01 января 2008
3717

Полоролевая идентичность жертв насилия.

Считается, что сексуальная мотивация и поведение тесно связаны с возрастом и физическим и социальным развитием индивида. Однако, как указывает учёный И. С. Кон, о развитии сексуальности известно не так уж много, даже периодизация этого процесса проблематична. Вместе с тем, психосексуальное развитие является неотъемлемой частью целостного развития личности и есть результат половой социализации, где решающее значение имеют социальные факторы: структура деятельности индивида, его взаимоотношения со значимыми другими, нормы половой морали, возраст и типичные формы раннего сексуального экспериментирования, нормативное определение супружеских ролей и прочее.
В общей психологии под личностью чаще всего подразумевается ядро, интегрирующее начало, связывающее воедино различные психические процессы индивида и сообщающее его поведению необходимую последовательность и устойчивость. Согласно учёному Л. С. Выготскому и его последователям, структуры и процессы человеческой психики складываются на основе интрапсихологических, межличностных процессов. Индивид формирует свой внутренний мир путем освоения, интериоризации исторически сложившихся форм и видов социальной деятельности и, в свою очередь, выражает, экстериоризирует свои психические процессы.
Особое значение для нормального функционирования личности имеют также такие внутренние регулятивные механизмы, как самосознание, включая образы собственного "я", самооценка и самоуважение, от которых зависят уровень притязаний и реальное поведение человека.
Как уже было указано в предыдущих главах, сутью психосексуального развития является становление зрелой сексуальности, которая формируется в процессе развития полового самосознания, полоролевого поведения и психосексуальных ориентаций, являющихся неотъемлемой частью самосознания и образа "я". Поэтому функции, формирование которых происходит в процессе психического становления личности, обладают не меньшей актуальностью и для психосексуального развития человека. Именно поэтому внутренние регулятивные механизмы личности имеют важное значение для становления сексуального поведения.
В психологическом словаре "способность" определяется как "индивидуально-психологические особенности личности, являющиеся условием успешного выполнения той или иной продуктивной деятельности". Способность правильно воспринимать события и способность правильно воспроизводить воспринятое являются "комплексным психическим образованием и проявляются применительно к ограниченному кругу явлений или даже единичному случаю восприятия и воспроизведения конкретных факторов в конкретных условиях".
Учёный О. Д. Ситковская показывает, что способность к восприятию связана с мотивационно-смысловой структурой психической деятельности объекта. В общей психологии традиционно подход к процессу восприятия основан на изучении процесса и результатов формирования образов, прежде всего физических объектов, как синтеза отдельных ощущений. Определяется наличие свойств восприятия достаточных для нормального мышления: константности, предметности, целостности, обобщенности и прочее. Исходя из наличия нетрадиционного аспекта оценки уровня развития восприятия с позиции юридической психологии, учёный О. Д. Ситковская упоминает ряд авторов, которые говорят о способности к восприятию "фактов", "материала" при использовании терминов более широких по значению, нежели "физические тела" и обозначающих восприятие как способность к смысловой интерпретации и классификации образов.
Ситуация сексуального преступления предъявляет определенные требования к способности правильно воспринимать не только конкретные факты, но и понимать характер и значение действий человека, что лежит в основе умения строить взаимоотношения с учетом сложившейся ситуации, необходимым условием которой является непрерывное получение информации о различных сторонах и компонентах процесса взаимодействия.
Согласно учёному А. А. Бодалеву носителями определенной информации могут выступать многообразные особенности, образующие внешний облик и поведение человека, которые играют роль сигналов. Он указывает, что признаки-сигналы выполняют как осведомительную, так и регулятивную функции, но полностью не покрывают друг друга. Как правило, лишь часть сигналов становится регулятором поведения познающего субъекта при взаимодействии с воспринимаемым человеком. Остальные сигналы в этот момент будут как бы составлять избыточную информацию.
Чем ограниченнее опыт общения индивидуума, тем меньше его способность (возможность) воспринять сигналы, которые несут даже осведомительную, и тем более регулятивную информацию о взаимодействующем с ним человеке. И лишь в тех случаях, когда хотя бы у одного из участников взаимодействия оказывается под угрозой достижение желаемого им результата, сигналы из разряда только осведомительных переходят в разряд регулирующих его действия, и, связываясь с другими прагматическими сигналами, перестраивают его поведение во взаимодействии с другим человеком.
Поступающую в процессе взаимодействия с другим человеком информацию учёный-исследователь А. А. Бодалев условно разделяет на группы в зависимости от ее содержания, способов хранения и целей использования:
1 - общеосведомительная информация о внешних и внутренних устойчивых особенностях другого человека, которая накапливается и сохраняется длительное время, используется при общей оценке актуальных и потенциальных возможностей этого человека и влияет на выработку общего подхода к нему;
2 - более конкретная и ограниченная осведомительная информация, говорящая о готовности другого человека к деятельности определенной сложности и о характерном для него поведении в условиях этой деятельности;
3 - текущая оперативно-регулятивная информация о поведении, состоянии и возможностях человека, получаемая при взаимодействии с ним в конкретных условиях и используемая немедленно.
Одним из необходимых условий взаимодействия людей является непрерывное получение человеком информации о результатах его собственных действий в этом процессе (механизм обратной связи). Когда по какой-либо причине механизм обратной связи начинает работать с "перебоями", человек, взаимодействующий с другими людьми, не фиксирует всех действий, отражает их выборочно, случайно, вне связи друг с другом, неправильно их интерпретирует и, соответственно, неадекватно на них отвечает.
Можно предположить, что при определенных условиях, как-то: возраст, особенности психосексуального развития, ситуация сексуального насилия и тому подобное, нарушается работа механизма обратной связи. Непременным условием для межличностного взаимодействия является определенная степень психической зрелости и сохранность зрительных, слуховых, тактильных анализаторов, т.к. формы, в которые облекается информация, поступающая от одного человека к другому, неодинакова в разных видах деятельности. Именно поэтому, решая вопросы о способности ребенка воспринимать значимую для дела информацию и понимать характер и значение сложившейся ситуации, должны рассматриваться вопросы не только о мнестических способностях, но и определяться особенности психического, личностного, и в том числе и психосексуального, развития в целом, устанавливаться особенности мышления, которые влияют на переработку и хранение информации, оцениваться сохранность эмоционально - волевой и мотивационной сфер, а также соотнесение их с конкретной ситуацией правонарушения.
Учёный О. Д. Ситковская указывает, что критерием достаточного развития восприятия является наличие типичной для возрастного уровня исследуемых способности точно и полно воспринимать социальные объекты (звуковую информацию и факты взаимодействия людей), узнавать их как относящихся соответственно к определенному классу норм или ситуаций, связывать в систему, опознавать вновь формируемые образы на основе смыслообразующей функции мотива. Изучение указанных способностей предполагает выход за пределы традиционных психологических подходов для выделения специфического круга информационных объектов, содержание которых ориентирует поведение в уголовно значимых ситуациях.
Таким образом, совершенно правомерно суждение, что уровень психосексуального развития потерпевших определяет работу механизма "обратной связи" при поступлении информации сексуального характера, содержание которой ориентирует поведение потерпевших в ситуации криминального взаимодействия. Выяснение возможности потерпевших воспринимать обстоятельства сексуального правонарушения, понимать характер и значение действий виновного становятся методологически адекватными только при интегративной оценке результатов влияния на актуальное функционирование личностных структур, обеспечивающих реализацию рассмотренных способностей, уровня созревания этих структур и ограничений, привносимых психической патологией, взятых в единстве и соотнесенных с требованиями криминальной ситуации.
Учёный Р. Lempp указывает, что вывод о принципиальном наличии у детей способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них правильные показания, не должен базироваться только на оценке сохранности интеллектуального компонента, а должен исходить из рассмотрения данной способности при развитии психических функций в целом.
Если учитывать при этом своеобразие и специфику ситуации сексуального деликта, то и методы исследования должны быть релевантны.
Все исследуемые (68 человек), разделенные по группам в соответствии со сформированностью этапа психосексуального развития (1 группа - 20 человек, этап полового самосознания, 2 группа - 31 человек, этап полоролевого поведения, 3 группа - 17 человек, этап формирования либидо), обследовались экспертами - психологами в соответствии со стандартной психологической схемой, которая включала ряд патопсихологических методик, направленных на изучение особенностей памяти, восприятия, внимания, мышления и уровня интеллектуального развития.
Так, тест учёного-исследователя Люшера, Розенцвейга, рисунок человека, цветовой тест отношений (ЦТО) применялись для исследования личностных характеристик и эмоционально - волевой сферы потерпевших. Такие методики, как заучивание 10 слов, запоминание смыслового и зрительного материала, "Пиктограмма", "Исключение предметов", "Сравнение понятий", толкование условных смыслов пословиц и метафор, установление логических связей по сериям картинок, проба Крепелина или счет от 100 по 7 применяли для изучения уровня интеллектуального развития потерпевших, особенностей памяти, внимания, мышления.
В исследовании анализировались психологические выводы, содержащие результаты этих методов, применяемых в психологической оценке способности потерпевшими воспринимать обстоятельства правонарушения, понимать характер и значение сексуального деликта, которые зависели от сформированности и развития высших психических функций.
У потерпевших 1-ой группы (20 человек), у которых был полностью сформирован лишь этап полового самосознания, в соответствии с оценочными психологическими заключениями, отмечался достаточный, соответствующий их возрастному периоду уровень интеллектуального развития: способность к оперированию несложными понятиями, установлению простых причинно-следственных зависимостей и осмыслению привычных ситуаций на доступном для их возрастного периода материале.
Согласно психологическим заключениям, личностные особенности данных испытуемых характеризовались эмоциональной неустойчивостью, пассивностью, склонностью к ориентации на мнение значимого окружения, тенденцией к уходу от решения проблем.
Информированность потерпевших в сексуальных отношениях оценивалась экспертами-психологами как неосведомленность в вопросах взаимоотношения полов и соответствующих социальных нормах, подчеркивалась ограниченность жизненного опыта.
На основании перечисленных психологических характеристик давалось заключение о невозможности потерпевших 1-ой группы понимать характер и значение противоправных действий, при восприятии ими внешней стороны сексуального деликта.
Анализ практически всех психологических заключений показал, что констатация факта "неинформированности", "неосведомленности" потерпевших в вопросах взаимоотношения полов содержался только в заключительной части выводов, тогда как в исследовательской части какие-либо результаты, которые могли бы лечь в основу подобного вывода, не приводились.
Для большинства испытуемых 2-ой группы (31 человек), у которых был сформирован и этап полоролевого поведения, психологические заключения указывали на такие личностные особенности, как некоторую незрелость, облегченность оценок и суждений, неустойчивость эмоциональных проявлений, что сближает данных испытуемых с испытуемыми 1-ой группы. Подобное сходство определяет само по себе и близость собственно экспертных заключений о способности неспособности потерпевших к восприятию обстоятельств сексуального деликта, пониманию ими характера и значения противоправных действий обвиняемого. В то же время для исследуемых 2-ой группы был характерен достаточный интеллектуальный уровень, способность к установлению причинно-следственных связей между явлениями, сформированность логического мышления. Отмечались достаточный запас практических навыков межличностного взаимодействия. Информированность потерпевших 2-ой группы в вопросах взаимоотношений полов в соответствии с психологическими заключениями оценивалась как "формальная" в 15 случаях (что ближе к характеристике 1 группы), в оставшихся 16 случаях - как "достаточная осведомленность" (что ближе к характеристике 3-ей группы). Поэтому для данной группы давались заключения как о возможности понимать характер и значение противоправных сексуальных действий, так и заключения об ограниченной возможности (способность не в полной мере) понимать характер и значение сексуального деликта.
Для испытуемых 3-ей группы (17 человек), у которых был сформирован этап психосексуальных ориентаций, в соответствии с психологическими заключениями личностные особенности характеризовались преобладанием эмоциональных форм реагирования, трудностями конструктивного решения сложных ситуаций, невысоким уровнем активности, склонностью к избеганию фрустрирующих обстоятельств и ситуаций неуспеха.
Испытуемые характеризовались достаточным интеллектуальным уровнем - возможностью оперирования абстрактными понятиями и условными смыслами, сохранностью процессов восприятия и памяти. Все испытуемые были достаточно осведомлены в вопросах взаимоотношений между полами, самостоятельно проявляли интерес к различным формам сексуальной активности, принимали участие в них. В целом испытуемым 3-ей группы, по заключениям психологов, было доступно восприятие событий, имеющих значение для дела и понимание характера и значения противоправного деликта. В 2-х случаях давалось заключение о возрастной личностной незрелости, неосведомленности в вопросах взаимоотношения полов, что препятствовало пониманию характера и значения противоправных сексуальных действий. Подобное заключение само по себе определяет их сходство с испытуемыми 1-ой группы. Учитывая диаметральную дифференцированность экспертных заключений о способности потерпевших воспринимать обстоятельства сексуального деликта, понимать характер и значение противоправных действий, особенно для исследуемых 3-ей группы, можно предположить, что в основе данных заключений лежало направленное психологическое интервьюирование, описание которого, однако, не приводилось, что позволяет усомниться в том, что на самом деле стандартная процедура опроса была включена в структуру психологического исследования.
Была предпринята попытка стандартной обработки 68-ми психологических заключений по группам, в результате чего был выделен целый ряд параметров: интеллектуальное развитие, сохранность процессов памяти, сохранность процессов восприятия, возрастная личностная незрелость, эмоционально-волевые нарушения, склонность к фантазированию, осведомленность в нормах социального поведения, представление о взаимоотношении полов и критичность суждений. В соответствии с терминологическими оценками, содержащимися в психологических заключениях, интеллектуальное развитие подвергалось членению на "соответствует" и "не соответствует" возрасту; сохранность процессов памяти и восприятия - на "сохранены", "снижены", "нарушены"; эмоционально-волевые нарушения, личностная незрелость и склонность к фантазированию делились на "нет", "выражены незначительно", "выражены значительно"; в отношении других параметров градация проводилась на "отсутствует", "недостаточная" и "сформирована". Несмотря на возрастные различия внутри групп, все группы по соответствию интеллектуального развития их возрасту оказались неразличимы. Рассматривая по группам сохранность и становление интеллектуальных способностей, было обнаружено, что для испытуемых 1-ой группы они взаимосвязаны с процессами восприятия, памяти, фантазирования и эмоционально-волевого компонента, т.е. чем лучше память, чем менее выражены нарушения восприятия, и эмоционально-волевой сферы, тем выше интеллектуальные способности. Во 2-ой группе взаимосвязь сохранности интеллектуальных способностей с процессами восприятия, памяти, эмоционально-волевым компонентом, а также и нормами социального поведения была идентична первой группе. Третья группа отличалась статистической однородностью по всем исследуемым критериям.
Тем не менее, релевантность применяемых методов и получаемых результатов для решения вопросов, интересующих следствие, вызывает сомнение. Косвенным показателем этого является утверждение некоторых психологов о возможности исследования лишь потенциальной способности восприятия, но не восприятия в момент ситуации правонарушения. Для оценки же возможности понимать характер и значение действий обвиняемого важно не только соответствие развития психических особенностей испытуемого нормативным возрастным периодам, а их состояние в значимых для следствия ситуациях.
Проведенное исследование потерпевших от сексуальных деликтов по экспертным заключениям психологов представляет информацию о интеллектуально - мнестических, личностных особенностях испытуемых. В качестве психологического метода исследования психосексуальности потерпевших учёный-исследователь И.А.Кудрявцев предлагал использовать направленную беседу для оценки осведомленности в вопросах взаимоотношения полов. Однако, как показывает практика, методы структурированного опросника либо интервьюирования в настоящее время не используются. Одновременно такой метод исследования является базовым в работе сексопатолога. Поэтому выявленная достоверная взаимосвязь для всех групп между сформированностью представлений о нормах социального поведения у потерпевших и их представлениями о взаимоотношении полов, по психологическим заключениям была вполне предсказуема.
Учёный О. Д. Ситковская указывала, что стандартные психологические методики ("исключение предметов", "классификация предметов", "название изображений", "воспроизведение рассказа" и т.д.) рассчитаны на выявление способности или неспособности преимущественно к элементарным операциям, и для оценки возможности давать отчет в своих действиях и руководить ими в сложной уголовно значимой ситуации способность субъекта к этим операциям имеет вспомогательное значение. Констатация способности потерпевшими воспринимать обстоятельства сексуального деликта, понимать их характер и значение тем более будет недостаточна при использовании только традиционных психологических методик.
Корреляционная же взаимосвязь между интеллектуальным развитием и личностными особенностями потерпевших будет информационно значимой для оценки способности потерпевшего воспринимать обстоятельства сексуального деликта и понимать характер и значение противоправных действий обвиняемого только при соотнесении ее с этапами психосексуального становления.
Хотя учёный-исследователь И. А. Кудрявцев отмечал, что установление возможности потерпевшей понимать характер действий виновного основывается преимущественно на оценке полноты ее осведомленности в вопросах отношения полов, методики, изучающей непосредственно, напрямую осведомленность испытуемого в вопросах взаимоотношении полов, не существует. Поэтому данная осведомленность у потерпевших от сексуального деликта исследовалась психологами в "процессе направленной беседы о круге их интересов, о наличии опыта сексуального общения с противоположным полом, о взглядах и мнениях на этот счет, принятых в референтных группах потерпевших".
Однако результаты направленной беседы не всегда информативны, нет критериев, определяющих полноту осведомленности потерпевших в вопросах отношения полов. Таким образом, можно отметить, что традиционно проводимое психологическое исследование потерпевших, жертв сексуального насилия, не является в полной мере релевантным способности потерпевшими воспринимать обстоятельства сексуального деликта и понимать характер и значение противоправных действий обвиняемого.
Для более полного раскрытия способности понимания характера сексуального деликта жертвами сексуального насилия использовались апробированные в лаборатории судебной сексологии методики, составляющие основу направленного психологического исследования "Кодирование" и "МиФ". Указанные методики были модифицированы учёными-исследователями Н. В. Дворянчиковым и А. В. Герасимовым и использовались по стандартной процедуре предъявления.
Основные предметные сферы направленного психологического исследования составляли:
1) особенности межличностного взаимодействия, социальные коммуникативные навыки, способность к установлению, поддержанию, выходу из контакта; способность к партнерским отношениям; способность к эмоциональному сопереживанию другому человеку, возможности прогноза поведения другого человека; особенности эмоционального межличностного восприятия; способы разрешения межличностных конфликтов;
2) специфические характеристики личности, имеющие отношение к сфере полового самосознания, включающие в себя полоролевую идентичность; представления о стереотипах поведения и функциях, характеризующих мужчин или женщин в данном обществе и отношение к ним; паттерны поведения индивида в соответствии с полоролевыми стереотипами или коррелятами этих стереотипов; установки, ценности индивида в отношении стереотипного или коррелирующего с ним поведения того или иного пола; установки, ценности индивида в отношении представителя другого пола (особенности эмоционального восприятия), особенности интериоризированности половой роли.
Методика "Кодирование", описанная учёным З. Старовичем, используется для изучения самооценки обследуемого, выяснения его позиции по отношению к собственному и противоположному полу, сексуальным партнерам. Модифицированная методика "Кодирование" использовалась как направленный ассоциативный тест для возможности исследования особенностей восприятия объекта сексуального влечения, степени половозрастной дифференцированности представленности в сознании субъекта этого объекта. Методика позволяет исследовать также особенности половозрастной дифференцированности образа "я" субъекта.
Основными стимулами являлись понятия: "я", "мужчина", "женщина", "ребенок". Ассоциативный поток ограничивался рамками определенных классов, а именно - неодушевленный предмет, музыкальный инструмент, травянистое растение, дерево, животное, геометрическая фигура, сказочный персонаж, амплуа артиста цирка. Испытуемым предлагалось подобрать ассоциацию на ключевые слова в рамках заданных предметных классов, а затем ассоциацию необходимо прокомментировать "развернуть".
Процедура тестирования не ограничивалась только выявлением ассоциативного образа, а включала в себя и раскрытие содержательного, смыслового компонента каждой ассоциации. Например, если на предлагаемый стимульный объект "Женщина" в рамках класса "Травянистое растение" испытуемый подбирал понятие "Роза", то необходимо было выяснить:
а) почему именно этот образ, по его мнению, наиболее соответствовал понятию "Женщина";
б) какие качества, свойства или характеристики явились объединяющими (общими) при выборе этой ассоциации. Ответы на такие вопросы помогали выявить смысловой аспект восприятия, особенности эмоционального отношения к "кодируемому" объекту, что способствало и более объективной интерпретации получаемых результатов.
Так, при использовании дополнительных вопросов в одном случае может быть образ "Роза, т.к. - красивая, имеет приятный запах, женщины очень любят этот цветок", который качественно отличается от другого варианта, где "Роза, т.к. - стройная и красивая, но также имеет шипы, может до крови поранить, если не умеешь правильно обращаться".
Для интерпретации результатов теста учёные-исследователи Н. В. Дворянчиков и А. В. Герасимов использовали психосемантический подход. Анализировались:
1) особенности идентификации (пересечение образа "я" с образами "мужчина", "женщина", "ребенок");
2) семантическая близость образов, определяемая через степень совпадения ответов (сходство данных ассоциаций). Предполагалось, что наличие данной близости может говорить о "пересечении" в сознании соответствующих представлений и может свидетельствовать о недифференцированности половозрастных аспектов восприятия объекта сексуального влечения;
3) особенности представленности образов в сознании испытуемых;
4) аффективная представленность образов (положительная, отрицательная, амбивалентная);
5) особенности взаимодействия с внешним миром.
В лаборатории была разработана система оценок и шкалирования эмоционального отношения испытуемого к определенным аспектам восприятия сексуального объекта, а также критерии этих оценок.
Так, фиксируются следующие аспекты эмоционального отношения к объекту "ассоциирования":
- нейтральное - без акцентирования какой-либо эмоциональной окраски;
- положительное - подчеркивание приятных качеств этого объекта ("ребенок" - "котенок, так как маленький, хорошенький, ласковый");
- отрицательное - подчеркивание негативных аспектов объекта ("мужчина" - "дуб, так как тупой как дерево, глупый");
- амбивалентное - акцентирование одновременно как приятных и положительных, так и отрицательных качеств объекта ("женщина" - "роза, так как красивая, нежная, но может уколоть, сделать больно");
- деперсонифицированное - включает в себя акцентирование косвенных, атрибутивных признаков, прямое отождествление с неживым объектом ("женщина" - "кастрюля, так как часто бывает на кухне";
- "манекен", "ребенок" - "кукла, так как играешь, как хочешь".
Интерпретируются особенности идентификации с образами "Мужчины", "Женщины" и "Ребенка". Например, пересечение образов "Я" - "Мужчина" у испытуемой девушки может свидетельствовать об идентификации с мужскими полоролевыми стереотипами, в то время как пересечение образов "Я" - "Женщина" - об идентификации с женскими полоролевыми стереотипами. Пересечение образов "Я" - "Ребенок" говорит о незрелости личности испытуемого, его инфантильности. Немаловажным показателем недостаточной когнитивной дифференцированности половой роли является ассоциативно-семантическая близость образов "Мужчина" - "Женщина".
Содержательный анализ предполагает выделение и анализ таких индивидуальных особенностей переживания образа "Я", как:
- "Доминирование": "Я - дрессировщик диких животных, люблю укрощать хищников";
- "Зависимость": "Я - слабое нежное растение, за которым нужно ухаживать";
- "Сопротивление": "Я - кактус, если что могу уколоть";
- "Трансформированность": "Я - пластилин, можно вылепить что угодно".
Кроме того, полупроективная методика "МиФ", разработанная учёными Н. В. Дворянчиковым и А. В.Герасимовым на основе работ учёных С. Бем и Т. Л. Бессоновой, позволяет установить индивидуальную степень выраженности фемининности, маскулинности, андрогинности, определить субъективное отношение личности к своему уровню развития этих черт. В литературе отмечается, что данный тест относится к наиболее совершенным методам исследования половой идентичности и предсказывает такие аспекты маскулинности / фемининности, как инструментальность и экспрессивность, особенности самоотношения и самоуважения.
Тест основан на классической структуре "я - концепции" и позволяет анализировать целый ряд ее составляющих. "Я - реальное" - наиболее глубокая, базовая половая идентичность, отражающая то, что означает личность человека, как представителя определенного пола, для самого себя.
"Я - идеальное" - набор индивидуальных представлений мужчин и женщин о желаемых образцах поведения.
"Я - зеркальное" - совокупность субъективных представлений мужчин, женщин о том, какими их видят другие.
В качестве стимульного материала выступает недостаточно структурированный набор из 21 прилагательного (7 из них отражают маскулинные качества, 7 - фемининные, 7 - нейтральные), каждым из которых необходимо закончить предложение и оценить получившееся высказывание по степени выраженности, что в дальнейшем шкалируется по баллам и позволяет представить расположение выделенных "я - образов" в пространстве маскулинности фемининности.
В результате получается отображение полоролевой идентичности испытуемого в двухмерном пространстве с осями: маскулинность/фемининность, где достижение определенных показателей (17 баллов) позволяет говорить о выраженности данных черт.
Вербальный стимульный материал предполагает обращение к ментальным, маскулинным структурам личности, а полупроективный характер методики - к аффективным, фемининным структурам личности. Учёными Н. В. Дворянчиковым и А. Н. Герасимовым были предложены дополнительные шкалы, позволяющие развести "я - рефлексивное" на две его составляющие: первое - демонстрируемое для мужчин, и второе - демонстрируемое для женщин, что может быть отражением изменения "я" в ситуации с разным полоролевым составом; это также позволяет соотнести эти образы с более глубинными и устойчивыми образованиями (близость к "я - идеальному").
Кроме того, в этом методе ими были введены дополнительные шкалы ("мужчина должен быть...", "женщина должна быть..."), позволяющие исследовать индивидуальную нагруженность полоролевых норм субъектов и анализировать специфику влияния этих норм на полоролевое поведение и на реальную оценку своих полоролевых качеств (а именно - соотнесение этих ролевых норм с "я - идеальным" и с "я - реальным" испытуемого).
Испытуемому предлагается завершить незаконченное предложение словом из перечня маскулинности / фемининности и отметить вариант ответа, который, по его мнению, подходит в наибольшей степени. ("На самом деле я ...", "Хотелось бы, чтобы я был...", "Мужчина должен быть...", "Женщина должна быть...", "Мужчины считают, что я+", "Женщины считают, что я+" "Мой реальный сексуальный партнер...", "Хотелось бы, чтобы мой сексуальный партнер был...").
При обработке результатов производится подсчет профиля маскулинности / фемининности по каждой из категорий. Особое внимание при этом уделяется анализу семантической близости между различными образами "Я" и составляющими полоролевой идентичности в рамках психологического пространства маскулинности / фемининности.
Структурный анализ производится путем расчета семантической близости (в тестовых единицах пространства маскулинности / фемининности) между образующими полового самосознания. Например, близость образов "Я - идеальное" и "Мужчина должен быть" может свидетельствовать о значимости для испытуемого образа мужчины, о включенности мужского полоролевого стереотипа в систему полоролевых предпочтений.
Содержательный анализ позволяет определить пропорцию М / Ф. составляющих (маскулинности / фемининности) в каждом из образов ("Я - реальное", "Я - идеальное"), дифференцированность полоролевых установок в различных структурах полового самосознания. Таким образом, методика позволяет рассматривать целостную систему полового самосознания:
1. Полоролевая идентичность - представления о типичности для пола своего поведения или функций, выражающиеся как обобщенные суждения о мужественности или женственности, (пропорция маскулинности / фемининности "Я - реального");
2. Полоролевые стереотипы - представления о поведении и функциях, характеризующих мужчин или женщин в данном обществе (пропорция М / Ф в образах "Мужчина должен быть+", "Женщина должна быть+");
3. Полоролевое поведение - паттерны поведения индивида в соответствии с социальными стереотипами мужчин или женщин; соотношение черт маскулинности / фемининности в паттернах, демонстрируемых мужчинам и женщинам (пропорция М / Ф в образах "Мужчины считают, что я..." и "Женщины считают, что я...");
4. Полоролевые предпочтения - ценности индивида в отношении стереотипного или коррелирующего с ним поведения того или иного пола, соответствие ценностных структур нормативным (пропорция М / Ф "Я - идеального", соотношение образов "Я - идеальное" и "Мужчина должен быть...");
5. Сексуально-половые предпочтения - ценности индивида в отношении представителя другого пола, дифференцированность психосексуальных ориентаций, соответствие психосексуальных ориентаций полоролевым стереотипам противоположного пола.
Особое внимание уделено при обработке результатов анализу расстояния между различными образами "я" и составляющими полоролевой идентичности в рамках психологического пространства маскулинности / фемининности. Таким образом, применение данных методик в судебной сексологии является точкой отсчета исследования психологических и психосексуальных особенностей индивида, которые, влияя на его процессуальные способности, могут приобретать юридическое значение в уголовно-значимых ситуация.
На этапе формирования полового самосознания у исследуемых отсутствует семантическая близость между образом "я - идеальное" и "мужчины считают", которая указывает на отсутствие полоролевого предпочтения в поведении тестируемых), отсутствует семантическая близость и между полоролевыми стереотипами, полоролевым поведением и полоролевым предпочтением "мужчины считают" - "женщина должна быть", и выявляется деперсонифицированное восприятие мужчин и женщин, которое характеризуется формальностью (внешний облик, стиль одежды, тембр голоса), что указывает на несформированность базовых структур половой идентичности. Отмечается семантическая близость вышеперечисленных образов (предпочтение полоролевых стереотипов "мужчина считает", "женщина считает", полоролевого поведения "мужчина должен быть", "женщина должна быть") на стадии платонического либидо этапа формирования психосексуальных ориентаций, что указывает на сформированность базовых структур половой идентичности. Если идентичность означает сознание тождественности самому себе, непрерывности во времени собственной личности и связанное с этим ощущение, то идентификация - процесс ее формирования. Поэтому можно предположить, что на этапе полоролевого поведения осуществляется формирование идентичности и, наряду с данным процессом, формируются основные паттерны поведения, апробируется и закрепляется выбранная половая роль, которая в последующем влияет на становление психосексуальных ориентаций.
Стимульный материал по методикам "МиФ" и "Кодирование" был предложен 30-ти исследуемым (8 мальчиков и 22 девочки). В ходе исследования испытуемые распределились на три группы.
Первую группу составили 11 испытуемых (6 мальчиков и 5 девочек), которым выполнение данного задания было недоступно в полном объеме. Из них три девочки в возрасте 6;7-ми и 8-ми лет без отклонений в психическом развитии, 1 девочка 11-ти лет с отставанием в психофизическом развитии не понимали инструкций, предложенных им методик, также как и четыре мальчика, двоим из которых (11 и 12 лет) устанавливался диагноз "задержки умственного развития" и еще двоим мальчикам (10 и 11 лет) - диагноз "остаточные явления раннего органического поражения головного мозга". Одна девочка 13-ти лет с диагнозом "умственное недоразвитие" и 2 мальчика (11-ти и 13-ти лет) с диагнозом "остаточные явления раннего органического поражения головного мозга" инструкции предложенных методик понимали, однако выполняли неверно. Все испытуемые данной группы были потерпевшими по ст. 120 УК РСФСР и только 2 девочки (11-ти и 13-ти лет) - потерпевшими по ст. 117 УК РСФСР.
Для всех испытуемых данной группы было характерно выполнение элементарных мыслительных операций, у них отсутствовало выраженное нарушение памяти, однако оперирование абстрактными понятиями и условными смыслами метафор и пословиц было им недоступно, темп умственной работоспособности и внимания характеризовался колебаниями. В индивидуально-личностной сфере отмечались черты незрелости, преобладание эмоционального типа реагирования, ориентация на мнение значимых взрослых с подчиняемостью их указаниям. Все испытуемые характеризовались "формальной" осведомленностью в вопросах взаимоотношения полов.
Испытуемым было присуще любопытство, направленное на половые признаки противоположного пола, без констатации их сексуальной насыщенности, а поведение носило игровой характер.
Можно предположить, что испытуемые данной группы характеризовались несформированностью базовых структур полоролевой идентичности (несформированность восприятия полоролевых особенностей), собственных морально-нравственных критериев и оценок по отношению к окружающему миру, а также большой зависимостью от мнения окружающих, что может отражать и несформированность структуры личностной самоидентичности. Им было недоступно понимание сексуальной направленности деликта.
Несформированность базовых структур полоролевой идентичности является нормативной для этапа полового самосознания и препятствует пониманию характера и значения противоправных сексуальных действий. Однако, отсутствие выраженных нарушений памяти, внимания и возможность выполнения основных мыслительных операций, не препятствовало восприятию ими внешней стороны противоправных действий.
Вторую группу составили 10 человек (1 мальчик и 9 девочек), из которых у 5-ти испытуемых (4 девочки и мальчик) были выявлены остаточные явления раннего поражения головного мозга без выраженных изменений со стороны психики, у оставшихся 5 исследуемых каких-либо отклонений в психике выявлено не было.
Все испытуемые данной группы выполняли предложенные им методики при активной помощи со стороны экспериментатора и требовали постоянного напоминания инструкций по выполнению предложенных методик.
В соответствии с данными стандартного психологического обследования, всех исследуемых 2-ой группы отличала сохранность интеллектуально - мнестических способностей, конкретное мышление, поверхностность суждений, облегченность оценок. Они были способны к установлению причинно-следственных связей между явлениями, обнаруживали достаточный объем школьных знаний, навыков и умений, однако их отличал обедненный запас общих сведений.
Их личностные особенности характеризовались незрелостью, неустойчивостью эмоциональных проявлений. Все испытуемые данной группы проявляли "формальную" осведомленность в вопросах взаимоотношения полов.
Им было присуще любопытство, направленное на половые признаки противоположного пола, они участвовали в полоролевых играх с противоположным полом, у 2-х девочек (10-ти и 13-ти лет) проявлялись и элементы сексуально направленного поведения по отношению к противоположному полу. Все испытуемые данной группы владели информацией (из разных источников: книги, телевидение, радио, журналы, рассказы друзей, и т.п.) о половом развитии.
В соответствии с результатами исследования, проведенного с помощью методик "МиФ" и "Кодирование", испытуемые 2-ой группы уже отличаются сформированностью полоролевых стереотипов, образ женщины в их представлении характеризуется преобладанием фемининных черт над маскулинными. Для испытуемых данной группы значительно большее значение для образа "я" имеют оценки "женщин", преобладает ориентировка на внешние атрибутивные признаки роли мужчин (роль "мужчина", в частности, деперсонифицирована).
Таким образом, испытуемые 2-ой группы имеют представление о полоролевых стереотипах, однако паттерны их поведения недостаточно дифференцированы в ситуациях с различным полоролевым составом, что может отражать неполную сформированность полоролевой идентичности, которая прослеживается и в поверхностности суждений об образах "мужчин" и "женщин". Характерными особенностями этих суждений является качество используемых ассоциаций, где испытуемые ориентировались в основном на нейтральные признаки указанных объектов.
Учёные Н. В. Дворянчиков и А. В. Герасимов отмечают, что относительно роли самосознания в регуляции поведения существует достаточно большое количество данных. Одним из вероятных механизмов снижения регулятивной функции самосознания, по мнению учёного Г. Е. Введенского, рассматривается уменьшение отчетливости образа "я", что может осуществляться через снижение его аффективной насыщенности. Иными словами, эмоциональное отношение к себе смещается в сторону безразличия, и самооценка перестает выполнять функцию регулятора поведения. Учёный-исследователь И. В. Литвиненко показала на примере психопатических личностей, что подобное явление приводит к повышению роли неосознаваемой регуляции поведения и повторению однотипных ситуаций без извлечения познавательного опыта (стереотипное поведение). В. С. Мерлин также отмечал, что одно из условий неосознаваемости человеком некоторых своих качеств - незначимость их для него. Все это будет также указывать на нарушение работы механизма "обратной связи", наличие которой учёный А. А. Бодалев считал необходимым условием осознанного взаимодействия в процессе совместной деятельности.
Таким образом, недостаточная дифференцированность полоролевых особенностей, неустойчивость и поверхностность суждений, недостаточная сформированность морально-нравственных критериев и оценок по отношению к образам "мужчина" и "женщина" может считаться условно нормативной для этапа формирования полоролевого поведения и одновременно препятствующей полному пониманию и характера и значения (не в полной мере) противоправных сексуальных действий.
Наши выводы подтверждаются и высказываниями учёного А. А. Бодалева о том, что накопление личного опыта общения с людьми у познающего их субъекта не обязательно ведет к развитию умения на основе восприятия все более глубоко проникать в их сущность. Он отмечает, что обязательным компонентом мыслительного процесса, направленного на постижение сущности того или иного конкретного явления, является актуализация в сознании познающего субъекта психологических знаний, накопленных им в ходе взаимодействия с людьми. Роль обобщений, в которых аккумулированы впечатления от прошлых явлений, всегда сплавленных со знаниями, полученными из других источников (книги, устные рассказы, кино, радио и т.д.), в познании каждого определенного человека очень значительна. Накопление у человека понятийного знания приводит к совершенствованию у него процессов различения, развитию большей обобщенности восприятия и формирует способность к интуитивному познанию.
Третью группу составили 9 человек (девочки 14-18-ти лет), из которых у одной испытуемой (14-ти лет) был выявлен дисгармонично протекающий пубертатный криз, а у одной 18-тилетней испытуемой - остаточные явления органического поражения головного мозга без изменений со стороны психики, у остальных же 7-ми человек каких-либо отклонений со стороны психики выявлено не было.
В соответствии с результатами стандартного психологического обследования, все испытуемые обладали достаточным интеллектуальным уровнем развития, возможностью выполнения различных мыслительных ситуаций, оперирования абстрактными понятиями и условными смыслами, сохранностью процессов восприятия, памяти, ориентированностью в различных практических ситуациях, осведомленностью в основных нормах поведения.
Личностные особенности характеризовались преобладанием эмоциональных форм реагирования, склонностью к избеганию фрустрирующих обстоятельств и ситуаций неуспеха. Все испытуемые 3-ей группы были "достаточно осведомлены" в вопросах взаимоотношения полов.
Испытуемые данной группы характеризовались направленностью сексуального интереса при общении с противоположным полом, а четверо из них (14;16 и двое 18-тилетних) имели и опыт сексуального общения с противоположным полом.
В соответствии с результатами применения методик направленного психологического исследования "МиФ" и "Кодирование", испытуемые 3-ей группы характеризовались четко очерченной полоролевой идентичностью (фемининный тип). Это отражалось также в том, что испытуемые этой группы демонстрируют окружающим референтной группы более четкий паттерн полоролевого поведения. В этой группе более дифференцирован образ - Я по отношению к образу мужчины (полоролевое предпочтение) и отмечается независимость Я - идеального от мнения мужчин. Восприятие ими мужской и женской половой роли не атрибутивно и не формально по сравнению с испытуемыми 2-ой группы. Испытуемые 3-ей группы во взаимодействии с окружающими демонстрируют четкий паттерн полоролевого поведения (преобладание фемининных), у них выявляется тенденция сопротивляться обстоятельствам (по параметру "я - риск", означающему стремление к переживанию острых ощущений), что отражает сформированность базовых структур половой идентичности у данных испытуемых. У них отмечалась большая вариативность паттернов полоролевого поведения, проявляющихся в ситуациях релевантных половому самосознанию (то есть ситуации требующие актуализации и участия полоролевых стереотипов). Кроме того, отмечалась взаимосвязь полоролевой идентичности ("я - реальное") и полоролевыми предпочтениями ("я - идеальное").
По мнению учёного-исследователя О. Д. Ситковской, предмет исследования эксперта-психолога должен быть релевантен уголовной ситуации и определяться специфическим кругом информационных объектов, содержание которых ориентирует поведение и протекание психических процессов в уголовно-значимых ситуациях. Иными словами, в психологическом экспертном исследовании должны использоваться экспериментальные ситуации, моделирующие определенные аспекты деятельности, релевантные юридически значимым процессам.
В отношении же психологического исследования в судебной сексологии возникает необходимость рассмотрения тех самых "информационных объектов", имеющих отношение к психосексуальности (например, представление о полоролевых стереотипах поведения, возможность отклонения от них за счет сниженного эмоционального к ним отношения или же за счет их искаженности или недифференцированности). Закономерно также исследование особенностей полового самосознания, полоролевой "Я - концепции" как относительно устойчивых представлений индивида о самом себе (в большей или меньшей степени осознанных), участвующих в регуляции его поведения и протекании психических процессов в ситуациях, релевантных половому самосознанию, например, в ситуациях, требующих участия определенных полоролевых стереотипов. В частности, недифференцированность по маскулинной составляющей, диффузность "Я - концепции", фемининность "реального - Я" не способствует гибкому поведению у мужчин, ограничивая доступность паттернов полоролевого поведения, а недостаточная интериоризированность полоролевых нормативов может, в свою очередь, ограничивать выбор стратегий взаимодействия в ситуациях, требующих динамичной актуализации в поведении полоролевых стереотипов.
В приложении приведены результаты корреляционного анализа между паттернами полоролевого поведения, полоролевыми стереотипами и полоролевым предпочтением у испытуемых при наличии способности к правильному восприятию обстоятельств сексуального деликта. Результаты исследования показывают на семантическую близость между паттернами мужского женского полоролевого поведения и мужских женских полоролевых стереотипов, т.е. определяют релевантное половому самосознанию поведение (полоролевую идентичность), что соответствует сформированности базовых структур полоролевой идентичности.
Учёный А. А. Бодалев указывает, что чем сформированнее личность, тем больше у нее способность к пониманию внутренней (содержательной) стороны взаимоотношений между индивидуумами. Он указывает на две группы психических свойств личности. Первая, связанная с побудительной (мотивационной), вторая - с организационно-исполнительной стороной психической регуляции поведения человека. Поэтому внутреннее психологическое содержание человека (его убеждения, потребности, интересы, чувства, характер, способности) выражаются в действиях, поступках. Он указывает, что у большинства подростков содержательные стороны их отношения к одному и тому же предмету, явлению могут совпадать, но вместе с тем проявляться через способы, на которых "лежала печать пути, пройденного каждым". Именно поэтому, определяя этап психосексуального развития потерпевшего от сексуального насилия, опосредованно, через раскрытие "пройденного пути" индивидуально в каждом случае оценивается и способность исследуемых воспринимать обстоятельства сексуального деликта и понимать характер и значение, совершенных в отношении них действий.
Учёный-исследователь Е. Т. Соколова отмечала, что проективный метод исследования, ориентированный на изучение неосознаваемых или не вполне осознанных форм мотивации, является чуть ли не единственным собственно психологическим методом проникновения в наиболее интимную область человеческой психики. Если большинство психологических приемов, считает Е. Т. Соколова, направлено на изучение того - как достигается объективный характер отражения человеком внешнего мира, то проективные методики ставят своей целью выявление своеобразных "субъективных" отклонений, личностных "интерпретаций".
Таким образом, следует отметить, что использование в рамках направленного психологического исследования проективных методик "Кодирование" и "МиФ" предполагает более дифференцированный подход как при изучении становления этапа психосексуального развития потерпевших, так и при вынесении оценочных решений о наличии у них способности воспринимать обстоятельства сексуального деликта, понимать характер и значение совершаемых противоправных действий.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован