27 июля 1998
2556

Пониделко начинается в субботу

Константин Зборовский: Людмила Ивановна, каким образом вы получили столь высокую должность в Мост-банке?
Людмила Пониделко: В начале 90-х мы переехали из Красноярска в Ленинград. Мужа перевели в Высшее военно-командное училище внутренних войск МВД. Меня выбрали депутатом Ленсовета. Я окончила экономический спецфакультет университета, стала работать замуправляющего Межэкономсбербанка. Через какое-то время мне предложили создать в городе филиал Мост-банка.
Я сама нашла помещение на Невском, разработала концепцию филиала и, что называется, воплотила ее в жизнь. Это был первый филиал банка в России. Мне пришлось создавать его с чистого листа.
Банк -- это не просто моя работа, это мой ребенок. И как за ребенком, за ним нужен глаз да глаз.
К.З.: Вы феминистка?
Л.П.: Я считаю, что будущее в руках женщины. Можно сказать, что я феминистка.
К.З.: Не часто у российских генералов такие боевые жены...
Л.П.: Да, в нашем обществе есть стереотип офицерской жены -- эдакой домашней курицы. Я с ним активно боролась. В прежней, социалистической жизни была, если так можно выразиться, аппаратчиком. Состояла в партии и потом в шутку говорила, что не я вышла из партии, а партия из меня. Знаете, комсомол, КПСС -- это как подготовительный период моей нынешней работы. Никаких претензий к тому времени у меня нет.
Вообще, по первому образованию я филолог, окончила филфак пединститута. Но преподавателем литературы и иностранного языка сложно было устроиться. Тем более что жена военного везде считалась человеком временным.
К.З.: Людмила Ивановна, а как вы встретились с Анатолием Васильевичем?
Л.П.: Мы познакомились в Пятигорске. Я была студенткой, активисткой, комсомолкой и на одном торжественном вечере вручала цветы космонавту Шаталову. После собрания ко мне подошел лейтенант. Спросил, как меня зовут, работаю я или учусь, и внимательно выслушав мои ответы, заключил: "Ну вот и хорошо, будешь моей женой. Только вот дети у нас будут рыжие". Я еще тогда подумала: "Интересно, какой-то самонадеянный лейтенант". Я всегда скептически относилась к военным, хоть и жила в военном городе.
Мы два раза сходили на свидание, после чего Анатолий мне заявил, что ему некогда разводить ухаживания -- мол, давай сразу поженимся. Я удивилась, но решила, что это, наверное, моя судьба, и согласилась.
К.З.: Дети, правда, рыжие?
Л.П.: Нет. Сын светловолосый, а дочь темненькая, в бабушку. Василий служит в Девятом управлении ФСБ, а Лена учится в Международном банковском институте.
К.З.: Муж вас часто шокировал своими поступками?
Л.П.: Свадьба у нас была в лучшем ресторане Пятигорска. Муж собрал всех своих друзей, знакомых, сослуживцев. Больше ста человек. В загс мы не поехали -- нас расписали в присутствии гостей прямо в ресторане. В общем, долги за свадьбу мы отдавали очень долго.
И вот когда мы еще не вернули всех одолженных денег, а я уже ждала ребенка, Алексей пришел и сказал, что почти всю зарплату потратил. "Понимаешь, -- говорит, -- к нам приехала комиссия, и я ее должен был угощать. Я и угостил".
Один раз он решил сделать мне дорогой подарок. Купил черное вечернее платье. Я его примерила, а оно на три размера больше, чем нужно. С армией и командировками забыл, как жена выглядит. С тех пор договорились, что он такие подарки мне больше не дарит.
К.З.: А какие дарит?
Л.П.: Недавно подарил мне кактус и сказал, что я на него похожа.
К.З.: Анатолий Васильевич, почему вы решили, что жена похожа на кактус?
Анатолий Пониделко: Она, как кактус,-- жесткая и стойкая в любой ситуации.
Л.П.: Когда мне очень плохо, я как бы сворачиваюсь в клубок и выпускаю иголки, но улыбаюсь. Со стороны создается впечатление, что я человек, легко идущий по жизни. На самом деле муж очень верно определил: я цветущий кактус.
К.З.: Если продолжить игру в ассоциации, то какой цветок ваш муж?
Л.П.: Нарцисс, конечно!
К.З.: В начале июня Анатолия Васильевича сместили с должности. Новость эта тогда наделала в Петербурге много шуму. А вас, Людмила Ивановна, она не застала врасплох?
Л.П.: Нет. Когда был майором, не соглашался с "партийной линией". Полковником -- боролся с "дедовщиной". Теперь стал опальным генералом.
Мне сейчас многие говорят, что после увольнения мужа у меня нет печали в глазах. Теперь я счастлива, я словно наконец-то замуж вышла.
В последнее время Анатолий был очень популярным человеком в Петербурге. Во время митингов на Дворцовой площади один раз даже появился плакат: "Пониделко в губернаторы". Когда его уволили, ни губернатор области, ни губернатор города за него не заступились. Не заступился и Степашин. Муж считает, что его неверно информировали.
А.П.: Министр еще не определил мою дальнейшую судьбу. Я нахожусь в рядах МВД и пока взял тайм-аут.
К.З.: Вам предлагали какие-нибудь должности?
А.П.: Погоны сниму, тогда посмотрим. Предложений море. И советником, и преподавателем. Но через год я обязательно буду баллотироваться в Госдуму.
Л.П.: Я не хочу, чтобы Анатолий занимался политикой. Ему с его открытым характером будет очень сложно. Я слишком хорошо знаю своего мужа, мы почти тридцать лет вместе.
К.З.: Вы не хотите, чтобы муж занимался политикой. А тогда чем?
Л.П.: Бизнесом, например. Или преподаванием. Пока же он занимается домом и хозяйством. Коттедж ремонтирует. Анатолий очень хорошо готовит. Так вот, недавно он гневно мне сообщил, что наша кухня ужасно оборудована. Наконец-то у него и до кухни дошли руки.
А.П.: Нет хорошего набора ножей, нормального электрического чайника и приличного садка.
К.З.: Какое ваше фирменное блюдо?
А.П.: Харчо. Я несколько лет жил в Кабарде, был в Грузии и Чечне. И грех не перенять самое вкусное и доброе. Специи и травы мне присылают знакомые с Кавказа.
К.З.: У вас в доме много работы?
А.П.: Много. Баню надо поставить, крышу покрыть, летний домик утеплить, спальню отремонтировать, камин новый сделать. Военные все умеют. Им нянек не надо.
Л.П.: Когда дочери было двадцать дней, я попала в больницу. Муж остался с ней один, и из больницы ему на подмогу прислали врача. А в доме идеальный порядок. Ребенок "упакованный", пеленки переглажены, бутылочки простерилизованы.
К.З.: А кто занимался обустройством вашего нынешнего дома?
Л.П.: Мне обидно было читать в газетах, что у генерала Пониделко коттедж. К дому часто приезжали фотографы. Я, правда, ни одной фотографии в газетах не видела. Наверно, репортеры ожидали чего-то сверхъестественного. Муж, кстати, был против коттеджа и из чувства протеста не интересовался, что я строю.
Мы продали квартиру, взяли кредит. Я присмотрела недостроенный дом недалеко от города, на берегу Невы. Коттедж я строила год. Решила сделать эркер. Рабочие мне сказали, что без чертежей ничего не получится. Я день просидела со справочником по строительству, сама рассчитала фундамент, нагрузку на него и начертила им чертеж.
В детстве я жила в частном доме, и все то время, пока мы скитались по казенным квартирам, мечтала о своем собственном.
К.З.: У вас большая коллекция комсомольских значков. Вы их сообща собирали?
А.П.: Нет, это мое хобби на протяжении вот уже тридцати лет. Здесь значки молодежных организаций почти всего мира, больше 5 тысяч штук. В Волгограде у одного учителя нашел кимовский значок. У меня есть значок с Лениным, который смотрит налево. Таких выпустили всего тридцать штук. Только за часть коллекции мне уже предлагали Mercedes. Я отказался.
К.З.: Как вы проводите отпуск?
Л.П.: Я люблю отдыхать в Кисловодске. Два раза в год стараемся съездить к родителям в Ростовскую область. За границей я отдыхала один раз -- с дочкой в Испании. Страна красивая, но ничего особенного. Я родилась в Адыгее и привыкла к кавказской природе. Очень люблю горы. В детстве я никогда не думала, что горизонт может быть без гор.
К.З.: У кого вы одеваетесь?
Л.П.: Мне никогда не везло с портнихами. Они все время из меня делали совдеповскую тетку. Поэтому вещи покупаю за рубежом. Но сейчас решила заказать костюм у Ларисы Погорецкой. Попробую, посмотрю, что из этого получится.
К.З.: А мужа тоже вы одеваете?
Л.П.: Да. Я его размеры хорошо знаю. Правда, он теперь расстраивается, что деловые костюмы ему ни к чему.
К.З.: Увольнение мужа как-то повлияло на вашу карьеру и карьеру сына?
Л.П.: Пока нет. В банке все отнеслись с пониманием. Даже из Москвы звонили, сочувствовали. Ведь все знают, что я пришла в банк не как жена начальника городской милиции. Сначала состоялась я, а потом состоялся муж.
К.З.: У вас сейчас много друзей?
Л.П.: Сейчас нет. В основном приятели, знакомые. Больше двадцати лет мы дружим семьями с Куликовым.
С возрастом становишься мудрее и избирательно подходишь к друзьям. Да к тому же и положение обязывает. После увольнения мужа многие "друзья" перестали звонить.
К.З.: У вас в семье два лидера. А Анатолий Васильевич советуется с вами по рабочим вопросам?
Л.П.: Он о своей работе почти ничего не говорит. Иногда начинает издалека: рассказывает о ситуации вроде бы безотносительно к себе или к кому-либо. Так, по-мужски, хочет получить ответ.
К.З.: У вас есть автомобиль?
Л.П.: Было Volvo. Но недавно я попала в аварию. Теперь отремонтировала и буду продавать.
К.З.: Говорят, ездить на разбитой машине плохая примета. Вы верите в приметы?
Л.П.: Верю. И еще в вещие сны. Несколько лет назад, когда мы жили в Красноярске, мне приснился сон: я плыву по каналу Грибоедова на лодке и причаливаю рядом с Казанским собором. Тогда я не придала этому значения. А потом открыла недалеко от Казанского собора филиал банка. Я думаю, все наладится. Как говорят, трудно только первые десять лет.

КОНСТАНТИН ЗБОРОВСКИЙ

http://www.profile.ru/items_2622
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован