20 декабря 2001
104

ПОХИТИТЕЛИ УМОВ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Джоан Хантер ХОЛЛИ

ПОХИТИТЕЛИ УМОВ




1

Морган Селерс быстро шагал по направлению к железобетонному зданию,
испытывая возбуждение, похожее на то, которое он чувствовал, когда был
молодым, начинающим карьеру агентом. Он был удивлен. Морган не думал, что
после пятнадцати лет работы в Командах следователей может испытывать
предвкушение задания вновь. Но что-то в голосе директора Флеберта,
позвонившего ему, - определенная безотлагательность, некий полутон, в
котором угадывались большие события, - отбросило его назад, в его молодые
годы, и он шагал с этим чувством, желая всем сердцем получить дело, и его
переполняла радость, что именно на него пал выбор.
Но когда большая стеклянная дверь, раскачиваясь, закрылась и
воздушный кондиционер подул на него, как бы отсекая теплый весенний день,
он замедлил шаги. Девушка-дежурная улыбнулась, сразу узнав его. Он не
обольщался на сей счет. Она не знала ничего о его репутации, ее не
привлекали ни его прекрасная, точеная фигура, ни его каштановые, красиво
причесанные волосы, ее не интересовала его холостая жизнь. Она знала
каждого человека из Команд следователей. Это была ее работа.
Она сказала:
- Директор Флеберт просил, чтобы вы сразу поднялись к нему, мистер
Селерс. Он будет ждать вас в Базовой канцелярии.
- Значит, самый верхний этаж, - улыбнулся ей в ответ Морган.
Она кивнула головой.
- Самый высокий и, наверное, самый секретный.
Он шел к лифтам и в очередной раз удивлялся как здание, в котором
ведется такая большая работа и в котором находится так много отделов,
может всегда выглядеть таким пустым. Правда, здание было обширным, а
посетители всегда быстро удалялись в свои раздельные, уютные кабинеты.
Морган вошел в лифт и произнес: `Базовая канцелярия`. Через мгновение
дверь открылась и он очутился на личном этаже Флеберта. Весь этаж был
отделан алюминиевыми панелями, часть их сохраняла свой натуральный
оттенок, а некоторые были слегка окрашены светящимися красками.
Увидев его, секретарь Флеберта встала и предчувствие вновь
зашевелилось в его душе. Теперь он был уверен, что задание будет сложным.
- Он ждет, - сказала она. Ее лицо всегда выражало спокойствие, глаза
никогда не смотрели на него. Двигались только ее руки, указывая путь.
Морган последовал по направлению ее руки и вошел в кабинет. Директор
Хью Флеберт поднялся ему навстречу. Это был невысокий человек с бледной
кожей и седыми волосами и почти такого же цвета глазами, но его тело было
гибким с упругими мускулами, а рука, которую Морган пожал, все еще
сохраняла силу. Комната, в которую вошел Морган, была огромной, но Флеберт
не казался в ней маленьким. Ничто не могло приуменьшить Хью Флеберта.
- Садитесь, Морган, и давайте сразу перейдем к делу, - сказал
Флеберт.
- Как, даже не поздоровавшись?
- Нет времени. У вас через час условленная встреча, а мне хочется
основательно вас проинструктировать.
- У меня действительно свидание, - пошутил Морган, зная какое
раздражение вызовет его замечание у Флеберта.
- Считайте, что оно уже отменено. - Флеберт усмехнулся. - Вам не
удастся рассердить меня сегодня, мой мальчик, потому что в этот раз вам
предстоит выполнить чрезвычайно важное задание.
- Значит, международное. - Морган снова почувствовал волнение. Как
старший член Команды следователей, обеспечивающей поддержание порядка в
мире, он получал в последнее время слишком много заданий, требующих его
присутствия дома, и возможность попутешествовать радовала его.
- Нет, не международное, - поправил его Флеберт. - Межпланетное.
На это заявление у Моргана не нашлось ответа, так как сама идея была
просто невероятной.
- Вы правильно меня поняли. Я сказал: `Межпланетное`, - повторил
Флеберт.
- Но ведь межпланетного следствия не существует. Или с нами
установила контакт какая-то другая раса?
- Нет. Только риганцы.
- Но ведь пятнадцать лет тому назад, когда риганцы появились здесь,
мы заключили с ними договор о невмешательстве во внутренние дела друг
друга. Наши отношения ограничиваются исключительно торговлей. Правильно?
- До недавнего времени все было именно так. Но в наших отношениях
возник кризис, Морган, кризис, которого мы опасались, но с которым не
ожидали столкнуться в действительности. Возможно, вы успели уловить
некоторую тенденцию в передачах ежедневных новостей, пока мы их не
прекратили.
- Два месяца я работал в горах, вы знаете об этом, так что ничего не
слышал. Так в чем же дело, запахло контрабандой?
Флеберт наклонился вперед, положив локти на стол.
- Без вести пропавшие люди. Я не знаю, надо ли бить тревогу, но шесть
месяцев назад количество без вести пропавших людей резко увеличилось и
такое положение дел сохранялось на протяжении нескольких месяцев, а затем
все резко прекратилось.
- Прекрасно. И что же? - поинтересовался Морган.
- Число без вести пропавших достигло двадцати тысяч!
Морган был поражен и с удивлением уставился на Флеберта.
- Пропадают без следа, - продолжал Флеберт, - полностью исчезают с
нашей планеты.
- Угу. - Цель беседы начинала постепенно проясняться для Моргана. -
Вы думаете, что они исчезают с Земли в буквальном смысле. А появляются на
Риге.
- Это единственно возможное объяснение и единственно возможное место.
Флеберт сделал паузу, предоставляя Моргану время, чтобы осмыслить
идею и проанализировать ее. Наконец Морган сказал:
- Вы выдвигаете серьезное обвинение, Хью. Мотив! Для чего риганцам
нужны двадцать тысяч людей?
- Двадцать тысяч плюс неизвестно сколько еще, мы еще не слышали
сводку на сегодня. Мотив простой. Рабство! Вы знаете о риганцах... Они
живут в состоянии сверхъестественного телепатического рабства. Ведь они
постоянно находятся в состоянии борьбы друг с другом, пытаясь захватить
чей-либо разум.
- У меня только какие-то зачаточные понятия обо всем этом, я не знаю
никаких подробностей.
- Никто из людей не знает подробностей. Риганцы не рассказывают об
этом. Но разве вы не улавливаете, что я имею в виду? Земляне, у которых
риганцы захватят разум, станут легкой добычей, их легко будет превратить в
рабов. Дешевый труд, дешевая энергия.
Морган содрогнулся.
- Это ужасающая картина. Они могут превратить Землю в питомник для
разведения рабочей силы.
- Могут. И мы думаем, что именно этого они и хотят.
- Но почему эту возможность не приняли в расчет, когда они завязали
первые контакты с нами? - возмутился Морган. - Кто так неразумно поступил?
- Все возможности взвешивались, и все хорошо продумывалось, поверьте
мне. Риганцы уверили нас в мирных намерениях, вручив нам кодекс чести,
который не позволяет им пополнять управляемые трудовые ресурсы с другой
планеты. Мы поверили им, и я думаю, что мы поступили правильно, так как их
правительство также расстроенно нынешним поворотом событий, как и мы. Они
тоже хотят докопаться до истины.
- Может, дымовая завеса?
- Я так не думаю. - Флеберт, похоже, не разделял сомнений Моргана. -
Я считаю, что они стремятся сгладить конфликт. Я даже думаю, что они сами
немного напуганы. Они не могут понять мотивов. Они не могут поверить, что
их соплеменники могут красть трудовую силу, но они чувствуют в этом
опасность для их собственной энергии и своих правительственных структур.
Их правители совсем не похожи на наших. Их планета управляется Советом
правителей. У них около четырех сотен специально выделенных, наивысших
правителей, которые по очереди входят в Совет и осуществляют управление
планетой. Я думаю, они очень осторожно относятся друг к другу. Те, с
которыми я контактировал, подозревают некоторых правителей в том, что они
замешаны в нашем деле. Но они сами не хотят вступать в конфликт с ними.
Это связано с их личной безопасностью. Тем не менее, они хотят найти
преступника и остановить его.
- Другими словами, нам повезло и мы вступили в контакт с `хорошими`
правителями. Но мы могли также контактировать с одним из похитителей.
- Возможно, что так и было в действительности. Это ваша работа -
выяснить.
Морган поднялся и стал мерить шагами огромную комнату.
- Я думаю, у них были все возможности похищать людей. Они очень
похожи на нас, практически невозможно отличить. Если они позаимствовали
нашу одежду, они могли смешаться с толпой и запросто похищать ничего не
подозревающих людей. Но они должны же были вывезти их с планеты, а
космические корабли не так просто спрятать.
- Это работа полиции, - проворчал Флеберт. - Я не собираюсь поручать
вам работу полиции. Я хочу, чтобы вы вычислили мотивы, нашли потаенные
места, но больше всего мне хочется, чтобы вы выявили главарей заговора и
доставили их в руки объединенной комиссии от правительств планет Земли и
Риги.
- Но я не могу сделать этого. - Морган развернулся. - Это работа для
риганцев на Риге. Она не может быть выполнена на Земле.
- Конечно, нет. Вот почему вы отправляетесь на Ригу.
- Я? - Морган опять сел.
- Что-то вы сильно побледнели, Морган, - отметил Флеберт.
- Мое чувство страха всегда так проявляется. Я боюсь, ну и что? Как я
говорил уже, мои познания о психической силе риганцев ограничиваются
толками и элементарными знаниями, но до меня доходили некоторые истории и
у меня есть воображение. Мне не нравится идея лететь туда и стать... Черт
побери, Хью, меня же самого превратят в раба! Роботы! Вот что они делают
друг с другом, разве не так?
- Да, - Флеберт не стал его разубеждать, - но вы будете иметь самое
безопасное сопровождение, которое мы сможем дать вам со стороны Земли, а
также охрану, которую риганцы обеспечат вам. Этот кодекс чести... Они
поклялись, что обыкновенный индивидуум на улицах Риги никогда не тронет
вас. Опасность будет исходить только от личностей, которых вы будете
преследовать.
- Потрясающее утешение. Я думаю, что на этот раз вы потеряли чувство
меры, Хью. Я не могу лететь на чуждую планету, у которой своя, чуждая мне
культура и тем более не смогу разобраться в том, что я увижу.
- Вы не будете работать там в одиночку. Риганцы выбрали одного из
своих следователей, который составит с вами команду. Он будет рядом с
вами, а для него культура планеты Рига не будет чуждой. Он сможет
обеспечить вам определенную защиту... Ну я не знаю... В любом случае,
встреча с ним - это и есть то свидание, о котором я упоминал.
Морган покачал головой, выражая этим жестом не удовлетворение, а
скорее одобрение.
- Такие новости радуют. Но не очень сильно.
- Но то, что это огромная опасность для Земли - имеет большее
значение. Не так ли? - спросил Флеберт.
- Конечно. Я не отказываюсь от задания. Хотел бы, но не могу, -
засмеялся Морган. Его смех был коротким и едким. - Я шел сюда с прекрасным
предвкушением будущей работы, а вы ухитрились подавить это приятное
ожидание страхом. Кто этот риганец?
Флеберт посмотрел на обрывок бумаги, лежащий у него на столе, и
прочел: `Джаэль Сорок Зант`.
- Я понимаю так, что номер означает его психическую силу в их шкале
оценок, то есть его воздействие распространяется на сорок особей.
- Другими словами, у него есть сорок рабов.
- Правильно. Но и он чей-то раб, вопрос чей? Я сам мало разбираюсь в
жизни риганцев.
- Сорок - это большое число для них? Он - важная персона?
- Я думаю, что да, - ответил Флеберт.
- Хорошо. - Моргана не волновала неуверенность Флеберта. Его страх
прошел и он снова начал ощущать покалывание от предвкушения предстоящего
дела. Он любил препятствия. - Иметь напарника-риганца - это уже кое-что.
Мне начинает нравиться эта мысль.
Флеберт раздраженно махнул рукой.
- Не думайте, что ваша работа облегчается потому, что все риганцы
квалифицированы по шкале силы воздействия. То, что известна их сила, еще
не говорит о том, как вы думаете, что известно их воздействие, как мы это
понимаем. За исключением их психической энергии в них нет ничего подобного
земному человеку, никогда не забывайте об этом. Они другой породы, Морган.
- Я понимаю, что они - чужаки, - возразил Морган. Он не хотел, чтобы
ему читали лекцию. Инструктаж, к тому же краткий, - это одно, а лекция -
совершенно другое дело.
- У них нет понятия совести, - продолжал Флеберт. - Я могу определить
это так: они не предают значения ни одному человеческому качеству, которое
ценим мы.
- И к чему то, что вы сейчас говорите? Вы хотите посеять во мне
недоверие к моему напарнику? - поинтересовался Морган.
- Да. Именно так. Я вижу, что вы успокоились слишком быстро. Вы
должны понимать, что этот ваш будущий напарник-риганец, этот Джаэль Сорок
Зант, не похож на тех напарников, которых вы имели до сих пор. Я обсуждал
с риганцами ценимые нами человеческие свойства. Я перечислял их, а они не
понимали о чем идет речь. Сострадание, верность, честность, раскаяние - ни
одно из этих слов для них не имело значения. Я не утверждаю, однако, что
они - чудовища. Я думаю, что они иногда бывают добрыми, но в том-то и
дело: они добры только потому, что они случайно почувствовали себя добрыми
в этот конкретный момент времени. Они могут быть жестокими по той же самой
причине. Жестокости, как мы ее понимаем, не существует для них. Ни одно из
общепринятых человеческих свойств не имеет ценности для них. Единственное,
что для них имеет значение - это слабость или сила, ты управляешь другими
или тобой управляют. Вот так я их понимаю. Таким образом, нельзя
положиться на то, что они говорят, или на их настроение, так как это
настроение может измениться в любую минуту и направит вас по ложному
следу.
- Но один из них добровольно вызвался помочь мне, - запротестовал
Морган.
- Да. Или ему приказали помочь. В любом случае он не будет таким
близким другом, как ваши постоянные напарники из Команды. Он не сможет
быть вам всегда надежным помощником и союзником. Я хочу, чтобы вы это
поняли, Морган. Вы в действительности должны проделать все сами, а Джаэль
Сорок Зант может оказаться дополнительной помехой для вас.
- Если вы не возражаете, сэр, то я выскажу мнение, что такой поворот
нашей беседы меня раздражает. Я знаю вас и ваше тщательное отношение, ваше
внимание к каждой возможной черной туче, но на этот раз вы превзошли себя.
Мое отношение к напарнику всегда таково, что он для меня - второе я, и вы
знаете это. А в данном случае такое отношение еще более важно, так как он
знает Ригу, а я нет.
- Я полностью согласен с вами, - Флеберт покачал головой.
- Тогда не пытайтесь мне внушить то, что у нас с риганцем не
получиться партнерства, что он может стать для меня только дополнительным
препятствием.
- Поймите, Морган, я никогда так не поступал, но в данном случае я
должен это сделать. Я боюсь, что выражаюсь недостаточно ясно. Я не имел в
виду, что нет надежды сделать из этого риганца настоящего партнера. Все
это время он будет для вас вторым я, Морган. Если вы собираетесь выиграть
это дело, а вы должны победить, тогда, возможно, он послужит ключом для
вас в данной работе. Он знает Ригу и риганцев. Он обладает психической
энергией, и об этом следует помнить, так как то, что вы подумаете о нем,
как я себе это представляю, будет тут же им зарегистрировано. Вы должны
быть к этому готовы. Вся операция может зависеть от того, как сложатся
ваши отношения с Джаэлем Сорок Зантом, и насколько вы сможете ими
манипулировать. Когда вы встретитесь с ним, будьте настороже и
постарайтесь склонить его на свою сторону.
- Так как я никогда не имел дела с риганцами, не могли бы вы
посоветовать кого-либо, кто бы мог рассказать мне о них побольше? К чему
они более восприимчивы? Какой вид дружбы они предпочитают?
- Вам придется исполнить это дело на слух, - ответил Флеберт. - Что
касается риганцев, то те из них, с которыми я встречался, были полностью
непредсказуемыми. Более того, они вызвали во мне неприятное ощущение. Я
понял, что они в действительности не могут читать мысли, но они
улавливают, что вы чувствуете, а это тоже плохо.
- Нет ли кого-либо еще, кто мог бы проинструктировать меня о них?
Флеберт упрямо покачал головой.
- Я думаю, что это ничего не даст вам. Я могу послать вас к людям из
отдела торговли и они смогут рассказать вам о риганцах, но это будет их
представление. Я мог бы найти кого-нибудь еще, кто мог бы вам дать
информацию. Но это не приведет ни к чему хорошему. Никто на Земле
фактически не знает риганцев. Любые неправильные представления, которыми
вас напичкают, скорее принесут вам вред, чем помогут вам. Я доверяю вашей
рассудительности и чувствам. Я хочу, чтобы вы шли на условленную встречу
спокойным, выработали свое независимое мнение о напарнике и постарались
склонить его на вашу сторону. Это свидание имеет значение, главным
образом, для вас, чтобы вы постарались понять риганца.
Морган согласился с решением Флеберта, как он делал это на протяжении
многих лет. Шеф был хитрым и разумным человеком, и редко ошибался. Морган
изменил тему разговора.
- Будут ли специальные указания, которых мне следует придерживаться?
Мне бы хотелось сначала немного поразведать здесь, прежде, чем я
отправлюсь на Ригу. Может быть поговорить с кем-нибудь из родственников
без вести пропавших.
- Делайте все, что считаете нужным. Свяжитесь со мной в течение
ближайших нескольких часов, я добуду для вас несколько имен. Что касается
выполнения задания, то вы должны будете выработать свой план, так как мы
знаем слишком мало о нашей цели. Вы разработаете свой план действий,
подготовите ключи и ловушки. Морган, добудьте для нас нужную информацию.
Мы должны остановить переброску невинных людей до того, как Землю
превратят в питомник для разведения рабов. Если риганцы - честные
существа, и за всем этим не стоит их правительство, тогда мы должны помочь
им найти преступников. Если же они обманывают нас и все делается с ведома
правительства, тогда мы должны подготовиться к крупномасштабной
межпланетной войне. И да поможет нам Бог, если дойдет до этого.
- Да, в этом случае мы можем надеяться только на Бога.
Солдаты-земляне не смогут справиться с риганцами. Они перевербуют наших
людей с помощью своей психической силы.
Флеберт долго смотрел на Моргана тяжелым взглядом.
- Хотелось бы мне стать немного моложе, чтобы оказаться на вашем
месте. Черт побери, как бы мне этого хотелось! - Он смешал бумаги, лежащие
у него на столе и резко сказал: - Вы должны встретиться с вашим
напарником-риганцем в баре Каровел в три часа. Все риганцы похожи друг на
друга, вы знаете - темно-каштановые или черные волосы, темно-карие или
черные глаза, загорелая кожа. У вас не будет трудностей в его опознании.
Он будет одет как риганец.
- Облегающий костюм павлиньего цвета?
- Красный. Он будет одет в красное. Просто представитесь. Он знает
ваше имя.
- Вы были уверены во мне, не так ли, Хью? Что было бы, если бы я
отказался от задания?
- У меня нет ответа на ваш вопрос, так как я даже не рассматривал
такой вариант. - Флеберт встал, его небольшой рост подчеркивался
долговязой фигурой Моргана. - Я чувствую, что я должен был дать вам
возможность поработать в магнитотеке, или организовать встречу с
экспертами, или провести с вами курс обучения, - но ничего этого я сделать
не могу. Итак, ваше задание: вы должны отправиться на Ригу и найти
главарей заговора; выполните задание решительно и хорошо, и главное -
возвращайтесь домой живым. Последнее вы должны сделать ради себя. Вы
получили наилучшую подготовку, которую могла предоставить своим
следователям Земля, и у вас наибольший опыт из всех членов Команд
следователей.
- Не оплакивайте меня, Хью, заранее, - Морган постарался стряхнуть с
Флеберта угрюмое настроение. - Я вернусь. У меня есть главное - очень
важный повод отправиться туда и преуспеть в деле. Не беспокойтесь, мне
доводилось попадать в очень неблагоприятные ситуации.
- В такие исключительно неблагоприятные?
- Нет. Но неприятности всегда остаются неприятностями, маленькие они
или большие, и я не беспокоюсь о них. Много лет назад вы взяли меня сюда и
привили мне чувство полной самоуверенности. Я и сейчас не дам положить
себя на лопатки.
Флеберт пожал руку Моргана.
- Ну, идите. Если сможете, посылайте мне рапорты, но главное -
выполняйте свою работу. А теперь убирайтесь отсюда и поспешите на
условленную встречу. Когда встретите своего напарника, не слишком
доверяйте ему.



2

Морган покинул здание под аккомпанемент все тех же секретарских
улыбок, которые и встретили его. Чувство волнующего ожидания прошло,
теперь он испытывал решимость, напряжение и странное ощущение опасности.
Раньше он никогда не нервничал, начиная какое-либо дело, ему не нравились
эмоции в работе. Это задание было необычным, не таким, как предыдущие. Его
нужно было выполнить в чуждом ему мире, населенном чуждыми существами. Но
он сумеет овладеть ситуацией. Главное, чему он научился за годы пребывания
в Командах следователей, - это самоуверенности. - Никогда не сомневайся.
Выбрал курс - иди напролом избранным путем. Если окажется, что выбранный
путь ошибочен, тогда ищи другой, но никогда не обвиняй никого в том, что
ты ошибся. Следуй своим инстинктам, в 80 процентах случаев они приводят к
правильному решению.
Он шел переполненной, шумной, затененной улицей и настойчиво повторял
основы своей работы. Мальчиком он мечтал стать следователем; он учился и
молился за то, чтобы у него это получилось, и когда представился шанс, он
возглавил свой класс. Упрямый, младший Флеберт - так называли его.
Упрямый, но это упрямство не было его недостатком, скорее это его качество
можно было определить, как настойчивость.
На углу улицы Морган остановился в ожидании автокэба, на котором
собирался продолжить свой путь. Улицы были переполнены и он задумался,
бывают ли такие мгновения, когда они пустеют. Здания поднимались все выше
в небо, чтобы дать пристанище всей этой толпе, чтобы служить ей, но они
делали людей еще меньшими, каждый человек был только песчинкой в море
толпы. Население Земли разрасталось, космос же не расширял горизонты, по
крайней мере еще не расширял, и риганцы ничего не могли предложить: ни
космических путешествий, ни обитаемых планет.
Зеленый автокэб проезжал мимо и Морган окликнул его, издав звук `Хи`
определенного тона, который притягивал автокэб к обочине. Он вошел, нажал
кнопку компьютерного управления и произнес: `Бар Каровел`, затем добавил:
`пожалуйста`, придерживаясь старомодных правил приличия, которые ему никак
не удавалось забыть.
Машина рванулась вперед, быстро прокладывая путь вдоль улиц, при этом
ее компьютер сортировал места назначения и составлял маршруты.
Морган откинулся на спинку сидения и стал вспоминать свой разговор с
Флебертом, его слова, удивляясь их обыденности и тому, как спокойно они
произносились. Земля - в опасности. Человечество на грани превращения в
тупую массу рабов, а Флеберт относится к этому заданию, как к любому
другому делу - контрабанде, заговору, установлению монополии. Но по мере
того, как он вспоминал, перед ним возникали серые глаза Флеберта. Их
выражение не было ни спокойным, ни обыденным. В них светилась тревога, но
они смотрели с надеждой на Моргана, так как Флеберт твердо верил в
принципы, которые были привиты всем следователям: Решительность, Мужество,
Преданность, Честность, Стойкость. Морган знал, ни секунды не колеблясь,
что он живет согласно этим принципам, что было доказано им на деле и
неоднократно.
Автокэб подкатил к обочине, вспыхнул свет, высвечивая плату за
проезд. Морган опустил монеты и купюры в соответствующие прорези, взял
сдачу и вышел. Он находился под навесом бара Каровел - полосатым тентом из
красных и зеленых полос, ведущим прямо к зеленой алюминиевой двери. Он
поправил галстук и пиджак, стараясь принять вид легкой самонадеянности. Он
хотел встретиться с Джаэлем Сорок Зантом на равных.
Войдя, он остановился, чтобы глаза привыкли к слабому освещению
внутри бара. Бар был громадный, с множеством комнат по разным сторонам от
двери, раскрашенных в разные цвета и представляющих различные тематические
места действия. Впечатление было кошмарное, но бары всегда были такими:
слабо освещенными, заполненными дымом сигарет с искусственным табаком и
шикарными, что приводило в смущение. Они существовали как символ
человеческого стремления уйти от стали и бетона в поисках чего-нибудь
нового. Однако даже здесь, в такое время дня толпилась масса людей.
Гардеробщица подошла к нему, несмотря на то, что у него не было шляпы. Она
была рыжеволосой, шести футов ростом, ее волосы были так высоко уложены,
что она казалась выше Моргана. Она шепнула почти украдкой:
- У нас сегодня риганец, сер. Риганец!
- Где?
- В комнате `на берегу реки`. Вон там. - Она повела длинной, тонкой
рукой, указывая путь пальцами с пурпурными ногтями. - Это первый настоящий
живой риганец, которого я вижу.
- Комната `на берегу реки`? Спасибо, - отрывисто проговорил Морган и
быстро покинул ее. Он вошел в указанную комнату и долго стоял у порога,
изучая ее. Эта комната также была плохо освещена - в ней создавался эффект
лунного света, окружающая обстановка изображала лесную поляну с деревьями,
растущими как бы из пола, и механическими птицами, летающими среди ветвей
и ловящими механических мошек. За поляной была изображена река, эффект
усиливался шумом бегущей воды. Морган пристально оглядел ее оценивающим
взглядом. Обычно он наслаждался этим видом, но теперь, когда он только
вернулся из поездки в горы, с одного из тех диких и естественных уголков,
которых осталось на Земле всего несколько, его душа не принимала вида
искусственной реки.
Он осмотрел комнату, мысленно сортируя людей в ней. Внезапно его
глаза натолкнулись на ярко-алые одежды риганца возле реки, и его план
постоять здесь и изучить своего партнера сразу же рухнул, так как тот уже
поднялся ему навстречу с лицом, выражающим любопытство и пытливость.
Морган двинулся к нему, стараясь быстро охватить взглядом фигуру будущего
напарника. Риганец был высокий, стройный, с черными волосами и черными
глазами, с длинными тонкими руками, с аристократической, красивой формы
головой, с приятным красивым лицом, на котором выделялись черные брови,
которые, казалось, вот-вот загорятся от блеска сверкающих глаз. Было ясно,
что риганец узнал его без всякой процедуры представления и Моргана
интересовало каким образом, но он выбросил этот вопрос из головы, потому
что он приводил его в легкий трепет.
Трепет нарастал. Здесь перед ним находился мужчина, который должен
будет разделить с ним опасность, но этот мужчина не был человеком. Как он
будет работать с чужаком, с личностью, полностью отличной от него, с
характером, который он даже не мог постигнуть?
Морган подошел к столику и быстро протянул руку, беря инициативу в
свои руки. Он сжал конусообразные пальцы чужака в крепком рукопожатии.
- Я - Морган Селерс.
Чужак ответил:
- Джаэль Сорок Зант. Садись. Я заказал для тебя напиток. Я ожидал,
что ты будешь точен.
- На самом деле я появился чуть раньше, - произнес Морган и был
удивлен тем, что ведет себя суетливо. У него не было причин оправдываться
перед этим существом. Однако в темных глазах риганца было что-то такое,
что выражало надменное отношение, которое выжимало из Моргана слова. Он
сделал быстрый глоток и ему не понравился выбор риганца.
- Понравилось? - спросил Джаэль и не дожидаясь ответа продолжил: -
Мне подумалось, что ты захочешь выпить охлажденный напиток, хотя я и не
могу понять ваших вкусов. - Он посмотрел на свою чашку кофе, над которой
струился пар. - Как вы, люди, выносите этот климат? Я никогда не смогу
понять. И что еще хуже, внутри ваших зданий прохладнее, чем на улице.
- На Риге - жарко. Я понимаю.
- Нет. Никоим образом. Она просто удобная.
Морган улыбнулся в душе. Итак, поскольку с Джаэлем Сорок Зантом все
равно придется работать, главное правило, видимо, должно быть следующим:
`Приготовься игнорировать его высокомерие. На Земле риганцам зябко не
потому, что Рига - жаркая. О, нет. Просто Земля не соответствует их
представлениям`.
- Я предполагаю, что у тебя уже был инструктаж, - продолжил разговор
Джаэль. - Идея в целом смехотворна, не так ли? Однако у нас нет выбора. Мы
должны пойти по выбранному вашим правительством пути так далеко, как оно
того пожелает.
- Ты имеешь в виду обвинение в похищении людей? Я не вижу ничего
смехотворного в этом.
- Но ведь это нелепо! Ни один риганец не будет делать то, в чем
обвиняет нас ваше правительство. Это - против Закона, всего Закона
управления. Сама идея абсурдна.
- Значит, ваше правительство поступает нечестно? - спросил Морган. -
Вы только делаете вид, что сотрудничаете с нами, потакаете нам.
- Я не считаю, что выразил правильно свою мысль, мистер Селерс. Я
только рассуждаю вслух, и нахожу, что совершенно невозможно поверить в то,
что люди нашей планеты похищают ваших людей. Что они могут получить от
вас? Вы все - нули. Ни один из вас не имеет для нас социальной ценности.
- Мотивом, я думаю, является экономическая ценность. - Морган
старался держать себя в руках. Он не должен позволять риганцу рассердить
себя, во всяком случае не так быстро. Желательно сдержать свой гнев, все
же риганец может помочь делу. Он - существо, чуждое нам. Вот эту мысль
Морган старался удержать в мозгу, как главную.
- Полагаю, что действительно существует определенная вероятность, -
ответил Джаэль.
- Ты опять изменил формулировку. Как мы сможем выполнить задание,
если ты не веришь в то, что делаешь?
- Пусть это тебя не беспокоит. Я могу хорошо работать при любых
обстоятельствах. Я привык выполнять то, к чему у меня не лежит душа и что
меня не интересует. Я просто хочу, чтобы ты знал мою позицию.
- Хорошо, - уступил Морган. - Но я все же почти ничего не знаю о вас.
Вы, риганцы, все эти годы умалчивали о своей культуре, так что практически
ничего не известно о вас. В первую очередь, я ничего не знаю о вашем
обществе. В сущности, я даже не знаю, как тебя называть. Зант? Это твоя
фамилия?
- Нет. - Риганец засмеялся. - Зант - это мой родной город. Это также
наша столица, так что ты успеешь хорошо познакомиться с Зантом прежде, чем
мы закончим дело. Называй меня Джаэлем. Это единственное мое имя. Номер
меняется в зависимости от количества Управляемых, которыми я владею.
- У тебя их сорок. Правильно?
- В данный момент это так. Я чувствую, что ты выведен из равновесия
перспективой посещения Риги. Я читаю страх в тебе. Отбрось его. Я
достаточно силен, чтобы защитить тебя, к тому же это моя главная
обязанность. Остальное - наша культура, наш образ жизни - будет
проясняться для тебя по мере того, как ты будешь попадать в разные
ситуации.
Морган почувствовал, как темные глаза тяжело впиваются в его глаза и
отвел их. Риганец сказал, что он `чувствует` и `читает` страх в нем.
Морган знал, что тот имел в виду и ему это не нравилось. Он жадно сделал
глоток и решил прямо сейчас в открытую разъяснить риганцу свою позицию.
- Мне не нравится начинать с требований, но так как мы собираемся
быть партнерами, то мы должны с уважением относиться друг к другу. Итак,
мне бы хотелось, чтобы ты обещал не лезть в мой мозг. Я не хочу, чтобы ты
ковырялся в моих мыслях. - Когда он произносил свою тираду, то чувствовал
себя несколько смущенным, говоря о таких вещах, которых он в сущности не
понимал.
- Но я не могу читать твои мысли! Я чувствую твои эмоции. Я не знаю о
чем ты думаешь. Твой страх просто витает вокруг тебя. Ты не вправе
упрекать меня в том, что я его улавливаю, он бьет мне прямо в лицо. -
Риганец улыбнулся.
- Но я не испытываю страха! - Заспорил Морган. Заспорил слишком
громко. - Ты неправильно оцениваешь мои чувства. Неуверенность, да.
Беспокойство, да. Но не страх. Я не боюсь тебя или тебе подобных. Пойми
это тоже. И еще одно - мы будем работать на равных, выполняя это задание,
и я не люблю, когда надо мной насмехаются.
- У нас прекрасное начало, не так ли? - ответил Джаэль. - Но я
принимаю твои условия и постараюсь уважать твои желания, когда смогу. Я
конечно же не хотел бы причинять тебе страдания. Во всяком случае не
тогда, когда я направлен защищать тебя.
- Ты не обязан охранять меня.
- Я вижу свою роль именно в этом. - Риганец был упрям. - Ты не
понимаешь, Морган, - сказал он иронично, тоном, каким взрослый человек
разговаривает с ребенком. - Тебе необходима моя защита, причем вся, на
которую я только способен, иначе любой пятилетний ребенок с нашей планеты
может взять тебя и управлять тобой, не прилагая особых усилий.
- Мне казалось, что ты упоминал о том, будто делать такие вещи
запрещено вашим Законом.
- У тебя хорошая память. Очень хорошо. Я думаю, что мы можем уже
покинуть это место.
- Ты не ответил на мой вопрос. Так все же, какое из твоих утверждений
правильное? То, что это запрещено вашим Законом и немыслимо, или то, что
любой риганец будет пытаться захватить и контролировать ум землянина, и
поэтому любой риганец на улице будет для меня опасен, даже ребенок?
Джаэль вновь встретился глазами со взглядом Моргана, его глаза
искрились смехом, что просто бесило Моргана.
- Кто может сказать? Ты просто сбиваешь меня с толку своими
вопросами. Да, это против Закона. Раньше я сказал бы, что ты будешь в
такой же безопасности, как Неизвестный под опекой матери. Однако ты поднял
сложную проблему. Ты сказал, что некто на Риге нарушает закон и, если это
правда, тогда, очевидно, надо считать, что люди моей планеты стали
бесчестными и тебе может грозить опасность от каждого из них.
Морган с трудом подавил сердитое замечание, которое чуть было не
вырвалось у него. Флеберт был прав. Похоже на то, что Джаэль будет
действительно дополнительной помехой, а не помощью. Он играет с заданием,
играет словами и идеями, насмехаясь при этом.
Официантка прошла мимо них, ее взгляд ни разу не задержался на
Моргане. Она спросила, желают ли они повторно заказать напитки. Джаэль
ответил:
- Мне повторите тот же. Но, чтобы он был горячим.
Она изменила позу, качнув бедром в сторону Моргана, давая ему понять,
что ожидает от него заказ, но по-прежнему ее глаза смотрели в другую
сторону.
- Мне ничего не надо, - пробормотал он. Она ушла.
- Ваши женщины для меня такая же загадка, как мы для вас, - сказал
Джаэль. - От них всех исходит сильный жар. Эти эмоции... Я просто чувствую
себя вызванным на состязание, когда они подходят ко мне, а ведь я должен
помнить, что у них нет энергии для вызова.
- Это точка зрения риганца, вот и все. Представители вашей расы очень
редко посещают Землю с дня первого контакта с нами.
- Но у нас действительно нет ничего общего. Все, что мы можем
предложить друг другу - это торговля, и даже это не очень прибыльное дело
для обеих сторон.
- Отсюда возникает мой главный вопрос, - сказал Морган. - Почему ваше
правительство разрешило мне посетить Ригу? Поскольку мы такие разные,
какой помощи они ожидают от меня в решении данной проблемы? Мне кажется,
что риганец может лучше разобраться в этом вопросе.
- Мне объяснили это следующим образом. Ты можешь быть более
объективным, более постоянным в работе. Они хотели, чтобы работала
Команда, но нам не повезло - выбор пал именно на нас.
- Прекрасная Команда, - теперь засмеялся Морган. - Команда, у которой
никогда не будет шанса.
- Ты нарочно издеваешься надо мной?
Морган уставился на Джаэля, сбитый с толку. Он не собирался
издеваться, однако он получил удовольствие, заметив следы гнева на лице
Джаэля, поэтому оставил реплику без ответа.
- Я член риганской Команды следователей, - продолжил Джаэль. - Не
было случая, чтобы я подвел моих союзников, и мне не нравится твоя реплика
- или, я бы сказал, твое чувство негодования и неприязни.
- Если ты воспринял от меня такие чувства, то это твое горе. Я просил
тебя, не читать мои мысли. В любом случае я рад узнать, что ты понимаешь,
что такое работа единой Командой. Честно говоря, я беспокоился с того
самого момента, как вошел сюда. Я пришел, желая обрести напарника и
обсудить с ним планы действий, а может даже подружиться. Но у нас не
получилось ничего из того, что я наметил. Мы слишком расходимся во
взглядах, Джаэль.
- Мы очень разные. И я хочу тебе сказать, что ты отнесся с
подозрением ко мне, признаешь ты этот факт или нет.
- Как бы ни было, вернемся к исходной точке. Мы составляем Команду и
пришло время начать нашу совместную работу. Ты упоминал, что дома тебе
приходилось работать с другими. Какие отношения вас связывали? Каждый из
вас был частью одного целого? Вы работали как союзники?
- Конечно. Возможно не совсем в том смысле, как понимаешь ты. Когда
ты произнес слово `союзники`, я почувствовал в тебе теплоту, которую я не
могу понять. Симпатия одного человека к другому. Мы не работаем таким
образом. Нет. Мы выполняем нашу работу Командой только потому, что одному
не под силу вести дело. Нас постоянно вызывают, причем неожиданно, поэтому
в Команде должно быть определенное количество людей, работающих над одним
и тем же заданием, чтобы была уверенность в том, что в любой момент
времени хотя бы один из них будет выполнять служебные обязанности.
- Вызывают? - переспросил Морган.
- Чтобы выполнить какое-либо поручение или работу для наших личных
Управляющих.
Морган уставился на него озадаченно.
- Ты что, не понимаешь? - Джаэль начал выказывать признаки
нетерпения. - Каждый из нас является и Управляющим, и Управляемым. Я
являюсь Управляющим для сорока человек, поэтому и называюсь Джаэлем Сорок
Зантом. Но в это же самое время мной управляет определенное количество
других людей. Эти люди вызывают меня в любое время дня и ночи и
приказывают выполнить определенные поручения для них, например, дают
какое-либо разовое задание, или приказывают поработать день в их бизнесе,
или поручают поездить и собрать информацию для них. Когда поступает такой
вызов, я должен отправиться немедленно, иначе меня ждет наказание. Это
означает, что я должен оставить Команду, но поскольку Команда достаточно
большая, то всегда кто-нибудь в ней остается и продолжает задание, держа
нити всех направлений в своих руках. В отчаянной ситуации я могу принять
вызов, а затем, в свою очередь, вызвать одного из моих Управляемых и
послать его вместо себя, но это воспринимается неодобрительно, исключение,
конечно, составляют сельскохозяйственные работы. Никто не ждет от меня
того, что я сам буду работать в поле.
- Конечно, - пробормотал Морган. Рассказанное Джаэлем, наверное,

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован