26 октября 2010
9539

Полина Дашкова: `Язык наполненный словами `блин` и `короче`, разобщает!` (Интервью со знаменитой российской писательницей)

На фоне многочисленной армии современных российских литераторов Полина Дашкова заметно отличается от коллег по писательскому цеху не только благодаря профессиональному образованию, но и хорошему слогу, который на сегодня, к сожалению, является редкостью. Она не гонится за количеством, поэтому может позволить себе роскошь работать в своё удовольствие, не испытывая прессинга со стороны издательства. В июле этого года Полина Дашкова отметила круглую дату, но из-за того, что она заканчивала работу над рукописью, мне тогда не удалось побеседовать с писательницей.

- Уважаемая Полина, многие писатели берут себе псевдоним. Вы тоже не стали исключением. Что это - бегство от реальности или способ разграничить себя и автора книг, чтобы у человека не возникало раздвоения личности?

- Что касается писателей вообще, то за всех отвечать не берусь, - у каждого на это свои причины. Что касается меня, то у меня не было никаких серьёзных причин для появления псевдонима, я перед собой не ставила никаких глобальных целей. Просто так получилось: когда я принесла рукопись первой книги в издательство, мне было сказано, что я должна взять псевдоним, потому что моя фамилия заканчивается на букву "о", т. е. она - среднего рода. А писатель-женщина должна иметь фамилию с женским окончанием. И я к этому отнеслась очень легкомысленно, как к игре, у меня не было никакого раздвоения личности, просто так придумалось - и всё!

- Вы начинали в поэтическом жанре, но оставили его. Такие примеры не единичны: Юрий Поляков, Эдуард Лимонов. Почему это произошло?

- Переход на прозу произошел естественным путём. Когда я писала стихи, мой руководитель творческого семинара в Литинституте Лев Иванович Ошанин мне напророчил и сказал, что я буду писать прозу. У меня были сюжетные поэмы, такие истории в стихах, так как-то само собой сложилось совершенно естественным образом...

- Но вы не жалеете, что оставили поэтический жанр?

- Что значит - "не жалеете"? Я вообще ни о чём не жалею, мне это не свойственно!

- На вашем персональном сайте в Интернете вы обозначены как Мастер социальной прозы, одна из самых известных современных российских писательниц и автор знаменитых романов. Здесь не указано, что вы работаете в жанре детектива. Можете пояснить - из-за чего? И чем обусловлен выбор этого литературного жанра?

- Во-первых, я хочу сказать, что названный вами сайт не является моим персональным сайтом, а во-вторых, на самом деле, очень редко встречается грамотное определение жанра, в котором я работаю. Дело в том, что с точки зрения классического литературоведения жанр, в котором я работаю, действительно детективом назвать нельзя - это просто безграмотно. Существует расхожее мнение: всякое произведение, где есть убийство, - это детектив. Тогда в таком случае вся мировая литература за редким исключением - сплошные детективы. Детектив - это нечто другое, и в России вообще мало кто пишет настоящие детективы.

- Вы абсолютно правы! Тогда, руководствуясь этой логикой, вполне можно сказать, что роман "Преступление и наказание" Достоевского - тоже детектив, ведь Родион Раскольников убил старушку-процентщицу! Но как бы вы сами могли определить жанр, в котором вы работаете?

- Я его никак не определяю, а просто пишу романы. Что я буду отнимать хлеб у литературоведов?

- Хорошо, предоставим это право им! Ваши книги переведены на два иностранных языка - на французский и немецкий. Меня больше всего интересует последний. Насколько легко или, наоборот, тяжело иностранному читателю, в частности, немецкому, постигать реалии современной российской жизни сквозь призму ваших романов?

- Это вопрос не ко мне, а к немецким читателям!

- Но вы же приезжали в Германию и встречались с немецкоязычными читателями...

- Да, мне не только рядовые читатели, но и критики не раз говорили, что как раз по моим романам максимально живо представляется нынешняя российская действительность.

- Насколько эти встречи отличаются от ваших встреч с российскими читателями?

- В этих встречах есть серьёзное различие. Дело в том, что в Германии существует традиция литературных чтений, когда приглашается писатель или даже нескольких писателей. Это может проходить в рамках книжной ярмарки, что зачастую связано с выходом новой книги. Обычно крупные университетские библиотеки или большие книжные магазины устраивают литературные чтения. Приходят люди и довольно долго слушают - от сорока минут до часа - текст книги, причём, чаще всего по-немецки его читает профессиональный актёр или актриса, я читаю фрагменты по-русски, а потом происходит разговор. Нигде больше, ни в одной стране мира, такого нет, а просто происходят встречи с читателями. Это может быть долго или не очень, но никаких чтений не происходит!

- Несколько ваших романов при переводе на немецкий язык утратили оригинальные названия: "Место под солнцем" превратились в "Клуб Калашникова", "Эфирное время" - в "Русскую орхидею", а "Кровь нерождённых" - в "Побег Лены". Чем вызваны подобные метаморфозы?

- Это связано с тем, что, например, "Место под Солнцем" - это известная телевизионная викторина, поэтому пришлось поменять название. "Эфирное время" по-русски имеет двойной смысл, а по-немецки это звучит совсем по-другому. "Кровь нерождённых" - это мой первый роман, и единственный случай, когда название изменено издательством в России. Это название, по-моему, было неудачным. Поскольку это была моя первая книга, я ещё не чувствовала себя абсолютно уверенной и доверяла издателям, считая, что они вправе менять название. Сейчас я уже давно не позволяю этого никому. Но, кстати, "Побег Лены" по-немецки звучит очень удачно! Обычно немецкие издатели, если меняют название книги, предварительно согласовывают это со мной.

- Если вернуться к вашему сайту, то там, почему-то, информация заканчивается 2007 годом. Давайте восполним этот пробел...

- Евгений, я вам уже говорила, что это - не мой персональный сайт! За это время я написала большую трилогию "Источник счастья" - роман в трёх частях. Это - исторический роман о событиях революции 1917-го года и о гражданской войне. Большой, серьёзный роман!

- Две ваши книги были экранизированы, по вашему мнению, весьма неудачно. Но ведь от этого, в принципе, не застрахован ни один автор?

- Конечно, безусловно!

- Но если последуют новые предложения по экранизации, вы от них не откажетесь?
- После двух неудачных экранизаций (речь идёт о двух сериалах - "Место под солнцем" (2004) и "Херувим" (2005), прим. автора) я все предложения, которые мне поступали, отвергала, но сейчас в Германии происходит экранизация. Я подписала договор, и у вас уже начался производственный процесс. Если и в Германии ничего не получится, то мне, по крайней мере, будет не так обидно!

- Мы все будем надеяться, что в этот раз вам обязательно повезёт! В литературе, как и в музыке, можно классифицировать произведения по следующим признакам: классика, андеграунд и т. н. "попса". Как вы относитесь к такому расслоению современной литературы, особенно детективного жанра?

- Вы знаете, я приветствую всякое разнообразие и считаю, что у читателей должен быть свободный выбор. И любая литература, кроме порнографии, имеет право на существование. Возможно, для больных людей нужна особая литература, но не в таком количестве, в каком она выходит у нас в России. В принципе, для каждого слоя общества, людей с разным уровнем образования, нужна своя литература, и то, что называется "чтивом" и "низким жанром" очень востребовано людьми, которые используют это как жвачку, - есть люди, постоянно жующие жвачку, поэтому им нужно читать что-то "лёгкое". Я, честно говоря, этого не понимаю, но каждому - своё!

- В Германии выходит большое количество русскоязычных изданий, так что русский язык также сохраняется и за рубежом. Действительно ли русский язык может объединять выходцев из бывшего СССР, волею судеб оказавшихся на чужбине, в частности, в Германии?

- Да, конечно! Но только всё-таки очень важно сохранять язык в чистоте. Я скажу так: "чистый" язык - действительно объединяет, а вот "грязный" язык, засорённый всякими выражениями, - разъединяет! Язык, наполненный словами "блин" и "короче", разобщает. Мне, допустим, трудно общаться с человеком, который всё время говорит: "Короче!". Мне кажется, что у него мозги наструганы, как лапша! Я уже с этим человеком с трудом смогу войти в контакт, да и он тоже. Чем чище язык, тем он универсальнее!

- Что же, Полина Викторовна, постараемся сохранять русский язык в чистоте! Большое вам спасибо за этот интересный разговор!

- И вам, Евгений, тоже спасибо!

Беседовал Евгений Кудряц

Газета "Вести", октябрь 2910-го года (http://kudryats.journalisti.ru/?p=16705)

Краткая биография:

Полина Дашкова (настоящее имя Татьяна Викторовна Поляченко, родилась 14 июля 1960, Москва, РСФСР, СССР) - российская писательница.
В 1979 году поступила в Литературный институт имени М. Горького. Во время обучения на 5 курсе была принята на работу литературным консультантом в журнал "Сельская молодежь".
Дебютировала как поэт. Печаталась в журналах "Сельская молодежь", "Юность", "Истоки", альманахе "Молодые голоса".
В 1990-е годы была заведующей отделом литературы "Русского курьера". Воспитывает двух дочерей - Анну и Дарью.
Широкую известность приобрела как автор детективов. Первая же ее книга "Кровь нерождённых" (1996) принесла ей широкую известность. Ее книги переведены на немецкий и французский языки.
Экранизации:
"Место под солнцем", сериал, 2004
Режиссер: Али Хамраев
В ролях: Анастасия Волочкова, Людмила Чурсина, Александр Лазарев, Ия Саввина
"Херувим", сериал, 2005
Режиссер: Николай Гейко
В ролях: Ирина Купченко, Александр Ефимов, Мария Порошина

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован