Эксклюзив
27 апреля 2012
16226

Политические партии и общественные объединения об усилении политической конкуренции

`Стенограмма заседания круглого стола Общественного Комитета "За честные выборы!" от 26.04.2012

Гончар Николай Николаевич (Председатель Комитета).
Уважаемые коллеги, здравствуйте. Мы начинаем работу круглого стола Комитета "За честные выборы!". Нет возражений? У нас есть обозначенная тема: Политические партии и общественные объединения об усилении политической конкуренции. Но я ко всему прочему просил бы обратить внимание вот на что. На прошедших выборах у нас в городе произошли качественные изменения с точки зрения присутствия политических партий и их представителей в составе муниципальных собраний. Я думаю, что есть свои представители и у КПРФ, и у "Справедливой России", прежде всего. Насколько я знаю и у "Яблока" есть представители, избранные в муниципальные собрания. В своих вступлениях, если вам не трудно, отразите впечатления от того, как началась работа в муниципальных собраниях, и с какими проблемами вы сталкиваетесь. Я сталкиваюсь вот с какой проблемой. Выборы прошли 4 марта. К сожалению, я могу назвать очень ограниченное количество вновь избранных депутатов муниципальных собраний, которые осуществляют прием граждан и вообще работают на территории. Кипит бурная политическая жизнь, касающаяся избрания руководителей муниципальных собраний, бурная политическая жизнь сопровождает процедуру конкурсов на должность руководителей муниципалитетов, но приходят люди на прием и спрашивают, как найти женщину, которая на вашем прошлом приеме раздавала листовки, в которых говорилось о том, что она будет принимать население. Люди спрашивают, как ее найти. Это важный вопрос. И если весь пар выйдет в этот организационно-политический свисток, то это чревато. Итак, мы предоставляем слово представителю ЛДПР.

Бессмертнов Андрей Александрович (ЛДПР).
Несколько слов скажу о прошедших выборах в органы местного самоуправления. За историю выборов в органы МСУ эти выборы запомнились для ЛДПР качественным прорывом, начиная с подачи документов, заканчивая регистрацией, и соответственно ходом голосования. В принципе, как таковых, нареканий нет. Но в связи с началом этого избирательного процесса возникла одна небольшая трудность. Эту трудность можно назвать дырой избирательного законодательства. Мы столкнулись в ряде районов, например, в районе Внуково, на Проспекте Вернадского, с тем, что каким-то образом появились дубликаты списков в состав участковых комиссий с правом решающего голоса от нашей партии. Это реальная проблема, причем законодательно она не сформулирована, то есть фактически законом не прописано, кто и как приносит эти списки. Хотелось бы обратиться к представителю Мосгоризбиркома с инициативой, чтобы это как-то срегламентировали. Получилось следующее. Мы выдвинули список определенных людей в состав участковых избирательных комиссий с решающим голосом. А когда наш делегированный представитель пришел в территориальную избирательную комиссию, то он был поставлен перед фактом, что откуда-то какие-то списки от ЛДПР уже присутствуют. Конечно, вопрос был урегулирован впоследствии. Но чтобы в будущем мы не сталкивались с такой ситуацией, нужно этот вопрос решить. Понятно, что список людей выдвигаем мы, но порядок передачи этого списка от той или иной политической силы в территориальную избирательную комиссию не прописан. Люди, которые заинтересованы где-то, как-то схитрить, либо просто создать какой-то скандальный прецедент, могут этой ситуацией воспользоваться. С этой инициативой хотелось бы обратиться к Мосгоризбиркому. По поводу состава органов местного самоуправления. У нас впервые за последнее время произошел определенный прорыв. У нас 25 избранных депутатов по городу Москва в составе органов местного самоуправления. Это хороший результат для нас. Не тот результат, который мы ожидали, но все равно положительный. По поводу конкуренции, которая на данный момент предполагается в связи с изменением в законе "О политических партиях", хотелось бы сказать следующее. То, что много заявок о создании политических партий о конкуренции не свидетельствует. Пока на данный момент конкуренции нет, потому что с точки зрения законодательства послабление, касающееся численности той или иной политической силы, ничего не дает. С 40 000 мы ушли до 500 человек. Существует ряд препонов организационно-партийных структур в последующем для окончательной регистрации партии, которые являются большей сложностью, нежели чем состав партии и ее количество. Поэтому на данный момент мы видим, что желание у многих людей занять политическое поле и как-то внедриться в него большое, но поскольку в том формате, который сейчас присутствует, этим полем будет являться в ближайшее время только город Москва, соответственно мы конкуренции на федеральном уровне пока не видим. Но время покажет. Спасибо.

Кузнецова Светлана Анатольевна (Политическая партия "Справедливая Россия").
Я сегодня скажу несколько слов не в качестве члена партии "Справедливая Россия", а в качестве ректора Университета профессиональной политики. На эту мысль меня натолкнуло название нашей сегодняшней встречи: Политические партии и общественные объединения об усилении политической конкуренции. Если мы с вами подумаем о том, что такое конкуренция, то сразу поймем, что конкуренция ради конкуренции - это бессмысленное явление. В политической жизни, если исходить из теории и, наверное, практики все-таки конкуренция должна быть конкуренцией проектов устройства общества, конкуренцией идей и конкуренцией лидеров. На прошлой встрече Николай Николаевич выразил беспокойство о том, что сейчас в связи с новым законом "О политических партиях" будет расти количество общественных движений и политических партий, как на дрожжах. Не приведет ли это к разбросанности общества. Я бы хотела сказать, что этого бояться не надо еще и по той причине, что общество устроено настолько иерархично, что эта энергетическая субстанция, количество людей, которые пойдут в политику или захотят занять эти существующие политические ниши, ограничено. Сейчас мы это наблюдаем. Например, сейчас воссоздается Партия Пенсионеров. Это те люди, которые когда-то начали этот процесс и сегодня посчитали, что они вновь могут на волне такого общественного недовольства вновь стать лидерами и занять какие-то позиции. Но, конечно, они будут проигрывать в конкуренции партиям и общественным движениям, которые уже прочно закрепились в политическом поле страны, прежде всего, тем партиям, которые у нас представлены в Госдуме и, в том числе, системной оппозиции. Следующий момент. Сейчас, конечно, предпринимаются попытки, и наша партия с этим сталкивается, когда люди, претендующие на роль лидеров вновь образованных партий, союзов, общественных движений пытаются использовать ресурс уже существующих партий. Вы, наверное, знаете историю с созданием Социал-демократического союза. Мне кажется, что не совсем корректные методы используются. Людям, которые сейчас создают партии и общественные движения, нужно более внимательно относится к методам создания, поскольку сейчас общество очень чувствительно к способам ведения дел. Что касается выборов в муниципальные собрания города Москвы. Тоже очень интересный феномен. Мы, конечно, свое представительство увеличили. Я сейчас точно цифру не помню. Около 123 депутатов у нас, фактически в каждом муниципальном собрании города. Интересный феномен в чем? В нескольких районах оказалось так, что в кооперации с другими партиями и с независимыми депутатами можно существенно влиять на принятие решений. Сложность в том, что у нас политические лидеры, к сожалению, не владеют такой техникой ведения переговоров, как сотрудничество. Мы настолько привыкли конкурировать, настолько привыкли соперничать, что даже там, где есть явная выгода от сотрудничества, у нас возникают проблемы. Поэтому, мне кажется, что содержательно и сущностно можно и нужно сконцентрироваться на освоении новых методов политической борьбы. Главная задача любой политической силы - это борьба за власть.

Рясной Владимир Васильевич (КПРФ).
Уважаемы коллеги, повестка дня очень правильная, актуальная. Но мы еще не разобрались с прошлыми выборами. Мы сейчас готовим в Верховный суд Российской Федерации иск о тех нарушениях, которые были допущены во время выборов в Государственную Думу. В этом смысле у всех партий, видимо, есть большие претензии, которые мы готовы вставить в свой иск. И если вы хотите, можете записать наши телефоны. Это не конкуренция, это то сотрудничество, о котором мы так долго говорим, но которое, к сожалению, в реальных делах пока еще незаметно. Мы с партией "Яблоко" достигли каких-то соглашений о том, что будем обмениваться информацией о тех недостатках, которые были выявлены в ходе этой избирательной кампании. Такой же подход мы хотим предложить и всем остальным партиям. Я прошу вас все-таки записать номера телефонов: 692-41-70. Это номер телефона Соловьева Вадима Георгиевича. И второй номер юридической службы ЦК КПРФ: 628-76-16. Наша юридическая служба как раз готовит сейчас этот иск. Мы сейчас сталкиваемся не столько с проблемой муниципальных выборов, сколько с проблемой рассмотрения судами и ЦИКом тех жалоб, тех нареканий, которые мы получили во время избирательной кампании в Госдуму. Например, интересную позицию занимают суды. Я понимаю, что на суды в данной аудитории жаловаться бесполезно. Но, тем не мене, факт есть факт. Например, мы посылаем протоколы. Суд рассматривает эти протоколы, причем составленные с явными нарушениями, и говорит, что они не могут принять к рассмотрению, поскольку они составлены неправильно. А кто эти протоколы составлял неправильно? Составляли комиссии, председатели комиссий, секретари. Протоколы эти заверены печатью, соответствующими подписями. Так привлеките этих товарищей, если не к уголовной ответственности, так хотя бы к административной. Нет, суд это не замечает. Не замечает прокуратура. Никто не замечает. Никого это не касается. Поэтому мы, используя правовое поле, которое создано в нашем государстве, решили обратиться в Верховный суд. Верховный суд - это не последняя инстанция. Есть еще суд международный. Мы не исключаем возможности обращения в этот суд. Что касается муниципальных выборов. Наверное, еще рано говорить о той деятельности, которую разворачивают депутаты на местах, потому что еще не сформированы муниципальные органы власти, еще корпус только собирается, притирается. Наверное, надо рассмотреть через месяц, как идет этот процесс. Мы полностью согласны с предыдущим товарищем в том, что конкуренция между партиями должна быть направлена только на благо общества, на благо государства.

Круглов Максим (Российская объединенная демократическая партия "Яблоко").
Спасибо, уважаемые коллеги, за возможность выступить. Я, пожалуй, такую историческую ноту не создам в плане согласия с "Единой Россией". Первой репликой мне хотелось бы отметить во что. Ваше предложение очень забавное. Новым партиям не использовать слово Россия в названиях. А вы с себя не хотите начать, дав пример этой практике. Уверяю вас, что имиджево в международных отношениях Россия от этого только выигрывает. Это первое. Второе. По поводу той политической реформы, которая должна усилить политическую конкуренцию в нашем политическом пространстве. Партия "Яблоко" относится к этому очень конкретно. Мы полагаем, что политическая реформа, предложенная уходящим Президентом Медведевым, носит половинчатый характер, очень противоречивый характер. Например, предложение о том, чтобы партия состояла минимум из 500 человек, несет в себе явную опасность того, что политическое пространство будет очень сильно размыто. В бюллетенях у людей на выборах окажутся 20-30-40 политических партий абсолютно неизвестных, большинство получит от 1 до 3%. Используя метод Империале, что у нас часто разными жуликами делается, большинство опять отойдет партии "Единая Россия". Не очень понятна логика, зачем надо было увеличивать обязательную численность парий с 10 000 до 50 000, чтобы потом вообще эту численность сократить до 500 человек. Уважаемые депутаты Государственной Думы, вы же это принимали. Эта логика нам абсолютно не понятна. Единственное, что реально в этой политической реформе, предложенной Президентом, это облегчение сбора подписей. Если это не будет размыто, если там не будут приняты какие-то поправки, как, например, по поводу выборов губернаторов, когда хорошая идея размывается, вводятся какие-то фильтры. Абсолютно не понятно, как это будет работать. Есть такое подозрение, что независимые депутаты или независимые кандидаты от других оппозиционных политических партий просто не будут проходить этот муниципальный фильтр. Хотелось бы отметить, что эта политическая реформа абсолютно очевидно задумывалась, как ответ на протесты Болотной площади и проспекта Сахарова. И те изначальные декларации, которые озвучил Президент Медведев носили, наверное, эмоциональный характер, носили в себе попытку сбить эти протесты. Иначе чем объяснить эту дальнейшую деградацию той политической реформы, которая была предложена. Тот же момент с общественным телевидением, проект которого предложил Президент Медведев. Что мы сейчас видим? Руководитель общественного телевидения будет утверждаться Президентом Российской Федерации и только им. Что тут общественного? Мне не очень понятно. По поводу депутатов муниципальных собраний. Это, конечно, отдельная большая тема и к ней надо готовиться и по поводу нее нужно говорить очень долго. Я хочу отметить, что в этот раз депутатами от партии "Яблоко" стала половина кандидатов, которые были выдвинуты партией. Из 88 человек 44 выдвиженца партии стали депутатами. Это очень серьезный показатель изменения настроения в обществе после выборов в Государственную Думу. Главной проблемой, с которой сталкивались избранные депутаты, является проблема урезания полномочий органов МСУ и, насколько я знаю, в Москве эти полномочия носят во многом декларативный характер. Но мы с коллегами из партии "Справедливая Россия" и КПРФ будем консолидированными действиями пытаться менять эту практику. И в этом смысле, мне кажется, политическая реформа будет начинаться именно здесь снизу поступательно шаг за шагом, меняя то политическое настроение и те политические практики, которые сложились в обществе. Партия "Яблоко" будет и дальше представлять обществу политическую альтернативу содержательную и нравственную.

Смирнов Вячеслав Николаевич (Демократическая партия России).
Я являюсь председателем исполкома вновь созданной 5 февраля Демократической партии России, а также директором Института политической социологии. Я надеюсь, что еще с пятью партиями мы регистрацию получим в этом месяце. Я выскажусь по нашей теме. Политическая конкуренция, политические партии. В России политические партии представляют совсем не то, что они представляют во всем западном мире. У нас нет классового общества в данной ситуации, поэтому партии не представляют социальные или классовые интересы определенной группы избирателей. Это касается и партии "Единая Россия", представитель которой даже сегодня в выступлении говорил о том, что надо представлять интересы всей страны, всего общества, не дробить его на сегменты. А это значит, что не должно быть классовой борьбы, как таковой. Это касается и всех остальных политических партий. Я представляю Демократическую партию России. В этом месяце ей будет 24 года. Она всегда выступала с государственных позиций, с консервативных позиций, с христианско-демократических позиций, хотя несла в названии слово "демократическая", которое в народе ассоциировалось с либеральными идеями. Это касается всех других наших партий. У нас сословное общество. Поэтому только в нашей стране коммунисты могут говорить о том, что они будут обращаться в международный буржуазный суд. В любой другой нормальной западной стране это невозможно. Коммунисты не должны апеллировать к буржуазному обществу, к буржуазным институтам. У нас это возможно, потому что исторически коммунисты у нас всегда были патриотической партией. Они создавали Советский Союз и вынесли из этого Советского Союза все эти пережитки. Ориентировку на оборону, ориентировку на сильное государство. Во всем мире коммунисты - это антигосударственники. У нас очень своеобразное общество. У нас в парламенте большинство партий представляют из себя просто мешки для депутатов. И депутаты, уходя из одной партии, просто оказываются в другой политической партии, потому что договорились. У нас социал-демократические партии могут создавать депутаты и политики, у которых есть миллионные официально задекларированные долларовые счета. Невозможно, чтобы социал-демократ был одновременно миллионером. У нас представитель замечательной либеральной партии может прийти, как представитель партии, на встречу с прессой в майке армии обороны Израиля. Если бы либерал в Израиле пришел в военной форме Российской Федерации, был бы страшный скандал. У нас это допустимо, даже иногда играет на электоральную пользу, потому что у нас другое общество. Что нам подарила администрация Президента и Президент в роли нового закона? Хорошую замечательную игрушку для состоятельных людей, для прессы, для политтехнологов, для местных властей, которая позволяет сделать партию под ключ. Сидит в какой-нибудь области замечательный депутат мажоритарной областной законодательной Думы. Он независимый, он проходил пару раз по своему округу. Округ у него подготовленный, прикормленный, что называется. За него там точно будут голосовать. Он не хочет вступать в "Единую Россию", потому что он там растворится, много там народу. Он не хочет вступать в какую-то другую партию из парламентских, потому что там придется очень активно толкаться локтями. На уровне области не так уж много политиков, но придется себе поле выбивать. Он не хочет конкуренции. Но здесь у него появляется замечательная возможность. Если он возглавит федеральную партию, а 500 человек не так уж много по сегодняшним меркам, то он неожиданно в рамках своей области становится председателем федеральной партии. С ним Президент будет консультироваться по поводу выдвижения губернатора. Он же пройдет по одномандатному округу, и он один будет во фракции представлен у себя в законодательном собрании. Сразу Президент с ним будет консультироваться по поводу кандидатуры губернатора. А он один пока федеральный, второй пока не подтянулся. Он понимает, а что для меня стоит создать политическую партию. Самое сложное - это люди на местах. Мы говорим, что численность упала, но 45 председателей, которые в течение полугода все это будут регистрировать, где-то надо найти. Им надо платить зарплату. Стоимость политической партии, когда ты сам ее делаешь, нанимаешь кого-то, когда тебя избирают председателем обходится в стоимость двухкомнатной квартиры в Москве, то есть до полумиллиона долларов. В первую очередь - это люди на местах, 45 человек, это съезд, который нужно привозить, значит оплачивать билеты, прессу приглашать, тоже оплачивать, немного рекламы делать. В принципе плотно сидящий у себя на одномандатном округе депутат законодательного собрания тратит больше на свою избирательную кампанию. А так он сразу получает федеральный уровень. Мы получаем сразу половину регионов Российской Федерации, где хотя бы один такой человек заведется, который об этом задумается. И многопартийность у нас, как ни странно спускается с федерального уровня на местный уровень, потому что за мэра, допустим, небольшого города ему гораздо легче биться в качестве председателя федеральной политической партии. Потому что, если тебя сняли с мэров, как предпринимателя, это одно. А если тебя сняли с мэров, как председателя федеральной политической партии, это уже вопрос уровня Верховного суда и Президента, а не уровня районной прокуратуры. То есть он делает катализацию своего политического имиджа. И, конечно, это будет востребовано. Здесь никаких вопросов нет. Уже сейчас к нам обращаются многие коллеги, которые номинально состоят в "Единой России" в качестве мэров небольших городов, не идут на следующий срок, но просят совета. Я говорю про Институт политической социологии, а не про Демократическую партию России. От какой партии следующий мэр должен выдвигаться, чтобы не быть связанным с "Единой Россией". Не потому, что мы ее не любим, а потому что название в народе очень не популярное. Вот Путин популярен, а "Единая Россия" и власть - это не популярно. Приходят депутаты из некоторых наших оппозиционных партий и спрашивают: "Что нам делать?" Мы создаем, например, Партию пенсионеров, а по действующим законам мы - депутаты члены партии "Справедливая Россия". Максимум, что мы можем сделать - это выйти из партии "Справедливая Россия". Мы, вступая в новую партию, депутатский мандат на стол должны положить. У нас по действующему законодательству нельзя переходить в другую партию. В итоге создаются виртуальные партии. Партия как бы создалась, а никто из депутатов в нее вступить не может. Соответственно закон дает замечательную дырочку. Она была придумана для Президента Российской Федерации о том, что лидер партии может быть беспартийным. А теперь представьте такую замечательную вещь. Я партию создал и возглавил, как беспартийный, вы партию создали и возглавили, как беспартийный, еще кто-то создал. Беспартийный может входить в список другой партии при выборах в Государственную Думу или еще куда-то. Я вхожу в ваш список, а моя партия все равно на выборы идет. Закон это не запрещает. Просто меня нет в ее списке. Получается очень много дыр, которые избирательные комиссии, в том числе, будут вынуждены где-то закрывать, а где-то их просто невозможно закрыть. Создается новое правовое поле. Юристы будут востребованы. Очень интересно. Я думаю, что в течение 5 лет, особенно не на федеральном уровне, а на местах сложится новая политическая ситуация и новые центры влияния. Все-таки политические партии должны представлять интересы элит. А когда сидит где-то региональная элита и говорит, что мы в "Единую Россию" входим, но только губернатор не хочет нас слушаться... Когда это было так, чтобы республиканский политсовет диктовал губернатору, как жить? Всегда было наоборот. Губернатор пытался секретарем политсовета поставить послушного товарища, который честь отдает. То же самое будет при любом губернаторе от любой партии. Вот ЛДПР сейчас победит в качестве губернатора в Смоленске и что, губернатор будет подчиняться местному региональному отделению "Единой России", "Справедливой России"? Не важно, какой партии. Никогда этого не будет. Вопросы есть. По большому счету партия должна руководить чиновниками, а не чиновники партиями. А у нас такого нет.

Карелин Валерий (Всероссийская политическая партия "Правое Дело").
Я являюсь членом политсовета Московского городского отделения Всероссийской политической партии "Правое Дело". Я бы хотел начать с муниципальных выборов. У нас от Московского городского отделения в Москве не выдвигались списки от партии, а шли члены партии в виде самовыдвиженцев. Всего было около десяти человек. На стадии регистрации отсеялось около семи человек, поборолись трое, прошел один человек. Победа была очень убедительной, более 40% женщина набрала. Хочу привести характерный пример, касающийся муниципальных выборов. В городе Зеленограде очень инициативный, темпераментный, вдохновленный молодой человек 26 лет, занимающийся благоустройством своего двора, желающий заняться благоустройством города в целом, решил участвовать в выборах, как самовыдвиженец. Благо много подписей собирать не пришлось, 25 подписей по закону. Он собрал 28 подписей. Подписи он собирал сам, обошел соседей, близлежащие дома. Избирательная комиссия все 28 подписей признала недействительными. Ему очень трудно было объяснять потом соседям, почему эти подписи, являясь достоверными, по закону недействительны. Обращение в Зеленоградский суд ничего не дало, в Московский городской суд в апелляционную инстанцию тоже ничего не дало. Сейчас мы находимся в кассационной инстанции и думаем, что тоже не будет вынесено никакого решения в нашу пользу. Партия будет оказывать поддержку этому кандидату в депутаты вплоть до обращения в Европейский суд по правам человека. Наше действующее законодательство, именно муниципальное, несовершенно. Я его досконально изучил. Оно устарело. Трудно объяснить людям, почему в остальные документы, представленные кандидатам на регистрацию, можно вносить изменения, дополнения, а в подписные листы нельзя. А ведь он просто забыл поставить одну подпись. В подписном листе надо было поставить две подписи, а он поставил одну в верхней части, а в нижней части не поставил. И только на этом основании его сняли. Где справедливость? Анализ действующего законодательства позволяет сделать вывод, что нужно разделять муниципальное законодательство о выборах и законодательство о выборах в Госдуму. У нас все вместе. Простому человеку очень трудно разобраться. Оно настолько устарело, что в некоторых аспектах абсолютно не отвечает международным принципам и нормами права, которые были подписаны еще в начале 90-х годов нашей страной и действуют, имеют юридическую силу в соответствии с конституцией. Избранный депутат женщина-врач столкнулась после выборов тоже с непонятной ситуацией при выборе руководства, когда ей несколько раз в день звонили и инструктировали, за кого ей нужно проголосовать. Второй некрасивый момент. Назначают собрания, а ее либо с работы не отпускают, либо просто забывают уведомить, что проводится собрание. Теперь по поводу конкуренции. Я специально выписал, что такое конкуренция. Конкуренция - это соревнование людей, групп, организаций в достижении сходных целей лучших результатов в определенной общественной сфере. Я не знаю, где у нас может возникнуть такая конкуренция и между кем. Я полагаю, что между партией "Правое Дело" и остальными, "Яблоком" и "Единой Россией" не может возникнуть никакой конкуренции, потому что цели немного разнятся. Не смотря на то, что представитель "Единой России" заявил, что у нас одна великая и красивая цель, мы идем к ней разными путями. Вчерашнее голосование в Государственной Думе за эти фильтры, а их назвали пробками и правильно сделали, показало, что у нас совсем другие цели. Наша партия и наш лидер Андрей Геннадьевич Дунаев выступает за открытые, прямые, честные, без всяких фильтров выборы губернаторов, не говоря уже о нижестоящих по иерархии выборах. А эти фильтры, которые были внесены в виде поправок в законодательство, на мой взгляд, абсолютно коррупционоемки и никакого идеологического тандема, с тем, что сказал Президент, не имеют. Поэтому мы обозначаем наше отношение с "Единой Россией" не конкуренцией, а соперничеством, борьбой и думаю, что если действительно по таким принципиальным моментам у нас будут принципиальные расхождения, мы должны объединиться с другими политическими партиями и высказывать свою точку зрения, свою идеологию.

Журавлев Владимир Владимирович (Политическая партия "Евразийское Единство").
Я скажу буквально несколько слов, потому что я еще не имею полного права говорить о муниципальных выборах, хотя как чиновник проводил выборы в Государственную Думу. Могу сказать только одно. Я согласен с решением Президента по либерализации закона "О политических партиях" по одной простой причине. Мы сейчас говорим о конкуренции между политическими партиями. Может быть, политическая конкуренция есть и сейчас. Я думаю, что с появлением возможности регистрации новых политических партий, политическая конкуренция усилится. Я хочу сообщить, что создается новая политическая партия - "Евразийское Единство". Евразийское единство - это историческое поле. Об этом очень много говорил Лев Николаевич Гумилев. У нас есть свое понимание идеологии партии. Сейчас проходит большой цикл консультаций с различными лидерами партий, участниками различных партий, с государственными деятелями. Мы хотим заниматься теми вопросами, которыми, может быть, не занимаются другие политические партии. Я думаю, что мы поступили разумно, подав документы в Министерство юстиции раньше, чем Владимир Владимирович Путин выступил на заседании Государственной Думы. Наша идея легла в его пятый приоритет - развитие государства и общества. Это развитие евразийского пространства, евразийского экономического совета. Я думаю, что мы идем правильным путем. Мы будем обращаться к нашим коллегам, чтобы сотрудничать в этом направлении.

Борисов Игорь Борисович (РОИИП).
Так как мне приходилось участвовать в этом круглом столе и в другом статусе, хочется отметить действительно возросшую политическую конкуренцию в отдельно взятом помещении, в отдельно взятом здании. Вернемся на полгода, год назад, чтобы увидеть, что происходило до определенных событий, предшествующих декабрю-марту этого год. Во-первых, совершенно по-другому эти события, прежде всего, публичные выступления нашей общественности были услышаны. Во-вторых, мы видим результаты той политической реформы, которая сегодня происходит. Она происходит у нас на глазах, Николай Николаевич. Это Ваши гости, которые демонстрируют конкретные результаты тех изменений, которые произошли буквально за полгода в нашей политической системе. Она их подвигает и к политической конкуренции, как мы видим, причем, к свободной демократической конкуренции и я думаю, что в ближайшее время мы будем видеть результат. Мы здесь слышим диаметрально противоположные взгляды на различные проблемы, что и хорошо. Как раз спор будет рождать истину. Истина всегда где-то посередине. Истина относительно и выборов губернаторов, истина и по развитию, созданию, формированию политических партий. Коллеги, я хочу напомнить о том, что и демократические процессы, и выборы, в частности, как элемент этих демократических процессов, создавались уже достаточно давно, в том числе, в России, ныне в Российской Федерации именно для того, чтобы была возможность правительства управлять государством в интересах народа. Потом это переродилось в политические права граждан России. Здесь нужно не путать, что было первично, что вторично. Хотя во многом сегодня политические партии готовы обращаться в Европейский суд по правам человека не в интересах государства Российского, а в интересах, якобы, имеющих место неких ущемлений политических прав и свобод. Хотя хочу сейчас повторить, что право регулирования избирательным процессом принадлежит государству в соответствии с Конституцией и признанными международными принципами. Всегда есть ряд цензов, ограничений, которые допустимы, как в рамках национального права, так и в рамках международного права. Да, действительно законодатель должен прислушиваться и должен слушать мнение своих политических конкурентов и мнение населения, поправляя эти фильтры, эти стандарты, конкретные нормы закона. Но еще раз повторю. Именно законодательство должно вырабатываться в интересах всего российского народа, в интересах государства. И те позитивные изменения, которые происходят у нас в Российской Федерации, направлены как раз на развитие демократии в России.

Кобринский Александр Львович.
Уважаемые коллеги, я хочу сказать несколько слов. Здесь была затронута близкая мне муниципальная тема. Мы будем говорить применительно к Москве, а не к Российской Федерации, коль скоро здесь большинство говорило о Москве. Меня изумляет позиция партий. 90% того, что я здесь услышал, говорит о полном непонимании того, чем занимается местное самоуправление в городе Москве. Нет и не может быть никакой политической борьбы в рамках местного самоуправления города Москвы. Как специалист и профессор университета я скажу, что местного самоуправления в Москве нет. Но это другая тема. Мы сейчас не об этом. Мы говорим о том, что есть. И намерение тех партий, которые собираются устраивать в Москве политическую борьбу в рамках муниципальных собраний, прежде всего, будет говорить о том, что люди совершенно не знают законодательства. Это первое. Второй момент, на который я бы хотел обратить внимание. К сожалению, в городе Москве долгое время обсуждалась тема о возможной передаче полномочий от управ, которые являются пятым колесом в телеге российского самодержавия, к муниципалитетам. Было непонятно, что делать с префектурами, было непонятно, как реорганизовывать управы, но тема обсуждалась. После тех выборов, которые состоялись в Москве, во многих районах, мне кажется, сегодня эта тема не актуальна. Потому что передавать в то местное самоуправление какие бы то ни было дополнительные полномочия категорически нельзя и категорически неверно, потому что, к сожалению, в муниципальные собрания прошли люди абсолютно не понимающие куда и зачем они пришли. Здесь сидят представители партий. Может быть, стоит донести до партий, что, прежде всего, что нужно сделать, это провести серьезную обучающую работу с теми депутатами, которые избрались в муниципальные собрания, чтобы можно было передать идею передачи полномочий и развивать местное самоуправление. В связи с увеличением территории Москвы, мне кажется, без развитой системы местного самоуправления в городе Москве, Москва будет очень трудно управляемой. Слишком огромный город получился в итоге. Тему выборов в местное самоуправление мы тоже знаем очень хорошо. Во многих районах подсчет голосов в местное самоуправление почему-то начался в 5 часов утра. Что делали до 5 часов утра, что считали? Чем занимались комиссии? Это время, когда фактически разошлись наблюдатели, когда фактически разошлись и устали многие члены комиссий. Поэтому я бы на месте партий очень радовался тем результатам, которые были получены. Они очень хорошие. Что касается предстоящей политической конкуренции. У нас, к сожалению, сложилась такая традиция, что в большинстве случаев не идет борьба за избирателя, не идет борьба за электорат. В большинстве случаев, и особенно это было видно на выборах местного самоуправления в Москве, идет борьба за сокращение количества кандидатов, а не за избирателя. В будущем та политическая реформа, которая произошла, скорее всего, приведет не к борьбе за избирателя, а к борьбе за сокращение количества участников той или иной избирательной кампании посредством снятия партий-конкурентов с выборов под различными предлогами. Это первое. Та политическая реформа, которая состоялась, на мой взгляд, имеет мало отношения к политической реформе. Это скорее имеет отношение к реформе бизнеса. Сегодня депутаты Госдумы дали возможность развивать новый политический бизнес в рамках Российской Федерации, который будет при правильной постановке вопроса, как сказал коллега Смирнов, приносить очень хорошие дивиденды. Если у нас сейчас все будет развиваться согласно законодательству, то выборы мэра в Москве на 15-й год должны состояться. Мы возьмем такую ситуацию, что 5-10% надо заручиться поддержкой 50% местного самоуправления. Математика очень простая. Одно муниципальное собрание - это 10-12 человек в Москве. 10% легко посчитать. Это 150 депутатов на всю Москву или 1 депутат от муниципального собрания должен поддержать выдвигающегося кандидата. Как мы понимаем здесь не только катастрофически высокая коррупциогенная составляющая. Я думаю, что за этим столом нет ни одного человека, который не мог бы купить себе одного депутата муниципального собрания или просто его уговорить. Таким образом, я с любопытством жду 15-ого года и количество претендентов на пост мэра Москвы. Депутаты Госдумы пошли на политическую реформу. Но, мне кажется, что сегодня депутатам Госдумы очень серьезно нужно подумать о пересмотре принципов. Почему я говорю о Москве? Что в Москве, что в Санкт-Петербурге местное самоуправление имеет такие свои особенности, что трудно говорить, но треть населения страны проживает в этих городах. 140 миллионов населения в стране, в Москве реально находится миллионов 20-25. Я не говорю о людях, имеющих прописку, я говорю о людях, реально находящихся в городе. Порядка 10 миллионов человек находятся в Питере. Мы получаем порядка 30-40 миллионов, находящихся в этих двух городах. Итак, 140 миллионов. Отнимите детей, отнимите стариков, и вы получите больше трети трудоспособного населения в этих городах. Надо вернуться к пересмотру основ местного самоуправления в городе Москве. И что сделать с теми депутатами, с теми собраниями, которые сегодня функционируют в Москве, нужно очень серьезно думать депутатам Государственной Думы, потому что это большая проблема. В том числе на эту тему нужно думать партиям.

Халилулин Фаяс Фатехович (Секретарь МГИК).
Я много лет работаю в системе избирательных комиссий, и могу сказать, что каждый раз, куда бы я ни приходил, я с собой беру документы. Федеральный закон "Об основных гарантиях", в который вносится бесконечное количество поправок и по существу ни один документ нельзя понять, не посмотрев ту или иную норму закона. А мы полагаем, что этим законом должны руководствоваться не только партии, не только движения, не только кандидаты, но и члены участковых, территориальных, иных комиссий, где работают люди на общественных началах, зачастую не имея даже какой-то достаточно серьезной подготовки по работе с этим. Поэтому, не вдаваясь в подробности, скажу несколько слов о том, что надо было бы изменить. В первую очередь надо изменить порядок формирования комиссий всех уровней. Во-вторых, нужно серьезнейшим образом изменить протоколы, как участковых, территориальных, так и вышестоящих комиссий. На сегодняшний день про протоколы наших комиссий по итогам голосования можно с гордостью сказать, что они самые насыщенные в мире. Такого количества требований, которые закладываются в протокол, нет нигде. Можно привести маленький пример. И кандидаты, и партии по итогам голосования видят, что важно на участке, сколько было в списке избирателей, сколько из них пришли и как эти люди проголосовали за Иванова, за Петрова, за Сидорова или за ту или иную партию. Все остальные сведения, которые мы сегодня вкладываем в протокол участковой комиссии, лишние. Они приводят к техническим ошибкам, они приводят к подготовке массы ненужных документов. Если даже все эти материалы нужны, можно все это в виде актов представлять по итогам голосования. Поэтому, если бы у нас протоколы были несколько иной формы, в 5 часов утра никто протоколы на выборах депутатов муниципальных собраний не собирал. Нужно изменить и время проведения голосования, изменить многие организационно-технические вопросы, связанные с организацией досрочного голосования. У нас на сегодняшний день только в Москве где-то около 300 тысяч человек, которые голосуют практически в домашних условиях. Многие из них не могут принять участия в голосовании, потому что участковая избирательная комиссия к ним умышленно не ходит. Но это реально невозможно. Практика показывает, что где-то больше 45-53 избирателей участковая избирательная комиссия на дому посетить не в состоянии, учитывая транспорт, движение, лифт, подъезд и т.д. И поэтому, если менять формы голосования, менять избирательное законодательство в части введения различных технических новшеств, то очень многие проблемы, связанные с подведением итогов можно было бы снять. Что касается вопросов, связанных с проведением наших последних избирательных кампаний. Нужно сказать, что многие замечания по-прежнему остаются и по работе комиссий, и по подведению итогов, несмотря на то, что и камеры ввели, и большое количество наблюдателей, но, тем не менее, замечаний остается довольно много. Хотелось бы обратить внимание, что тема муниципальных выборов всегда актуальна и Николай Николаевич мог бы вспомнить очень много примеров из прошлых лет, когда только начали формироваться муниципальные собрания. Раньше они по-другому назывались. Но одно я хочу подчеркнуть. Да, действительно, если кандидат приходит непосредственно в состав собрания и если он не интересуется у своих избирателей, например, порядок у них в подъезде или нет, можно ли записаться на прием в дирекцию единого заказчика или нельзя записаться, почему, то это плохо. Если бы группа депутатов проанализировала, например, организацию приема населения у них в районе в разных структурах в государственных и иных и потом бы вынесла этот вопрос на комиссию, обсудила бы, предприняла какие-то шаги, вплоть до предложения уволить, может быть, какую-то группу руководителей... Но когда люди этого не делают, а просто, если даже ведут прием населения, пишут в управу о том, что нужно выполнить такие-то условия, то это, конечно, не функция муниципального депутата. Человек должен делать конкретную работу, а не рассчитывать на то, что у него появятся определенные полномочия, когда он будет распределять землю, принимать решение о строительстве, принимать решение о движении новых транспортных средств, водоснабжения, газоснабжения, энергоснабжения и т.д. Понятно, что эти вопросы на уровень депутатов муниципального собрания никогда не отдадут, и 79 статью соответствующего закона никто менять не будет. Потому что Москва и Санкт-Петербург - это города, в которых ломать сложившуюся систему городского хозяйства - практически поставить под удар жизнь миллионов людей. И в завершении я хотел бы сказать, что чем больше партий, чем больше общественных движений будет существовать в обществе, тем будет лучше. Большинство из присутствующих выезжали за рубеж. Там существует масса общественных движений, организаций, в которых, может быть, всего-то несколько десятков человек входит, но человеку там интересно, человек находит там поддержку, поэтому для его развития это значит много. И я думаю, чем больше будет общественных организаций, движений, тем дальше от человека будет государство, тем меньше будет у государства возможности каким-то образом использовать и силу государства и иные вопросы, о которых сегодня говорить неуместно. Но в целом то движение, которое сегодня возникло в связи с возможностью формировать и через Минюст проводить различные партии, будет на пользу людям. Тысячи новых инициативных людей появится. У кого-то из них, может быть, получится формирование партии, у кого-то не получится. Может быть, будет не партия, а какое-то общественное движение. Мне кажется, что все это пойдет на пользу.

Продолжение следует.

Комитет "За честные выборы!"
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован