14 сентября 2006
1173

Поморы должны помочь себе сами

В редакцию часто звонят и пишут работники рыболовецких колхозов. Жалуются на
тяжелую жизнь, на то, что их предприятия погибают и никому нет до этого дела.
Как же колхозам жить дальше и чем им могут помочь областные власти, об этом мы
беседуем с председателем комитета по рыбному хозяйству администрации
Архангельской области Андреем Широких.

- Колхозы будут жить и развиваться так, как это решат собственники, все зависит
от них. Администрация области не вправе директивно вмешиваться в хозяйственную
деятельность частных предприятий. Ведь мы их называем колхозами скорее по
привычке, а по учредительным документам они проходят как кооперативы. Комитет
может им помочь только в наделении квотами в пределах своих полномочий. Сегодня
квоты закреплены за колхозами на 5 лет на промысел самых ценных видов рыб:
треску, пикшу - 75 процентов от всего объема, выделенного на область для
прибрежного рыболовства, столько же на семгу.

Есть квоты на сельдь, навагу, а
на горбушу все 100 процентов ресурсов отданы колхозникам. В перспективе никто
квоты перераспределить не сможет, никто их не отберет, если они будут
осваиваться. Поэтому все в руках самих колхозников.

Есть, например, колхоз "Зимняя Золотица", он наделен всеми квотами. Сейчас идет
промысел семги, работают 4 или 5 бригад, в большинстве из них приезжие из
Архангельска, колхозников там мало. Вот как руководители хозяйств организовывают
работу. С них и весь спрос.

Колхоз "Беломор". У них есть одно судно, которое не обеспечено полной загрузкой.
Колхоз имеет квоту на 450 тонн трески. Когда у нас были аукционы, то треска
продавалась по 20 тысяч рублей за тонну. Если они освоят квоту и продадут рыбу,
то получат 9 млн. рублей. Это много или мало для деревни? Я думаю, это солидная
сумма. Плюс 1 миллион 200 тысяч рублей в год колхоз получает льготу и не платит
налог на биоресурсы.

Это одно из самых неблагополучных хозяйств, которое, при
должном спросе с руководителя, могло бы инвестировать эти деньги в производство,
выплачивать зарплату, поэтому колхозникам нужно решительнее спрашивать с
председателя. Ресурс там имеется.

Сегодня есть колхозы, которые при наличии квоты просто ее продают, получают
минимум 20 тыс. рублей за одну тонну, и куда расходуются эти деньги, нужно
разобраться.

- Почему продают? Потому что не имеют своего рыболовецкого флота?

- Потому что сложилась такая система, появились квотные рынки. Получил квоту -
можно ее продать, в море не выходить и не ловить самим рыбу. Почему у того же
"Беломора" проблемы? У него квота - 450 тонн, для одного судна мало. Поэтому
может быть выгоднее колхозникам ее освоить совместно с какими-то компаниями.
Получается, что компании просто выплачивают деньги за эту квоту, а
фактически они ее покупают. Действующее законодательство позволяет сегодня
торговать квотами.

Колхозники могут погнаться за сиюминутной выгодой и продать
квоту. Но в этом случае они уже никогда в жизни не будут ее иметь, например, на
треску. Тогда колхозу - смерть. Однажды продав, потом хоть пишите президенту,
дескать, дайте нам квоту. Никакой квоты не будет. Это люди должны понимать. Есть
закон о рыболовстве, который был принят два года назад. Согласно ему, если
предприятие утратило квоту по какой-то причине, продало или она была у него
изъята за неосвоение или за нарушение правил рыболовства, такое предприятие
больше на квоту расчитывать не может.

- Андрей Юрьевич, а как же быть колхозу, если у него, как у "Зимней
Золотицы" нет ни одно своего судна и не на чем выходить в море?

- У колхозников только один выход - объединяться и приобретать траулеры. Они
могли бы объединить квоты, пусть это будут не 5 судов, осваивающих 20 процентов
квот каждое, а одно общее судно, но оно будет эффективно работать целый год.
И второе, это должно быть не старое судно, которое потребляет 5,5 тонн горючего
в сутки при стоимости 700 долларов за тонну, а новое.

Есть у нас суда,
построенные на "Звездочке" и потребляющие всего 3 тонны. То есть каждые сутки
можно экономить порядка 40 тыс. рублей. Эти суда окупаются за 5 лет. Проблему
обновления флота можно решить только совместно, потому что ни у одного колхоза
сегодня нет ресурсов, чтобы самостоятельно купить новое высокопроизводительное
судно, работающее круглый год.

Почему еще необходимо объединениие? У всех рыболовецких колхозов квота на треску
11 тысяч тонн, почти столько же, сколько у Архангельского тралфлота, где 3
тысячи работников.

- Кем и как определяются квоты для рыболовецких колхозов, кто устанавливает их
размер?

- Квоты определяются по федеральному закону о рыболовстве и сохранению водных
биоресурсов. Прибрежные квоты, которыми они сейчас наделены, были получены в
соответствии с типовым положением о распределении квот для прибрежного
рыболовства от 2004 года, которое наделило их квотами на 5 лет, с 2004 по 2008
годы. Их размер определялся из тех квот, которыми колхозы были наделены в
предыдущие 3 года (2001-2003 г.г.) с учетом квот, приобретенных на аукционах.

Распределяла эти квоты межведомственная комиссия, состав которой задан типовым
положением. Складывались квоты, которые данное хозяйство получало в предыдущие
три года, полученное число делилось на три и просчитывалось, какую долю это
составляет по каждому виду рыб. Вот эта доля для морских квот за колхозами
закреплена на пять лет договором.

Государство гарантирует, что их доля останется неизменной в течение ,5 лет, то
есть, предоставило им возможность планировать свою деятельность. Но надо
сказать, это не значит, что размер самой квоты будет точно такой же. Определена
только доля в общей квоте для данного вида рыб.

- Поэтому сократился объем квоты на семгу практически вдвое?

- За колхозами закреплены доли в общей квоте на вылов семги, которая зависит
от общего допустимого улова (ОДУ). Он определяется постановлением правительства
по рекомендации науки. Например, на побережье Баренцева моря может быть
увеличен допустимый улов, -а на побережье Белого - сокращен, или наоборот. Это
определяют ученые вместе со специалистами Минприроды. То есть каждый год
размер ОДУ может меняться, но доля каждого квотопользователя гарантированно
не изменится.

- Почему в этом году запрещен лов горбуши?

- Горбуша идет по так называемой нечетной линии. То есть ОДУ и квота выделяется
по нечетным годам, по четным годам она не выделяется, потому что горбуша в это
время не идет на нерест.

- У жителей побережья проблема - запрещен лов сетями для собственных нужд.
В море с удочкой не пойдешь. Как быть?

- Сейчас в субъетах РФ нет своих правил рыболовства. Все они были отменены в
начале 2005 года в связи с вводом в действие федерального закона о рыболовстве и
сохранении водных биоресурсов. Закон предусматривает, что правила должны быть
утверждены федеральными органами власти, а по законодательству начала 90-х
годов их утвердили областные собрания депутатов. Других замечаниий и претензий
к этим правилам не было. Такое положение сложилось по всей России. Этот вопрос
сейчас находится в компетенции министерства сельского хозяйства. Сначала они нам
к началу 2005 года обещали дать правила рыболовства в бассейне Белого моря.

Такие правила, введенные в 1967 году министерством рыбного хозяйства СССР, у нас
уже были. Но в прошлом году в Минсельхозе новые правила подготовить не успели,
и сейчас надеются их сделать до конца 2006 года. Правда, уже правила не бассейна
Белого моря, а всего Северного бассейна. Та есть Архангельской, Мурманской
области, Карелии, НАО... Как это все будет выглядеть, мы пока не очень хорошо
себе представляем. Ведь рыбалка на реках и озерах и рыбалка в Белом, а тем более
в Баренцевом морях, - разные вещи. А хотят все свести в одном документе.

Пока новых правил нет, предписано руководствоваться документом 1967 года. Снова
достали его из архива. Там любительский лов сетями не предусмотрен вообще.
Областное собрание и мы со своей стороны на эту тему послали обращение министру
сельского хозяйства Гордееву и в другие федеральные органы власти, обещают в
ближайшее время этот вопрос решить.

Я считаю, что областные правила 1991 года учитывающие практику, наработанную
временем, были пригодны. До 2005 года особых жалоб в общем-то не было. За
исключением частных случаев, когда рыбаки бывали недовольны ограничениями по
местам лова, в частности, в Сухом море.

Но частные случаи были, есть и будут,
потому что таких правил, которые бы удовлетворяли абсолютно всех и обеспечивали
бы полную сохранность водных биоресурсов, не сделать. Что ж, правила отменили,
приходится работать в той ситуации, которая есть.

- Каков ваш прогноз? Министерство сельского хозяйства пойдет навстречу нашим
рыбакам?

- Я думаю, что до конца этого года правила должны быть. Иначе ситуация для
министерства сельского хозяйства будет очень печальная. Настояв на том, чтобы
взять себе все те полномочия, которые раньше были в компетенции региональных
властей, они, тем не менее, ни с чем не могут справиться. Должны же в Москве
понимать все это.

- Андрей Юрьевич, а какова судьба зверобойного промысла в области?

- Кампания не была проведена только в 2005 году, когда ввели в действия
изменения в налоговый
кодекс, которые предусмотрели плату за водные биоресурсы. Для зверя была
предусмотрена плата 350 рублей за голову. Это сделало промысел нерентабельным.
После этого министерство финансов, а это они фактически сорвали зверобойную
кампанию, снизило плату до 140 рублей. Сейчас рентабельность где-то около нуля.
В этом году зверобойка уже проводилась, хотя и не в таком масштабе, как хотелось
бы. Мы обращаемся во все федеральные органы власти с просьбами уменьшить и эту
сумму, потому что плата в 140 рублей за голову тоже для нас велика. Сами
изменить ее мы не можем.

- И все же, Андрей Юрьевич, кто-то может помочь колхозам удержаться на плаву?

- Рыболовецкие колхозы ведут разнообразную деятельность, занимаются не только
рыболовством, но и сельским хозяйством, лесозаготовками. Поэтому здесь нужно
смотреть экономику предприятий в целом. Но смотреть надо, прежде всего, самим
председателям колхозов, их правлениям и колхозникам. С одной стороны люди
всегда требуют, чтобы власти действовали строго в пределах своих полномочий и
законодательства, которое не поощряет вмешательство в деятельность частных
предприятий, а с другой стороны, когда плохо, кричат, что власти обязаны
помогать.

Я еще раз повторяю то, с чего мы начали разговор: со стороны комитета по рыбному
хозяйству мы можем лишь наделять их квотами в пределах своих полномочий. Как
сделать так, чтобы люди жили хорошо? Наверное, никто на этот вопрос ответить не
сможет. Думаю, что они сами должны прежде всего очень этого захотеть.

До тех пор пока людям будут говорить, какие они замечательные поморы со славной
историей, у них будет создаваться впечатление, что во всех проблемах виноват кто
угодно, кроме них самих. Тут мы начинаем понимать, что если люди считают себя ни
в чем не виноватыми, а всю ответственность перекладывают на власть или кого-то
еще, то шансов на выход из этой ситуации нет.

Сергей ВАХРУШЕВ
allnorth.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован