19 декабря 2001
111

ПОСЛЕ ПОБЕДЫ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Роджер Желязны, Джейн Линдскольд.
После победы


АНОНС

Кончена, кончена великая война, конец пришел убийствам, черным
магическим поединкам, погоням, побегам, дуэлям, вендеттам, деяниям великого
мужества и великого коварства! Осела пыль сражений, и победившее Добро
соприверженцы еле-еле доползло до вожделенного триумфа. Одно ма-а-аленькое
`но` - что спасло мир, то преспокойно его и погубит. Четыре всемогущих
магических предмета, принесших победу Свету, увы, не выносят долгого
пребывания на свежем воздухе. Они должны быть разъединены и надежно
припрятаны - не то начнется такое, что все былые войны покажутся детской
драчкой...

ПРЕЛЮДИЯ ПЕРВАЯ

Принц Рэнго стоял на балконе и наблюдал за парой комет, висящих в
ночном небе. Парой?
Он прищурился, глядя на странное пятнышко света низко над горизонтом на
западе. Еще вчера вечером его там не было. Оно выглядело почти так же, как
те, что появились несколько ночей назад. Похоже, на подходе еще и третья
комета. Говорят, что подобные вещи предвещают смерть монарха, смену
администрации, социальные взрывы, природные катаклизмы, отмену благоприятной
ценовой политики на продукцию, производством которой ведает родственник,
плохую погоду, эпидемию чумы или потерю лотерейного билета. Рэнго улыбнулся.
Он не нуждался в знамении небес, он и так знал, что перемены носятся в
воздухе. Он сам был их частью.
Внезапно раздирающий уши вопль наполнил ночной воздух. Это был звук
струнного инструмента, только сила его в сотни раз превышала звук любого
струнного инструмента, когда-либо звучавшего в этих краях. По крайней мере
до прошлой ночи. Он регулярно раздавался по ночам вот уже около недели, и
как только звучание приобретало размеренный ритм, к нему присоединялись
другие инструменты, столь же мощные. Да. Вот вступил басовый... А теперь
лихорадочная дробь ударных. Скоро незримый певец начнет выкрикивать
непонятные стихи на неизвестном языке.
Высокий смуглый красавец Рэнго поднял кубок с вином, сделал глоток, и в
то же мгновение откуда-то с востока донесся сотрясающий землю топот.
Он вздохнул и повернул голову в направлении шума. Странно было эти
последние два месяца жить в стране, не раздираемой гражданской войной, в
местности, которая более чем на десяток лет превратилась в декорации, фон
для убийств, черной магии, вооруженных стычек, подвигов, погонь, побегов,
вендетт, дуэлей, предательств, деяний великого мужества и великого
предательства. И все они в конце концов привели к войне, в которой был
подведен окончательный итог: Добро и Зло, Свет и Тьма, Порядок и Хаос и все
прочие антонимы встретились лицом к лицу в последней схватке - сталь против
стали, заклинание против заклинания, темные боги и богини против своих более
светлых сородичей, нос к носу и стенка на стенку, пустив в ход зубы, когти и
прочие воинственные причиндалы. Когда осела пыль. Добро - собственной
персоной и в лице своих приверженцев - еле-еле доползло до победы.
Рэнго опустил кубок и улыбнулся. В конце битвы они были на волосок от
поражения, и в конечном счете все произошло не так гладко, как хотелось бы,
но зато теперь он стоит в императорском дворце Калтуса, столицы Фолтейна, и
менее двух месяцев отделяет его от дня бракосочетания и коронации.
Наконец-то все невзгоды остались позади, и он женится на своей суженой -
высокой черноволосой Риссе.
Топот на востоке раздавался все громче - даже странная музыка не могла
полностью заглушить его, - а он перебирал в памяти годы, полные приключений,
которые стремительно завершились кульминацией минувшим летом...
Накануне последней битвы казалось, что все складывается в пользу
Каларана - полубога, сбившегося с пути праведного. Падшей Птицы-Солнца из
высокой обители богов, Валлады Таханы. Четыре предмета перевесили чашу весов
не в его пользу: амулет, перстень, меч и свиток - Анакрон, Сомбризио,
Молебой и Гвайкандер.
Гар Квитник, перебежчик и мастер хингу, пустился на поиски затерянного
амулета и добился успеха. Он спас оборонявшихся от гнева Каларана, разрушил
его злые чары и защитил их. Сомбризио, перстень, обладающий мощной
смертоносной силой, привезенный из города мертвых, Антуруса, Риссой и ее
светловолосой ширококостной спутницей Джэнси Гейн, нанес физический вред
Каларану и заставил его снизойти до рукопашной схватки с принцем. Даже в
этом случае он без труда расправился бы со смертным героем, какими бы
развитыми мускулами тот ни обладал, да только в этой мускулистой руке был
зажат Молебой - меч, способный разить богов. Принц вместе со своим
напарником, Крапчатым Туликом, привез его из своего героического похода. И
наконец, был еще свиток Гвайкандер, содержащий слова древнего
могущественного ритуального заклятия. Его добыли со дна озера, где обитает
чудовище, и привезли в Фолтейн как раз вовремя. Вместе с остальными
волшебными орудиями он оказался там, когда был особенно необходим.
Оглядываясь назад, принц думал обо всех совпадениях и просто чистом везении
- ведь все четыре орудия были доставлены в нужное место и в нужное время,
одно за другим в течение всего нескольких минут. Воистину исход сражения
висел на волоске.
Белая линия медленно прочертила небосвод, расширяясь после предмета, за
которым она тянулась следом. Вскоре над головой раздался далекий гулкий
удар, за которым последовало нечто вроде раскатов.
Рэнго покачал головой. Было понятно, что это не метеорит и не комета,
но он не имел представления, что же это такое. Это его немало тревожило. За
последние два года неизвестность достаточно часто оставляла свои грязные
следы на тропе его жизни.
И все же хоть он и не понимал природу этого явления, но имел довольно
точное представление, что его породило, и даже сознавал, что сам отчасти
несет за него ответственность. Оно было из того же ряда, что и недавние
кровавые дожди, жабы, крысы и пронзительная пародия на музыку, которая
сейчас раздирала воздух, и та тварь, что сотрясала землю все приближающимися
тяжелыми шагами. И конечно, оно было связано с недавним всплеском патологий
при родах, появлением на свет двухголовых овец и телят.
Рэнго вздохнул и улыбнулся. Это все поправимо. Он придумает способ
справиться с этим, как придумывал в последние годы способы справляться со
всем остальным, от незначительных досадных мелочей до неотвратимого рока. Он
всегда соображал очень быстро.
Внезапно маленькое озеро у подножия одного из холмов на севере
покрылось серебристой рябью и начало мелеть у восточного конца, словно
местность неожиданно приобрела наклон в одну сторону. Он кивнул. И это тоже.
В последнее время местность приобрела тенденцию меняться. Куда именно уходит
вся эта вода, не совсем понятно. Утром на месте озера останется грязная
лужа. Возможно, там постепенно образуется болото. Или, может, к следующей
ночи снова вернется озеро. Поскольку в окрестностях Калтуса грани между
реальностями несколько истончились, вполне возможно, что откуда-то сюда
потечет новый ручей и вновь наполнит озеро.
Предстоит совещание. Безусловно. С его главными советниками. Утром. Они
обсудят ситуацию. Он уже заранее видел, как все становится на свои места.
Да.
Повинуясь еще не растраченному любопытству, Рэнго подождал, пока
появится источник приближающихся шагов - огромная рептилия с тяжелыми
ногами, длинной шеей и длинным хвостом, которая медленно топала по центру
города, обрывая листья различных деревьев и прихватывая по дороге куски
крестьянских домишек. Он смотрел, как она удаляется на запад в косых лучах
восходящего осколка луны. Допил вино, пока рептилия не скрылась из виду,
потом повернулся и ушел в свои покои.

х х х

На следующий день после обеда, когда принц Рэнго пошел проверить новую
грязевую яму на северной стороне озера и осматривал пересекающую ее длинную
полосу следов динозавра, по некогда живописной тропинке к нему подошла
принцесса Рисса.
- Рэнго, что, черт возьми, происходит? - спросила она.
- По-видимому еще один участок перенапряженной реальности не
выдержал... - начал он.
Она бросила взгляд на мокрый буро-коричневый откос и покачала головой.
- Я не это имела в виду, - сказала она, коротко махнув рукой в ту
сторону, и на ее руке блеснул серебряным блеском перстень. - Я говорю об
утреннем совещании, на которое меня не пригласили.
Рэнго поморщился и отступил.
- На нем обсуждались почти исключительно технические детали, - ответил
он. - Я думал, что тебе это будет неинтересно.
- И я даже не узнала бы о нем, если бы не Джэнси, - продолжала она. -
Она только что пришла ко мне, чтобы сообщить, что ты забираешь Сомбризио и
отсылаешь ее обратно к злым духам.
Словно в ответ на ее сердитый жест в центре ямы раздалось низкое
бульканье, как будто кто-то прочищал горло. Оба обернулись туда и увидели,
как втягивается внутрь громадный лопнувший грязевой пузырь. Через мгновение
откуда-то из глубины донесся короткий грохот. Затем из ямы стремительно
вырвалась струя дымящейся жидкости, взлетев футов на тридцать - сорок вверх.
Повеяло запахом серы.
- Вот часть причины, - сказал принц. - Или, скорее, часть этого эффекта
- причина совещания, на котором мы как раз и обсуждали сам эффект.
- Она мне сказала, что ты приказал ей отвезти перстень обратно в
Антурус и как можно лучше спрятать его там, где мы его нашли.
- Это правда.
- И ты посылаешь Гара Квитника на поиски затерянной деревни Джелфейт,
чтобы вернуть туда амулет Анакрон?
- И это верно.
- ..а Крапчатого на север, в Пендаггенз, чтобы избавиться от Молебоя?
- Правильно.
- А Домино Блейд собирается отвезти свиток Гвайкандер обратно к
проклятому озеру, который служил ему библиотекой?
Он кивнул:
- Да, все это так. Это люди крепкие, умелые - и они, вероятно, страшно
скучают теперь, когда грянул мир. Идеальные кандидатуры на то, чтобы
спрятать эти артефакты в безопасные места, пока они вновь не понадобятся.
- В их умении я не сомневалась, Рэнго, - возразила она; желтое облако с
запахом тухлых яиц тем временем проплывало мимо. - Меня удивляет сама идея
убрать артефакты подальше от всех именно сейчас. Не понимаю, как ты сможешь
вынести разлуку с Молебоем, мечом, который спас столько жизней и так много
раз. Мне, например, идея расстаться с Сомбризио и тем могуществом, которое
она дает, очень не по душе. Сомбризио тоже нас спасла.
- Я испытываю те же чувства, что и ты. Однако ситуация неожиданно
изменилась. Хотя все они оказали нам неоценимую помощь в прошлом, сейчас
представляют собой серьезную опасность.
- Ты уверен, что это правда? - спросила она, а земля снова затряслась,
и гейзер взметнулся еще выше.
Им пришлось поспешно отступить вправо, когда порыв ветра окатил их
дождем горячих капелек.
- В разумных пределах - уверен, - ответил он, протягивая ей носовой
платок. - Мне приходится полагаться на мнение экспертов, и лучшие колдуны, с
которыми мы имели возможность проконсультироваться, пришли к общему мнению,
что собрать все четыре магических орудия в одном месте было перебором. Это
означает, что их объединенная сила все время растет, и прямым результатом
этого являются все те странные и опасные события, которые начали происходить
здесь. Они рвут ткань реальности, и дальше все может пойти еще хуже. Колдуны
говорят, именно по этой причине такие мощные орудия обычно спрятаны в
отдаленных местах. И как правило, в одном и том же месте не прячут больше
одного орудия. Это делается не для того, чтобы затруднить жизнь людям,
отправившимся на их поиски. Эти предметы обладают такой ужасной мощью, что,
если держать их поблизости друг от друга слишком долго, их комбинированная
сила вызовет неестественное напряжение в том месте, где они находятся.
Здесь, в Калтусе, мы собрали четыре таких предмета, и все сходятся во
мнении, что их присутствие является причиной всех магических возмущений,
которые мы наблюдаем. И пока все они вместе, положение будет только
ухудшаться.
- Не знаю, - сказала она, а у нее за спиной снова послышалась отрыжка
гейзера. - Предположим, что кое-кто из злобных чудищ Каларана, уцелевших во
время войны, появится здесь, напрашиваясь на неприятности. Против некоторых
из них очень полезно было бы иметь под рукой Молебой, или Сомбризио, или
Анакрон. То есть я хочу спросить, не лучше ли проконсультироваться с
кем-нибудь еще по этому поводу?
Рэнго покачал головой.
- Я созвал самых лучших волшебников, которых только смог найти, -
ответил он, - и, как я уже говорил, они пришли к консенсусу. Откладывать
дальше и искать еще нескольких - это подвергаться реальной опасности ради
сомнительной цели. Скорее всего они все согласятся со своими братьями и
сестрами по Искусству Магии. Нет, чем быстрее мы отправим артефакты к местам
их хранения, тем быстрее здесь все придет в норму.
- Возможно, ты мог бы сохранить один из них, - сказала она. - Например,
Молебой или Сомбризио. Тогда уже не будет такого сочетания могучих сил. Ни
один предмет сам по себе не оказывал такого воздействия, как сейчас все они
вместе. Давай просто отошлем два или три из четырех и посмотрим, не
стабилизируется ли ситуация.
- Это тоже обсуждалось, - ответил Рэнго. - Подобные рассуждения
правильны, и, вероятно, все бы получилось, если бы мы просто доставили,
скажем, пару таких орудий в чистый район.
К несчастью, здесь вред уже частично нанесен. Если магическое давление
уже свершилось, любой магический объект или действие может лишь ухудшить
положение или по крайней мере вызвать проявления магических сил. Да,
присутствие здесь одного предмета оказало бы меньшее влияние, чем всех
четырех. Но все равно это рискованно.
- В таком случае, - предложила Рисса, - почему ты не можешь просто
отослать их из города по четырем различным направлениям так далеко, чтобы их
влияние уменьшилось до нуля?
Рэнго вздохнул и отвернулся, фонтан у него за спиной снова забулькал.
Из пролетающей мимо стаи начали валиться вниз одна за другой птицы и падать
без чувств на землю вокруг них.
- Физически то, что ты предлагаешь, должно прекрасно сработать, -
наконец отозвался он. - Тем не менее следует учесть вопрос безопасности.
Если мы спрячем их в легкодоступных местах, они могут попасть в руки врагов,
которые используют их против нас. Так же, несомненно, думали древние, когда
в свое время скрыли их в потайных местах. Их первым соображением было
разнести предметы на большое расстояние друг от друга; вторым - заставить
рисковать всякого, кто захочет их отыскать. Вот почему всегда приходилось
отправляться за ними в героические походы - и почему они всегда были такими
дьявольски трудными.
Рисса подошла поближе.
- Похоже, твои эксперты действительно все продумали... - медленно
произнесла она.
- Мне кажется, каждое поколение должно заново открывать для себя эти
основные истины, - ответил он. - Когда начинаешь понимать их, то находишь
объяснение сходству стольких литературных произведений о героических
подвигах. Моралисты и литературные критики всегда с готовностью утверждали,
что, заставляя героев и героинь взбираться в горы, пересекать пустыни,
переплывать бушующие потоки и сражаться со свирепыми хищниками или
сверхъестественными чудовищами, авторы создавали внешние символические
аналогии внутренним, духовным подвигам, чтобы показать своего рода испытание
на зрелость и ритуальное очищение, которые сделают этих героев достойными
того великого блага, которое они несут своим народам. Теперь мы видим, что
это просто еще один пример патриотической белиберды, используемой в целях
прославления своих ценностей за счет отдельной личности - не говоря уже о
других культурах. Реальная же причина - чисто физическая. Опасно держать
волшебные орудия слишком близко друг от друга слишком долго.
Рисса во все глаза смотрела на него сквозь желтые испарения. Потом
сказала:
- Никогда не слышала, чтобы ты говорил так.., так философски раньше,
когда мы путешествовали или жили в походном лагере во время войны.
Принц слабо улыбнулся.
- У меня было много времени на размышления после окончания войны, -
ответил он. - Я обдумывал свои недавние свершения и решал, где я сделал
самые серьезные ошибки. Настало время задуматься над разными вопросами, о
которых раньше у меня не хватало времени поразмыслить.
Рисса еще ближе подошла к нему.
- Возможно, ты слишком много времени провел в размышлениях, - заметила
она, кладя ладонь на его руку. - Только размышления и никакого действия -
состояние столь же далекое от равновесия, как и противоположное ему,
дорогой.
Внезапно она оказалась очень близко и тесно прижалась к нему. Мышцы на
его челюстях напряглись, затем расслабились. Он обнял ее и прижал к себе.
- Ты права, разумеется, - ответил он. - Просто я хочу обо всем
позаботиться, все расставить по местам, ради нас с тобой. Хочу, чтобы жизнь
здесь текла гладко, когда мы наконец подойдем к сказочному `потом они жили
долго и счастливо до самой смерти`.
- Конечно, - сказала Рисса. - Я понимаю твою озабоченность.
Она подняла взгляд и посмотрела ему прямо в глаза.
- Какое-то время мне казалось, что я тебя чем-то обидела или что ты
изменился. Даже думала, что ты меня избегаешь. Но я начинаю понимать все то,
что тебя заботит.
Он кивнул:
- Это было нелегко. Мне почти кажется, что мир в некотором отношении
труднее войны. Извини, если я не уделял тебе должного внимания, пока пытался
решить какие-то проблемы мирного времени. Я намереваюсь все привести в
порядок ко дню нашего бракосочетания и коронации. Обещаю, ждать осталось
недолго.
- Я могу подождать, - ответила она. - Раз я знаю, что между нами ничего
не произошло...
- Я бы тебе уже сказал, если бы это случилось. Нет, нам мешает только
напряжение этих проклятых дел.
Ее губы слегка приоткрылись, он нагнулся и поцеловал ее. Через
несколько секунд произошло еще одно извержение гейзера, и их окатило еще
одним душем горячих капель. Он отстранился, повернулся и потянул ее за
собой.
- Когда жизнь станет безопасной и не станет подобных вещей, у нас будет
больше времени на подобные занятия, - сказал он. - К несчастью, я, возможно,
буду еще некоторое время занят всем этим.
- Понимаю и ценю, - ответила Рисса, едва поспевая за его быстрыми
шагами. - Но даже не в столь уж совершенном мире мы, возможно, могли бы
выкроить несколько часов и побыть вместе в более или менее спокойном
местечке.
- Хотел бы я, чтобы это было так, - крикнул он, стараясь перекричать
грохот нового извержения. - Но мне надо спешить на следующее совещание как
раз по этому вопросу. Встретимся попозже.

х х х

Рэнго сидел в глубине комнаты и пил чай. Он устал. Последние несколько
дней и в особенности сегодняшнее утреннее совещание, а потом встреча с
Риссой - все это оказалось большой эмоциональной нагрузкой, и он просто
физически устал. Поэтому поручил провести собрание Хранителей одному из них
самих, вкратце обговорив предварительно все детали. Полковник Доминик Блейд
- нет, черт побери! - генерал Домино Блейд ( он подписал бумаги на
присвоение очередного звания около недели назад) - пользовалась большим
уважением своих товарищей и имела опыт проведения бесчисленного количества
военных совещаний.
Он рассматривал ее, словно изучал редкую экзотическую птицу. Почти до
самого окончания войны все считали кавалерийского командира Доминика Блейда,
сына старого генерала Кермана Блейда, самым блестящим стратегом на поле боя.
И ошибались - не в своей оценке, а в определении пола полковника. Старый
Керман страстно желал иметь сына, который продолжил бы семейные традиции, но
его покойная супруга отказалась его уважить и покинула мир, оставив его с
одним ребенком женского пола на руках. Не склоняясь перед обстоятельствами,
он решил наилучшим образом использовать подручный материал: переодел девочку
в мальчика, назвал ее мужским вариантом данного при рождении имени и начал
обучать кавалерийскому делу, как только она научилась держаться в седле. И
что-то в ее генах отозвалось с самого начала.
Шесть или семь поколений предков Блейдов сыграли свою роль - у нее
оказались большие способности. И еще кое-что сверх того. Выигрывая одну
битву за другой, она быстро поднялась по служебной лестнице, проявляя все
больше фамильного таланта наивысшей пробы.
В одну из последних недель войны ее ранили в плечо, когда вражеские
лучники выпустили по ней тучу стрел. Овладев высотой, которую штурмовала,
она зашаталась и сползла с коня на землю. Гар Квитник, горячий почитатель
полковника, немедленно оказался рядом и сорвал окровавленную рубаху,
готовясь применить свое искусство врачевания хингу Обнаружив, что человек,
которым он восхищался больше всех - женщина, Гар тут же понял, что влюбился.
Но дама не разделила его чувств. Она любила другого.
Рэнго улыбнулся и сделал глоток чая, когда Домино обратилась к
собравшимся. Она все еще предпочитала мужской наряд, коротко стригла волосы
и разговаривала, как полевой командир. Трудно поверить, что она полюбила
поэта и знатока древних языков. Но именно об этом донесла ему только что
созданная служба внутренней разведки. Имя этого человека было Джорд Индер.
Домино прекрасно ладила с Крапчатым Гуликом, хотя в их отношениях не
было ничего романтичного. Как можно было ожидать, офицер пехоты,
выслужившийся из рядовых и принимавший участие во всех военных кампаниях,
что и полковник, имел с ней много общего. Кроме того, ему нравились
миниатюрные блондинки, а Домино, при ее росте пять футов десять дюймов, была
на несколько дюймов выше рослого капитана.
С другой стороны, Гар Квитник был на несколько дюймов выше своей дамы
сердца. Стройный, темноволосый, светлоглазый, он был настолько грациозен,
что его скорее можно было принять за танцовщика, чем за того, кем он был в
действительности: одним из самых смертоносных двуногих созданий. Обученный с
детства искусству убивать - хингу, он служил в отборной гвардии Каларана,
пока не узнал, какую роль сыграл учитель в гибели его родителей. Перейдя
после этого под знамена Рэнго, он отличился в операции по задержке
противника в ущелье Барду. Этот проход был настолько узок, что по нему могли
двигаться одновременно только два пеших или один кавалерист, и вел он к
равнине Парадат. На ней разбили лагерь измученные войска Рэнго, не ожидавшие
нападения. Гар оказался одним из шести добровольцев, вызвавшихся удерживать
ущелье до тех пор, пока стоящую лагерем внизу армию не предупредят. Они
жертвовали собой, чтобы выиграть лишних пять минут, в лучшем случае -
десять. Проход удерживали почти час, причем остальные пять добровольцев
погибли почти в самом начале этого часа. Гар выжил только потому, что когда
он в конце концов упал, то был так изранен и покрыт запекшейся кровью, что
никто и не подумал потратить еще один удар меча на явного мертвеца.
И все же каким бы героем ни показал себя Гар Квитник, у него не было
настоящих друзей. В его светлых глазах сверкал фанатизм, так как он жил под
сенью эстетики смерти, хингу. Крапчатый, которому доводилось в прошлом
сражаться с воинами других школ боевых искусств, высказывал надежду, что в
мирное время Гар может в конце концов заняться другими делами и, таким
образом, сделается более человечным. Чувства Гара к другим людям оставались
тайной. Он никогда их не проявлял, если не считать случая с Домино.
Рэнго допил свой чай и некоторое время слушал, как Домино излагает
выводы совещания относительно магических артефактов. Ей задали несколько
вопросов вроде тех, которые недавно задавала ему Рисса. Потом Рэнго налил
себе еще чаю, глядя, как Домино прохаживается по комнате, похлопывая себя по
бедру и почесывая нос плеткой.
- И когда мы должны отправиться в путь с этими предметами? - спросила
Джэнси Гейн.
Домино взглянула в сторону Рэнго, который встал, кивнул и произнес:
- Послезавтра. Думаю, каждому понадобится день на то, чтобы уладить
текущие дела и собраться в дорогу.
- Рисса собиралась поговорить с вами об этом.
- Мы уже поговорили.
Он собрался было снова сесть, но почувствовал на себе взгляд Гара
Квитника. Повернулся к нему и поднял брови.
- У тебя вопрос, Гар? - поинтересовался он.
- Да, - прозвучал тихий, ровный голос. - Единственное безопасное место
для амулета Анакрон - это его традиционный дом в часовне горной деревни
Джелфейт. К несчастью, этого места постоянно не существует. Оно то
появляется, то исчезает через непредсказуемые промежутки времени - раз в
несколько лет, иногда десятилетий, или через несколько поколений. Я могу
пересечь пустыню Рахобан и подойти к месту расположения деревни, но не могу
гарантировать, что она проявится именно тогда, когда я туда доберусь.
Рэнго улыбнулся.
- Существует тайное предание, - ответил он, - что это событие
происходит в ответ на присутствие амулета. По мнению моих советников, есть
все основания полагать, что это правда. По-видимому, Анакрон и Джелфейт
каким-то образом связаны друг с другом.
- Понимаю, - сказал Гар. - В таком случае я буду готов выехать после
этого совещания, если вы дадите мне амулет.
- Твой отряд может подготовиться так быстро?
- Меня никто не сопровождал в путешествии, когда я привез вам амулет, -
ответил Гар. - Чтобы вернуть его, мне тоже не нужна ничья помощь.
- Об этом я скажу после того, как Домино закончит свое выступление, -
сказал Рэнго, усаживаясь на место, и кивком разрешил ей продолжать.
Он снова посмотрел на Джэнси, почувствовав на себе ее свирепый взгляд.
Она отвела глаза. Просто хотела продемонстрировать ему свои чувства, будто
он наперед их не знал. Крепкая, рослая блондинка, почти такого же роста, как
Домино, но значительно тяжелее, она работала вышибалой в борделе, куда
привезла принцессу хозяйка заведения, купив ее на местном невольничьем
рынке. Джэнси узнала в принцессе последнего уцелевшего члена королевского
дома Регодия, недавно уничтоженного Калараном. Она спасла Риссу и
благополучие вывезла ее из города. Странствуя почти год, она, Рисса и их
спутник-эльф Калла Малланик пережили множество приключений, результатом
которых среди прочего явилась находка перстня Сомбризио в затерянном
Антурусе, городе мертвых, и которые в конце концов привели к встрече с
принцем Рэнго.
Он слегка нахмурился. Джэнси была всецело предана принцессе. Он ни
секунды не сомневался, что она отдаст за принцессу свою жизнь. Однако с
мужчинами она не очень-то ладила. Ее чувства, возможно, были связаны с тем,
что она видела и слышала в борделе. Или с чем-то более глубоким. Несомненно,
она не доверяла им полностью. Он знал, что она называла Гара Квитника
`шпиком`. И хотя было похоже, что Крапчатому она доверяет несколько больше,
чем остальным мужчинам, Рэнго знал, что, если бы ей надо было обратиться к
кому-то из присутствующих, она, вероятно, выбрала бы Домино, исключительно
по принципу пола.
Он пожал плечами. И Крапчатый, и Домино знали о странностях Джэнси и
относились к ней очень сердечно. Даже Гар настолько к ней благоволил, что
разок пообедал с ней, хотя потом Рэнго узнал, что в основном во время беседы
Гар пытался узнать у нее об эстетике смерти северных тотемных воинов - тех
самых ребят, которые заворачиваются в шкуры животных, рычат во время
сражения и иногда обгладывают тела убитых после битвы. Собственно, как он
припоминает, именно после этого обеда она и начала называть Гара `шпиком`.
В комнате царило молчание. Рэнго очнулся от своих раздумий и понял, что
прозвучал ответ на последний вопрос, а Домино подняла свою плеть к виску и,
салютуя ему широким жестом руки в сторону и вниз, вновь передает ведение
совещания в его руки. Он поднялся и кивнул.
- Благодарю вас, генерал Блейд, - произнес он, выходя вперед. - Домино,
- затем прибавил он, - я просто хочу сказать еще несколько слов. Сперва
Стиллер: Молебой находится в хранилище дворца и будет вручен тебе утром в
день отъезда. Джэнси, ты можешь обсудить условия передачи Сомбризио с
Риссой...
- Мы уже обсудили, - перебила она, - благодарю.
- Хорошо, - одобрил Рэнго, широко ей улыбаясь. - Два других орудия -
амулет Анакрон и свиток Гвайкандер - физически находятся вне моей
досягаемости. Иными словами, они хранятся в Храме. Жрецы захватили их в тот
последний день, заявив, что это религиозные реликвии. Воздержусь от
комментариев по поводу возможной политической мотивации этого поступка, но я
ни в коем случае не стремлюсь из-за этого поссорить Корону и Церковь. Мои
консультанты уже пытаются убедить старейшин и священников в опасности
хранения этих предметов. Мы надеемся уговорить их отдать эти орудия
послезавтра. Вот почему, Гар, ты не сможешь отправиться в дорогу сразу же
после совещания. Я немедленно дам знать тебе и Домино, которая будет
хранителем свитка, если во время переговоров возникнут какие-нибудь
сложности. Вопросы есть?
Он обвел взглядом комнату. И не получив ответа, продолжил:
- Позвольте представить четверых джентльменов, которые будут
сопровождать вас в путешествиях. - Он указал рукой в сторону скамьи, стоящей
в глубине комнаты у стены слева от него, на которой сидели два бородатых
пожилых человека и пара безбородых юношей. Один за другим они вставали в том
порядке, в каком он называл их имена. - Рольфус, - представил он первого
юношу, - будет сопровождать Стиллера. Сквилл поедет с Джэнси. Пиггон
присоединится к отряду Домино. А Спайдо составит компанию Гару. Все эти люди
- мономаги, то есть обучены одному магическому воздействию. Они -
специалисты в области связи. Будут держать меня в курсе ваших достижений и
затруднений. А также сообщат мне, когда миссия будет завершена. Для меня
важно получить эту информацию немедленно, а не ждать вашего возвращения,
потому что я хочу закончить все дела до коронации. Мне представляется
естественным прийти к власти, покончив со старыми долгами, и я хочу иметь
возможность объявить, что все улажено, как можно скорее.
Гар Квитник поднял руку. Рэнго кивнул, и Гар сказал:
- Как я уже объяснял раньше, я двигаюсь быстрее, когда путешествую в
одиночку. Рэнго улыбнулся.
- Уверен, что так оно и есть, в обычных случаях, - ответил он, - но как
я уже объяснял, эта информация важна для подготовки успешного начала моего
царствования. Что касается опасения, что Спайдо задержит тебя, тут ты,
возможно, ошибаешься. Он предпочел присоединиться к нам, когда был
освобожден центр обучения хингу в Армбрассе, к югу от столицы Каларана. Он
посвятил несколько лет изучению искусства хингу и счастлив иметь возможность
нести службу вместе с тобой.
Спайдо чопорно поклонился Гару, ответившему сложным движением руки.
- Ты дал удовлетворительные ответы на мои вопросы, - сказал Гар Рэнго.
- Еще вопросы есть? - обратился Рэнго к присутствующим. И увидев, что
вопросов нет, закончил:
- Тогда благодарю вас и желаю всем приятного путешествия.

х х х

Когда в тот вечер священник среднего ранга, Леммл Таудей, посетил
дворец и принес сообщение, предназначенное исключительно для ушей принца
Рэнго, последний велел мажордому провести его прямо в свои покои.
Оставшись наедине со священником, Рэнго внимательно посмотрел на
плотного пожилого человека.
- Ты принес плохие новости? Или мне следует предложить тебе стакан
своего любимого вина и порадоваться вместе с тобой?
- Я бы предпочел последнее, - ответил Леммл.
Рэнго с улыбкой указал на мягкую кушетку, наполнил два кубка, поставил
их на поднос и принес гостю.
Когда посетитель произнес тост за его здоровье, Рэнго улыбнулся и
спросил:
- Полагаю, возникли проблемы с возвращением свитка и амулета?
- Нет, - ответил священник. - Собственно, переговоры прошли так гладко,
как вы только могли пожелать. Они будут продолжены завтра, но ваши эксперты
по волшебным орудиям и вредным воздействиям приводят убедительные доводы, по
мнению наших экспертов. Между нами говоря, по-моему, они уже убедили всех,
кто имеет какой-то вес.
- Вот как? - Рэнго опустил кубок и посмотрел на него. - Не понимаю.
Может быть, ты желаешь что-то получить за сообщение о высказываниях
священников Храма по этому поводу? Хочешь дать мне знать, кто мне друг, а
кто враг?
Священник улыбнулся.
- Нет, это совсем не то, что я имел в виду. Моя информация стоит
намного дороже.
- И что же это такое?
- Я являюсь Хранителем Черепа. Рэнго озадаченно покачал головой.
- Не понимаю, что это означает, - сказал он.
- Воплощение Зла, Падшая Птица-Солнце, лорд Каларан, - сказал Леммл. -
Я - хранитель его черепа.
- О, - заметил Рэнго, - я не знал, что с черепом поступили каким-то
особым образом. Священник кивнул:
- Да, в течение месяца он был выставлен на главном шпиле Храма, после
чего его очистили от мяса и других мягких тканей в кипящей ванне с особыми
травами. Затем наш самый большой искусник установил в нем две фигурки -
Демона и Посланца Света. Он хранится в усыпанном драгоценностями ларце в
тайнике Храма, а я - его хранитель. И каждый день проверяю, не выглядывает
ли светлый дух из правой глазницы или темный дух - из левой.
Рэнго кивнул.
- И каков результат? - спросил он.
- Со времени создания этого артефакта светлая фигурка все время была на
первом плане...
- Это хорошо...
- .до сегодняшнего утра. Когда я проверил череп сегодня, то увидел, что
на виду появилась темная фигурка.
- Это нехорошо. Если я тебя правильно понял, это следует трактовать как
дурное предзнаменование, как указание на надвигающееся зло?
- Череп был специально заколдован, чтобы стать системой предупреждения,
это так.
- Что говорят старейшины по поводу подобной перемены в такой момент?
- Ничего. Я им еще не говорил.
- А! Понимаю...
- Да. Хотя это можно интерпретировать как указание на то, что удаление
амулета и свитка из Храма является неудачным решением, это также может
означать, что странные ночные явления в районе в конце концов достигли
опасной точки - когда гигантские ящерицы на улицах и тому подобное. При
такой интерпретации было бы верным принять совет ваших экспертов и
избавиться от орудий. Какую из двух интерпретаций вы считаете более
вероятной?
Рэнго медленно почесал в затылке. Политика!
- Ты являешься не только хранителем, но и толкователем?
- Да, хотя церковные руководители достаточно высокого ранга могут не
согласиться с моим мнением.
- И?..
- ..и можно было бы отложить доклад об этом явлении и сообщить о нем
после отъезда Хранителей, а тогда последнее толкование станет более
вероятным, поскольку будет уже слишком поздно что-либо предпринимать насчет
первого. Есть ли вариант, которому вы бы хотели отдать предпочтение?
- Да, есть. А у тебя есть любимый вид благотворительности?
- Кто думает о собственных интересах, не забудет и о чужих, верно?
- Я тоже всегда так считал, - сказал Рэнго, бросая взгляд на два
скрещенных меча, висящих на стене справа.
- А если со мной вдруг что-нибудь случится, - продолжал Леммл, - мой
преемник завтра заметит пророческие перемены, возможно, не правильно их
истолкует и, уж конечно, немедленно о них доложит.
Рэнго сделал большой глоток вина, священник тоже.
- Хорошо, что ты пришел ко мне, - сказал Рэнго. - Твой визит был весьма
полезным и патриотичным поступком. Да, я склоняюсь к мысли сделать
пожертвование. Полагаю, у тебя с собой все документы?
- Конечно.
Снизу, из-под балкона, через раскрытую дверь до них донеслась
оглушительная барабанная дробь, за которой через несколько секунд
последовали нечленораздельные выкрики, слов разобрать было невозможно. За
ними через короткое время послышался тяжкий топот. Затем внизу раздался
замогильный вопль ящера, от которого задребезжали кубки на подносе.

ИСКУССТВО И НАУКА: ИСТОРИЯ ГАРА КВИТНИКА.

Глава 1. НАЧИНАЕТСЯ С КОНЦА

Во время церемонии Гар Квитник боролся со скукой тем, что подсчитывал
способы, которыми он мог бы убить Верховного жреца Храма, задействовав не
более двух крупных мышечных групп. Его подсчет завершился на цифре двести
пятьдесят три, и последний способ он счел замечательным достижением,
поскольку очень сложно применить такое положение руки для нанесения удара
`Бабочка с Двойными Клыками и Хвостовым Жалом`. Трудно было бы пронзить
золотой с малахитом нагрудник Верховного жреца, и хуже того, украшение
помешало бы переносу достаточного количества летальной энергии - удар всего
лишь оставил бы синяк на печени жреца, а не разорвал ее.
Не успел он заново проделать расчеты, расширив параметры и включив три
мышечные группы и находящиеся под рукой разновидности оружия с тупыми
концами, причем изготовленные не из железа, как Верховный жрец отошел от
плиты у подножия статуи Бога Солнца, держа на вытянутых руках амулет
Анакрон.
- Прими Анакрон, вечный амулет из далекого Джелфейта. Он временно
хранился в святилище у ног Валнарты, того, кто оберегал его все то время,
пока он оставался в пустыне Рахобан. Теперь он снова готов отправиться в
путь. Приблизься ко мне, хингист.
Гар чуть было не скривился, услышав эту унизительную кличку
применительно к себе, но это было самое вежливое слово из всех, которыми его
называли соратники со времени победы над Калараном. Высокий и худощавый Гар
ухитрился настолько плавно и неслышно скользнуть вперед, что густые струи
дыма от благовоний даже не дрогнули. Он знал, что ему в Храме ничто всерьез
не угрожает, так как Каларан мертв, а его старый учитель, Удан Канн,
числится среди пропавших без вести, и все же осторожность, выработанная
долгими годами тренировок, заставляла его бросать по сторонам быстрые
взгляды. Боги, богини и мелкие божества - все уставились на него сверху, с
алтаря Храма, с невозмутимыми каменными лицами.
Посмотрев направо, мимо принца Рэнго и принцессы Риссы, он увидел
Домино Блейд. Он надеялся, что она смотрит на него, осознав наконец
соединяющие их узы. Зная, что они созданы друг для друга и связаны так же
прочно, как кровь и жизнь, или смерть и боль, или испытания и муки, она все
же отказывалась признать то, что должна была чувствовать к нему. Джорд
Индер, поэт и знаток языков, стоящий рядом с ней, похитил ее сердце.
Если бы Гар был вором, он бы похитил его обратно. Будучи убийцей,
равного которому нет во всем Фолтейне, он имел в своем распоряжении орудия
убийства, которые легко устранили бы конкурента, вот только убийство Джорда
не заставит Домино перенести свою любовь на Гара. Впервые в жизни он желал
чего-то, что от него ускользало. Он смирился с невозможностью завоевать ее и
дал клятву направить силу безответной любви на совершенствование своего
мастерства.
Верховный Жрец, старик, чьи седые волосы и пожелтевшая борода

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован