20 марта 2003
1060

Политические, военные и гуманитарные аспекты иракского кризиса

В сюжете: "Военные действия в Ираке"

В ближайшие дни центральной темой новостей будет военная операция в Ираке. Как будет развиваться военная кампания, сколько времени она продлится и каковы будут ее последствия для мирового сообщества в целом и для России в частности? Об этом мы разговаривали с председателем Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктором Алексеевичем Озеровым и военным аналитиком, академиком Академии военных наук Владимиром Ивановичем Слипченко.

Владимир Слипченко и Виктор Озеров в студии "Маяка"
Биография В.И. Слипченко
.
Биография В.А. Озерова

- США нанесли три массированных ракетно-бомбовых удара по Багдаду, но это так называемые предварительные удары. Затем будут нанесены новые удары, и фактически начнется основная часть военной операции. Пока ракетные удары наносились только с авианосцев, расположенных в Красном море и Персидском заливе. Когда будут задействованы основные силы, я имею в виду стратегические бомбардировщики? Владимир Иванович, начнем с вас.

СЛИПЧЕНКО: Первый удар, который был в 5.30 утра, представлял собой пуск порядка 40 высокоточных крылатых ракет морского базирования "Томагавк". Примерно 10 из них были нацелены в предполагаемое месторасположение президента Ирака Хусейна и его военного командования на юго-востоке Багдада. В данном районе, как предполагают американцы, расположены глубоко заложенные бункеры, в которых находится командный пункт системы управления вооруженными силами и страной в военное время. Американцы давно отслеживали данный объект, и начали свои военные действия с нанесения ударов не только с целью просто поражения этих мест, но главным образом для ликвидации всей электронной системы бункеров. Высокоточные крылатые ракеты с головками самонаведения были оснащены импульсными взрывателями. Они, проникая глубоко в землю, в момент взрыва производят мощный выброс электромагнитной энергии. И все, что находится под землей, над землей и в воздухе над этим местом из электроники уничтожается. Выводятся из строя компьютерные системы, радиолокационные станции, радио, телевидение, телефоны, даже такие приборы, как электрокардиостимуляторы, слуховые аппараты. Все уничтожается в результате воздействия электромагнитного импульса, который излучается в момент взрыва. Для чего это было сделано? Для того чтобы обезглавить Ирак, лишить его руководства, Хусейна, нарушить управление страной и вооруженными силами. Конечно, Саддам Хусейн мог остаться и наверняка остался жив, но, наверное, все системы управления уже разрушены. Но дело в том, что на территории Ирака, а не только Багдада, имеются несколько подобных хорошо защищенных командных пунктов, и в каком из них находится истинный Хусейн, сказать трудно, тем более что у него, говорят, есть пять двойников. Может быть, американцы ошиблись и нанесли удар не туда. Поэтому в будущем подобные удары будут продолжаться.

- Уже высказывалось мнение, что человек, который выступал сразу после первых американских ударов по иракскому телевидению с объявлением священной войны США, был не сам Саддам Хусейн, а один из его многочисленных двойников. Виктор Алексеевич, а российские военные следят за тем, как проводится операция в Ираке? Я имею в виду с помощью средств технического контроля или кораблей, которые, как ожидалось, должны были выйти в Индийский океан.

ОЗЕРОВ: Прежде всего, я хочу дополнить. Первые удары преследовали не только военные цели, то есть разрушение коммуникаций, но они, с моей точки зрения, еще и входили в некий план психологической подготовки атаки. То есть 20 марта США и их пособники по данной операции хотели выяснить, как отреагирует иракское руководство и иракский народ на первые бомбардировки и какую реакцию следует ожидать в дальнейшем. Что касается непосредственно вопроса. Хотя российская группировка военно-космических сил не столь велика, как американская, тем не менее Россия также имеет возможность осуществлять контроль за всем театром военных действий, может делать выводы и оценивать складывающуюся обстановку с военной точки зрения.

- То есть российские военные в обязательном порядке отслеживают ситуацию при помощи соответствующих технических средств?

ОЗЕРОВ: Безусловно.

- Прошло сообщение, что морские пехотинцы США, дислоцированные в Кувейте, начали наземную операцию в Ираке. Они движутся по направлению к иракскому портовому городу Басре, который является вторым по величине городом и вторым стратегически важным пунктом в Ираке. Но все-таки это, очевидно, не массированное наступление. Когда можно будет ожидать начала крупномасштабной наземной операции в Ираке?

СЛИПЧЕНКО: Мне представляется, что это все-таки ложная информация. Дело в том, что американцы очень боятся наземных действий. Они не начнут наступать до тех пор, пока не будет уничтожен последний иракский солдат. То есть им необходимо полностью ликвидировать вооруженные силы Ирака, а это порядка полумиллиона человек, все вооружение, военную технику, сделать полную зачистку территории, и тогда туда можно будет вводить свои наземные группировки. Поэтому вся информация о том, что американцы могут начать в Ираке какие-то масштабные военные действия с использованием сухопутных войск в ближайшие дни или уже начали, - это все дезинформация. Кстати, американские сухопутные силы, которые там сосредоточены, - это три механизированные дивизии, одна бронетанковая и одна парашютно-десантная дивизия, плюс, по-моему, туда должна подойти еще одна английская дивизия, не предназначены для ведения наземных действий. Вот когда все закончится, все будет уничтожено, они на бронетехнике ввезут в Ирак марионеточное правительство, которое уже готово либо в Кувейте, либо в Катаре. Их задача - осуществить оккупацию территории Ирака после фактического завершения войны. Они будут там находиться, наверное, год-полтора, пока не будут созданы инфраструктура и система управления государством "нового" типа. Тогда американцы уйдут из Ирака, передав всю власть новой системе, созданной на базе нынешней администрации Хусейна. Поэтому наземные действия начнутся не раньше, чем через месяц после начала войны, причем они не будут представлять собой боевые столкновения, поскольку уже не с кем будет воевать. Потому что, чтобы привести к власти новый режим, необходимо, чтобы он вошел в пустую страну. Я не говорю о том, что там останутся мирные жители, конечно, мирные жители останутся, но военных уже там практически не будет. Нынешняя война в Ираке - самая опасная война в том смысле, что она будет очень кровопролитной для иракских вооруженных сил.

ОЗЕРОВ: Да, одна из опасностей как раз состоит в том, что перед началом ведения боевых действий президент США уточнил цель данной операции. Если раньше резолюция 1441 Совета Безопасности говорила о необходимости уничтожения оружия массового уничтожения на территории Ирака, средств доставки этого оружия, то сегодня поставлена цель - свержение режима. А Саддама Хусейна можно свергнуть только в двух случаях: если он будет убит или пленен, или если он покинет страну. То, что он покинет страну, - исключено. А то, что он будет пленен или убит, для этого необходимо проведение наземной операции. Можно зачистить все военные объекты с помощью высокоточного оружия, хотя Югославия показала, что данное оружие не всегда точно попадает именно в военные объекты. Необходимость проводить наземную операцию в Багдаде будет достаточно серьезным испытанием для США. Думаю, что ту коалицию, которая впервые создана после второй мировой войны не на идеологической основе, а против подобных односторонних шагов США (а в нее, кроме России, входят сегодня Франция, Германия, Китай и многие другие страны мира), необходимо будет использовать и в дальнейшем при выдвижении требований окончания войны, мирного устройства в Ираке. И это, возможно, станет своего рода спасательной лодкой для президента США.

- Насколько сильно, по вашему мнению, могут помешать американским войскам погодные условия, я имею в виду песчаные бури, которые сейчас начинаются в Ираке? Даже если в ближайшие три дня не начнется наступление пехоты, то, даже находясь в Кувейте, все равно они от погоды пострадают.

СЛИПЧЕНКО: Американцы в какой-то мере готовились воевать именно в таких климатических условиях. Поэтому в регион завезена специальная техника, вооружение, которое защищено от проникновения пыли и песка специальными приспособлениями, как, впрочем, и сами военнослужащие США. Американский солдат экипирован настолько здорово, что он всю эту ношу практически тащить на себе не может. Сейчас в Ираке нормальная температура днем - 30 градусов, а ночью - где-то градусов 15. То есть ночь еще как-то снимает зной, дает прохладу. Чуть позже, где-то в начале апреля, дневные и ночные температуры практически сравняются, и наступит изнуряющая жара. А американские военнослужащие облачены в тяжелую амуницию, они все время должны находиться в экипировке, и жара, конечно, приведет к тому, что боеспособность американских солдат будет резко снижена. И пыльные бури тоже, так как невозможность дышать нормальным воздухом создаст определенные трудности и проблемы для солдат. Конечно, командование будет принимать какие-то специальные меры, но я думаю, что боеспособность американских солдат окажется в условиях иракского климата намного ниже, чем рассчитывает американское руководство.

ОЗЕРОВ: Я готов согласиться. Хотя не уверен, что руководство США и других стран, которые принимают участие в данной военной операции, будет списывать свои неудачи по примеру Гитлера, обвинившего в поражении немецких войск под Москвой "генерала Мороза", на "адмирала Песка". Наземная операция, согласен, начнется только тогда, когда основные силы и средства иракской армии будут подавлены и уничтожены, а это, безусловно, произойдет не так быстро. Во-вторых, конечно, перед командованием американских войск стоит задача поддержания морально-политического и морально-психологического настроя войск. В связи с этим любые человеческие жертвы будут только усугублять плохое влияние погодных условий на самочувствие солдат.

- Главная задача американских военных и сил союзников - добраться до Багдада. А входить в город американцы будут? Ведь неминуемы большие потери личного состава в случае начала уличных боев.

СЛИПЧЕНКО: Я лично считаю, что уличных боев вообще не будет. Не с кем будет воевать. Сейчас у Ирака 20 дивизий: 11 механизированных, три бронетанковых и шесть дивизий национальной гвардии. Дивизии национальной гвардии можно сразу снять со счета, они охраняют президента и руководство Ирака. Остаются 14 дивизий. Две из них находятся где-то на юге, в районе Кувейта. Остальные 12 дивизий предназначены для защиты города. То есть они взяли в кольцо практически весь Багдад. Но они являются уже разведанными и назначенными целями для поражения. И где бы эти дивизии ни находились, они будут поражены. Для чего всему миру США продемонстрировали 10-тонную бомбу.

- Да, буквально за три дня до начала операции.

СЛИПЧЕНКО: Которая сбрасывается с высоты 5 тысяч метров и проникает на большую глубину под землю. Даже если иракские военнослужащие будут закопаны в траншеи, окопы, блиндажи, подобными американскими бомбами они будут просто похоронены в них, потому что бомба имеет 10 тонн веса, и ее мощность почти равна ядерному эквиваленту. Поэтому, сбрасывая подобные бомбы на места дислокации иракских войск, США, конечно, уничтожат всю живую силу. Все остальное, может быть, и не будет уничтожено, но просто превратится в захоронение, своего рода гроб, закопанный таким вот необычным способом.

- То есть Багдад будет превращен буквально в мертвый город?

СЛИПЧЕНКО: Да. Американцы очень боятся наземных действий, контактных боев, борьбы за каждый дом и квартал. Такой войны они очень боятся. Они постараются войти в город пустой, выжженный, уничтоженный, сравненный с землей.

- Ликвидация Саддама Хусейна - это самое главное, чего добивается американское военное руководство. Насколько быстро оно сможет добиться данной цели?

СЛИПЧЕНКО: Для этого необходимо применять только силу, и американцы на это идут. Они не знают, где находится Хусейн. Если у него пять двойников и в пяти местах сидят разные люди, то американцам надо все эти пять мест уничтожить вместе с теми, кто в них находится. Поэтому силовая акция по поиску и уничтожению Хусейна будет продолжаться, наверное, все время. Однако настоящий Хусейн, конечно, может, не проявляя никаких признаков, находиться совершенно в другом месте, и найти его будет сложно. Я не думаю, что эту акцию американцы проведут легко и быстро. Хотя он будет вести поиск все более настойчиво, применять иные формы и способы, вплоть до того, что пошлют с подобной задачей спецназ. Но это только усложнит ситуацию, поскольку эффективность действий американского спецназа на территории, которую охраняет иракский спецназ, будет очень низкой. Багдад охраняется фанатичными, преданными Хусейну людьми, и легко победы американцы не достигнут.

- Виктор Алексеевич, а сами люди Саддама Хусейна могут предать своего лидера или все-таки нет?

ОЗЕРОВ: Мне кажется, что югославский сценарий в Ираке не пройдет. Все-таки мусульмане - это совсем другой народ, который фанатично предан своим правителям и который действительно готов стоять до последнего, ибо считает смерть во имя правого дела святым поступком. Чем дольше будет затягиваться война, речь в данном случае идет не столько об Ираке, тем более активно она будет стимулировать проявления мусульманского фундаментализма. Самое страшное, что может быть, - это рост числа террористических акций по всему миру. Для России это может аукнуться каким-то образом в Чеченской республике. Поэтому говорить, что для России лучше: долгая или короткая война - и то, и другое для России плохо. Поэтому необходимо, чтобы как можно быстрее, об этом же говорилось в выступлении президента Российской Федерации, мировое сообщество высказалось за прекращение ведения военных действий и перевод конфликта в мирное русло.

- То есть вы предполагаете, что сейчас все-таки есть дипломатические методы прекратить войну и продолжить разрешение конфликта в дипломатическом русле?

ОЗЕРОВ: С моей точки зрения, дипломатия с началом войны не заканчивается, а, наоборот, по большому счету только начинается. За ту дипломатию, которая велась до войны, мы можем только поблагодарить инспекторов ООН, российский МИД, представителя РФ в СБ ООН, но в принципе вся российская политическая элита, да и руководители государства, уже знали, что президента США ничто не остановит, уж слишком был закручен механизм. Теперь данный механизм надо раскручивать в обратную сторону. Военной силой его России не раскрутить. Участвовать в войне Россия, безусловно, не будет ни на той, ни на другой стороне. Значит ей надо опять запускать дипломатический механизм и использовать для этого не только ООН, но и механизм двусторонних отношений, который в последнее время сложился между Россией и США, Россией и Великобританией. А также "большую восьмерку", Европейский союз, Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе - то есть все международные организации, через которые сегодня можно и нужно формировать общественное мнение. Ведь Америка - тоже не едина, многие и в сенате США, и среди простого народа выступают против войны в Ираке. Я думаю, что любой демократически избранный руководитель, если он несет ответственность перед тем населением, которое его избрало, и хочет честно исполнить свой долг, прислушается к общественному мнению.

- А соберется ли Генеральная Ассамблея ООН, о чем сейчас очень много говорится?

ОЗЕРОВ: Генеральная Ассамблея ООН, безусловно, должна собраться и принять свое решение. Насколько прислушаются к нему президент США и те, кто сегодня с ним заодно, это уже вопрос другой. Но высказать свое отношение к тому, что сегодня происходит в Ираке, абсолютное большинство стран мира, безусловно, должно.

- Но американцы явно дали понять, что роль ООН в поддержании стабильности в мире не является решающей. Как будут развиваться события в этом направлении? США вообще не важно мнение ООН? Ведь Соединенные Штаты по идее должны вообще из ООН исключить за такие действия.

ОЗЕРОВ: Если бы США совсем не нужны были действия и реакция ООН, они бы не вносили резолюцию 1441, за которую в свое время все страны единогласно, в том числе и Россия, проголосовали. В этом плане Россия находится с США не по разные стороны баррикады, мы тоже хотим, чтобы Ирак разоружился и не был угрозой применения оружия массового поражения. Просто для достижения целей Россией и США выбираются разные средства. США, если бы они не считали ООН одним из оплотов мировой политики, вторую резолюцию туда не пытались бы внести. И они отказались от постановки ее на голосование, потому что почувствовали, что не получат большинство. Конечно, сегодня и Совет Безопасности, и Организации Объединенных Наций испытывают в целом кризис. Но из него необходимо также выходить юридически правильными путями через, например, расширение числа постоянных членов Совета Безопасности за счет Японии и Германии, возможно, через изменение процедуры принятия решения, заменив право вето на принятие квалифицированным большинством, четырьмя пятыми или пятью шестыми. Но сначала необходимо изменить порядок работы Совета Безопасности ООН, а потом уже игнорировать его решения. Мир уже не раз стоял перед дилеммой - возвращаться в ООН или нет. В конечном итоге туда приходили и договаривались. Ведь ООН - это не только организация, которая дает согласие или несогласие на начало боевых действий, она решает очень много других общемировых проблем.

- То есть это просто орган, который отвечает за стабильность в мире?

ОЗЕРОВ: Другого пока не придумали.

СЛИПЧЕНКО: Хотелось бы добавить несколько слов. Дело в том, что американцы уже убедились, что ООН в большинстве своем очень негативно относится к политике, которую они проводят. Американцы это понимают. Обратите внимание, они перестали финансировать ООН, не вносят своевременно те деньги, которые положено вносить ежегодно. Второе. Они уже поставили вопрос о том, что надо убрать ООН из Нью-Йорка, с территории США. То есть наступление на ООН со стороны американцев идет активное. Я, например, предвижу, что американцы могут совершить демарш, покинуть ООН, заставив ее ликвидироваться, либо перевестись в какую-нибудь другую страну. С одной стороны, роль Организации Объединенных Наций сейчас девальвирована в значительной степени из-за войны в Ираке, но с другой стороны она усилилась в результате противостояния США. Поэтому сейчас практически надо как бы с нуля начинать реформу самой ООН.

- А можно еще вернуть данный вопрос в дипломатическое русло?

СЛИПЧЕНКО: Дипломатия допустила много технического брака, и война есть как раз вынужденная мера исправления ошибок дипломатов, она всегда исправляет ошибки дипломатов. Да, ошибок было много, а сейчас будет еще много военных ошибок, которые просуммируют ошибки дипломатов, и весь этот узел ошибок мировому сообществу придется развязывать. Здесь еще непочатый край работы для всех государств, в том числе и для Объединенных Наций.

- Ждет ли ближневосточный регион экологическая катастрофа, ведь он богат нефтью. И нефть уже начала гореть, 15 скважин заполыхали. Если гуманитарная проблема возникнет, то сколько можно ожидать беженцев и куда они пойдут?

СЛИПЧЕНКО: Думаю, что беженцы уже пошли - в Сирию, в Иорданию, в Саудовскую Аравию, в Турцию, в Курдистан, в Иран. Сейчас открыты практически все транспортные артерии, и колонны беженцев уже идут из страны огромными потоками, понимая, что в Ираке оставаться нельзя. Процесс пошел. Американцы заранее объявили, что не будут преследовать колонны беженцев, а будут их спокойно выпускать, более того, они даже просили соседние с Ираком страны не препятствовать потоку беженцев. С чем это связано? А с тем, что предполагаются очень большие потери: ведь надо уничтожить вооруженные силы Ирака. И, конечно, непрямые потери среди гражданского мирного населения будут большие. Поэтому чем больше беженцев уйдет, тем больше сохранится населения. А гуманитарная катастрофа назревает, можно сказать, что уже назрела. В мае в Ираке должен собираться очередной урожай, которого уже не будет, и прокормиться населению будет нечем, все, что было, роздано и распределено по карточкам, хотя какие-то запасы, может быть, население и создало. Однако на дефицитной карточной норме долго не проживешь, надо обязательно воспроизводить какие-то восполняемые ресурсы. А этого не будет, пока бушует война. Гуманитарная катастрофа обязательно произойдет, и тогда весь мир, в том числе и Россия, вынуждены будут направлять в Ирак гуманитарные грузы. Я не исключаю, что Россия одна из первых подключится к гуманитарным потокам для того, чтобы помочь иракскому народу выжить в результате этой агрессивной войны, чтобы хоть таким образом его поддержать.

ОЗЕРОВ: Единственное, что я могу добавить, гуманитарная катастрофа, а это голод, отсутствие крыши над головой, - питательная почва для терроризма. Именно люди, загнанные в тупик, нередко находят выход из создавшейся ситуации через выплескивание своих эмоций путем совершения террористических актов. Это подтверждает, что все, что происходит в Ираке: военная, гуманитарная, террористическая и другие составляющие - взаимосвязаны. И это самое опасное, с моей точки зрения, последствие начавшейся войны.

- Как скоро будет сломлен моральный дух иракского населения? Все-таки более 10 лет в результате санкций люди находились в тяжелом экономическом положении.

СЛИПЧЕНКО: Ирак уже 12-ый год живет в условиях санкций. Люди, конечно, уже привыкли к такому образу жизни. И, конечно, моральный дух народа, я бы не сказал, что он очень сильный, но он уже подорван предыдущей жизнью. Сейчас в связи с тем, что началась война, осуществляется агрессия, многие просто пытаются покинуть территорию страны, остаются только те, кто не может это сделать по каким-либо причинам, поэтому, я не думаю, что у них будет очень высокий моральный дух. Наверное, его удастся все-таки подорвать. Может быть, за счет ислама, за счет веры в Аллаха они и будут вести какую-то борьбу. Но в целом, не имея источников жизненного существования, в условиях агрессии, постоянного воздействия огня противника, я не думаю, что высокий моральный дух народа сохранится надолго.

ОЗЕРОВ: Я бы говорил не только о состоянии духа иракцев, а затронул проблему шире. В мире сегодня нет иракской нации, есть арабская нация, и ее составляют более 200 миллионов человек. В этом плане они очень взаимосвязаны, это не христиане. Даже заявление президента США Буша о том, что государство Палестины обязательно будет существовать, вряд ли притушит гнев в душах арабов, когда они увидят человеческие жертвы и лишения населения в Ираке. Западная цивилизация не достаточно хорошо оценивает мусульманский мир. Поэтому ответная его реакция может быть непредсказуемой.

- Вы имеете в виду шахидов, теракты по всему миру?

ОЗЕРОВ: Я бы не только и не столько сводил все к терактам, хотя они и являются главным, наверное, проявлением. Арабский мир - это сегодня нефть и многие другие природные ресурсы, которые во многом определяют экономическое развитие всего мирового сообщества. Во многих других сферах общественной и политической жизни мирового сообщества арабские государства также играют видную роль. С этой точки зрения, не учитывать исламский фактор было бы неправильным.

- Появились сообщения, что Ирак сможет победить Америку, но только в партизанской войне. Такое мнение высказали военные эксперты, которые наблюдают за началом боевых действий из столицы Катара. По их мнению, главная задача Хусейна - выжить после массированных ракетных ударов и бомбардировок. Как вы считаете, может ли в Ираке появиться партизанское движение?

СЛИПЧЕНКО: Думаю, что здесь желаемое выдается за действительное. В Ираке мировое сообщество имеет дело снова с двумя поколениями войн. Американцы ведут войну нового поколения - это бесконтактная война, а Ирак готов вести только войну прошлого поколения - контактную войну. Он не может воевать иначе, кроме как в контакте с противником на земле: за территорию, каждый дом, каждый окоп. Но такой войны в Ираке не будет. Когда встречаются две стороны, способные вести войну только различного поколения - прошлого и настоящего, то всегда выигрывает та сторона, которая воюет по-новому. А условия для партизанских действий на территории Ирака вряд ли будут созданы, потому что никого на ней не останется, кто мог бы сопротивляться.

ОЗЕРОВ: Я с Владимиром Ивановичем согласен.

- Я должна прервать наш диалог для трансляции выступления президента России Владимира Путина.

Выступление президента России Владимира Путина.

- Каково ваше мнение о выступлении президента?

СЛИПЧЕНКО: Та война, которая сейчас идет в Ираке, не является результатом того, что международные инспекторы искали оружие массового поражения и нашли его. Американцам данная война была необходима для проведения натурных испытаний новейших систем вооружения. Все остальное было только поводом. В этом и заключается ошибка американцев.

ОЗЕРОВ: Было приятно, что акценты в выступлении президента совпали с тем, о чем мы говорили в передаче. Значит, понимание сути нынешней войны в Ираке на различных уровнях российской власти и гражданского общества совпадает. Этот потенциал надо использовать в интересах России: прежде всего, в интересах укрепления российского экономического и оборонного потенциала и международного авторитета России. В данном направлении наше общество и должно двигаться. А что делать дальше? Главное - не допустить полного раскола антитеррористической коалиции, разрыва российско-американских отношений, чтобы это как-то не отразилось на тех многих проблемах, которые волнуют население России.

- Спасибо. В гостях у нас были Виктор Озеров, председатель Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности, и Владимир Слипченко, военный аналитик, академик Академии военных наук. Вела программу Елена Балаева.

2003/20/03
Елена Балаева (корреспондент)
http://old.radiomayak.ru/schedules/51/8183.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован