить войну, остается загадкой. Мы обратились за разъяснениями к главному действующему лицу встречи - губернатору Таймырского автономного округа Александру Хлопонину.

- Какие аргументы были предъявлены губернатору Красноярского края, из-за которых он подписал все, что ему было предложено?
- Только логика. Путин попросил договориться на 2002 год, а потом приступить к обсуждению стратегических проблем - укрупнения, объединения. А главное - успокоить ситуацию на сегодняшний день. Я постарался объяснить Лебедю, что ситуация находится на пике. Предложил записать в протокол - мы не можем решить задачи, у нас имеются непреодолимые противоречия и потому дальнейшие переговоры бессмысленны. Мы расходимся и каждый начинает отдельно их решать.
- О каких задачах шла речь?
- Задача номер один - это краевой бюджет в части Норильска. Я объяснил, почему меня это волнует. Сегодня социальное напряжение в Норильске достигло своего апогея. То, что происходит в крае, дестабилизирует работу на севере. Не могут люди чувствовать себя нормально, не зная, что с ними будет завтра. Они не понимают, что будет с зарплатами, что будет с Норильском, не будет ли все закрываться. И это очень сильно отражается на Таймыре - на экономике, на социальном самочувствии. Мы связаны с бюджетом Норильска, и если в этой части не стабилизировать ситуацию, дальше разговаривать не о чем.
Второй вопрос - бюджет Норильска не может быть принят, пока не принят бюджет Красноярского края. Если ситуация заходит в тупик, если вопросы решаются не позитивно, а через грубые действия - через прокуратуру, через Москву, это не улучшит ситуацию, это усугубляет конфликт.
Пункт третий - межбюджетное соглашение. Я устал от различных трактовок специалистов краевой администрации нашего межбюджетного соглашения. Оно должно трактоваться одинаково для всех. Если мы говорим, что плата за недра, которые находятся на территории Таймыра, распределяется в определенных долях между Красноярском и Таймыром - мы можем это зафиксировать и больше к теме не возвращаться. Если мы говорим об экологических платежах, плате за воду, в дорожный фонд - это тоже должно быть зафиксировано. Мы готовы просто принять идеологию, не говоря пока о конкретных суммах и сроках платежей. Сейчас важно утвердить принцип, по которому будут распределяться деньги между территориями. Хорошо, нет у края денег - мы готовы подвинуться по суммам. Но чтобы принцип был утвержден раз и навсегда. Я понимаю тяжелое экономическое положение края. Край может платить нам 100 миллионов вместо 500 расчетных. Мы выдержим такую потерю. И 100 нет? Хорошо, пусть будет 50 миллионов. Но когда край ничего не может сказать, и каждый это молчание трактует по-своему - не работает в целом все бюджетное соглашение. Для нас это принципиально.
Следующий вопрос - статус города Норильска. Александру Ивановичу был задан один вопрос - считает ли он Норильск территорией Красноярского края? Да. Давайте зафиксируем это. Ситуация-то странная. С одной стороны, мы не можем пойти в Конституционный суд, потому что кто-то витиевато рассуждает о том, что мы должны договариваться. Но о чем мы можем договариваться, если позиции Красноярского края по поводу статуса Норильска нет. Нас устроит любая позиция, лишь бы она была обозначена. Тогда дальше я смогу решать вопросы юридическим путем. А вместе мы сможем разбираться в текущей ситуации. Вы признаете, что ситуация с управлением в Норильском промрайоне очень запутанная, сложная, там создан плацдарм для криминала, незаконного ухода от налогов, торговли наркотиками? Да, все признают. Точно также признают, что ее нужно решать. Тогда давайте и это зафиксируем.
Собственно, это и есть главные темы. И последний вопрос - по поводу коалиционного правительства. С нашей точки зрения, такое правительство нужно в первую очередь администрации края. Нужен человек, который устраивал бы трех субъектов федерации, устраивал законодательную власть, все заинтересованные стороны. Это должен быть профессионал, который бы занимался реальными экономическими проблемами края. В этом заинтересованы абсолютно все, и этим срочно нужно заниматься. Не Хлопонин с Лебедем должны сегодня регулировать межбюджетные отношения. Мой заместитель не знает, с кем работать в Красноярском крае, они же меняются со скоростью звука, причем никто ни за что не отвечает. Если мы этого не достигнем, все остальные переговоры не имеют смысла.
- Вопрос объединения территорий не обсуждался?
- Во-первых, у нас и намерений таких не было. Цель встречи - попытаться решить ближайшие проблемы, тактические. Что же касается стратегии... Нет ничего проще, чем бросить лозунг `объединяться`. Но кто-то реально считал, сколько это будет стоить сил, средств и времени? Это четыре-пять лет работы. При том, что еще и неясно - объединяться или разъединяться. Союз трех нищих это хорошо или плохо? Мне никто на этот вопрос не ответил. На сегодня все три субъекта дотационные. Что, больше денег появится? Сомневаюсь.
Второе - за каждым таким решением стоят живые люди. И надо серьезно аргументировать, убедить жителей края и округов, что этот процесс необходим Эвенкии, которая всю жизнь боролась за автономию. Помимо лозунгов нужны расчеты, которые бы показывали преимущества объединения. Это работа не одного месяца, и не одного года. Инициатива субъектов, решение президента, референдумы во всех субъектах, затем одобрение в Думе, в Совете Федерации и только после этого только Указ президента. А у нас как-то слишком легко все получается, как у американцев с поимкой Бен Ладена. Не получилось ничего - надо напасть на Ирак. Чтобы народ отвлечь. Все население в шоке от того, что происходит в крае, от этого бардака, от разрушенной экономики - а мы им лозунги бросаем. Ну, давайте будем бегать по краю, рассказывать, какие мы красивые, как занимаемся объединением, и отстаньте со своими зарплатами и бюджетами. Может все-таки вначале решить тактические задачи?
- Все-таки, какие аргументы сыграли решающую роль: те, что касались реальных проблем края, или вероятность того, что Путин узнает, как Лебедь не хочет вести переговоры?


- Думаю, что второе обстоятельство.
- Вам не кажется, что как раз сейчас может начаться `война Лебедя с олигархами`? Неплохой способ отвлечь народ от мыслей о еде и, опять же, начало кампании отличное.
-Вряд ли. Он ведь уже вел с войны с олигархами. Так что тема закрыта.
-Но он и за Хлопонина агитировал на выборах...
- Да не агитировал он за меня. Это очень преувеличено. Надо же разбираться в таких вещах. На Таймыре все имели в виду, за что он агитировал. Это называется занять удобную позицию в ситуации, на которую не влияешь. Дело в том, что он не мог меня не поддерживать. Иначе бы все те отношения, которые он выстраивал со мной, как с генеральным директором, разрушилась. И в тот момент единственным, кто его поддерживал политически и финансово, это был `Норильский никель`.
- Не кажется ли Вам, что в тот момент Александр Иванович вел свою игру? Если вспомнить историю - он последовательно прислонялся к Березовскому, Быкову... И так же последовательно их сдавал. Теперь Ваша очередь... Летом он был другом - зимой не совсем.
- Да сейчас уже и не имеет особого значения - к кому он прислоняется и какие спектакли разыгрывает. Ситуация доведена до кризиса. Вот как можно работать, не находя общего языка Законодательным собранием края? Такое впечатление, что последние три месяца все противники Лебедя могли просто сидеть и аплодировать. А он в это время каждым шагом выкапывал себе могилу. Он отказался консолидировать своих сторонников на выборах в Законодательное собрание. После этого объявил войну Законодательному собранию. Зачем? Они бы никогда не пришли к тому единству, которое есть сейчас. Он объявил войну Норильску. Ведь никто не собирался даже обсуждать вопрос о выходе Норильска из состава края. Но ситуацию довели до абсурда, и люди сами пришли - хотим на Таймыр.
-Тема выхода Норильска не в первый раз поднимается. Но каждый раз все заканчивалось тем, что край шел на уступки по деньгам. Сейчас все выглядит гораздо серьезнее...
- Мы вообще серьезные ребята... В 1995 году приехал Борис Николаевич и велел всем сидеть и не двигаться. Сейчас ситуация немного другая. Мне нельзя просто сказать `сиди и не двигайся`, аргументы нужны. Когда президент говорит `нужно договариваться` я понимаю этот тезис, и понимаю, для чего это нужно. Если бы президент сказал `быстро объединяться с Красноярским краем`, я задал бы ему много вопросов, и уж во всяком случае не побежал бы объединяться.
-А сейчас вы разве не бегаете по поводу объединения? На сегодня понятна только позиция Лебедя. Для него это очередной повод провести пиар-акцию. Но почему Вы участвуете в его спектаклях, и почему до сих пор никто не сказал: Путин не давал никаких поручений, тем более Лебедю?
- Почему же, я об этом уже заявлял. И сейчас готов повторить: никаких поручений по поводу того, что всем нужно объединяться я, например, не получал. Президент и не может сформулировать такую задачу, он же не самоубийца. Чтобы так ставить задачу, нужно иметь как минимум экономическое обоснование - что это даст федерации, что это даст экономике регионов. Президент говорил совершенно о другом. `Я не хочу иметь еще один дотационный регион`. А что, от объединения трех дотационных получается один богатый? Мне так кажется, что это был намек. Что нужно реальной экономикой заниматься. Край-то очень богатый, с огромными возможностями. Нужно было сильно стараться, чтобы довести его до такого состояния.
-Позиция Эвенки на сегодня не вполне понятна. На переговорах с Лебедем Вы представляете и их интересы?
- Мы разговариваем с Золотаревым на одном языке. Но это не значит, что я могу выражать его позиции или он мои. По поводу объединения Эвенкия исходит из двух простых вещей. Пункт номер один: никто таких поручений не давал. Пункт номер два: вы объясните, в чем преимущества Эвенкии от этого объединения, а потом сяду и буду думать на этот счет. Он же не сумасшедший - проводить перепись имущества и готовить его к сдаче. И самое главное условие Золотарева: прежде чем идти на это, нужно спросить людей - готовы они к такому маневру или нет. Ведь если сейчас провести референдум по поводу объединения, как думаете, какой будет результат в Эвенкии? Сто процентов будут против. Это означает, что тема объединения будет раз и навсегда закрыта. Провоцируя сейчас тему объединения, очень легко добиться обратного результата. Трудно придумать более неподходящего момента, чтобы поднимать подобные темы.
-Момент как раз подходящий - выборы приближаются. С чем идти-то? Успехами хвастаться?
-Да и в этом отношении неподходящая тема и неподходящее время. Хорошо, если мы и на самом деле проведем референдум: как народ относится к идее объединения? Людям ведь нужно аргументы, а где они? У меня такое впечатление, что Александр Иванович запутался в тактике и стратегии. Он должен стоять над схваткой, быть арбитром. Вместо этого он объявил всем войну и открыл все фронты. Такой образ почему-то рисуется: попал человеку в руки пулемет, он тут же и начал палить во все стороны, по полю бегать, `ура` кричать. Воюет. Куда стреляет, с кем воюет - никто не понимает. Все отошли в сторону и ждут, когда он устанет и можно будет нормально поговорить.
-Судя по всему, человек с поля прибежал, раз бюджет подписан?
-Прибежал. И вроде бы пулемет свой отложил. Но нет ведь никакой уверенности, что завтра он его не возьмет и в поле не побежит.
-По поводу Вашего участия в выборах губернатора края все уже решили - пойдет. А Вам-то об этом известно? Просто логики маловато: кому сейчас может понадобиться нищий, разоренный край с обманутым и озлобленным населением?
-Логика может быть и другой. Если говорить обо мне, как о человеке, как раз эти основания меня не пугают. Чем больше проблем, тем интереснее работать. Нагляднее получается - что было и что стало. Когда мы пришли, Норильск ведь по сути лежал. Сейчас я могу показать, что мы сделали и почему. Идти в кризисный регион интересно. Мне больше нравится заниматься экономикой, чем политикой и философией. С этой точки зрения край интересен.
С другой стороны, чем больше слухов вокруг этого ходит, тем больше стимулов у красноярских управленцев сделать что-то реальное, а не заниматься пустой болтовней. Во всяком случае, противостояние Хлопонину лежит в плоскости конструктивной, и это тоже хорошо для Красноярского края. Это не война, а нормальная конкуренция.
Что же касается моего решения, на сегодняшний день для меня слишком много противоречий. Во-первых, не люблю бросать дело на полпути. Ничего толком не доделав в Таймырском округе, а у меня много интересных идей и их нужно реализовывать.
Очень существенный для меня аргумент - не хотел бы еще год своей жизни провести в пустых дискуссиях и политических баталиях за кресло губернатора. Морально это очень тяжело, отвлекает от реальных дел. Деградируешь очень сильно во время этого процесса. Поэтому сейчас сижу и думаю - хорошо ли это будет с точки зрения сохранения нервов.
И третье - с точки зрения карьерного роста. Я должен отдавать отчет, что еще минимум пять лет предстоит провести на территории. Такая перспектива меня не радует. Не потому, что край плохой. Работы слишком много. Вот сейчас я все это взвешиваю, все `за` и `против`.
-О чем тут думать? Александр Иванович уже все для Вас сделал. Кризисный управляющий? Пожалуйста, очень качественный кризис вам...
-На самом деле кризиса-то нет. Могу привести пример с Норильском. Он тоже был на грани. Когда мы входили туда, не было особых цифр, расчетов - только логика. И это звучало так. Есть законы управления. Они требуют учета нескольких параметров. Рабочей силы не хватает? Рабочей силы в избытке. Продукция трудно реализуется? Продукция уходит с колес, она вся экспортно-ориентированная. Так в чем кризис-то? Ответ - неэффективное управление. Мне кажется, вполне можно провести аналогии.
19 апреля завершилось on-line интервью с губернатором Таймыра Александром Хлопониным в Интернет-издании Газета Ру . Полный текст интервью - в специальном приложении к обзору СМИ.

Приложение к обзору СМИ. Интервью А.Г. Хлопонина `Газете Ру`.


Александр, вопросы могут показаться идиотским, но тем не менее... Согласны ли Вы с тем, что подавляющее большинство крупных предпринимателей - люди несчастные и наедине тоже плачут? Что, на Ваш взгляд, движет бизнес-людьми в стремлении сделать карьеру и `заработать миллиард`? Изменились ли мотивы Вашей карьеры, теперь политической, по сравнению с временами `первых бабок`?. P.S. Ваше мнение особенно интересно, поскольку Вы, похоже, в ладу с собой... в отличие от большинства людей власти, у которых заниженная самооценка и комплекс неполноценности налицо.// Владимир (Новосибирск)

Он такой очень философский вопрос. Я не согласен, что большинство предпринимателей - люди несчастные. Что такое счастье? Главное - находиться в комфорте с самим собой, а для меня это значит быть востребованным, что означает иметь работу, иметь семью, быть обеспеченным и т.д. Я считаю, что у меня достаточно гармонии, я нахожусь в комфорте с самим собой и лично я - не плачу. А мотивы мои не очень изменились, может быть, потому, что я воспитывался в то время, когда получить грамоту было более почетным, чем 100 рублей. Но ничто человеческое мне не чуждо. Результат у меня всегда доминирует на финансовой составляющей, хотя ничто человеческое мне не чуждо.

В случае объединения Таймыра, Красноярского края, Эвенкии и в случае Вашей победы на предстоящих выборах в крае, существует ли у вас программа развития объединенных территорий? Ваши будущие избиратели с удовольствием познакомятся с такой программой, если, скажем, она будет выложена на сайте в интернете. Думаю, что `Газета.Ru` могла бы выделить для этого отдельную рубрику, к примеру - `Руководитель нового типа`.// Мамулов Степан (младший) (Москва (18 лет прожил в г.Норильске))

В одном этом вопросе уже сразу заложено большое количество противоречий и провокаций. По порядку - процесс объединения достаточно сложный и длительный, и основа этого объединения лежит в экономике - нужно найти реальные мотивации для людей и что люди могут выиграть от этого. Пока же реальной программы не представлено. Поэтому без такого рода мотиваций я считаю, что и выходить на уровень постановки такого вопроса перед населением преждевременно. Надо самим понять, что это эффективно экономически, надо реально представить затем людям программу - чтобы они видели перспективу, и после этого можно предложить людям за это голосовать. Это далекая перспектива, но в ней есть позитив, и в этом направлении надо работать.


Переговоры с руководством Красноярского края, которые завершились несколько недель назад,- подводя итоги, вы можете сформулировать договоренности и соглашения?// Газета.Ru

Тогда суть происходящего - выдвинут некий лозунг под названием `Давайте все объединяться`. Моя позиция заключается в том, что прежде чем мы приступим к этой проблеме с укрупнением, давайте решим текущие проблемы, что позволит нам сесть за стол переговоров. То есть я выделил 4 задачи. Во-первых, нужно принять бюджет Красноярского края и в его рамках принять бюджет города Норильска. Второй вопрос - связанный с междбюджетным соглашением между Таймыром и Красноярском, которое, несмотря на то, что ратифицировано, каждая из сторон трактует по-своему. Третье - необходимо поставить точку в вопросе по статусу города Норильска. И четвертый пункт - для того, чтобы можно было заниматься экономикой и планировать на более длительную перспективу, хотя бы на год, то в этой ситуации нужна не кадровая чехарда, которая происходит в Красноярск крае, когда кабинет меняется постоянно, нужна некая стабильность. Поэтому было предложено сформировать правительство Красноярского края на коалиционной основе.
Без решения этих четырех вопросов дальше садиться разговаривать о стратегических проблемах, об объединении, укрепнении - преждевременно. С моей точки зрения, я нашел понимание как у законодательной, так и у исполнительной власти Красноярского края. Теперь ждем, чтобы тот протокол, который был подписан, был реализован.

Будет ли Александр Хлопонин баллотироваться в губернаторы Красноярского края?// Пилимонкин Николай (г.Красноярск)

Сказать могу однозначно - пока на эту тему не думал.

Насколько применимы методы корпоративного менеджмента в государственном управлении?// Афонин (Новосибирск)

Ответ лежит в следующем - опыт в сфере управления приобретен мной в рамках работы в крупной корпорации. Безусловно, он очень пригодился, и вообще я считаю, что это очень хорошая школа с точки зрения построения системы управления и знания модели построения экономики. Как бы мы ни пытались говорить о том, что работа губернатора имеет скорее социальную окраску, нежели экономическую основу, я считаю, что Россия на сегодняшний день старается войти в рыночную экономику. Но мы видим руководителей, которые слабо ориентируются в рыночной экономике.
Отличие бизнеса от государственного управления... Главная сложность в том, что, находясь на посту генерального директора и управляя корпорацией, несмотря на корпоративную модель управления, механизм принятия решения жестче и четче, чем на посту губернатора. Потому что здесь в рамках демократической модели построения общества я не могу взять на себя ответственность по некоторым вопросам, и механизм согласования достаточно сложный. Наверное, это правильно - потому что вопросы касаются жизни людей. Этот механизм принятия решений более сложный и требует больших затрат и неэффективных усилий на согласование. Это основное отличие.

Вы не пожалели, что сменили работу?// Газета.Ru

Нет.

Александр Геннадиевич, я работаю одним из менеджеров в Норникеле и, как и многие мои коллеги, заметил, что Ваш уход из ГМК приводит в итоге к очень нервозной обстановке, связанной либо с неумной политикой Прохорова с Хагажеевым, либо иными причинами, но это факт: рождаются один за другим приказы, вызывающие недоумение своей недальновидностью, непродуманностью и поспешностью не только у рядовых работников, но и многих руководителей. Не планируете ли Вы вернуться в Норникель? Отслеживаете ли Вы нынешнее состояние дел в так называемом Заполярном филиале ОАО `ГМК `Норильский Никель`?// Александр (Норильск)

Начну с конца - безусловно, я отслеживаю нынешнее состояние дел в Норникеле, внимательно слежу за стратегическими решениями, которые принимаются на уровне высшего руководства, практически с большинством решений согласен и поддерживаю. Что же касается приказов, которые вызывают недоумение и считаются недальновидными, то я думаю, что основная проблема, которая сегодня существует,- это то, что очень мало на сегодняшний день проводится компанией общения с коллективом и с людьми при принятии решений. Зачастую и специалисты, и коллектив додумывают смысл приказов и не имеют возможности общаться с руководством.
Именно в этом есть проблема, и я считаю, что сама постановка вопроса абсолютно правильная - я считаю и продолжаю считать, что прежде чем принять решение, особенно затрагивающее не только экономическую перспективу компании, но и социальную,- необходимо обсудить вопрос в коллективах и объяснить цель приказа. Если же приказы штампуются один за другим и не объясняются, то это вызывает недоумение в перспективе развития компании. Здесь есть над чем подумать и Прохорову, и Хагажееву. Но, насколько я знаю стратегию развития компании, потому что это основа развития всего региона,- я вижу, что компания развивается в правильном направлении.

Ваше отношение к делам Быкова и Лимонова? // Сергей (Красноярск)

Никакого отношения. Собственно, я и сам никакого отношения к этим делам не имею. Я не могу комментировать те вопросы, в которых хорошо не разбираюсь. Для этого есть соответствующие структуры.

Господин губернатор! Как Вы считаете, финансовая напряженность, сложившаяся между `Норильским никелем` и администрацией Красноярского края (аналогичная между предприятиями Кольской ГМК и мурманскими властями) - это проявление стремления местных властей решить свои проблемы за счет бизнеса, или объективное противоборство государственных и частных интересов? Спасибо.// Дмитрий (Мурманск)

Считаю, что и ни то, и ни другое. Суть этой проблемы лежит в том, что до настоящего момента в крае отсутствует стратегическое планирование. А это означает, что надо уметь предвидеть сложную экономическую перспективу, быть к ней готовым и строить свою экономику, исходя из реалий. Закладывать цифры, исходя из пессимистического бюджета, чтобы реальный был лучше.
Здесь мы столкнулись с тем, что в прошлые годы формирование бюджета Красноярского края находилось в достаточно комфортных условиях, когда конъюнктура цен на цветные металлы была хорошей, когда не было резкого роста расходов на заработную плату, не было изменений Налогового кодекса - все сидели расслабленно и распределяли профицитный бюджет. Но случилось так, что навалилось сразу несколько проблем, и краевая администрация оказалась неподготовленной к этим изменениям. И они, вместо того, чтобы сбалансировать свой бюджет, стали искать виновных в том, почему это произошло. А поиск виновных никогда ни к чему не приводит. Это основная проблема - отсутствие методов стратегического планирования - то, чего нет в крае на сегодняшний день.

Каковы перспективы развития г.Норильска в составе Таймыра. Ходят слухи о тотальном переселении на материк.// Богачев Владислав (г. Норильск)

Даже не хочу это обсуждать, потому что считаю, что это... даже не могу найти подходящего слова. Короче, ни о каком переселении речи не идет, а вопрос может возникать у тех, кто реально не понимает, чем они могут заниматься на территории Таймыра. Ни о каком переселении речи быть не может. Ни в отношении экономически активного населения, ни в отношении категории людей, которые социально не защищены,- ни о каком переселении речи быть не может. Никакого насильственного переселения и отселения людей. Думаю, это очередные домыслы - я не знаю, откуда идет такая информация.


Как Вы относитесь к ограничению въезда на территорию Норильска?// Газета.Ru

Я вас расстрою, сказав, что я могу к этому как угодно относиться, но уже есть постановление правительства, которое ограничивает въезд иностранных граждан. Это уже свершившийся факт. Иностранные граждане, которые хотят посетить Норильский промрайон и Таймырский автономный округ, должны получить соответствующее разрешение в федеральных стурктурах. Если люди едут по делу, если они имеют реальные задачи на этой территории - бизнес, приглашение от родственников - они никаких проблем с приездом не имеют. Иностранцы должны аргументировать причины пребывания на этой территории в соответствующих органах.

Александр Геннадиевич! Что Вы считаете самым главным своим достижением за год губернаторства и что - главным поражением?// Ермолаев Илья (Москва АНО `Русская наука - XXI век`)

Я не могу сказать, что является главным достижением или поражением, потому что один год - это слишком мало, чтобы подводить итоги, и промежуточные наши итоги нельзя назвать великими достижениями либо глубокими поражениями.

Общались ли вы с местными шаманами? // Сергей (Москва)

Нет, к сожалению, на Таймыре не осталось местных шаманов, поэтому я не успел пообщаться.

В каких войсках и где Вы служили, как относитесь к службе в армии?// Борисович (Бостон)

Я служил два года в пехоте, в мотострелковых войсках, был механиком-водителем боевой машины пехоты. К службе в ВС отношусь положительно, но считаю правильным направление к профессиональной армии и альтернативной службе. Другое дело, что пока не понимаю реальных критериев для альтернативной службы, и кто будет принимать решение в этом плане. А в самой службе, несмотря на то, что там очень много проблем - несмотря на все, что о ней сейчас говорят, считаю, что для молодого человека служба в армии не идет во вред.


Назовите наиболее близкого Вам по духу и известного широкой общественности макроэкономиста и, отдельно, идеального с вашей точки зрения государственного деятеля?// Игорь (Москва)

Дело в том, что мне бы в меньшей степени хотелось рассуждать о макроэкономических теориях, несмотря на то, что я закончил Финансовую академию, экономический факультет, тема диплома - денежно-кредитные реформы в капиталистических государствах. Я считаю, что Россия является уникальным государством, мы находимся сейчас на переходном этапе и прямой перенос на экономику России каких-либо моделей, существующие на Западе, - это неправильно. Я прекрасно понимаю мотивы, которые двигали и Гайдара, и Чубайса, и считаю их достаточно профессиональными людьми, однако повторю, что попытка перекладывания западных моделей на Россию зачастую неправильна и приводит к тем последствиям, с которыми мы сегодня столкнулись.



Если процесс объединения будет запущен, не может ли это послужить моделью для других регионов России, где это вызовет больше споров и напряжения. Как прецедент подобное мнение будет служить интересам целостности России или будет каким-то образом создавать напряженность в других частях России - если захотят объединиться Ингушетия и Чечня ?// Газета.Ru


Я, может быть, не скажу новую мысль - в США абсолютно все равно, кто придет к власти - либералы, демократы, потому что там работает Конституция, и все правила стандартны для всей территории. У нас в Конституции столько размытых формулировок, что когда мы задаем вопрос - не создаст ли прецедент - не знаю. Главное, над чем надо работать, и над чем сейчас действительно ведется работа - это попытка создания реальных механизмов, законов, которые были бы унифицированы и действовали на всей территории РФ.
Никто не может назвать принципы объединения. Я для себя окончательно не нашел ответа на этот вопрос. В основе этого процесса должны лежать аргументы, и приоритет решения вопроса остается за людьми, которые живут на этой территории. И если человеку невозможно доказать, что ему будет лучше при объединении, никогда этого не получится. Давайте научимся предлагать.
Вопрос стратегически правильный, на уровне подсознания. Как это было, когда мы приходили в Норильск: почему предприятие находилось в плачевном состоянии? Запасов сырья на 50 лет вперед, продукция уходит с колес, рабочей силы достаточно - кризис был в неэффективном управлении. Здесь то же самое - интуитивно я понимаю, что это приведет к позитиву, к налаживанию экономической интеграции, позволит безумный аппарат федеральных чиновников структурировать, поставить реальные задачи. На уровне подсознания я понимаю, что задача стратегически правильная, но на уровне экономических просчетов - это очень сырой вопрос, над этим много еще нужно работать.

С Прохоровым и Потаниным Вас связывают личные отношения - для Вас, как руководителя Таймыра, Прохоров не создает конфликта интересов. // Газета.Ru

Ни в коей мере никаких проблем не создает. Партнерство как раз подразумевает дорогу с двусторонним движением - если я занимаю определенную позицию, то позиция моих партнеров должна учитывать мои интересы, и наоборот - я должен учитывать интересы партнеров.
На сегодняшний день я не столкнулся ни с одной проблемой, я не принял ни одного решения, которое бы противоречило интересам региона и государства в целом. И то же самое с другой стороны.
Что касается личных отношений - мы никогда не переносим наши личные отношения на уровень нашей работы, деятельности. Этот принцип у нас существует уже более 15 лет. Мы можем на работе разойтись во мнениях, но что касается личных взаимоотношений - они действительно личные и никак не связаны с работой.


Что для Вас было тяжелее: руководить `Норникелем` или общаться с генералом Лебедем?// Юля (Москвы)

Руководить `Норникелем`. Потому что Александр Иванович понимает, кто я, а я понимаю, кто он, поэтому мне несложно с ним общаться. Я понимаю, какие проблемы его волнуют и с какой стороны к этому надо подходить.
Правда, я с ним в меньшей степени общаюсь как с генералом - я его в погонах, кроме как на фотографии, ни разу и не видел.




Вы хотите стать президентом?// Андрей (Питер)

Я уже говорил о такой проблеме стратегического планирования - но не настолько. Я еще не дорос до такого планирования.

Какие перспективы развития у посёлка Диксон?// Светлана Зайцева (Атланта)

Сложный вопрос. Действительно, ответ на этот вопрос нельзя сформулировать одним словом. Сперва надо ответить на несколько вопросов: какова вообще стратегия развития Сибири и Дальнего Востока, какова стратегия развития наших северов, и вообще стратегия России на ближайшую перспективу и на долгосрочную? Здесь лежит и ответ на
вопрос такого маленького северного поселка Диксон.
Поэтому я вынужден тратить много времени для решения этих стратегических вопросов. Что такое сегодня для России Северный морской путь? Какова стратегия развития безопасности нашей страны с точки зрения защиты северных границ? Получив ответы на эти вопросы, можно получить ответ на Ваш вопрос. Сегодня никакого интереса государства к этим направлениям я не наблюдаю. И возникает вопрос - что там делать людям?
Это очень серьезный разговор непосредственно с жителями Диксона. Я не ставлю вопрос о насильственном переселении этих людей, но тем не менее мы будем с ними думать о том, как дальше будем жить и что будем делать, какова реальная судьба Диксонского порта, что будет с гидробазой, которая там расположена, и так далее - это вопрос, требующий обсуждения и решения. Но я считаю, что ответы мы найдем через 3-4 года. А пока мы можем позволить себе, чтобы люди жили в поселке, работали, занимали свои рабочие места.
Вопрос лишь в плоскости оптимизации расходов, которые там существуют: есть ли смысл иметь две школы, есть ли экономическая необходимость переселения людей с островной части поселка на материковую - на сегодняшний день я занимаюсь этими вопросами, абсолютно не пытаясь загружаться вопросами отселения. Нужно понять реальную стратегию государства в отношении севера - тогда можно строить долгосрочные перспективы.

Губернатор - работа экономическая и политическая. В какой мере Вы политик?// Газета.Ru

Хороший вопрос. К сожалению, на сегодняшний день, особенно в сложившейся ситуации по взаимоотношениям с Красноярским краем, я больше времени трачу на политические вопросы, нежели на экономические вопросы - это меня немного раздражает, хотя понимаю, что без этого нельзя. На сегодняшний день процентов на 60 занимаюсь политикой и на 40 - экономикой. Я бы с большим удовольствием изменил это соотношение, потому что пользы было бы больше. Но, не решив стратегических политических вопросов, мы не можем переходить к экономическим.

Зачем Вам Эвенкия?// (Эвенкия)

Мне лично - ни за чем. Но можно сформулировать этот вопрос и так: нужен ли Эвенкии Таймыр и Красноярский край и зачем? Правда, я говорил, что ответа на этот вопрос пока что нет ни у кого. Есть некое интуитивное ощущение, что стратегия укрупнения этих субъектов несет позитивную основу. Но реальных аргументов, которые можно предложить для объединения, у меня нет, я ничего реального пока предложить людям не могу. Над этим предстоит очень много поработать.
`От Таймыра до Томска`. А. Хлопонин - Губернатор Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа о роли государства в развитии Севера. `Наша власть: дела и лица`. No 4. 2002г).

Значение северных территорий для России трудно переоценить. Геополитическая и военно-стратегическая роль Севера, богатейшие запасы минерально-сырьевых, биологических и других природных ресурсов, воды, огромные незаселенные пространства, составляющие территориальный резерв страны, определяют место Севера в современной системе государственных интересов России.
Северяне, которые в советские времена пользовались широкими привилегиями за работу в экстремальных условиях Заполярья, оказались забытыми и заброшенными...
О какой перспективе развития Севера мы говорим, если у нас пока даже нет единого понимания - что же такое Север, какая разница между Сибирью, Севером и Арктикой, нет четко очерченных границ Севера? Сегодня к северным территориям относится почти две трети России: и Абакан, где летом вызревают арбузы, и стоящий на вечной мерзлоте Диксон. Естественно, эти территории очень отличаются друг от друга. Однако утвержденная Правительством РФ `Концепция государственной поддержки экономического и социального развития районов Севера` не учитывает неоднородность климатических условий северных регионов и различия в их социально-экономическом развитии. Слабо проработаны вопросы Арктики в среднесрочных и долгосрочных программах развития России. Не разработаны механизмы реализации Федерального закона `Об основах государственного регулирования социально-экономического развития Севера РФ` и других федеральных законодательных актов по Арктике.
Немало проблем и в сфере экономики. К примеру, острейшим вопросом является работоспособность атомного ледокольного флота. С развалом СССР единая сбалансированная транспортная система была дезорганизована. Оставшиеся у России суда ледового класса выработали свой ресурс или устарели, а на постройку новых у пароходств не хватает средств. В результате уже через 15 лет Россия может остаться без ледокольного флота, а Север - без основного способа транспортировки грузов.
Нельзя обойти вниманием и специфические трудности в социальной сфере, о которых всем хорошо известно. Все эти проблемы - общие для российской Арктики. Но помимо общих, есть также и трудности присущие отдельным регионам.
Таймырский автономный округ - единственный субъект Российской Федерации, полностью находящийся за Полярным кругом. Зима здесь длится 9 месяцев в году, причем морозы бывают ниже 50 градусов при резком ветре. Природные условия можно охарактеризовать как `абсолютно дискомфортные`, о чем свидетельствуют многочисленные исследования ученых и медиков. Экстремальные климатические условия Крайнего Севера накладывают особый отпечаток на все сферы жизнедеятельности - от ассортимента в магазинах до миграционной политики.
Таймыр - второй регион в России по площади, он занимает почти 900 тыс. квадратных километров. Освоение этой территории требует огромных затрат. Но откуда их взять? И нужно ли это именно сейчас, когда перед Севером стоят более неотложные задачи? Поселки округа разбросаны на огромных расстояниях друг от друга: от Дудинки до Хатанги, районного центра, как от Москвы до Санкт-Петербурга, почти 700 километров заснеженной тундры. Проложить асфальтированную трассу на вечной мерзлоте чрезвычайно дорого, зимой ее будет заметать пургой, а летом она просто `поплывет`. Поэтому одна из важнейших задач - наладить устойчивую работу малой авиации. Мы уже делаем шаги в этом направлении и надеемся, что по окончании преобразований в области воздушного транспорта эта сфера перестанет быть убыточной.
Округ - фактически изолированная от `материка` территория, лишь несколько точек соединяют нас с внешним миром: морские порты и аэропорты в Дудинке, Хатанге, на Диксоне. Основная масса грузов, в том числе и в рамках северного завоза, идет водным путем, а пассажиры в основном могут пользоваться только самолетами: перевозить их по реке можно лишь с июня до середины сентября. Однако аэропорт `Алыкель`, входящий в число крупнейших аэропортов России по пассажиро- и грузообороту, находится в критическом состоянии, и если не предпринять срочных мер по ремонту взлетно-посадочной полосы, то через 2-3 года мы будем практически отрезаны от мира. Полоса является федеральной собственностью, однако федеральным бюджетом на ее ремонт предусматриваются такие мизерные средства, которых недостаточно даже для поддержания взлетно-посадочной полосы в текущем состоянии,
Не менее сложный вопрос и с расчетом потребительской корзины для жителей северных территорий. Сегодня средний доход на Таймыре - около 13 тысяч рублей, и многим кажется, что это очень много. Но если посчитать, сколько тратят люди на питание (естественно, продукты у нас вдвое - втрое дороже, особенно свежие овощи и фрукты, поскольку их завозят самолетами), на теплую одежду, в которой комфортно даже в наши морозы, на транспортные расходы (авиабилет `Норильск - Красноярск - Норильск` стоит больше 7 тысяч рублей, а слетать в Москву и обратно обойдется почти в 12 тысяч), то доходы не выглядят такими уж заоблачными.
Прибавим сюда возрастающие расходы на жилищно-коммунальные услуги (а у нас они исчисляются тысячами рублей в месяц), и получается, что у обычного человека со средним доходом не остается средств, чтобы накопить на покупку жилья в более благоприятных климатических условиях. А ведь общеизвестно, что содержание одного пенсионера на Крайнем Севере обходится государству как минимум в четыре раза дороже, чем на `материке`. Поэтому по возможности мы стимулируем пенсионеров выезжать в районы с более мягким климатом, выделяем материальную помощь, организуем программы переселения. Однако из-за несовершенства миграционной политики мы сталкиваемся с обратным процессом: неработающие пенсионеры едут на Север, потому что здесь пенсия выше, чем в средней полосе России, и выплачивают ее без задержек.
К сожалению, проблем сегодня на Севере множество. Они тесно связаны между собой, и существует несколько путей их решения. Какой из них выбрать? Это зависит от общей стратегии государства в отношении Севера. Как уже говорилось, к нему относится больше половины страны. Поэтому фактически северная политика - это внутренняя политика всего государства.
Пока у России нет целостного, комплексного подхода к развитию северных территорий, принимаемые решения носят точечный характер. Однако интерес государства к формированию северной политики чувствуется, о чем свидетельствует ряд программных документов, уже принятых на федеральном уровне, а также обсуждаемых в рабочих группах Госсовета и Госдумы.
Очевидно, что прежняя тотальная опека Севера со стороны государства больше неприемлема. Мы не можем себе позволить распылять средства, фактически закапывать их в вечную мерзлоту. В планах по освоению и развитию Севера государство должно опираться на точки естественного роста, на рентабельные, прибыльные, развивающиеся предприятия. И здесь главная задача - просто не мешать им, дать возможность двигаться вперед. Тогда они станут опорой государственного влияния на огромной территории Севера России.


`Александр Хлопонин: `Слишком высока цена ошибки``. Интервью Губернатора Таймыра. (АиФ на Енисее`. А. Чернявский. 24.04.02).

Губернатор Таймырского автономного округа Александр Хлопонин с каждым месяцем играет все более серьезную роль не только в региональной, но и федеральной политике. Не случайно, согласно последнему рейтингу влиятельности `Независимой газеты`, он занимает высокое четвертое место среди руководителей всех субъектов РФ. Александр Геннадьевич является одной из ключевых фигур в бурно обсуждаемом сегодня процессе объединения Красноярского края и автономных округов в единый субъект РФ. Сегодня губернатор Таймыра отвечает на вопросы `АиФ на Енисее`.

Без спешки

- В каком направлении будет двигаться переговорный процесс по объединению округов и края? Как вы относитесь к идее крайкома КПРФ присоединить к этому процессу еще и Хакасию?
- Я сторонник очень осторожного и пошагового движения в вопросе объединения. Я уже неоднократно говорил и повторю: объединение - процесс сложный, длительный и дорогостоящий. Пока нет прецедента создания нового субъекта Российской Федерации, хотя есть пример двух регионов, где объединения хотят все - я имею в виду Иркутскую область и Усть-Ордынский Бурятский автономный округ. Если не получится у них, то что можно говорить о Красноярском крае, Таймыре и Эвенкии?! А коммунисты еще и Хакасию сюда прибавляют.
- Вы не разделяете мнения, что большое число субъектов Федерации -89! - слишком усложняет процесс управления?
- Теоретически я согласен. И процесс объединения неизбежен. Но такие вопросы не решаются за месяц! Этот процесс при самом благоприятном раскладе растягивается года на три, а если считать реально, то на пять-семь лет. Посмотрите на интеграционные процессы в Западной Европе - они проходят поступательно: начали с выравнивания социально-экономического уровня, с гармонизации стандартов, с приведения в соответствие законов, с внедрения совместных программ в социальной сфере. Прошло больше пятнадцати лет, а они только добрались до прозрачных границ и до введения единой валюты. В принципе, воссоздание Енисейской губернии, в которую исторически кроме Красноярского края входили также Таймыр, Эвенкия, и Хакасия, на первый взгляд кажется логичным. Но нельзя просто так `присоединить Хакасию к этому процессу`. Кто такие Александр Хлопонин или Александр Лебедь, чтобы присоединять Хакасию? Вот если инициатива пойдет от `самой республики, тогда другое дело.
- Существует ли опасность, что, в случае если Лебедь, вы и глава администрации Эвенкии не договоритесь, идея укрупнения регионов будет дискредитирована в глазах всей России?
- Мы не можем себе позволить торопиться в таком важном вопросе лишь ради того, чтобы `не дискредитировать идею`. Слишком высока цена ошибки. Опрометчивые и непродуманные шаги способны нанести несоизмеримо больший урон, чем `дискредитация идеи`. Я не стремлюсь к лаврам первопроходца и ни в коем случае не настаиваю на объединении Красноярского края, Таймыра и Эвенкии во что бы то ни стало. Идея укрупнения витает в воздухе, похожие предложения звучат в разных концах России. Так что она будет реализована если не здесь, то в другом месте.
Под контролем Кремля

- Вам не кажется, что нынешние противоречия между севером и югом, как межбюджетные, так и политические, настолько глубоки, что реально процесс укрупнения регионов может идти только под жестким контролем Кремля?
- Вы очень правильно заметили, что в сегодняшней ситуации спокойно и плавно объединение пройти не может. Но для чего людям потрясения? Я убежден, что нельзя приступать к объединению, пока мы не решим внутренние споры. Мы их не избежим, если просто объединим территории. Мы затолкаем эти проблемы еще глубже. Именно поэтому я настаиваю на том, чтобы заниматься интеграционными процессами последовательно, достигнув сначала согласия в вопросах управления территорией, формирования бюджетов, межбюджетных отношений, приведения к единому знаменателю социальных программ, проведения скоординированной экономической политики. Контроль таких масштабных процессов со стороны федеральных властей в любом случае необходим, и это предусмотрено законодательством. Но заставлять людей объединяться - это не задача Кремля.
- Жители наших территорий как-то почувствуют объединение на своих кошельках?
- Если это сделать сейчас - то да. Не только в Красноярском крае, но и на Таймыре люди перестанут вовремя получать зарплату. К сожалению, если вывести среднюю социально-экономическую ситуацию на территории края, Таймыра и Эвенкии, она будет неблагополучная, несмотря на то, что отдельные регионы - я имею в виду Норильск и Дудинку - чувствуют себя довольно уверенно. В перспективе интеграция должна привести к объединению экономических сил региона, к концентрации ресурсов на приоритетных направлениях развития, что в конечном итоге позволит повысить уровень жизни в целом. Однако жители почувствуют это не раньше, чем заработает экономика края.
- За десятилетие фактической независимости от края чиновники и представители элит округов привыкли к бесконтрольному правлению на своих территориях, а в случае объединения им придется вновь подчиняться Красноярску. Им это наверняка не понравится...
- Действительно, чиновникам вряд ли будет приятно отказываться от насиженных мест. Но на сегодняшний день главными противниками объединения являются простые люди, которые не видят реальной пользы от объединения. Тот факт, что норильчане единодушно высказались за то, чтобы подчиняться Таймыру, а не краю, тому красноречивое подтверждение.

Единый и неделимый Таймыр

- Вы предложили формулу: `Норильск - в Таймыр, Таймыр - в край`. Где гарантия того, что после выполнения первой части последует вторая?
- Таймыр уже входит в Красноярский край, это сложноподчиненный субъект Федерации. Вот вам и гарантия. На самом деле никому в крае нет дела до Норильска, просто все очень боятся, что Хлопонин уведет из красноярского бюджета деньги `Норильского никеля`. Но я готов гарантировать, что с переподчинением Норильска красноярский бюджет ничего не потеряет. Красноярцы никак не могут поверить, что для меня главный вопрос - управление на территории Таймыра. Таймырцам и норильчанам понятно, что мы единая территория, которая искусственно разделена. Это не столь очевидно жителям края просто потому, что они не видели, чем живет Норильск, как тесно он связан со всей таймырской инфраструктурой. Но нас действительно невозможно разъединить, и те искусственные барьеры, которые сегодня выстроены, мешают эффективному развитию территории.
- Вы выступаете за то, чтобы устранить дублирующие функции различных федеральных ведомств, которые находятся одновременно и в Дудинке, и в Норильске. Все же - кто в таком случае будет реально управлять Норильском: мэр, подчиненный красноярскому губернатору, или таймырский губернатор?
- Норильском должен управлять мэр, подчиненный таймырскому губернатору. В этом случае выстраивается нормальная, стройная и логичная система управления единой территорией. Модель предельно проста и ничем не отличается от модели управления в Красноярском крае. В свою очередь, между Красноярским краем и Таймыром существует договор о межбюджетных отношениях, в соответствии с которым распределяются денежные средства между бюджетами.

Вакуум власти

- О роли личности в истории... Конфликт между Красноярском и Дудинкой совпал по времени с фактическим уходом из команды Лебедя Людмилы Селивановой. Это случайное совпадение?
- Наверное. Во всяком случае, я момент не подбирал. Возможно, Людмила Васильевна могла бы предложить губернатору Лебедю компромиссный вариант, который устроил бы всех, но что сейчас гадать...
- Очень многие в Красноярске считают, что сегодня краем и Таймыром реально управляют крупные ФПГ, в частности, `Норникель` и `Русал`. По какой модели бизнес должен участвовать в региональной политике? И должен ли вообще? Не противоречит ли это путинскому принципу `равноудаленности` олигархов?
- Реально краем сейчас не управляет никто. Крупные компании, безусловно, оказывают влияние на региональную политику. Это нормальная практика, когда корпорации продвигают своих людей во властные структуры. В то же время, вы совершенно правы, это влияние не должно быть чрезмерным. Поэтому и родилась идея создания правительства Красноярского края, где должны работать профессионалы в области управления, экономики. Этот орган сможет заполнить нынешний вакуум в сфере управления краем.
- Что вам дал год губернаторства на Таймыре, как личности?
- Новый опыт, новых друзей, новые идеи. Управление таким сложным регионом, как Таймыр, - это еще одна проверка на прочность. Результаты работы уже видны, поэтому я не жалею, а скорее, горжусь тем, что сделал. Но это лишь малая часть задуманного, без работы я не останусь.
`Александр Хлопонин: `Я никогда не был сторонником пустых лозунгов``. Главное преимущество Хлопонина перед другими кандидатами в том, что он имеет опыт губернаторства, причем опыт успешный. Поэтому решение Хлопонина принять участие в предстоящих выборах называть политической сенсацией никак нельзя. Скорее, это вполне закономерный итог последних событий, которые произошли в крае. Краю нужен опытный губернатор-управляющий, который сумеет вывести его из затяжного кризиса. Слова же Хлопонина о том, что он не пошел бы на выборы без твердой уверенности в своей победе, следует рассматривать не как стандартный предвыборный ход, а как заявление кандидата, который реально оценивает свои шансы. ( `Комсомольская правда`. М.Кравчук. 04.06.02).

Таймырский губернатор будет выдвигать свою кандидатуру на пост главы Красноярского края
Трехдневный визит Александра Хлопонина в Красноярск завершился пресс-конференцией, на которой он ответил на `вопрос No 1`, который до этого висел в воздухе. Ответил, даже не дожидаясь, пока кто-нибудь из корреспондентов его задаст:
Пообщавшись с людьми не только на Севере, но и здесь, в Красноярске, я принял окончательное решение выдвигать свою кандидатуру на пост губернатора Красноярского края.
Таким образом, Хлопонин стал вторым, после Александра Усса, `политическим тяжеловесом`, который официально заявил о том, что не прочь занять опустевшее место красноярского губернатора. Сразу после этого Александр Геннадиевич сделал довольно резкое заявление по поводу прошедшего накануне расширенного совещания совета администрации края и ЗС с участием депутатов Государственной думы и членов Совета Федерации, в официальной повестке которого значились вопросы социально-экономического развития края, формирования краевого бюджета на 2003 год и обсуждение предложений по оказанию государственной поддержки краю в проекте федерального бюджета на 2003 год:
- Честно говоря, я не понял цель этого совещания. Конечно же, ожидал, что в условиях такой тяжелой ситуации, которая складывается сейчас с бюджетом и с экономикой Красноярского края, будут поставлены конкретные задачи, будут поставлены конкретные сроки их реализации и определены люди, ответственные за решение приоритетных задач, первая из которых и основная - выплата заработной платы работникам бюджетной сферы. Вм.есто этого началось обсуждение совсем других проблем: кто что не сделал, кто в чем виноват, кто у кого что забрал. В принципе, оцениваю это совещание как никакое.
Такой опытный менеджер, имеющий опыт антикризисного управления, как Александр Хлопонин, просто не мог остаться в стороне от всего, что происходит в крае сейчас, тем более что сделать это при всем желании было бы трудно - очень уж тесно связаны северные и южные территории Красноярского края. Обвинять же Хлопонина в том, что он бросает Таймыр ради более выгодного места, не повернется язык даже у самых отъявленных недоброжелателей - конечно, если у него таковые вообще имеются. Александр Хлопонин не бросает Таймыр - бросают нечто ненужное - а оставляет. Оставляет округ, в котором его стараниями, несмотря на все бюджетные потери, нет проблем с выплатой заработной, платы, где продолжают работать все социальные программы (так же, как до этого Хлопонин не бросил, а оставил ради губернаторского поста `Норильский комбинат`, чья социальная политика стараниями молодого гендиректора Хлопонина была признана лучшей в мире, согласно данным независимых исследовательских агентств):
- Удалось сделать ряд серьезных прорывов в области обеспечения округа - мы полностью изменили концепцию `северного завоза` и поставок продовольствия и медикаментов, обеспечения бюджетной сферы. Это позволило значительно сократить расходы бюджета. Что касается серьезных объектов капитального строительства или программ по реформированию транспорта и ЖКХ, программ в области коренных и малочисленных народов, то, к сожалению, да, можно констатировать, что эти реформы пока не завершены. Я пообещал людям, что все начинания будут продолжены, останется вместо меня мой первый заместитель Лев Кузнецов. Все обязательства, которые я взял на себя в округе, будут выполнены. Морально я не люблю, честно говоря, не доделав своих программ, `скакать с места на место`, но, тем не менее, ситуация вынуждает, и я считаю правильным принятое решение.
Несмотря на то, что Таймыр сейчас находится в гораздо более выгодном экономическом положении, чем Красноярский край, надеяться на то, что таковым оно и останется, было бы неверно. Понимает это и Хлопонин. Угроза заключается в том, что если такая же динамика сохранится в экономике и промышленности Красноярского края, то катастрофа постигнет не только Юг. Автоматически он потащит за собой на самое дно всю северную территорию. И рано или поздно, все равно Хлопонину пришлось бы заниматься этими проблемами. Обе территории - Север и Юг - связаны не только исторически. Они связаны единой транспортной схемой, экономически и юридически. Существует множество первоочередных совместных программ. Для Александра Хлопонина эта идея являлась отправной тачкой решении выдвигать свою кандидатуру:
- Никогда Север не был заинтересован в том, чтобы Юг находился в тяжелейшем состоянии, поэтому есть прямая необходимость решать эти вопросы.
Главное преимущество Хлопонина перед другими кандидатами в том, что он имеет опыт губернаторства, причем опыт успешный. Поэтому решение Хлопонина принять участие в предстоящих выборах называть политической сенсацией никак нельзя. Скорее, это вполне закономерный итог последних событий, которые произошли в крае. Краю нужен опытный губернатор-управляющий, который сумеет вывести его из затяжного кризиса. Слова же Хлопонина о том, что он не пошел бы на выборы без твердой уверенности в своей победе, следует рассматривать не как стандартный предвыборный ход, а как заявление кандидата, который реально оценивает свои шансы.
`Я добрый олигарх, хороший олигарх. Не боюсь ярлыков`. Это лишь часть ответ губернатора Таймырского автономного округа на один из неудобных вопросов журналистов. А вопросов было много. И разных. Потому как Красноярский край переполнен кризисами, эмоциями, пикетами и праздниками. Люди устали, они готовы верить тем, кто, по их мнению, способен изменить жизнь к лучшему. ( `МК в Красноярске`. С. Белозеров. 05.06.02).

Александр Хлопонин воспринимается красноярцами неоднозначно. С одной стороны, `слишком молод, с другой - `ставленник московских финансовых воротил`, с третьей - `надежный, знающий и дальновидный`. Есть и другие грани воображаемого портрета Хлопонина. Но здесь живописцы из СМИ применяют разные палитры, в зависимости от тех самых причин, по которым проходит `политическое порубежье`, кормящее и поящее пишущую и снимающую братию...
Очередная встреча `начальника Таймыра` с журналистами заставила последних призадуматься. Хлопонин без обиняков объявил о намерении включиться в борьбу за губернаторство в крае, И назвал веские, с его точки зрения, причины. Все они кучно укладывались в экономико-управленческий сектор Красноярья. Именно здесь он видит истоки критической ситуации, в которую угодил наш регион. Который, напомню, по оценкам евразийских аналитиков, способен стать самодостаточным, процветающим и технологически высокоразвитым при одном условии - грамотном хозяйствовании. Все предпосылки есть: недра богаты, поля, хоть и капризны, но щедры, умельцев - пруд пруди. А живем плохо. Тут еще и бюджетные воздержания поспели... В общем, ситуация сложилась - хуже некуда. Необходим хозяин. Надежный, умный, энергичный. Будем искать его всем миром... в выборную страду. И претендентов на тяжкую ношу более чем достаточно. Неважно, что далеко не все из них сегодня `заявились`, пусть не в крайизбиркоме, а хотя бы предварительно - публично. Главное, народ знает их имена. Александр Хлопонин далеко не на последнем месте среди претендентов. Отдавая дань `политесу`, он очень осторожно и уважительно отозвался о `ведущей тройке` претендентов - Уссе, Пимашкове и Шойгу. Эти фамилии наиболее часто звучат из уст `политических СМИ-гадалок`. Но когда журналисты попросили Александра Геннадьевича подробнее рассказать об умонастроениях руководителя МЧС, то услышали подчеркнуто уклончивые фразы:
- Что касается Сергея Кужугетовича... Это очень умный человек и очень сильный министр, у него есть своя позиция и точка зрения - принимать решение или не принимать. Не думаю, что этот человек подвержен таким оценкам, как `вынудят` или `заставят`. Это первое. Второе. Я не могу за него говорить, примет он решение идти (на выборы - Ред.) или нет. То, что мне на сегодняшний момент известно из последних встреч непосредственно с ним, он такого решения для себя не принимал. Это то, что я знаю, но еще раз говорю: этот человек в состоянии сам вам ответить на вопрос. Спросите у него лично.
В ЭТОМ ответе - весь Хлопонин. Он, безусловно, информирован из `первых` рук, вхож в `верхние слои`, так называемые сливки общества и... не болтлив. Это не какой-нибудь выскочка-политикан, который, сделав на пятак, трезвонит о содеянном на червонец. Нельзя сбрасывать со счетов и то, что Хлопонин, несмотря на скупость в словах, дела делать умеет. Когда он возглавил `Норильский никель`, тот имел задолженность более полутора миллиардов долларов, Потанин в это время заседал `в правительствах`. Но, несмотря на близость руководителя `Норникеля` к федеральной власти, именно этот, `потанинский период`, Хлопонин считает для `НН` наименее благоприятным: не было того, что нынче называют лоббированием... Как сумел молодой руководитель `вытащить` `Норникель` в плеяду самых стабильных, прибыльных предприятий России, надо спросить у Хлопонина, но красноярских `акул пера и телекамеры` интересовали совсем другие вопросы. Собравшись идти в краевую власть, губернатор Таймыра должен как минимум получить на то одобрение своих избирателей - жителей Таймыра. А такое одобрение возможно при условии полного и взаимного доверия.
- С этого вопроса я начал встречи, консультации с избирателями у себя, на Севере. Нам многое удалось сделать. Простой пример: несмотря на то что потери бюджета Таймырского автономного округа в пропорциях оказались даже большими, чем потери бюджета Красноярского края, у нас нет проблем с выплатами работникам, и те социальные программы, которые мы обещали выполнить, мы реализуем. Удалось сделать ряд серьезных прорывов, если можно их так назвать, в области обеспечения округа. Мы полностью изменили концепции `северного завоза`, поставок продовольствия и медикаментов, обеспечения бюджетной сферы. За счет этого сократили в значительной степени расходную часть бюджета. Что касается серьезных объектов капитального строительства, ввода их в эксплуатацию или, скажем, программ, которые связаны с реформированием транспорта, жилищно-коммунального хозяйства, с реформами коренных и малочисленных народов, то, к сожалению, эти реформы еще окончательно не завершены. Люди справедливо спрашивали меня: где гарантии, что с вашим выдвижением все те начинания, которые мы делали в округе, не приостановятся? Я пообещал, что все реформы будут продолжены, потому что останутся вместо меня люди, которые завершат начатое. Конечно, есть морально-психологический вопрос для меня. Северяне поддержали мою инициативу выйти на выборы в Красноярский край, но я не люблю, честно говоря, не доделав до конца то, что обещал людям, скакать с места на место. Тем не менее ситуация вынуждает, и я считаю, что принял правильное решение.
Кто заменит меня на Таймыре? В конечном счете это будет выбор людей. Мне бы хотелось, чтобы меня заменил человек, который являлся бы моим преемником. Человек, который сегодня, в момент, когда я отсутствую, работает непосредственно в Таймырском автономном округе, реализует те задачи, которые я поставил.
ПОХОЖЕ, Хлопонин приехал в Красноярск с уже готовым решением - идти на выборы, но возможно и другое - его подтолкнула к этому бесконечная, непродуктивная говорильня на очередном совещании в ЗС края. Заявленная цель совещания - уточнение перспектив развития региона до конца нынешнего года. Хлопонин отозвался о результатах совещания довольно резко:
- Честно говоря, я не понял цели вчерашнего совещания. Ожидал, что в условиях такой тяжелой ситуации, которая сегодня складывается с бюджетом и экономикой Красноярского края, будут поставлены конкретные задачи, названы конкретные сроки их реализации и определены ответственные люди... Первый и основной вопрос - заработная плата работникам бюджетной сферы и погашение долгов. Вместо этого началось обсуждение того, кто что не сделал, кто в чем виноват, кто у кого что забрал. Поэтому, в принципе, оцениваю его как никакое... это совещание.
Для того, чтобы привлечь деньги для решения этих задач, надо создать условия, при которых у любого инвестора, у любой компании, которая готова финансировать край, была бы уверенность, что инвестиции вернутся. Поэтому первое, что необходимо сегодня сделать, независимо от выборов, не дожидаясь 8-го числа, это сформировать в Красноярске правительство. Такое правительство Красноярского края, которое было бы застраховано от того, что вновь пришедший губернатор (неважно, кто это будет) не снимет его в полном составе, не будет формировать новый кабинет и пересматривать обязательства, которые это правительство примет на себя. Ситуация в крае не просто критическая, ситуация очень критическая, и она обостряется с каждым днем. Но для того, чтобы заниматься перспективой, нужно определить приоритеты. Самим себе четко ответить на вопрос: на что должна опираться экономика края? Сегодня она опирается исключительно на цветную металлургию, имея другой, достаточно мощный промышленный потенциал. Заниматься всем - бесполезно. Надо выбрать два, три, четыре приоритета. Такие, к примеру, как тяжелое машиностроение, химическая промышленность, лесопереработка, агропромышленный комплекс. И все усилия бросить на развитие именно этих отраслей, которые уже через три-четыре года могут дать экономический эффект. А разговоры о развитии малого, среднего бизнеса и обещания, что мы исключительно займемся малым и средним бизнесом - это слова, потому что малый и средний бизнес будут развиваться исключительно при создании законодательной базы и условий. Предприятиям, чтобы становиться конкурентоспособными, надо заниматься модернизацией производства. Модернизация производства - это современные технологии, сокращение численности рабочих мест, снижение занятости. Но предприятия этого делать не могут, потому что если они социально-ответственные предприятия, то обязаны беспокоиться о людях, а не просто выкидывать их на улицу. Вот почему должна развиваться сфера услуг, так называемый малый и средний бизнес. Сегодня люди не идут в малый и средний бизнес по одной простой причине - этот бизнес не дает никаких социальных гарантий населению. Он может завтра закрыться, он ни за что не отвечает, и человек может легко оказаться на улице.
ВЫБОРЫ - достаточно сложный процесс, сродни школьному экзамену, когда случайность способна привести к непредсказуемым последствиям. Прошлые кампании наглядно продемонстрировали красноярцам возможности `черного пиара`, основанные на навешивании ярлыков, борьбе компроматов. Хлопонин предпринял шаги для того, чтобы предстоящие выборы не стали парадом грязных технологий. С этой целью он встретился со спикером ЗС Ус-сом и с мэром Красноярска Пимашковым.
- Не считаю, что соперничать трудно. Безусловно, Александр Викторович и Петр Иванович - люди известные в Красноярском крае и весьма авторитетные. Но каждый из нас должен что-то предложить людям. Надо соперничать не между собой, пусть соперничают наши программы. Мы договаривались об определенных принципах ведения избирательной кампании. Красноярск устал от той грязи, которую выслушал за последние полгода... На мой взгляд, выборы - это когда ты предлагаешь людям нанять тебя для того, чтобы улучшить ситуацию, в которой находится территория. Считаю, что сегодня Красноярску в первую очередь необходим не политик, а реальный управленец. Поэтому буду предлагать себя как профессиональный управленец, имеющий опыт работы и в крупном бизнесе, и на территории. А ярлыков не боюсь. Вешать ярлыки - удел слабых людей, которым нечего сказать. Поэтому, если будут стараться навешивать ярлыки мои конкуренты, соперники, я их за это только поблагодарю. С `пиарной` точки зрения за это им надо низкий поклон отвесить...
Наши территории - север и юг - связаны не только исторически, они связаны и единой транспортной схемой, и экономически, и юридически, и существует очень много совместных проблем и программ, которые нам необходимо решать. И никогда Север не был заинтересован в том, чтобы юг находился в тяжелейшем состоянии. Более того, считаю, что территория Красноярского края должна быть единой, потому как задачи и цели у нас едины. Но я никогда не был сторонником пустых лозунгов, ведь за каждым словом стоят очень серьезные последствия, а главное, стоят живые люди. Прямого механизма укрупнения субъектов сегодня не существует, это первое. Второе. Прямое объединение субъектов приведет к очень серьезным экономическим последствиям для отдельно взятого жителя `северов`. Потому что будут уравнены тарифы, тарифные сетки и нормативы для отдельно взятого человека. То есть северянин, проживающий в достаточно суровых климатических условиях, потеряет возможность получения компенсационных выплат, которые предполагаются в районах Крайнего Севера, - это в случае прямого укрупнения субъекта. Третье. Сегодня действуют нормативы Госстроя по содержанию жилищно-коммунального хозяйства, которое отличается между югом и севером Красноярского фая. При укрупнении Минфин уравняет эти нормативы по нормам Красноярского края. И, несмотря на то, что содержание жилья намного дороже обходится на Севере, оно ляжет дополнительной нагрузкой на местный бюджет, что создаст новые проблемы. Есть и другой вопрос в рамках этой проблемы, он связан с национальными автономиями. Сегодня в Таймырском, Эвенкийском округах существуют национальные автономии. Прежде чем объединяться, надо продекларировать, что мы будем делать с национальными автономиями в этих округах. И окончательное решение, укрупняться или не укрупняться, принимает все-таки не Хлопонин и не будущий губернатор, а каждый житель. Если сегодня `севера` проголосуют против укрупнения, мы больше к этому вопросу не сможем подойти в ближайшее время. Прежде чем лозунги выдвигать, надо сформировать программу, объяснить людям, что они ничего от объединения не потеряют с экономической точки зрения, что упростится система управления.
ПОСЛЕДНЕЕ десятилетие показало, что, выбирая губернатора, мы автоматически соглашаемся на его право приводить с собой команду помощников, единомышленников. Вопросы, на кого предполагает опереться в случае победы на выборах Хлопонин, кому он доверяет, кого ценит, какие критерии кадрового отбора предпочитает, - немаловажны. Слишком много было у кормила власти людей случайных, напоминающих бабочек-однодневок...
- Было бы абсурдным принимать решение избираться, не имея за собой определенную сильную команду. Проблема в другом - выборная кампания у нас в крае обычно проходит не совсем этично, и поэтому мне бы очень не хотелось называть сейчас фамилии этих людей, особенно тех, которые живут и работают в Красноярском крае. Ошибка всех предыдущих руководителей заключалась в том, что они формировали команду, исходя из определенной системы договоренностей или обязательств, которые на себя брали и принимали. Это не годится: не получалась команда единомышленников, команда, способная консолидирование реализовывать те задачи, которые перед собой ставит.
Существует два блока для решения ключевых вопросов. Финансово-экономический, который бы занимался стратегией развития края на перспективу. Сегодня ни у кого нет ответа на вопрос, что мы хотим увидеть в Красноярье через три-четыре года, потому что никто не понимает, что сейчас происходит. Второй блок - промышленный, который будет разбит по пяти основным приоритетам, по пяти `китам`, на которых держится, собственно говоря, вся экономика края. В крае достаточно квалифицированных, профессиональных людей, промышленников, хозяйственников, которые сегодня в состоянии заниматься этой проблемой. Более того, я этих людей знаю уже по пять, шесть, семь лет. Ближе к концу выборов я назову их имена.
Что же касается упорных слухов о Людмиле Васильевне Селивановой... Удивительно (смеется Ред.), но этот вопрос задают мне все, с кем бы я ни общался. Видимо, женщина оставила неизгладимый след в судьбе красноярцев. Но Людмила Васильевна Селиванова не работает ни с Норильским комбинатом, ни в администрациях автономного округа. Я удивлен, что красноярцы испугались одной женщины, с моей точки зрения, симпатичной, и шубы у нее красивые (смеется), и не самая глупая женщина в крае. Поэтому давайте не будем бояться женщину и делать из нее монстра. По-моему, очень хорошая женщина. Но в моей команде ее нет.
`Пресс-конференция губернатора Таймыра Александра Хлопонина в Норильске`. `НИА по Красноярскому краю. 14.06.02`.

- Фактически здесь началась история становления меня как личности. Я всегда ориентируюсь на мнение норильчан, людей, с которыми начинал работать. В Норильске зарождаются самые интересные идеи, социальные программы. Прежде чем принять решение, избираться или нет 8 сентября, мне очень важно было мнение норильчан. Я хотел бы посоветоваться по поводу того, что мы будем все вместе делать дальше, и как будем строить наши взаимоотношения в перспективе. Ни для кого не секрет, что в рамках этой предвыборной кампании Норильск будет центром формирования нашей позиции, наших программ. Поэтому основная цель поездки - знакомство с проблемами, встреча с людьми, дальнейшая выработка нашей стратегии. Я удовлетворён всеми встречами, разговором с Олегом Бударгиным, с которым мы обсудили ряд проблем. Я получил должный заряд, бодрость духа у меня на самом высоком уровне, и, я думаю, что готов выдвигаться в Красноярске.
Перед посещением Норильска у вас был ряд поездок по краевому центру. Ваши впечатления?
Тяжёлая ситуация. Наиболее острая проблема в крае - это отсутствие какой бы то ни было централизованной системы управления. Край чрезмерно политизирован, в основе решения проблем стоит политика, а не экономика. Очень много обсуждаем, кто виноват в том, что произошло в крае, и меньше всего думаем о том, что нужно реально делать. А делать нужно уже сегодня, быстро и сразу. Ведь ситуация такая, что бюджетники не могут уехать в отпуск, поскольку не получили зарплату. Край - третий регион в России по человеческому и природному потенциалам. И сейчас крупнейший промышленный регион не может обеспечить людей заработной платой. Нужно было как следует постараться, чтобы довести дела до такого состояния. Однако наличие потенциала всё больше вселяет уверенность, что можно вывести край на прежний уровень.
Что вы сказали жителям Таймыра о том, что вы руководитель округа желаете поруководить краем?
Мне не нравится и непонятна формулировка: `Хочу поруководить краем`. У меня нет желания поруководить краем.
Жителям Таймырского автономного округа я объяснял всё очень просто: как бы мы не гордились своим суверенитетом, национальной автономией, тем, что мы сегодня полноправный субъект РФ, мы экономически, политически, юридически тесно связаны с Красноярском и краем. Если ситуация в Красноярске будет ухудшаться, то это отразится и на жизни нашего округа. Если мы не сумеем помочь краю, то завтра окажемся в более тяжёлой ситуации, чем та, в какой сегодня находится край. Необходимо максимально консолидировать все усилия, чтобы край занял достойное место в экономике страны и, соответственно, наши северные территории смогли бы получить стимул и развиваться. Вот что я предлагаю людям. Многие, я бы даже сказал большинство, поддерживают меня в моем начинании. Хотя, безусловно, есть категория людей, которые не согласны с теми реформами, которые мы проводим.
Что, на ваш взгляд, из экономической модели Таймыра или Норильского промышленного района, можно перенести в краевую модель?
Я не думаю, что существует отдельно взятая экономическая модель Таймырского автономного округа или Норильского промышленного района. Мы сегодня очень сильно взаимоувязаны или переплетены нашими экономиками. Также сильно зависим и от общей модели экономического развития России. Проблема лишь в одном - насколько полно и эффективно мы используем в регионе тот потенциал, которым этот регион обладает. Проблема и в том, что никто не может дать ответ на вопрос: что есть основа, центр роста в Красноярском крае. Потому что если развивать все - на это нет возможности, ни сил, ни ресурсов. Акцент нужно делать на конкурентоспособные отрасли края, которые могут захватывать не только рынки Красноярского края, но рынки страны. Все это даст и создание новых рабочих мест, увеличение доходной базы бюджета, реальное поднятие экономики. Какой-то специфической модели не существует. То, что сейчас происходит в Красноярском крае, очень сильно напоминает ситуацию в Норильском промышленном районе в 1996 году, когда была ресурсная база, сбыт продукции `с колёс`, кадровые резервы. Кризис был в одном - не было должного управления. К сожалению, это общероссийское `заболевание`. Основной акцент, который я делал в своих выступлениях в Красноярске, это вопрос: кто сегодня необходим краю? Красноярску нужен управленец, не политик, а менеджер, имеющий опыт антикризисного управленца, который знает, как вывести край из этой ситуации. Если я буду востребован в крае, то будем работать и прилагать все усилия для того, чтобы всем жить было лучше.
Все ждут, когда вы официально заявите о своих намерениях в крайизбирком. Как вы оцениваете соперников?
Хороший вопрос. Есть соответствующий закон, согласно которому я до 20-го числа должен официально зарегистрироваться как кандидат в губернаторы. Компания соперников... Говорят что, чем больше сильных соперников, тем интересней кампания. Интерес в предвыборной кампании заключается в том, насколько реальной будет та программа, те предложения, какие сделает каждый кандидат. Сильная кампания тогда становится сильной, когда вскрываются ситуации и проблемы, которые при создании какого-либо правительства или администраторства позволяют принимать правильные и своевременные управленческие решения. Сложность или силу кампании я буду оценивать по количеству сильных соперников. Это принесёт и мне лично больше пользы. Тот состав, который уже объявлен, по-моему, и состоит из хороших и сильных соперников.
Как вы оцениваете собственные шансы на победу?
Если бы собственные шансы я оценивал невысоко, то, наверное, не принимал бы решения об участии в выборах в качестве кандидата.
В ком вы видите главного конкурента?
Я не сравнивал. Для меня главный критерий - кто есть те люди, которые имеют за своими плечами определённый опыт работы. Ведь что такое конкурент или реальный соперник? Это человек, который может уверенно сказать и показать, что работал и что-то реально сделал. Не нужно характеризовать личности соперников. Все они достаточно уважаемые люди в Красноярском крае, сильные личности.
Вы не боитесь, что будете лишним или чужим?
Нет, я думаю, что это искусственная тема. Если мы будем пытаться декларировать, что Хлопонин чужак, мы тем самым поставим точку в этом вопросе для самих красноярцев, скажем, что севера нам не нужны. Я не думаю, что в Красноярске существует такая позиция, я думаю, что ряд красноярцев и политиков просто пытаются сыграть на этой теме. Это означает, что когда нет чёткой программы, никаких свежих и прогрессивных идей, начинают использовать тему - `чужой`. Все, кто этим занимается, противоречат сами себе, называя ситуацию `сепаратистской`. Нужно быть последовательными. Думаю, что для Красноярска я не буду чужим.
Кого, в случае избрания вас губернатором края, вы видите преемником на губернаторском посту в округе?
На Таймыре много людей, способных продолжить те программы, которые сегодня разработаны и реализуются. На самом деле это может быть человек не только из Таймыра, но из Норильска и вообще с любой северной территории. Конечное решение, вне всяких сомнений, будут принимать люди. Кстати, этот выбор будет означать: согласны ли таймырцы с теми программами, которые мы реализуем, или они хотят чего-то нового. Конечно, мне хотелось бы видеть на посту губернатора ТАО человека, который вместе со мной реализует данные программы, хотя, повторяю, что конечный выбор останется за людьми.
Вы часто на встречах говорите о своих идеях и стремлениях. Не опасаетесь, что эти идеи могут украсть
Не боюсь. Проблема не в том, кто и какие слова скажет, а в том, кто это будет реализовывать. Мало декларировать, нужно что-то делать.
Политкорректность - важнейшее качество в такой игре. А когда вам навешают ярлыки, к примеру, когда называют вас олигархом?
Во-первых, если это задевает человека, значит, это действительно его беспокоит и является его уязвимым местом. Навешивание ярлыков - это удел слабых людей, у которых ничего другого, кроме ярлыков, нет. Я только скажу им спасибо, поскольку антиреклама - это тоже реклама.
Не боитесь ли вы проиграть?
Не боюсь. Морально это, конечно, тяжело. Вопрос для меня стоит так: насколько я сегодня востребован краем, насколько необходим ему. Если, посчитают, что сегодня не нужен краю управленец, ещё время есть. Я категорический противник всяких военных действий, считаю, что всегда нужно договариваться. Безусловно, мы сядем за стол переговоров. Я же не буду выходить на ринг. Я предложу программу, нацеленную на решение первоочередных проблем в Красноярске. Если эта программа будет востребована, значит люди проголосуют, если нет, то значит нет.
Александр Геннадиевич, как сейчас обстоят дела с переподчинением Норильска Таймыру?
Есть реальная ситуация. Я всегда жёстко стою на своих позициях и не меняю их в зависимости от ситуации, скажем, есть ли губернаторские выборы или их нет. Позиция всегда была такая: Таймырский автономный округ - сложноподчинённый субъект, входящий в состав Красноярского края. Матрёшки, с точки зрения управленчества, на территории Севера быть не может. Поэтому, Норильск должен относиться к территории Таймырского автономного округа. Надо выстраивать систему управления по-другому. Управлять Норильском из Красноярска - нереально. Норильск должен делиться налогами с краем. Но... Нужна другая модель, другая форма. Таймыр - это район на Севере края, и он должен иметь самообеспечение, самофинансироваться. Территория донорская, самодостаточная и нужно стимулировать её развитие. Нужно поднимать экономику края, фиксировать налоговые поступления из Норильска, а всё, что территория зарабатывает сверх того, должно оставаться на промрайоне, поскольку проблем на этой территории не меньше, чем на юге Красноярского края, и решать их гораздо сложней.
Могли бы вы предположить, что вас не захотят отпустить из Таймыра? Я всегда относился к северянам как к мудрым людям. Считаю, что вопреки собственническим настроениям, нужно к этому процессу подходить не только с сердцем, но и с головой. Если мы сегодня понимаем, что всё это нужно в первую очередь территории, а не Хлопонину лично, значит, нужно думать о территории. Есть такие настроения у людей, потому что мы только-только начали движение вперёд. Моя задача дать людям определённые гарантии, что ничего из начатого не прекратится. Но нужно идти защищать наши интересы.
Как вы думаете, будет много компромата? Я думаю, это будет самая короткая, с точки зрения подготовки, самая `грязная` кампания с точки зрения позиций кандидатов. И она будет самой дорогостоящей. Что было бы, если бы не трагедия 28 апреля? С Александром Ивановичем Лебедем мы договорились в присутствии Президента России, что имеющиеся проблемы решим самостоятельно. Мы пришли к пониманию, как должна управляться территория, какие объёмы поступлений должны быть с Севера. Всё было определено, и если бы не произошло трагедии, все вопросы уже сейчас должны были быть решены.
Какие промахи Лебедя вы могли бы использовать во благо? Я всегда уважал Александра Лебедя, но о методах его управления между нами были споры. На мой взгляд, Лебедь всё взваливал на себя, не делегируя никаких полномочий команде. Как мне кажется, он не всегда чётко представлял себе свои функции как управленца. В этом и были наши разногласия.
Есть ли сейчас реальная власть в крае, и какие у вас с ней взаимоотношения?
Если честно, то я с трудом себе это представляю. Считаю, что в Красноярске сейчас безвластие. В крае тяжёлая экономическая ситуация, её нужно исправлять, а не искать виноватых. Я считаю, что в Красноярске нужно срочно создавать правительство, поскольку один Ашлапов ничего не сможет сделать: никто не уверен, что когда придёт новый губернатор, неважно, будет ли это Хлопонин, Усс или Жириновский, никто не гарантирует что Ашлапов сохранит занимаемую должность. Что все обязательства, которые он на себя берёт, будут выполнены. Никто из инвесторов не даст денег под ту систему, которая сейчас имеется в крае. Нужно правительство, не зависимое от выборной кампании, чтобы уже сегодня оно могло решать задачи.
Прозвучала информация о том, что свою кампанию вы будете вести на свои личные средства.
Честно говоря, не думал над этим. Если в избирательном фонде не хватит средств, то я, естественно, внесу свои деньги. Не думаю, что это основная проблема. Это больше моральная, чем финансовая сторона вопроса, потому что избирательный фонд - это консолидация определённой категории лиц, консолидация определённых интересов.

`Александр Хлопонин: `Напрячься придется всем`. (Александр Чернявский, `Аргументы и факты`, 26.06.02).

ГУБЕРНАТОР Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа Александр ХЛОПОНИН является сейчас одной из ключевых политических фигур на красноярской сцене. В списке самых влиятельных политиков России он занимает высокое пятидесятое место. Сегодня Александр Геннадьевич отвечает на вопросы `АиФ на Енисее`.
- НЕДАВНО вы заявили о своем намерении бороться за кресло губернатора Красноярского края. Как северяне, которые полтора года назад выбрали вас руководителем Таймыра, отнеслись к этому решению?
- Для меня эмоционально это не простой вопрос: я вообще не люблю скакать с места на место, не решив до конца те задачи, которые перед собой поставил. Но, как говорится, мы предполагаем, а жизнь располагает. Сейчас в округе реально реализуются программы, от которых мы ожидаем отдачи в ближайшие месяцы. Хочу подчеркнуть, что это проекты единой команды, а не только одного Хлопонина. Я верю в своих соратников. Поэтому жителям Таймыра и Норильска не стоит опасаться, что что-то изменится в худшую сторону. Моя команда остается на месте. Я советовался с северянами, прежде чем принять окончательное решение пойти на выборы, и мне кажется, что народ понял мотивы моего решения.
- Ваша семья еще не устала от выборов?
- Я не вижу никаких проблем у себя в семье. И жена моя, и ребенок с пониманием относятся к тому, что происходит.
Вечно живая идея
- В случае вашего поражения на выборах противоречия между Красноярском и Дудинкой не увеличатся?
- Могут обостриться. И комментировать эту фразу я не буду. Умный поймет.
- Создается впечатление, что в последнее время идея объединения края уходит на второй план...
- Она не уходит на второй план, она на самом деле актуальна и реальна. Но нельзя серьезные вопросы прикрывать лозунгами. Я всегда говорил и повторю еще раз, что если сегодня мы придем на Таймыр или в Эвенкию и предложим принять решение: объединяться или не объединяться, люди проголосуют против. Тогда мы навсегда забудем эту тему. Но для того чтобы ее воплотить в жизнь, надо решить ряд принципиальных и важных задач, их три. Первая: надо юридически защитить людей, проживающих на Крайнем Севере, в отношении их материального положения. Сегодня стоимость потребительской корзины на севере гораздо выше, чем на юге, а нормативы Минфина это различие не замечают. Второй важный момент: нормативы Госстроя по содержанию жилищно-коммунального хозяйства. Сегодня они различаются на севере и на юге, но если мы объединимся, то все это уравняется. Проиграют все: и Красноярск, и Норильск. Федеральный центр только потрет руки и скажет: `Спасибо вам большое!`. Третья проблема: национальные автономии. Ситуация с коренными и малочисленными народами очень серьезная. Они на самом деле нуждаются в защите государства. Только решив эти вопросы, нужно приступать к объединению.
Нечего кивать на Кремль...
- Насколько велика роль Кремля на этих выборах?
- Каждому из кандидатов нужна его поддержка, потому что сегодня очень большой кредит доверия к федеральному центру со стороны красноярцев. Но я всегда был противником использования этого инструмента в предвыборной кампании, потому что это чистейшей воды обман избирателей. Поверьте: у меня как у губернатора Таймыра много способов и возможностей общения с президентом и его администрацией. Как член Госсовета я раз в месяц встречаюсь в Кремле с руководителем государства, причем не бегаю за Путаным, чтобы рядом с ним сфотографироваться. Мне это не нужно.
- Вы согласны с мнением, что край в последние годы `упал` в глазах Москвы?
- Я с этим абсолютно согласен, но не в Москве надо искать причину, а в самом Красноярске. В последние годы край просто погряз в политических дрязгах. Кремль не может понять, с кем работать. У всех своя точка зрения, своя позиция, внутри нет единства, нет диалога, нет консолидации. Нет фигуры, которая бы всех объединила.
Война между краевым парламентом и исполнительной властью всем надоела. Как же ее наконец прекратить?
Консолидация в обществе зависит не только от мнения ЗС и администрации края, надо все общество вовлекать в решение наших проблем. Всю пирамиду: и крупный бизнес, и мелкий, и средний, и все слои общества - и наших пенсионеров, и ветеранов, и всех остальных. Мы попали в критическую ситуацию. Но если все вместе со беремся, то мы решим наши проблемы. Нельзя консолидировать общество без идеи.
Сначала - зарплата
- Сегодня только ленивый не говорит о кризисе, который переживает краевая экономика. Как же выбраться из этой ямы?
- Я много раз выступал на эту тему, в том числе и в Красноярске, в краевой администрации. На первом этапе надо решить социальный блок вопросов, в частности погасить задолженность по зарплате. Не решив этот вопрос, дальше двигаться бесполезно. Всем руководителям нормально работающих структурных предприятий придется сесть за стол переговоров. Это будет и `Норильский никель`, и `Русский алюминий`, и все остальные предприятия, которые в крае нормально функционируют и имеют прибыльную плановую экономику. Напрячься придется всем. Социальные гарантии и заработная плата - это то, что не подлежит никакому обсуждению, это табу, долг и святая обязанность. Следующий стратегический приоритет - развитие промышленности. Малый и средний бизнес зависит от развития крупных предприятий. Сегодня в крае работает шесть секторов экономики: цветная металлургия, энергетика, тяжелое машиностроение, лесопереработка, химическая промышленность и аграрный комплекс. Очевидно, что сейчас нормально функционирует цветная металлургия. Очевидно, что лесной комплекс является ключевой отраслью края, которая может и должна быстро заработать. Ею нужно заниматься в первую очередь. Очевидно, что агропромышленный комплекс может и должен обеспечивать сегодня потребности края. Мы сегодня потребляем продукцию питерскую, липецкую, какую угодно, но не свою. Это те три кита, на которые надо обратить особое внимание.
- И все же: когда мы будем жить хорошо и у нас не буцет нынешнего огромного дефицита бюджета?
- Жить хорошо - это понятие относительное. Но дефицита бюджета, как мне кажется, не должно быть уже в 2003 году.
- Сегодня немало разговоров ведется о будущем правительстве края. Вы видите среди нынешних кандидатов людей, достойных войти в него?
Я бы больше хотел общаться с кандидатами. Любой, кто хочет работать в краевом правительстве, должен изложить свою программу. Но пока я ничего реального в этой кампании не услышал. Надеюсь, что все-таки услышу. Есть еще один важный для меня нюанс. Необходимо посмотреть, насколько успешно декларации того или иного человека воплощались в жизни, ибо любая теория должна проверяться практикой.
Информационное пространство
- ВЫ очень популярны на севере, но на материке о вас знают не очень много...
- Проблема не в том, что в крае не знают Хлопонина. Проблема в том, что жители Красноярска и сельских районов не знают, чем сегодня живет и дышит Енисейский Север. С одной стороны, все говорят про единый край, а с другой стороны, пытаются север и юг противопоставить: там - чужие, тут - свои. В этом я убедился, когда недавно побывал в южных районах края. Там не знают, что происходит даже в самом Красноярске. Именно поэтому я активно поддерживаю идею создания единого информационного пространства в регионе. Сегодня все должны знать о том, что происходит в крае, начиная с маленького поселочка, деревни, села, все должны знать о том, что происходит в Красноярске, Норильске, Дудинке и других городах и районах.
- У этой идеи немало сторонников, но как реально воплотить ее в жизнь?
- Нужно развивать технологии, создавать сеть. На самом деле это не такой уж плохой бизнес, хотя по большому счету заниматься этим должно в первую очередь государство.
- Некоторые ваши недоброжелатели обвиняют вас в симпатии к бывшему вице-губернатору Людмиле Селивановой. Вы на самом деле так дружны с ней?
- Этот вопрос мне в последнее время часто задают. Если раньше я мог себе позволить просто отшучиваться, потому что эта тема была для меня действительно очень странная, то сегодня уже приходится говорить так, чтобы люди начинали понимать правильно. Подчеркиваю: Селиванова не работала, не работает и не будет работать со мной, с моей командой или со структурами, с которыми я ассоциируюсь, скажем, с тем же `Норильским никелем`. Это однозначно и даже не обсуждается.
Победы и поражения
- ДАВАЙТЕ отойдем от экономики и политики и поговорим о футболе. Как вы отнеслись к выступлению в Японии нашей команды?
- Я с радостью воспринял поражение России. Потому что прекратилось мое ужасное мучение. Вообще я очень люблю Россию и нашу команду, как бы она ни играла и кто бы в ней ни играл. Очень переживал, болел. Но если перейти от эмоций к профессиональной стороне этого вопроса, то я могу сказать, что с такой командой нам нечего делать на чемпионате мира. Давно пора в отечественном футболе что-то менять.
- После вылета сборной России за кого стали болеть?
- Объективно, все, за кого я болел, потихонечку отваливают с чемпионата. Особенно жалко итальянцев и англичан, которые могли реально конкурировать с латиноамериканцами. Я - за европейский футбол. Поэтому сейчас остается лишь болеть за Германию. Хотя и Сенегал мне понравился. Уникальная команда.
- Как вы относитесь к неудачам и победам?
Каждый, кто занимается реальным делом, обречен и на победы, и на неудачи. Я в жизни всегда старался учиться на ошибках других. Мне это помогало избежать крупных провалов. По мелочи - всякое бывало. А победы отмечаю в кругу семьи и друзей.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован