21 декабря 2001
99

ПОНТИАК, ВОЖДЬ ОТТАВОВ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Э.С.ЭЛЛИС

ПОНТИАК, ВОЖДЬ ОТТАВОВ




1. НОЧЬ НА РЕКЕ

Пограничный пост Детруа в течение нескольких месяцев был в осаде. Его
осаждал знаменитый Понтиак, вождь Оттавов. Заветной мечтой его было
объединить все племена индейцев, старинных владетелей края, восстановить
их против белых и начать беспощадную войну, которая должна была окончиться
только с исчезновением с границ охотничьих владений краснокожих последнего
белолицего. Капитан Хорст, командуя маленькой шхуной `Глэдуйн`, поднялся
вверх по реке Детруа, направляясь к осаждаемому посту.
Тот, кто читал и следил за историческими событиями в Америке,
конечно, знает, что по окончании войны между Францией и Англией первая
формальным договором отказалась от всех своих владений в Новом Свете.
Предварительно, еще до начала войны, Франция устроила целую цепь военный
постов на западе. Тайной мыслью ее было - основать великую империю в
долине р.Миссисипи. Но захват Квебека, в 1759 г., явился слишком ясным
предзнаменованием конца, и в следующем году знаменитый охотник майор
Роберт Роджерс был послан, в сопровождении эскорта, принять от Франции все
ее военные посты на западе. В ноябре сдался и пост Детруа, в присутствии
сотни индейцев, которые решительно не могли понять, почему столь
значительные силы французов послушно починились небольшой горсти английски
солдат.
Но умный Понтиак, находившийся среди зрителей, составил себе особое
мнение об этой странной сцене.
- Англичане победили французов, - сказал он себе, - и теперь
обратятся к нам, чтобы сделать нас своими рабами, но этого никогда не
будет!
Страшный вождь Оттавов начал втихомолку организовывать тонко
обдуманный заговор.
Этот заговор представляет собой один из наиболее драматичных эпизодов
истории.
Американские индейцы владеют собой в совершенстве. Они умеют затаить
в себе желание и с удивительным терпением выжидать момента, благоприятного
для действия. Шли недели, месяцы, прошло целых два года, пока наступил
день, удобный для нанесения решительного удара.
Индейцы должны были атаковать ближайший военный пост. План вполне
удался бы, если бы комендант Детруа, майор Глэдуин, не получил
предостережения от одной девушки из племени Ожива и не принял всех мер
предосторожности.
Тогда Понтиак сделал вид, что питает самые дружеские намерения к
англичанам. Но когда этот маневр оказался бесполезным, он сбросил маску и
начал уже правильную осаду форта Детруа. Племена, собравшиеся под его
командой - были Оттавы, Ожива, Поттаватомы и Виандоты.
Форт Детруа был построен в форме правильного четырехугольника,
обнесенного высоким частоколом. На каждом углу частокола возвышался
деревянный бастион с торчащими в нем пушками, а над воротами помещались
блокгаузы. Около 80 деревянных домиков, находившихся внутри форма,
разделялись узкими переулками. Гарнизон состоял из ста тридцати человек;
две вооруженные шхуны стояли под рукой, у берега.
Осада форта Детруа началась в мае и продолжалась около 3-х месяцев. В
промежутках осады индейцы пытались поджечь деревянные строения поста, но
безуспешно. Не удалось им также сжечь и уничтожить плоты и шхуны на реке.
Тогда они отрезали путь вспомогательному отряду, пытавшемуся пробраться к
форту Детруа со стороны озера, и произвели ужасающий разгром. Около 60
человек было убито и ранено, включая и майора Дальзель, начальника
английского отряда.
Прошла неделя с этого рокового дня.
Капитан Хорст на своей маленькой шхуне, экипаж которой состоял из 10
человек, успел подняться вверх по реке для доставления из форта Ниагара в
осажденный форт майору Глэдуин провизию и депеш. Форт Детруа,
действительно, ощущал настоятельную необходимость в подкреплении и не мог
держаться дольше без посторонней помощи.
Главнейшим желанием капитана было добраться до форта раньше
наступления ночи. Сильный ветер гнал судно вперед. Лесистые берега реки
служили отличными тайниками, где прятались сотни свирепых краснокожих
воинов, внимательно следивших за судном. Несмотря на очевидную
малочисленность экипажа, они боялись атаковать его, выжидая ночной
темноты.
После полудня бриз начал дуть ужасающими порывами. Спустились
сумерки. Ветер стих. Легкие паруса судна беспомощно повисли. Поверхность
реки казалась гладким зеркалом и походила на мельничный пруд в этот тихий
летний вечер.
Капитан Хорст был слишком опытен, много плавал во всех туземных водах
и мог безошибочно по всем этим признакам предсказать погоду. Он знал, что
ветра не будет вплоть до следующего утра, до восхода солнца.
- Бесполезно! Мы будем окружены ранее, чем достигнем форта!
- Вы правы, капитан! По обеим сторонам реки толпится масса дикарей,
словно пчелы на медовых сотах! - подтвердил старый охотник, Джо Спайн.
- Я не видал ни одного!
- Я видел! - был спокойный ответ. - Они не показываются теперь
потому, что это им неудобно, но я заметил не одного, ползавшего по берегу.
`Глэдуин` была меньшая из двух шхун, которые находились в форте во
время осады и уцелели, несмотря на все старания Понтиака сжечь их. Она
была послана в форт `Ниагара` с письмами и депешами и теперь возвращалась
обратно, с 10 человеками экипажа, не считая капитана Хорста и штурмана
Якова. Среди них находилось шестеро дружественных индейцев Ирокезов,
которым было позволено ехать в качестве пассажиров. Когда брошен был
якорь, Ирокезы попросили позволения высадиться на берег, ссылаясь на то,
что они спешат добраться до цели своего назначения. Эта просьба, видимо,
не понравилась капитану, а ветеран Джо Спайн, покачал головой.
- Это подозрительно! - произнес он.
- Вы полагаете, что они хотят присоединиться к Понтиаку?
- Не уверен, но полагаю, что это возможно. Я часто имел сношения с
дикарями, и все они одинаковы. Эти, наверное, отправятся к Понтиаку и
сообщат ему, насколько мы слабы и малочисленны!
- Разве сам он не знает этого?
- Нет. Откуда же? Он видел наших людей мимоходом, но не знает, все ли
тут, с нами. Он может думать, что у нас имеется в виду еще значительный
резерв, который мы приберегаем, чтобы почувствительнее пощекотать его,
если он со своими воинами вздумает напасть на нас!
- Что же делать, Джо?
Шестеро Ирокезов, закутанных в шерстяные одеяла, угрюмо стояли на
носу судна и смотрели прямо перед собой.
- Вам ничего не остается, как отпустить их!
Капитан при этом замечании не мог удержаться от удивления.
- Вы советуете мне сделать то, что я вовсе не должен делать!
- Все равно, вы тут ничем не поможете. Надо развязаться с этими
краснокожими, потому что иначе они захотят отделаться от нас во время
битвы. Так будет лучше для нас!
- Пожалуй, лучше отпустить их теперь. Если мы откажемся отпустить их,
они скроются незаметно и в отместку присоединятся к неприятелю!
Джо кивнул головой.
- Верная мысль. Но мне страшно досадно, что они хотят оставить нас
именно теперь. Я прислушивался к их разговору между собой, говорил с ними.
Начальник их, Красное Перо, и с ним другие повторяли, что они наши друзья
и в случае тревоги вернутся обратно и будут биться за нас. Что я ни
говорил - напрасные слова!
- Что ж, дать им лодку или пустить вплавь?
- Не думаю, чтобы удобно было заставить их плыть, это оскорбит их. У
них будет извинение, если они обратятся за помощью к Понтиаку?
- Да нужно ли им какое-нибудь извинение?
- Быть может, я ошибаюсь! - произнес Джо, после минутного
размышления, бросая взгляд на угрюмые фигуры индейцев, неясно выделявшиеся
в быстро сгустившемся мраке ночи. - Я могу ошибаться, но надеюсь, что эти
индейцы со своим вождем хлопочут вовсе не о том, чтобы пойти к Понтиаку и
сказать ему, что нас только 12 человек!
- Откуда у вас взялась эта надежда?
- Вы знаете, что эти Ирокезы всегда стояли за нас, а так как это
племя довольно многочисленно и сильно, то ясно, что они делали это
добровольно, а не по какому-нибудь принуждению. Понтиак страшно
обрадовался бы, если бы мог втянуть в свой заговор Ирокезов, но у этих
дикарей слишком достаточно здравого смысла!
- Все же отпустить этих ирокезов на берег - довольно рискованная
вещь!
- Я их свезу на берег сам! - спокойно возразил Джо.
Джо прошел на нос шхуны, где шестеро мрачных пассажиров стояли
отдельно от экипажа, разговаривая между собой вполголоса. Джо Спайн
обладал исключительной способностью говорить и понимать индейские наречия
и поэтому разговаривал с воинами так свободно, как будто бы принадлежал к
их племени. Кроме того, он отлично умел ладить с Оттавами и другими
краснокожими.
Ирокезы стояли наклонив головы друг к другу и переговаривались.
Волосы рассыпались у них по плечам. Перья развевались на макушке головы.
Это была очень живописная группа. При виде подошедшего к ним белого, они
бросили быстрый взгляд в его сторону, и при приближении знаменитого воина,
казалось, почувствовали живое удовольствие.
- Мои братья хотят высадиться на берег? - спросил Джо, обращаясь
непосредственно к вождю Ирокезов.
- Это наше желание, но Ирокезы - братья англичан! - ответил Красное
Перо.
- Вы много раз доказывали это, - последовал дипломатический ответ
Джо, - пусть будет, как вы желаете. Мы сядем в лодку, и я доставлю вас на
берег. Идите за мной!



2. У БЕРЕГА

Джо прогуливался на корме шхуны, когда была подана маленькая лодка.
Капитан Хорст раскланялся с индейцами и пожелал им счастливого пути. В
ответ они что-то проворчали и осторожно уселись в лодку.
Джо должен был войти в лодку последним, и прежде, чем войти, он
отцепил канат.
Затем, вместо того, чтобы взять два весла, как обыкновенно, он
прикрепил только одно, в виде гребка, следуя обычаю индейцев, и действовал
им то с одной, то с другой стороны лодки.
Поместившись на корме, он, благодаря такому маневру, мог видеть,
лицом к лицу, всех своих опасных пассажиров.
Джо был не только в полной власти этих шести ирокезов, при которых
имелись ножи и винтовки, но приближался к земле, где его могли встретить
враждебно настроенные дикари. Возникал вопрос, захочет ли Красное Перо и
его спутники спасти его от опасности со стороны индейцев, и как поступят
они в данном случае, когда все шансы на их стороне?
К удивлению капитана Хорста, Джо оставил свою винтовку на шхуне. Он
поступил так, конечно, не без цели. Явись опасность, это единственное
оружие не спасло бы его, а только стеснило. Если же Ирокезы поступили бы с
ним, паче чаяния, по-рыцарски (допуская предположение, что индейцы
обладают этой добродетелью), оружие оскорбило бы их гордость, как сомнение
в их честности.
Покинув шхуну, Джо направил лодку вправо, к острову, стараясь плыть
на виду у шхуны, но Красное Перо сказал ему, что они хотели бы пристать к
материку влево.
- Пусть будет так, как вы желаете! - ответил Джо, немедленно
поворотив лодку кругом и направляясь влево.
Джо был занят критическим вопросом, действительно ли существует
полное соглашение между Ирокезами, которые находились в его лодке, и
Оттавами, на материке? Если это был факт, то знал, что участь его решена.
Но природная проницательность и подозрительность подсказывали ему, что
едва ли могло состояться подобное соглашение. Шхуна все время подвигалась
вперед, пока не наступило безветрие, и за это время не могло быть никакого
общения между индейцами. Нельзя было также предполагать, что уговор
состоялся раньше, чем судно ушло из форта Ниагара, так как никто не мог
предвидеть настоящего положения дел.
Он усердно работал веслом, и в скором времени неясные контуры высоких
деревьев, рисовавшиеся невдалеке, подтвердили близость берега. Джо держал
свой курс под прямым углом до тех пор, пока ветви деревьев не задели его
головы. Потом ловким движением весла он сразу подвинул свою лодку на
пятьдесят шагов вперед по течению реки.
- Зачем брат мой сделал это? - сердито спросил его Красное Перо,
обратив к нему свое суровое лицо.
- Эта почва неудобна для ног моих братьев! - последовал спокойный
ответ Джо.
- Всякая почва удобна для ноги Ирокеза!
- Отлично, тогда мы пристанем здесь!
Не успел он произнести это слово, как нос лодки с такой силой
врезался в берег, что индейцы зашатались.
Это была затруднительная минута. Джо прислушался и ждал сигнала или
появления краснокожих.
Ирокезы медленно поднялись с мест и покинули лодку. Джо послал им в
след: `Прощайте!`. Смело подавив свои опасения, моментально оттолкнулся он
от берега и налег на весло со всей силой, на какую только был способен.
Да, это был критический момент для всех!
Резкий тон вопроса, заданного Красным Пером, выдал его чувства, и Джо
почти ожидал, что все шестеро быстро накинутся на него.
Джо опустился на днище лодки, где он был в полной безопасности от
выстрела, который мог последовать с берега.
Но выстрела не было, и Джо заключил из этого, что Красное Перо и его
спутники нисколько не интересовались тем, что могло приключиться с ним в
дальнейшем.
Вдруг Джо услышал легкий всплеск воды. Все звуки имели значение в
такое опасное время, и Джо подумал, что неприятель плывет прямо на него.
Его тонкий слух определил место, откуда доносился шум. Он выжидающе
смотрел через борт лодки, надеясь подстеречь врага.
- Одно верно, - думал охотник, - если ружье с ним, то он не может
стрелять в воде. Подождем!
Джо Спайн не носил с собой пистолета, потому что это оружие в то
время представляло из себя неуклюжий и неудобный инструмент. Охотники
обыкновенно запасались неизменной винтовкой и ножом, когда приходилось
встречаться лицом к лицу с врагом.
Джо не мог подметить ничего подозрительного и успокоился на мысли,
что легкий всплеск воды произвела какая-нибудь рыба.
В тихие летние ночи рыба часто играет и плещется в воде.
Острые глаза охотника продолжали пристально оглядывать воду, пока он
быстро плыл к шхуне.
- Это вы, Джо? - спросил капитан, понизив голос.
- Я! - ответил Джо, подводя лодку под корму судна. Вскарабкавшись
наверх, он прочно прикрепил ее.
- Право, я очень рад, что вы вернулись невредимым! - возразил
капитан. - Ведь вы проделали рискованную вещь. Мне показалось, что вы
подъехали со стороны материка!
- Когда мы обогнули остров, Красное Перо сказал мне, что им нужно
пристать к другому берегу, и я исполнил их желание. Что будет с нами в
конце концов, я не знаю, но радешенек, что отделался от них.
Капитан Хорст не терял времени и приготовился к встрече неприятеля.
Некоторые предосторожности были приняты сейчас же, как спустили якорь.
Маленькая пушка на борту шхуны была заряжена картечью и казалась очень
внушительным орудием.
Все двенадцать человек были вооружены винтовками. Три или четыре
винтовки имелись в запасе.
Амуниция была в полном порядке. Большая часть экипажа имела еще ножи,
несколько топоров и секир. Было очевидно, что осаждающие встретят
приличный прием.
Все, что можно сделать, было сделано. Джо Спайн прохаживался с
капитаном по корме шхуны. Они тихо разговаривался между собой.
Закаленный в боях и тревогах капитан Хорст был деятельнейшим
партизаном в англо-французской войне, крепко убежденным человеком, и едва
ли кто лучше его знал и понимал вероломную натуру индейца. Он был твердо
убежден, что без отчаянной борьбы с краснокожими им не видать никогда
форта Детруа.
Экипаж шхуны, приготовляясь к ночи, невольно проявлял страх и
опасения.
Скрытый обмен взглядов, поспешное перебеганье с одного места на
другое, встревоженные лица - все эти признаки страха были так очевидны,
что капитан неоднократно высказывал товарищам свое порицание.
Показывая им пример твердости, он стоял прямо и смело, словно его
шхуна стояла в родной гавани.
- Как вы думаете, когда они нападут на нас? - спросил он у Джо.
Охотник покачал головой.
- Любимое время у краснокожих - до восхода солнца, когда белые
привыкли сладко спать, но, конечно, они не всегда выжидают так долго. Все
зависит от обстоятельств. Теперь они выжидают, надеясь, что мы забудем о
них, а потом явятся и обрушатся на нас, как горящий дом!
- Мы не должны допустить их явиться на судно! - произнес капитан
Хорст с внезапным блеском в красивых серых глазах.
- Нет, капитан, потому что тогда мы погибли! Они нападут такой
огромной толпой, что им нечего бояться неудачи. Тогда прощай - мы все! Они
не пощадят ни одного скальпа!
- Когда я потеряю всякую надежду, я взорву на воздух судно! Если уж
отправляться к праотцам, то сперва надо послать индейцев по другому
направлению!
В устах капитана это не было пустословием или хвастовством. Он не
замедлил бы осуществить свое намерение.
- Мне это нравится, - заметил охотник, как бы говоря сам с собой, в
то время, как его беспокойный взор бродил с одного берега на другой, -
когда мы увидим, что все погибло, не все ли равно, как умереть! Думаю, что
здесь найдется достаточно пороху, чтобы пустить на воздух, к небесам, наше
старое судно!
- Да, у нас есть несколько сотен фунтов пороха для майора Глэдуин. Уж
лучше взлететь на воздух, чем позволить индейцам покончить с нами
томагавками или еще хуже...
- Без сомнения. Не надо забывать, что, вместе с тем, мы нанесем
большой ущерб племени Понтиака... а вот Ашер... Он смотрит на нас, словно
хочет что-то сказать.
Лица обоих ветеранов просветлели, когда к ним подошел молодой
человек, не старше 18 лет, и сделал им полувоенный поклон, как бы
оправдываясь за свое вмешательство. Впрочем, он знал, что ему рады, так
как был любимцем всего экипажа, а в особенности капитана и старого Джо.
Ашер Норрис приходился племянником Джо Спайну. Его родители и друзья
находились в форте Детруа. Он уехал из форта несколько месяцев тому назад,
вместе с дядей, и совершил долгое путешествие по Ниагаре. Майор Глэдуин
настоятельно требовал подкрепления и провианта. Результатом этой экскурсии
была попытка шхуны доставить по назначению крайне нужный провиант. Почти у
самого входа в форт шхуне и ее экипажу грозила серьезная опасность.



3. СМЕЛАЯ ЭКСКУРСИЯ

- Как жаль, что ветер не продолжался часом-двумя дольше! - сказал со
вздохом молодой Ашер Норрис. - Мы стоим в 8 или 9 милях от форта, и
маленький ветерок отлично помог бы нам добраться туда!
- Мало толку горевать о пролитом молоке! - был философский ответ
капитана. - Все мы, и я, Джо, и, ивы, должны быть готовы к тому, что
сегодня ночью у нас будет жесточайший бой с индейцами!
- Я был убежден в этом, как только мы бросили якорь. Но - добавил
Ашер, очевидно, касаясь дела, с которым он пришел на корму, и хмуря брови
молодого красивого лица, - почему мы не можем спустить лодку, в которой
ездил дядя Джо, и попробовать общими силами, сколько тут нас есть,
буксировать судно с этого опасного места?
Охотник покачал головой.
- Этого нельзя сделать!
- Я тоже думал об этом! - заметил капитан. - Конечно, это будет
тяжелая работа, но мы можем дотащить шхуну в форт при дневном свете!
Джо еще решительнее покачал головой.
- Чем же это кончится? Оба берега кишат краснокожими, они видят
ночью, как совы, и слышат, как падает лист с дерева. Мы очутимся в
безвыходном положении. Если бы мы пожелали угодить дикарям, то могли бы
исполнить все, что предложил сделать мой племянник. Конечно, он желал
принести пользу всем нам, заинтересованным в деле.
Охотник задумчиво взглянул на юношу, который сильно покраснел,
выслушав скорее добродушный, чем колкий упрек дяди. В словах старого
ветерана было так много смысла и значения, что ни капитан, ни Ашер не
решились оспаривать их.
- Я полагаю, - добавил молодой человек, помолчав немного, - что
единственное, что нам остается - это лечь отдохнуть и ждать нападения.
- Вы подводите итоги, а я много думал и пришел к убеждению, что не
все еще потеряно и мы в силах кое-что сделать...
Друзья беспокойно посмотрели на него.
- По разным признакам, наблюдая сегодня за дикарями, я заметил, что
они скрываются по обеим берегам реки, но большая часть их - на левом
берегу материка. И вот я хочу плыть туда и посмотреть хорошенько!
- Ну, это рискованно... и что из этого выйдет?
- Капитан, помните вы, когда мы сражались под начальством полковника
Вашингтона? Он всячески старался узнать, что затевает Франция. Когда он
узнал, то мог приготовиться к отпору. Если мне удастся узнать, сколько
краснокожих воинов Понтиака засело в лесу, и удастся подслушать их беседу,
тогда я могу сделать вам ценное донесение!
Капитан Хорст отнесся к этому предложению весьма серьезно. Отсутствие
Джо было очень важно для него в такое время, когда он нуждался в каждом
человеке, ожидая нападения врага. Джо стоил двух-трех лучших людей из его
команды. Поэтому он был в нерешимости относительно предложения старого
охотника и молчал.
Словно угадав его мысли, Джо сказал:
- Я вовсе не хочу огорчать вас, капитан, и надеюсь вернуться обратно
раньше, чем загремит первый выстрел!
- Я не сомневаюсь в вашем добром намерении, Джо!
- Тогда я отправлюсь!
На эти слова, сказанные с особым ударением, капитан только пожал
плечами.
- Если вы, Джо, направитесь к левому берегу, то не успеете побывать
на острове, а настоящая опасность грозит именно с этой стороны!
- Я побываю везде!
- Прежде, чем вернетесь?
Охотник молчал с минуту, как будто этот вопрос не приходил ему в
голову.
- Нет. Я отправлюсь на левый берег; узнаю там все, что можно узнать,
приплыву опять назад к вам, чтобы сообщить результаты моего первого
визита, затем снова поплыву к другому берегу. Может быть, я еще раз
натолкнусь на Красное Перо!
Ашер Норрис молчал. Он был молод и не так опытен, как его
родственник. Но слова старого охотника обратили его мысли в другую
сторону, и он составил себе план действия, свой собственный, который не
считал нужным пока сообщать другим.
Все небо было покрыто тучами. Даже мерцания звезд не было видно.
Только робкий лунный луч украдкой скользнул сквозь разорванные клочья
облаков. Но свет его был слишком слаб, и окружающая темнота казалась еще
непроницаемее.
Пока все трое беседовали между собой вполголоса, остальные
группировались то там, то сям, на палубе шхуны, шептались, прислушивались.
Маленькая шхуна стояла неподвижно.
Глубочайшая тишина царила кругом. Со стороны форта Детруа донесся
слабый отзвук выстрела. Вероятно, выстрелил часовой в какого-нибудь
бродившего около ограды индейца. Выстрел напугал, вероятно, краснокожего,
потому что больше не повторился.
Со стороны реки откуда-то донеслось тявканье лисицы и долгое,
отвратительное завыванье волка.
Джо Спайн не хотел медлить ни минуты. Он надел обычную охотничью
рубашку и старые истасканные мокасины, необходимые людям, которые большую
часть своей жизни проводят в лесах.
История сохранила память о подвигах майора Робертса и его знаменитых
охотниках. Помимо них, не было храбрее, бесстрашнее и искуснее человека,
чем Джо Спайн, уроженец Нью-Гампшира, который с беззаветной отвагой служил
англичанам вплоть до рокового дня сдачи форта Детруа.
Джо прикрепил свою винтовку на спине, дулом вниз, так что ствол
торчал над плечами и над головой.
- Ну, я готов! - спокойно заметил Джо, когда оружие было укреплено на
месте.
- Да сохранит вас Господь! - тихо произнес капитан.
Охотник вскарабкался на шкафуть-корму и, опершись ногой, одетой в
мокасин, на руль, тихонько спустился в реку. Течение было не сильно, и в
душную летнюю ночь холодные объятия реки освежили и ободрили охотника.
Капитан Хорст и Ашер стояли на корме и смотрели ему вслед. Во мраке
они разглядели его фигуру, когда он отделился от шхуны и поплыл вперед,
его голову, покрытую кожаной шляпой. Потом все исчезло.
- Не разберешь ничего! - пробормотал капитан. - Мне досадно и не
верится, что выйдет какой-нибудь толк. Между тем Джо пошел на верную
опасность!
- Он и раньше не раз проделывал это!
- Да, этот человек слишком часто подвергается опасности. Он так
привык к удачам, что воображает, что ему вечно будет все удаваться, и
вдруг `пуф!` какой-нибудь индейский мальчишка в одну минуту сотрет его с
лица земли!
- Не думаю! - спокойно возразил Ашер. - Вначале его предложение мне
не понравилось, но теперь я убежден, что дядя придумал умную вещь.
- Хорошо, увидим и скоро узнаем! Дело выяснится само собой!
Тем временем Джо Спайн как нельзя лучше воспользовался благоприятной
минутой.
Он плыл тихо, ловко, со всевозможными предосторожностями. Глаза его
хорошо видели всю поверхность воды, и это было очень удобно в его
положении. От природы острое зрение давало ему возможность не упускать из
виду ничего подозрительного.
Он был готов ежеминутно нырнуть в воду при первой опасности.
Линия деревьев и мелкого кустарника окаймляла берег. Эти кусты, густо
разросшиеся и почти погруженные в реку, были отличным местом, где могли
укрываться индейцы. Ни глаз, ни ухо пока не могли заметить в воде ничего
подозрительного, и белый человек, усердно плывя вперед, уже наметил место
на берегу, где он мог выйти. Вдруг он услыхал легкий плеск и журчанье,
словно кто-то украдкой шел по воде.
В мгновенье ока Джо исчез из виду, как будто какое-нибудь чудовище
вынырнуло из воды, схватило его за ногу и увлекло в пучину.
Около берега река была не глубока, и мокасины старого охотника
коснулись мягкого дна реки.
Вместо того, чтобы выйти на берег и ступить на землю, он подплыл
прямо к кустарнику, который скрывал его от подозрительных глаз.
Несколько секунд он простоял, высвободив голову и плечи из воды, и
чутко прислушивался. Ничего не было слышно. Зрение едва ли могло помочь
ему в его положении, и он не рассчитывал на свои глаза в окружающей
темноте. Потом Джо вышел из реки и сел на берегу в своей промокшей
насквозь одежде.



4. ЛЕВЫЙ БЕРЕГ

Нелегко было разрядить и снова зарядить старинную винтовку в
глубочайшей темноте, но Джо сделал это в силу необходимости.
Дальнейший путь охотника лежал вниз по реке, и он справедливо
полагал, что большая часть врагов находится именно в этом направлении.
Следующий момент показал, в каком критическом положении он находился.
Тонкий слух его уловил слабый, похожий на птичий, свист, раздавшийся
недалеко от него, по берегу. Джо знал, что это свист индейского воина,
бродившего в лесу.
В ответ послышался такой же свист и так близко позади него, что он
боязливо затаил дыхание, опасаясь, что его откроют. Среди густо
разросшегося леса, при слабом свете молодого месяца, едва пробивавшегося
сквозь тяжелые облака, темнота была совершенно непроницаемой. Охотник не
видел никого, и никто не мог видеть его.
Джо полз по земле, ощущая каждую неровность берега. Его рука
коснулась шероховатой коры дерева. Он выпрямился и, насколько возможно,
прижался ближе к дереву, где ему меньше грозила опасность от мрачного
индейца, скрывавшегося поблизости. Минута была критическая, потому что он
сейчас уже ясно ощутил присутствие врага, по другую сторону дерева. Даже
рука его почти касалась грубой ткани платья индейца, и Джо выпрямился еще
больше и ближе прижался к дереву. Белый человек и краснокожий стояли,
разделенные только стволом дерева. Джо готов был усомниться, что
краснокожий ощущает его близость. Если бы он знал о присутствии белого
человека, то наверное не ответил бы так быстро на зов товарища. Следующий
момент подтвердил догадку охотника, потому что индеец, не дождавшись
второго сигнала, сам повторил его. Ему ответили издали, за несколько
шагов. Сейчас же к нему подошел другой индеец, и они начали разговор,
своей обычной манерой. Охотник был очень доволен, что вместо языка
Ирокезов они говорили на языке Оттавов. Джо слишком хорошо знал это
наречие. Понятно, что индейцы говорили тихо, но находились так близко от
него, что ни один звук не пропадал для охотника. Благоприятный случай
помог ему. Он полагал, что придется долго скитаться по лесу, ожидая удачи,
но едва ступил на землю, как ему удалось все, чего он добивался. Первый
индеец спросил:
- Мой брат пришел с другого берега реки? Где находится могучий
Понтиак? С ним ли его воины?
- Да, он там со своими вождями, с ним также храброе племя Ожибва.
- Видал ли он лодку белолицых, большую лодку, которая плавает по
воде, когда дует ветер?
- Понтиак видел эту лодку и сторожил ее, когда она шла по реке. Он
знает, что Великий Дух передаст лодку ему в руки, так же как всех белых
людей, когда наш отец проснется от сна и с другого берега великой воды
придет к нам, чтобы прогнать всех англичан из земли краснокожих!
- По этой стороне реки много наших воинов. Они пойдут с Понтиаком,
когда его пироги придут сюда, чтобы отнять лодку у белолицых и умертвить
их всех!
- На этом берегу не так много воинов, как на острове. Как только
месяц спрячется, мы пойдем на белых!
Даже такой опытный охотник, как Джо Спайн, испугался смысла последних
слов. Капитану Хорсту и его экипажу надлежало быть настороже. Много
значения имело то, что Оттавы ни словом не упомянули об Ирокезах, живших
по ту сторону реки.
- Знают ли белые о нашем приходе? - продолжал один из воинов.
- Нет, - ответил его товарищ, - их глаза закрыты. Они не знают что
этот лес полон храбрых Оттавов и Ожибва. Они будут спать. Только один из
них держит глаза открытыми, но и его клонит ко сну!
- И вот в этом-то вы и ошибаетесь, цветные друзья! - тихо прошептал
белый человек. Оба воина начали смеяться. Их забавляла мысль, как
испугаются белые, которых было слишком мало на шхуне, чтобы отразить
совместное нападение Оттавов и Ожибва.
Этот наглый смех раздражил охотника и зажег пламя в его сердце. Ему
невыносимо было слышать, как эти два негодяя издевались и радовались,
предвкушая убийство всех белых на спокойно стоявшей шхуне. Винтовка Джо
находилась за плечами, руки его были свободны, и крепкие, словно железные,
пальцы крепко сжали рукоять ножа, когда он подвинулся вперед, чтобы
уловить дальнейший разговор.
- Белолицые видели Понтиака и его воинов? - проговорил один из
индейцев, который, очевидно, находился постоянно по эту сторону реки.
- Они никого не видели! - уверенно ответил другой. - Понтиак объявил,
что убьет первого, который покажется белолицым!
- Я желал бы, чтобы Понтиак сделал это, - прошептал подслушивающий
охотник, - потому что я видел около 30 индейцев, и всех их надо бы
перестрелять!
- Так мы будем ждать сигнала от Понтиака! - индейцы вдруг оборвали
разговор. Несколько минут продолжалось молчание. Джо Спайн ждал, что будет
дальше.
Впрочем, он узнал все, что ему надо было знать. Он знал, что огромная
масса индейцев намеревается атаковать шхуну ночью, когда по их мнению
белые будут спать. Воины появятся с обеих сторон реки, а, быть может, с
низовья, чтобы застать врасплох.
Больше ждать было нечего!
- Мой христианский долг - уменьшить число индейцев, насколько я могу,
- думал Джо, вынимая свой ужасный нож, - и клянусь Богом, я это сделаю!
Охотник поднял сильную правую руку, присел и сделал легкий, верный
прыжок, замахнувшись на врага со всей свирепостью, на которую только был
способен. Только благоразумие заставило его сдержаться и не испустить
торжествующего крика.
Страшный нож, однако, скользнул в пустое пространство. Индеец исчез.
Значит, не один он, Джо Спайн, умел двигаться в лесу, ночью, при
абсолютной тишине.
- Итак, Джо Спайн свалял дурака! - бормотал охотник. - Я доволен, что
никто не видел меня. Если я расскажу об этом моим друзьям, то они
вытаращат на меня глаза!
Он порешил войти опять в реку не там, где он вышел на берег, а
несколько выше. Прошло однако, немало времени, пока его мокасины ощутили
окраину берега. Он рассчитывал, что кустарник не густ и направился прямо,
напролом, пока не наткнулся на большую, индейскую пирогу, стоявшую у
берега. Он обошел ее кругом, чтобы узнать, нет ли кого поблизости.
- Одно верно, - подумал охотник, - когда краснокожие усядутся в свои
проклятые пироги, то увидят, что одна из них никуда не годится!
С помощью ножа, он сделал несколько больших дыр в плохо сколоченной
лодке. Журчавшая в ней вода должна очень опечалить индейцев, которые
пожелают отправиться в этой лодке к шхуне.
Джо пожалел, что у берега на было больше ни одной пироги; он наверное
проделал бы с ними все то же самое.
Со всеми предосторожностями он вошел в реку, и когда вода покрыла его
плечи, спустился ниже и поплыл, как ему казалось, по направлению к шхуне.
Но пока контуры берега рисовались во мраке, он обращал больше внимания на
то, что оставил позади себя. Почти на середине реки, убежденный, что скоро
присоединится к друзьям, он вдруг заметил, что ошибся, приняв за корабль
что-то другое. Несмотря на свою изумительную ловкость и искусство
распознавать предметы и направление, даже при отсутствии верных признаков,
охотник потерял корабль.
- Но это должно быть недалеко! - думал он, уверившись, что уплыл
вперед. - Я должен найти судно.
Пять минут спустя, он приостановился и добавил:
- Я не понимаю, где я, смешал ли я с чем-нибудь судно, или потерял
его, но верно то, что я не знаю, где оно находится!
Охотник с силой поплыл по противоположному направлению. Он знал, что
потерял много дорого времени, и оставил свое намерение посетить остров.
Атака индейцев произойдет раньше, чем он предполагал сначала.



5. ПРАВЫЙ БЕРЕГ

Капитан Хорст несколько минут стоял на корме, после того, как Джо
Спайн спустился в реку и исчез в ночной темноте. Потом он начал ходить
взад и вперед по судну и тихо разговаривал со своими людьми.
Все они были теперь бодры и спокойно ожидали нападения.
- Сдаться, молодцы, вы знаете, не трудно, но, помните, что от
Понтиака и его воинов нельзя ждать пощады!
- Краснокожие не умеют щадить, - проворчал дюжий боцман из Нью-Йорка,
- разве я не был в их руках три года тому назад, близ Ниагары? Ведь они
привязали меня к дереву и собирались поджечь, когда один французский
офицер пробрался сквозь лес и дал мне возможность спастить бегством. Я
хорошо знаю эту подлую породу!
- Не надо, капитан, и говорить нам о сдаче, - сказал штурман Яков, -
хотя бы их было втрое больше, чем нас. Что надо делать, когда они явятся?
- Все ли готово у вас в крюйт-камере?
- Да, капитан, все готово!
- Когда я крикну вам: на `воздух!` валяйте!
- И сделаю. Это также верно, как то, что меня зовут Яков Кэрсон!
- Отлично. Мы вполне понимаем друг друга!
Капитан отправился снова на корму, где, у каюты, стоял Ашер Норрис.
- Что вы думаете обо всем этом?
Капитан Хорст предложил этот вопрос своему молодому другу, когда
подошел к нему и заметил, что винтовка привязана у него на спине, точно
также, как у Джо Спайна, когда он уходил со шхуны.
- Я отправлюсь на берег! - спокойно ответил ему Ашер.
- Вы забыли, что Джо отправился туда?
- Нет, он поплыл к левому берегу, а я отправлюсь на остров!
- Я положительно не одобряю вашего плана, - серьезно возразил
капитан, - нас остается только 10 человек, а ведь нам необходимо большее
число людей!
- Дядя рассчитывал вернуться раньше, чем придут индейцы, и я уверен,
что точно также успею обделать все и вернуться вовремя!
- Намерение Джо было узнать и сообщить нам, что делается на берегу, а
также на острове. Он сделает это лучше, чем вы, потому что много опытнее
вас!
- Было бы глупо с моей стороны спорить с вами, капитан, но Джо может
задержаться на берегу и не успеет побывать на острове. В то время, как он
делает дело и хлопочет, я хочу также поработать, насколько могу!
После этого убедительного аргумента, капитан замолчал, хотя вовсе не
был убежден. Если бы Ашер Норрис состоял в числе экипажа шхуны, капитан
мог бы просто не позволить ему этой экскурсии. Но Ашер и его дядя были
просто пассажирами, которые ехали на шхуне из форта Ниагара. Конечно, он
был очень рад их обществу, так как они были люди верные и достойные, но
поступали они, по своему усмотрению, не нуждаясь в его распоряжениях.
Только один Джо мог удержать Ашера, но его не было на судне. Будь он
здесь, он наверное не допустил бы племянника рисковать собой. Теперь,
никто не имел права ничего сказать ему.
- Хорошо, поступайте как вам угодно, Ашер, но по моему мнению, все
это не так необходимо, а между тем опасно!
- Может быть, вы правы, капитан, - возразил юноша, на которого
произвел впечатление серьезный тон капитана, - но это нам покажет будущее!
Затем, пожелав капитану `доброй ночи`, Ашер проделал все то, что его
дядя, отправляясь на берег: вскарабкался на нос судна, уперся ногой на
руль и тихо спустился в воду. Минуту спустя, он исчез в темноте. Капитан
долго смотрел ему вслед, с тяжелым чувством на сердце.
- Теперь нас осталось только 10, - сказал он штурману, который
подошел к нему, - быть может, мы никогда не увидим их больше, ни того, ни
другого!
- Ведь это сумасбродство, капитан, - нетерпеливо заметил штурман. -
Мы все должны ожидать нападения индейцев - и это всем известно. Трудно
полагать, что Понтиак или кто-нибудь из его воинов назначит Джо или его
племяннику точный час своего нападения. Я знаю, что Джо имел основание
покинуть судно, он желал помочь нам, но относительно этого мальчишки я
сомневаюсь...
- Почему это?
- Да потому, что он просто хочет пробраться через лес, в форт. Когда
дело идет о спасении собственной шкуры, какое ему дело до нас?
Капитан не хотел согласиться с этим.
- Я уверен, что ничего подобного у него нет и в помыслах. Ашер -
честнейший человек, мне редко приходилось встречать такие благородные
натуры, как у него. Разве вы забыли, как несколько дней тому назад, мы
высаживались на берег, чтобы запастись дровами? Ашер усердно хлопотал и
помогал нам открыть убежище, где приютились вы с Джемсоном?
- Да, я отдаю ему справедливость, он храбр, но ведь многие из людей
выказывают удивительную храбрость, когда опасность является неожиданно. Он
хорошо обдумал свое положение и решил, что самое лучшее - удрать!
- Ну, вы становитесь несправедливы к молодому человеку!
- Может быть. Но, если он ушел, отчего бы нам всем не сделать то же
самое?
Вопрос удивил капитана.
- Вы хотите, чтобы каждый из нас тихонько улизнул с шхуны, плыл бы
дальше по реке, насколько сил хватит, и, таким образом, Понтиак был бы
обманут?
- Ну, да, что же мешает нам?
Капитан решил прежде обдумать план, показавшийся ему странным.
Несколько минут он размышлял и сразу принял решение.
- Я не покину шхуны, пока буду в силах защищать ее. Мы должны

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован