20 декабря 2001
96

ПОПЫТКА ВЫЖИТЬ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Ирина Л. Ясиновская
Рассказы


Сумасшедшая контора
Попытка выжить



Irinа Yаsinоvskаyа 2:5055/13.36 17 Аug 00 01:02:00

Сумасшедшая контора
(День рождения - странный праздник)

Предисловие

Сие есть продолжение сериала, начатого несколько месяцев назад. Мне будет
интересно, услышать как вам понравятся три этих мелких рассказика. Может быть,
сериал будет продолжен, но пока, мне кажется, на этих трех вещичках я и
остановлюсь.

И о главном. тексты разрешаются к свободному распространению в сети ФИДО с
/обязательным/ сохранением авторства и без малейших изменений в теле текста. Так
же запрещено любое коммерческое использование текстов без разрешения автора.



Ирина Л. Ясиновская

Сумасшедшая контора

День рождения - странный праздник...

День рождения нашей конторы, это понятно, первого апреля. Ну когда же еще мы
могли образоваться? И отмечаем мы его соответственно - с размахом, а шутки и все
остальное, положенное в такой день происходит само.
Однажды, мы отмечали свой день рождения прямо в офисе. У нас, вообще-то, нет
такой привычки, потому как мало ли что произойдет, а потом опять соседи ругаться
будут на закопченные потолки и выбитые двери. Но в этот раз уж так получилось.
Соседи выставили усиленную охрану, а сами смылись пораньше, чтобы не нарваться
на какого-нибудь динозавра, зашедшего поздравить нас с днем рождения.
Мы праздновать начали с обеда, когда Михей принес первую бутылку коньяка.
Распив ее всем офисом, мы принялись готовить столы к вечеру. Пока наши
системщики делали вид, что работают, мы, то есть женская часть конторы,
готовили, расставляли все по столам, пинали мужчин, чтобы не мешались под
ногами, а лучше бы налили Этанолу в аквариум пива. Ну, кто-то и налил... Вместо
воды. Этанол почему-то был рад.
Где-то к шести вечера, когда соседи испуганно разбежались по домам, мы
включили музыку, расселись за столы и уже серьезно взялись отмечать день
рождения фирмы. Трезвые охранники Юрка с Николаем сидели на своем рабочем месте
мрачные, пили колу и пялились в мониторы, наблюдая за улицей и коридором перед
офисом. Мы, время от времени, по очереди их навещали, чтобы ребятам было не так
скучно. Именно в такое посещение охранников системщиком Серегой случилось первое
происшествие.
Понятно, что день рождения нашей конторы не может пройти спокойно, без
эксцессов и аномальных явлений, это было бы даже подозрительно, не нормально,
можно сказать. И естественно, происшествия были.
Серега примчался в компьютерный зал, где вс╗ и отмечалось, и, указывая
куда-то в сторону двери, заорал, чтобы перекрыть шум и музыку:
- Там!!! Пришло что-то!!!
- Динозавр? - восхитилась Анечка, лицо нашей фирмы.
- С зубами? - обрадовалась художница Олечка.
- С бутылкой? - мрачно поинтересовалась я, вставая из-за стола. - Ну пошли
смотреть...
И мы пошли. Впереди шагала я, за мной Серега, а следом тащились все
остальные. Самое удивительно, что несмотря на все происходящее в нашей конторе,
у работников оной еще не атрофировалось такое чувство, как любопытство.
Николай и Юрка торчали около мониторов и о чем-то спорили, указывая на
изображение пальцами. Я взглянула туда же из-за их спин и обомлела. Маленькое,
неказистое, с антенками на громадной голове, а в руках букет цветов и бутылка
шампанского. Такого я еще не видела.
- Открывай, - разрешила я Юрке и тот, опасливо поглядывая на меня через
плечо, поплелся к двери. Открыв ее, он отскочил в сторону и круглыми глазами
уставился на гостя. Тот вежливо поклонился охраннику, поправил ранее
незамеченный мной галстук и вошел в офис. Оглянувшись, он расплылся в широченной
улыбке и, протягивая Анечке букет, возвестил тоненьким и противным голоском:
- От благодарных жителей Альтаира! - и поклонился. Потом, всучив Михею
бутылку шампанского, полез к Анечке обниматься. Фотомодель была в ступоре и не
смогла дать существу по морде. А мы просто квадратными глазами следили за
происходящим.
- А... А мы что-то делали для альтаирцев? - выдавила я из себя через
некоторое время.
- Ну конечно же! Великолепный оригинал-макет для рекламного щита на
орбитальной станции-санатории! - гость расшаркался, поклонился и опять расплылся
в еще более широкой улыбке. - Кстати, меня зовут
Аэронафигшрыцухлебагордавительенносенкс. Можно просто Аэро.
- Что ж, проходите, присоединяйтесь, - пролепетала я, кивая в сторону
компьютерного зала. Аэронафигшрыцухлебагордавительенносенкс благодарно кивнул,
взял Анечку под руку и степенно прошествовал в зал. Следом за ним ушли и
остальные. Я села на стул и мрачно поглядела на монитор. Я уже догадывалась, что
этот гость был первым, но далеко, очень далеко не последним.
И точно. Не прошло и пяти минут, как в коридоре появилась новая личность.
Это существо больше всего напоминало некую помесь гепарда с бегемотом. Оно
тяжело топало, добавив к своему явно немалому весу ящик водки, цветы, банку
красной икры и еще какие-то продукты. Остановившись перед дверью, существо
длинным рылом нажало кнопку вызова и, тяжело вздохнув, принялось терпеливо
ждать. Юрка, получив от меня разрешающий кивок, пошел открывать. Существо
втиснулось в офис и оглянулось.
- От благодарных жителей Мурзандии! - сообщил гость, протягивая мне хоботом,
росшим под нижней челюстью, букет цветов. - Ваш скринсэйвер уже много лет не
сходит с экранов наших компьютеров и считается самым популярным! Кстати, меня
зовут Кухледрахен!
Я улыбнулась, кивнула и предложила проходить в зал.
Не успел Кухледрахен скрыться за поворотом, как в дверь опять позвонили.
Юрка открыл. Вошел нагруженный разнообразными яствами и напитками, а так же,
разумеется, цветами, гном в мифрильной кольчуге, но без топора.
- От благодарных жителей Гремландии! - сообщил он. - За прекрасный дизайн
тронного зала короля Гремландии!
Гному я тоже предложила проходить в зал, где он был встречен воплями
радости. А гости все прибывали и прибывали. Пришел кобольд, корред, еще какая-то
неизвестная мне нечисть на другие буквы алфавита. Заглянул на огонек, но недолго
задержался какой-то эльф. Потом приехала делегация с Тау Кита. Все домовые из
здания, где располагалась наша контора, явились с женами и детьми. Приехала
тетушка Этанола, забившая нам холодильник доисторическими рыбными консервами.
Потом приходил еще кто-то, кого я уже не видела, потому что когда меня завалили
цветами с головой, я ретировалась из приемной и вернулась в зал. Юрка и Николай
остались принимать гостей. Им уже не было скучно.
А праздник дня рождения шел полным ходом. Каждый гость норовил сожрать
побольше, причем не того, что сам принес. Таукиты оказались действительно
скотами и выпили всю водку, принесенную Кухледрахеном. Гном лез целоваться то к
Анечке, то к Ольге и возле них пришлось выставить охрану в виде Сереги с
Валеркой. Кобольд приставал к Лариске, но, схлопотав в ухо от Михея,
переключился на Сашку-фотографа, заинтересованного в тот момент какой-то дамой
неизвестной расы, но, во всяком случае, похожей на человека.
Весело, в общем, было. Пока не пришла уборщица.
Тетя Галя - широчайшей души человек, привыкшая ко всему, спокойно
реагирующая на любое явление в нашей конторе и ни капли не пугающаяся, если с
утра на ковре ей попадались пятна слизи или же рассыпанные явно нечеловеческие
зубы. Но на сей раз ее терпение лопнуло.
- Ну что ж это такое! - причитала тетя Галя, сбрасывая со стола пьяного
таукита и закатывая его под кресло. - Когда же это кончится?! А?! Я вам что,
нанималась всякие аномальные явления убирать?!
Это был намек и мы его поняли - пора расходится по домам. Да и соседи
вот-вот должны были прийти. Это грозило крупными неприятностями, если бы засекли
такую разношерстную компанию у нас в офисе. Пришлось развозить всех по домам.
Ну, с тетушкой Этанола было просто - положили пьяную в дымину рыбину в машину
времени и отправили в родной океан. Но как быть с остальными?..
В итоге мы заказали автобус. Водитель, правда, сбежал, увидев КОГО ему
придется везти и пришлось сажать за руль Николая, а в офисе оставлять Юрку и
тетю Галю.
- И куда едем? - мрачно поинтересовался Николай, поглядывая на пьяных
таукитов и альтаирца, спящих в обнимку. - Говорю сразу, что НА АЛЬТАИР Я НЕ
ПОЕДУ!!!
Я задумалась. Вроде бы и по домам народ развезти надо, да дома у всех как-то
далеко остались...
- Коль, зарули на ближайшую платную автостоянку, - попросила я и охранник,
кивнув, завел автобус.
Как я и предполагала, ближайшая платная автостоянка была пуста. В том
смысле, что обыкновенных машин не оказалось ни одной. Сторож, перепуганный и
бледный, сжимая в дрожащих руках `Рысь`, сидел у ворот и судорожно курил. Рядом
трясся здоровенный лохматый пес с совершенно безумными от страха глазами. За
забором же виднелась целая выставка нетрадиционных видов транспорта. Там были и
летающие тарелки, и блюдца, и чашки, и еще какая-то посуда, там оказалась
какая-то понурая лошаденка, карета без упряжки, велосипед с реактивным
двигателем и еще что-то по мелочи.
Растолкав пьяных гостей, я стала выяснять кого куда распихивать. Увидев это,
сторож вместе с псом и ружьем смотался в неизвестном направлении.
Где-то через час, при активной помощи Николая, мне удалось распихать гостей
по транспортным средствам и помахать им на прощание рукой. Тарелки, блюдца и
прочая летающая техника стартовала как-то неуверенно, вихляясь и проваливаясь в
воздушные ямы, пока пилоты не догадывались включить автоматику. Гном на
велосипеде с реактивным двигателем врезался в стену котельной рядом со стоянкой
и снес ее на фиг. Гномий лоб - это вам не таран, а кое-что покруче! Остальные
разъехались без травм и разрушений, пообещав в следующем году обязательно
заглянуть на наш день рождения.
- Все, больше никаких праздников в офисе, - мрачно сообщила я Николаю, когда
мы усаживались обратно в автобус, чтобы отогнать его на стоянку, откуда и
заказали.
- Я в следующем году в апреле в отпуск уйду, - злобно пообещал охранник. - И
вообще, зачем я пошел сюда работать?!
- Где б ты еще принимал гостей с Альтаира? - я устало откинулась на сидение
и тут же с воплем вскочила на ноги. Из-под сидения выполз нетрезвый пушистый
гремлин. Он посмотрел на меня мутным взором, покрутил пальцем у виска и,
растянувшись на полу, захрапел.
- Это наш? - не узнавая гремлина, поинтересовалась я у Николая.
- Наш, наш. Дуриком его зовут, - охранник оглянулся на спящего гремлина и
усмехнулся. - Как он сюда-то попал?
- Да какая разница?
Я сняла свитер, взяла пушистое существо на руки и укутала его, чтоб не
замерз, пока будем доставлять его в контору. Хоть и гремлин, а все ж родной...



Ирина Л. Ясиновская

Сумасшедшая контора

Сашка в лампе

- Сашку похитили.
Я кивнула и продолжила возиться с макетом. Потом до меня стало доходить, что
Лариска сказала что-то не то. Процесс понимания продолжался долго и нудно, но в
итоге закончился и мой измученный работой мозг выкинул сообщение о
неприятностях.
- Чего-чего? - переспросила я, оставляя мышь в покое. Мышь пискнула и
забилась под монитор, откуда начала строить рожи.
- Сашку похитили, - повторила Лариска, усаживаясь в кресло для посетителей.
- Только что звонили и сообщили, что его похитили.
- И чего требуют? - спокойно поинтересовалась я, хотя мысленно уже впала в
панику - у Сашки была ответственная съемка сегодня, а он вон чего удумал...
Похищаться без письменного разрешения с моей подписью ему никто не позволял!!!
- Немного, - Лариска устало вздохнула. - Демку хотят красивую.
- Чего-о-о-о?! Мы этим уже полгода как не занимаемся!
Это была чистейшая правда. С тех пор как сбежал наш программист, мы демки не
пишем, хотя раньше делали очень неплохие вещи.
- Да нам с самой простой демкой не меньше года возиться!!! - завопила я,
хватаясь за голову. - Даже если Валерку программить засадим!
- А я что могу сделать?! - возмутилась Лариска. - Я тебе передала, что мне
сказали!
- Так... Будем думать.
Я откинулась в кресле, чтобы максимально полно изобразить умственный
процесс, но в голове крутилась только мысль о сегодняшней съемке. Клиенту
звонить я не хотела, все еще надеясь на лучшее.
- А может поменять Сашку на кого-нибудь? - предложила я. - Вот на тебя,
например.
- Щаззз! - Лариска покрутила пальцем у виска. - Рисовать для `Гремлин
Инкорпорейтед` ты будешь?
- Я рисовать не умею... - огрызнулась я. - У нас еще охранников вон
сколько... Кто хоть похитил-то Сашку?
- Они сказали, что `Али-Баба и Сорок К0`, - Лариска спокойно пожала плечами,
словно и не было пропавшей съемки.
- А где его держат не сказали? - я почувствовала некоторое охлаждение нижних
конечностей и решила, что это от ожидания ответа.
- Сказали, что в лампе...
- Какой?! - завопила я в ужасе. - Этого еще не хватало?!
- А в той, что в студии стоит, справа от экрана.
Я сорвалась с места и помчалась в фотостудию. Системщики, охранники,
художники, Анечка, Михей, заметив мое быстрое перемещение по офису, помчались
следом. Все знали, что если кто-то бежит, то жди аномальщины.
Я примчалась в студию и кинулась к здоровенной лампе справа от экрана,
задрапированного синей тканью. Огромная лампа была больше чем наполовину
матовой, но сквозь прозрачное окошечко я разглядела сидевшего на вольфрамовой
спирали, уменьшенного до безобразия Сашку. Он, скрестив ноги, расположился прямо
под окошечком и почесывал бородку, поглядывая по сторонам. А посмотреть там было
на что - вокруг него находился целый гарем довольно слабо одетых девушек
восточного типа. Две из них держали подносы со всяческой снедью, одна подливала
в стоящий все на той же нити накаливания кубок какую-то жидкость, еще одна
массировала нашему фотографу плечи, а остальные танцевали вокруг. Сашка
профессиональным взглядом рассматривал девушек и одобрительно хмыкал.
- Чего там? - поинтересовался Валерка и отпихнул меня в сторону. -
Интересно, а чем они там все дышат? - задал он вполне риторический вопрос,
вдоволь насмотревшись на полураздетых красоток.
- Если эти али-бабы туда воздух накачали, то амбец лампе, - сообщил и так
всем понятную вещь Серега.
- Вот гады, - я задумчиво оглянулась на коллег. Мне уже было ясно, что пока
все не насмотрятся на Сашку в лампе, ждать от них дельных советов не стоит.
Потому пришлось терпеть. Мужчины, как правило, разглядывали девиц, а вот девушки
отреагировали по-разному. Оля долго охала и ахала, жалея фотографа, Лариска
просто одобрительно хмыкнула, а вот Анечка... Лицо нашей фирмы восторженно
заверещала и потребовала так там Сашку и оставить. На вопрос чем он ей так
помешал, она предложила любому из нас заменить ее на предстоящей съемке. Никто
не возжелал это сделать и вопрос оказался исчерпан.
- Насмотрелись? - рыкнула я на ребят, когда они уже пошли по второму кругу
заглядывать в лампу. - Съемка через три часа, а Сашка в лампе, - напомнила я
всем. - Если мы его не отправим работать, то можете считать, что аванса за этот
месяц не будет.
Народ примолк и задумался. Работать в нашей конторе, разумеется, интересно и
забавно, но и без денег тоже никто долго не протянет. Питаться любопытством и
удивлением еще ни один человек не научился.
Минут через десять напряженного нахмуривания бровей и лбов, посыпались идеи.
Основным предложением было - разбить лампу на фиг. Я с этим не согласилась сразу
- мало ли что выйдет.
- А вы ее потереть не пробовали? - вдруг подал голос наш охранник Сашка.
Мы все воззрились на него так, словно он открыл новый способ получения золота из
свинца. Четыре таких способа мы знали, но и пятый нам не помешал бы.
- Я вчера сказку сыну читал... Про Аладдина, - смущенно пояснил Сашка, дабы
его не заподозрили в чем-то крамольном.
Михей сосредоточенно кивнул, покосился почему-то на Лариску и потер лампу.
Немедленно, прямо посреди студии в дыму и искрах появился Сашка-фотограф. Мы тут
же хором заорали:
- Ты где был?!
Пахло, во всяком случае, от Сашки пивом...
- В лампе сидел, - сообщил фотограф, раскланявшись. - Сам не знаю, как там
очутился, но там, скажу вам, очень не плохо.
Я заглянула в лампу и увидела насупленные мордочки полуодетых девушек. Они
обиженно смотрели на меня и одна даже погрозила кулачком.
- А сам-то ты выйти оттуда можешь? - с подозрением спросила Анечка.
- Могу, если очень захочется, - Сашка задумчиво смотрел на лампу. - Где-то у
меня запасная была...
- Саш, у тебя съемка сегодня, - напомнила я.
- Да-да, разумеется, - Сашка отмахнулся от моих слов и зарылся в кладовой.
Я вздохнула и потащилась обратно в свой кабинет. Следом за мной разбрелись и
остальные.
Я вернулась к себе и села за стол. Ухватив мышь за хвост, я вытащила ее
из-под монитора и аккуратно уложила на рэтдром. Мышь показала мне язык и
исподтишка пнула зазевавшийся органайзер. Органайзер не остался в долгу и укусил
мышь. Завязалась драка.
Я грустно смотрела на все это и думала, что не плохо было бы всем нам
завести такие же, как у Сашки, лампы отдыха...
Но работа есть работа. Отпихнув в сторону спящего на столе гремлина, я
разняла мышь и органайзер, разбудила успевший задремать монитор и занялась
заждавшимся меня макетом, который от скуки уже начал сам себя дорисовывать...

11.08.00


Ирина Л. Ясиновская

Сумасшедшая контора

Змей Горыныч повесился!

Сначала я услышала тихий перепуганный писк Анечки из приемной. Мало что
может напугать работников нашей ненормальной конторы, но если уж такое
случается...
Я некоторое время прислушивалась к происходящему за дверью, но ничего нового
от туда не донеслось. Тогда я встала и осторожно выглянула в приемную. И сама
чуть в обморок не грохнулась. Я, конечно, человек крепкий, но вынести такое...
Перед Анечкиным столом стоял трехголовый Змей Горыныч и тяжело вздыхал. Он
был именно такой, как в сказках - чешуйчатый, зеленый, клыкастый. Но на этом
сходство с моим любимым персонажем русских былин заканчивалось. Дальше
начинались расхождения. Росточка Змей оказался небольшого - где-то мне по плечо.
Кроме того, у Горыныча оказались огромные, влажные, черные и жутко печальные
глаза. Все три головы понуро свисали на грудь, на которой красовался галстук
синего цвета в зеленый горошек и с золотой булавкой. Весь вид Змея наводил на
мысль о тоске вселенской и непобедимой.
Анечка, взобравшись на стул с ногами, тихо хныкала и причитала, что зря она
пошла сюда работать. Это было обычное нытье всех без исключения и я не особенно
на него обращала внимание.
Распахнув дверь, я вышла в приемную и на меня воззрились три пары печальных
глаз. Под одним из них красовался сочный фиолетовый фингал.
Горыныч утер лапой нос на средней голове и, шаркнув ножкой, раскланялся.
Только сейчас я заметила сверток у него под мышкой и три шляпы, аккуратно
сложенные на стуле для посетителей.
- Гхм... Чем можем быть вам полезны? - как можно вежливее поинтересовалась
я, пожимая протянутую лапу с черными когтями, тщательно подстриженными и
обработанными.
- Говорят, что вы все можете... - Горыныч всхлипнул. - У вас в рекламке так
написано.
Змей протянул мне наш недавно выпущенный буклет, в котором мы действительно
заявили, что можем все, но мы-то имели в виду только дизайн, электронику и все к
этому прилагающееся, а не действительно ВСЕ. Об этом я как можно спокойнее
сообщила Горынычу. Змей опять всхлипнул и из его глаз потекли крупные мутноватые
слезы.
- А что вам надо-то? - вдруг спросила Анечка. Вот уж чего от нее не ожидала
- так это сочувствия к клиентам.
- Богатырь мне ну-у-у-ужен! - плаксиво протянул Горыныч и снова утер нос.
Точнее он утирал все три своих носа по очереди.
- Так... Анюта, бегом, собери всех. Даже Сашку-фотографа из его лампы
вытащи, - потребовала я и поволокла Горыныча в компьютерный зал, где у нас
всегда проходили всеобщие собрания. Анечка выскочила из приемной следом за мной
и побежала всех оповещать.
Минут через пять все собрались. Даже Сашка-фотограф пришел, хотя в последнее
время его не так-то просто было вытащить из лампы. Тем не менее, он даже
приволок с собой фотоаппарат, чтобы запечатлеть на память нашего нового гостя.
- Ну а теперь излагайте, что там у вас случилось, - предложила я, - а там,
может, и придумаем, как вам помочь.
Горыныч опустил очи долу, всхлипнул и забубнил, страшно окая:
- Грустно мне. Богатырей не осталось. Никто не охотится, `поганым` не
обзывает. А тут недавно приехали какие-то мужички и в зоопарк забрать хотели,
как непонятную мутацию ящерицы. А мне ж так жить нельзя, мне богатыри нужны! У
меня даже Кладенец для них есть! - он указал на сверток под мышкой.
Мы все одним слитным движением почесали затылки. И где ж ему богатыря-то в
наше время взять? Эта задачка была не из простых. И после краткого совещания мы
решили дать объявление в Интернете. Глядишь, может откликнется кто.
Горыныч согласился подождать и пока пожить в нашем офисе. Нам он не мешал,
но на второй день проживания он так, себя жалея, расплакался, что затопил
слезами компьютерный зал и из-за этого замкнуло сервер. Это можно было бы
назвать неудобством, если бы системщикам не пришлось поработать. А так их от
пивного ларька и не оттащишь...
Тетя Галя, наша уборщица, `жалеючи страдальца` таскала ему из дома плюшки,
пирожки и прочие вкусности. Горыныч бормотал что-то благодарное и уплетал
угощение за обе щеки, не оставляя нам даже крошечки. Это уже было свинством,
потому что печености тети Гали всегда были нашим любимым лакомством.
В общем, так прошла неделя. Так как выходные у нас не предусмотрены
графиком, то Горыныч не оставался один ни на минуту. Даже ночью кто-нибудь у нас
всегда в офисе присутствует - хотя бы охранники. Такая уж у нас контора.
А на восьмой день пребывания у нас Змея, ко мне примчался взмыленный и
встрепанный Серега с воплем:
- Змей Горыныч повесился!!!
Я сорвалась с места и кинулась в компьютерный зал. Змей действительно
повесился на запасных шлейфах. Он изготовил для каждой головы индивидуальную
петельку, прицепил ее к проводам на потолке и теперь висел, мирно раскачиваясь
на ветерке от кондиционера и утирая лапой носы. Каждая его морда имела обиженное
выражение, но каждая разное. Это было бы забавно, если бы не испорченные шлейфы.
Я уже начала было гневную речь, но тут провода на потолке не выдержали и
Горыныч рухнул вниз. Свет в офисе погас.
- И как это понимать? - поинтересовалась я, побледнев. Некоторое осветление
моего лицевого кожного покрова было вызвано отнюдь не поступком бессмертного
Змеюки, а тем, что я не сохранила картинку, над которой работала последние три
часа.
- Дык сколько ждать можно?! - взвыл Горыныч, снимая с шей удавки.
Я покачала головой и вернулась в свой кабинет. На следующий день Горыныч
повесился на шнуре питания сервера. В этот раз он ограничился одной петлей, но
запихал в нее все три головы, которые вдруг принялись громко ругаться из-за
того, что кому-то кто-то что-то прищемил.
Потом Змей вешался на галстуке Сашки-фотографа, ремешке моей сумки, поясе от
платья Анечки, даже на сантиметре, забытом Лариской. Короче, Горыныч развлекался
как мог, оборвав у нас все провода на потолке. Когда же он стал задумчиво
поглядывать на карниз под окном, пришел спаситель.
Дежурили тогда Сашка с Андреем. И именно Андрюха примчался ко мне с дикими
глазами и сообщением, что `там ЧТО-ТО пришло!!!` Я к подобным сообщениям уже
несколько привыкла и спокойно потащилась выяснять кто же к нам пожаловал.
Взглянув на монитор я удивилась. За порогом стоял громадный детинушка в
кольчуге, ерихонке, с палицей и мечом. За его спиной топтался здоровенный
богатырский коняга.
- Неужто богатырь? - подумав, ахнула я. - Запусти-ка его, - потребовала я от
Андрея и тот безропотно отворил дверь.
Гость, оставив коня в коридоре, вошел в офис и степенно поклонился.
- Вам ли богатырь былинный был нужен? - спросил он негромко и смущенно
кашлянул. Лучше бы он этого не делал... От его тихого баса затряслись стекла, а
от кашля дверь едва не вылетела наружу.
- Нам, нам, - я схватила богатыря за рукав кольчуги и поволокла в
компьютерный зал. - Горыныч! - заорала я с порога. - Радуйся!
- Горынушка! - так же радостно завопил богатырь, заметив Змея, и стекла
вылетели из окон. - Ах ты, вражина! Погань этакая!!!
И старые друзья... пардон, враги обнялись. Горыныч прямо-таки расцвел. Из
его носов вместо соплей показались колечки дыма, да и росточка в нем как-то
сразу прибавилось. В общем, рады были оба, а уж наш восторг описать нельзя
ничем. На рев богатыря сбежалась вся наша контора и теперь мы со слезами радости
выпроваживали обоих врагов из офиса вон. Мы бы их еще и пинками поторопили, но
уж так вышло, что и Горыныч, и богатырь посильнее как-то выглядели...
Вот таким образом мы от Горыныча избавились. А подарок он нам все-таки
оставил - Кладенец. Забыл от радости. Так он теперь у меня над столом висит.
Всем я про этот меч правду рассказываю, да не верит никто, даже если я
фотографии показываю...

11.08.00
5:55
Irinа L. Yаsinоvskаyа



Irinа Yаsinоvskаyа 2:5055/13.36 29 Маy 00 04:56:00

Текст разрешается к свободному распространению в сети ФИДО без малейших
изменений, даже если онаружены вопиющие опечатки, за которые автор зарание
приносит извинения читателям. Любые другие публикации - только с согласия
автора. Любое коммерческое использование текста без ведома и согласия
автора - строжайше запрещено.


Ирина Л. Ясиновская
Попытка выжить

Уедем, бросим край докучный
И каменные города,
Где Вам и холодно, и скучно,
И даже страшно иногда.
/Н. С. Гумилев/

Существует несколько аксиом для тех, кто предпочитает махать кулаками или
каким-нибудь холодным оружием, вместо того, чтобы стрелять во врагов с
безопасного расстояния из автомата, а еще лучше из `Града`.
Аксиома первая: каким бы ты ни был мастером, тебе не устоять против толпы.
Аксиома вторая: если ты настолько безумен и вышел против толпы, то, упав, не
пытайся встать. Аксиома третья: как бы там ни было, но ты - один, а их - много.
Остальные аксиомы нас не интересуют, потому что речь пойдет только об этих
трех. В частности о последней, которую можно трактовать как угодно и применять
к любой ситуации. Особенно к той, в которой оказался наш отряд гвардейцев...


Меня зовут Айэнэ Ларрат. Я стражник при королевских покоях в замке барона
Асфалита и с моей легкой руки он получил кличку Асфальт, а его резиденция,
соответственно, называлась `асфальтированным замком`. А так как он не знает,
что это такое, то ему наплевать на хихикающих, а иногда и открыто ржущих
стражников.
Мне двадцать шесть лет и, несмотря на бесполое имя и работу стражника, я
женщина, причем весьма привлекательная. Но это ничего не значит, и ребята из
охраны относятся ко мне как к равной. Эмансипация в этом мире процветает, а,
вдобавок, мы все пришли оттуда, где существуют женщины-космонавты,
женщины-террористы и женщины-воины. Короче, мы все родом из мира, где есть
Россия, США, АКМ и Толкин. Здесь, разумеется, всего этого нет и в помине.
Местный строй больше всего напоминает облагороженное неведомым писателем
наше средневековье. Этакий фэнтези-мир со всем к нему прилагающимся - магами,
Драконами, клинками, баронами, королями и лошадьми. В общем, ничего особенного,
если не учитывать того, что этот мир не должен существовать в принципе по всем
нашим материалистическим воззрениями.
Мы все попали сюда стараниями королевского вербовщика, которого в свою
очередь заарканил маг из местных. Точнее это теперь он местный. Раньше он был
наш, обыкновенный шарлатан-гипнотизер, а ныне - чародей по имени Сан Саныч...
Он рассказывал как-то, что сам попал сюда совершенно случайно. Сам того не
ожидая, он смог обучится магии и теперь успешно ее использует при королевском
дворе. Когда же у него спросили - где взять воинов для охраны нашего величества
Кибенэ Седьмого? - маг Сан Саныч не растерялся и предложил набрать гвардейцев
из его мира. Королю понравилась идея и он дал на нее добро, тем более, что мы
как-то повыше ростом, да посильнее местных. Средний рост аборигенов этого мира
не превышает ста шестидесяти сантиметров, а самый низкий из иномировых
волонтеров - сто семьдесят шесть. Это я, к слову. Остальные девушки у нас от
ста восьмидесяти.
Вербовали нас как в Иностранный Легион, обещали золотые горы и отмазывание
ото всех грехов. Ну мы и покупались на эти обещания, тем более, каждому было,
что скрывать. Вербовщик предлагал подписать контракт и отправиться на
тренировочную базу. И только там мы заподозрили неладное. Учили нас не
стрелять, а махать клинками, не бегать в брониках, а носить доспехи... В
общем-то, нам было по барабану, но непонимание беспокоило. В итоге вербовщик,
когда его плотно прижали к стенке, раскололся. Большинству понравилась идея
жизни в другом мире, но кое-кто поспешил вернуться домой. Про них быстро
забыли.
На тренировочной базе мы проторчали семь лет, но не постарели. Как
оказалось потом - это было какое-то межуровневое пространство, где мы как бы
жили и как бы нет. Петля времени и пространства. Я считаю те годы за месяц и
потому всем говорю, что мне двадцать шесть лет, а не тридцать пять, как должно
бы быть.
В общем, отучившись, мы были переправлены в этот мир, в королевство
Ливраэль. Всего нас на тот момент было сто три человека, да и сейчас столько
же. Мы живем здесь уже пятый год. Королевских гвардейцев кормят прекрасно,
работа не пыльная... Его величество ни с кем не воюет, а от грабителей особых
беспокойств нет. Правда Кибенэ Седьмой довольно наивен и считает, что за свою
зарплату мы будем защищать короля до последней капли крови... М-да... Сан
Саныч, например, прекрасно знает, что мы смоемся, едва запахнет жареным.
Разумеется, прихватив его с собой...
Но пока король об этом не догадывается, пока он нам платит и нас кормит, мы
довольны жизнью и работой.
Однако, как подсказывает прикладная мерфология, если вам кажется, что дела
идут на лад, то вы чего-то не замечаете. Так и получилось.
В общем, Кибенэ Седьмой проморгал самое обыкновенное народное восстание, во
главе которого встал некий Бурмингай, живо перекрещенный нами в Бугая.
Восстание было масштабным. Оно охватило все королевство Кибенэ от границы до
границы и соседние правители тут же прислали нашему величеству ноту протеста, в
которой требовали немедленного усмирения народа любыми средствами, а так же
выражали опасение по поводу перекидывания пожара восстания за границу Ливраэль.
Кибенэ ответил самым вежливым образом и примчался в замок Асфалита, который
считался наиболее укрепленным в королевстве. Мы же по поводу этих укреплений
выражали сдержанное до поры до времени сомнение - стены были стары, ров зарос
ряской, оковка подъемного моста, выполнявшего функцию ворот давно проржавела,
люки в потолке коридора за этим воротомостом плохо открывались, в бойницах
селились какие-то птахи... В общем, если у Бугая было мозгов хотя бы столько
же, сколько у животного, давшего ему имя, он возьмет замок за один день. Людей
у него во всяком случае было предостаточно.
Так мы поняли, что пора бы делать ноги. Тем более Сан Саныч, приехавший с
Кибенэ уже активно паковал вещи. Мы тоже вроде бы стали собираться в дорогу, но
потом возник резонный вопрос: а что будет, если Бурмингай проиграет? Король
вряд ли нам простит дезертирство в столь ответственный момент. Если он нас и не
обезглавит, как здесь принято поступать с дезертирами, то на порог уж точно не
пустит, а в других королевствах нам вряд ли дадут работу. Новости здесь
расходятся быстро.
Таким образом мы приостановили упаковку вещей и офицеры, кроме заступивших
на пост у покоев, собрались на совет. Я была в чине старшего лейтенанта и
потому тоже присутствовала. Всего офицеров у нас было всего тринадцать человек.
Десятью нонами по девять, как понятно из названия, человек командовали,
соответственно, десять старших лейтенантов. Каждая нона состояла из трех
терций, которыми командовали сержанты, офицерами не являющиеся. Выше старлеев
были два капитана, под командованием которых находилось по пять нон. Командир
над всеми нами носил чин майора. Довольно сумбурно, но пять лет проработало без
сбоев. Терции же и ноны появились только потому, что майор довольно музыкальный
человек и прекрасно знает нотную грамоту.
- Ну вот что, господа, - командир нашего отряда обвел мрачным взглядом
аудиторию. Мрачный и тяжелый взгляд получался у него легко. Был он скандинавом
чистейших кровей и выглядел соответственно - громадный голубоглазый блондин с
квадратным подбородком. Здесь его звали Йольф, что на местном языке означало
`волк`. Самому же Йольфу явно просто нравилось звучание этого слова.
- Надо что-то делать, - закончив осмотр офицерского состава, сообщил
командир.
- Надо, - согласились все единодушно.
Йольф долго смотрел на меня, а потом потер подбородок и спросил:
- А что нам делать?
- Сматываться надо, - задумчиво проговорил старлей Мэтис. - И чем быстрее,
тем лучше. Надо предпринять попытку выжить, а не геройствовать.
- Логично, но если Бугай проиграет войну? - поинтересовался капитан
Халькей. - Как мы жить дальше будем? Сан Саныч домой нас не отправит - это
ясно. Да и нечего нам там делать? Разбойничать на дороги пойдем?
- Довод логичный, - тяжеловесно согласился Йольф. Он один умел так
тяжеловесно, просто свинцово, осмиево соглашаться. Возражать ему было
невозможно в принципе. Потому и стал он нашим командиром.
- Довод-то логичный, - пропищал Кенга. Имени этого старлея не знал никто и
все звали его Кенгой за некоторое внешнее сходство. - Очень логичный довод, но
не катит. Надо уходить. Если уж Сан Саныч вещи пакует, то точно пора линять.
Этот волшебник недоделанный всегда знает, когда надо сматываться.
- Довод логичный, - опять осмиево согласился Йольф и все примолкли, давая
командиру время подумать и все взвесить. Не зависимо от наших желаний и доводов
он примет только свое решение и попробовали бы мы его не выполнить... Здесь с
дезертирами и прочими преступниками обходятся довольно просто и сурово -
обезглавливают. Нам всем головы были дороги как память о себе и терять их мы
хотели только от любви. В остальное время сия немаловажная часть тела как-то
лучше и эстетичнее смотрелась на плечах, а не в корзине... Кстати, гильотину
здесь уже изобрели, но использовали только для особ королевской крови.
- Сделаем следующим образом, - Йольф шумно вздохнул. - Мы уйдем в леса, но
не просто так. Мы перестрахуемся. Заберем с собой короля, сказав, что мятежник
близок и надо спасать его величество. Если правительственные войска победят, то
мы еще и в героях окажемся. Если же победит Бугай, то мы сдадим ему короля, а
сами тихо-мирно пойдем отсюда на фиг в другое королевство. Или же поступим на
службу к новому правителю.
Мы все закивали головами, соглашаясь. Другого выхода все равно не было, а
так у нас оставался шанс выжить. Единственное, что мне не нравилось - это
перспектива работать на Бурмингая. Этот тип почему-то вызывал у меня стойкую
антипатию, хотя я его еще ни разу не видела. Да я и короля-то не видела. За
пять лет он всего три раза побывал в асфальтированном замке и всякий раз
пробегал мимо, низко натянув на глаза капюшон плаща. Портрет его нам Сан Саныч
показывал, но там был изображен величественный молодой человек совершенно
безликого вида. Это мог быть и отец нынешнего властителя Ливраэль. О самом же
Кибенэ можно было сказать только то, что он был слабак и дурак. Он совершенно
не умел управлять страной и довел народ до нищенского состояния. Но странно
было не то, что полыхнуло восстание, а то, что люди терпели так долго.
Наверное, просто не было лидера. Теперь он есть, но нам от этого не легче.
Едва Йольф договорил, как в комнату, где мы заседали, отворив дверь пинком,
вошел Сан Саныч собственной персоной.

Был маг совершенно не похож на классических книжных волшебников. Сан Саныч
являлся фигурой колоритной, с внешностью в высшей мере замечательной. Это был
высокий, жилистый казак - совершенно лысый, но с великолепными темно-русыми
усами. Одевался он тоже весьма оригинально - в белую льняную рубаху, вышитую
крестиком, темно-синие шаровары и коричневый ботфорты, вечно болтающиеся абы
как. Ремешки для их поддержки он все время терял. Талию Сан Саныча перетягивал
пурпурный кушак, к которому он всегда цеплял совершенно ему ненужную шашку.
Магического посоха у него не было. Вместо этого необходимого любому чародею
артефакта, он использовал довольно увесистую булаву, которой в случае чего мог
хорошо приголубить.
Кроме яркой внешности, Сан Саныч обладал не менее ярким характером. Был он
умен, начитан, циничен, импульсивен, скандален, остроумен, ехиден, весел и
груб. Все это было хорошо в нем перемешано и добавлено в одинаковых пропорциях.
И все же он был человеком приятным. Нам нравилось с ним работать, а ему, судя
по всему, нравилось работать с нами.
- Эгей! - закричал Сан Саныч с порога. - Штаны казенные просиживаете?
Задницы еще не болят? Ноги пора делать!
Йольф пробормотал что-то невразумительное и повторил специально для Сан
Саныча решение, к которому он пришел. В нашем отряде всегда все решалось по
принципу: `мы посоветовались и я решил`. Сан Саныч это прекрасно знал.
- Йольф! Думай головой, в не тем, на чем ты в данный момент сидишь! -
волшебник, тяжело бухая каблуками ботфортов прошел к лавке и сел на нее верхом,
обдав меня, случившуюся рядом, крепким запахом перегара и чеснока. Ну любил Сан
Саныч хряпнуть под вечер стакан-другой самогоночки.
- А у вас, Сан Саныч, варианты есть? - ехидно поинтересовался наш командир.
- Есть, - жизнерадостно ответил маг, поигрывая булавой. - Сматываемся!
- Хм... - Йольф задумчиво потер подбородок, который словно специально
создавался для того, чтобы его время от времени потирали. - А если король
победит?
- Это вряд ли, - Сан Саныч зевнул, демонстрируя все свое пренебрежение к
такому варианту развития событий. - Кибенэ - дурак и слюнтяй. Его маршалы -
жирные идиоты. Войска - сборище сброда. Вы тоже, конечно, сброд, но по крайней
мере умеете сражаться. Эти же... Нет, у короля всего один шанс из ста победить.
Бурмингай прекрасный стратег и не менее прекрасный тактик. Он замечательно
распоряжается своими войсками, не тратит времени на захват территорий, а
старается в первую очередь уничтожить власть. Он идет к победе прямым путем.
Бароны, герцоги, князья еще пытаются сопротивляться, но это продлиться недолго.
Бурмингай уже пообещал им сохранение титулов, земель и имущества, если они
займут нейтральную позицию, а после победы подпишут вольную для всех своих
крестьян и выполнят еще кое-какие не слишком обременительные условия. Самые
умные уже приняли нейтралитет. Те у кого мозгов поменьше еще думают, а глупцы -
сопротивляются. На пути же Бурмингая нет ни одного союзного королю удела. Так
что... - Сан Саныч пожал плечами. - Пора линять.
- Пора, - согласился Йольф. - Но сначала надо забрать короля.
Маг вздохнул, поиграл булавой, встал, кивнул и вышел...


Мы пятый день шли по лесу. Вокруг была тишина. Нас никто не преследовал.
Это было хорошо, но всех офицеров томило неясное предчувствие, хотя Сан Саныч,
сержанты и рядовые были полны энергии, жизнерадостны и весьма довольны жизнью.
Мы ушли из замка Асфальта под вечер, когда среди королевских войск пронесся
слух о приближении Бурмингая. Барон орал нам вслед что-то ругательное и злое,

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован