19 декабря 2001
97

ПОСЛЕДНЯЯ НАДЕЖДА



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Джордж Локхард
ДИКТАТОРЫ


Трилогия

часть I






Трилогия `Диктаторы`
Часть I

Восход Черного Солнца

----------------------------


ГЛАВА 1


`Я плохо помню родителей. Это было слишком давно. Слишком
многое мне довелось с тех пор пережить. Мать я почти совсем забыл,
лишь е╗ имя - Антара - иногда вызывает смутное ощущение тепла и
ласки...
Отца я помню лучше. Помню тот страшный день, когда он поднял
меня на руки, и сказал:
-Винг, сегодня мы с твоей матерью погибнем. Это нельзя отвратить,
так что не плачь. Мы проиграли битву, но не войну. Я хочу, чтобы ты
выжил, Винг.
Помню, что заплакал, и обнял отца. Он ласково погладил меня крылом,
и произн╗с:
-Не плачь, сын. Ты, и только ты - вот почему я не верю, что вс╗
погибло. Ты самый необыкновенный дракон, который рождался на свет
в этом мире, Винг. И я, и мать чувствуем это всей душой. Знай, Винг - ты
последняя надежда нашего дела, ибо больше некому его продолжать. И
поэтому ты ДОЛЖЕН выжить, сын.
Я плакал, и просил его не уходить. Он нежно, но тв╗рдо отодвинул
меня, и сказал:
-Сегодня - Последняя Битва, Винг. Армии Владыки уничтоженны,
соотношение сил 20 к 1 против нас. Поэтому я ЗНАЮ, что мы с матерью
погибнем. Погибнем, защищая свою честь. Это достойная смерть, и не
надо жалеть о нас. Но ты - ты не должен умереть. И поэтому я сделаю
последнее, что ещ╗ могу. Я спрячу тебя в подземельях Крепости. Помни,
сын - тебя НАЙДУТ. Я только надеюсь, что уничтожив последние остатки
наших воинов, и захватив Крепость, враги пощадят беззащитного
реб╗нка... - он сжал кулаки, и с болью закрыл глаза. Потом отн╗с меня в
пещеру под Крепостью, долго смотрел, и произн╗с:
-Если ты выживешь, тебя ждут страшные испытания, Винг. Но я
ЗНАЮ, что ты перенес╗шь их. Ты - это вся надежда, которая нам
осталась. Не дай погаснуть надежде, сынок!
Больше я никогда не видел родителей. Вернее, видел... Но это
воспоминание причиняет мне такую боль, что я просто не могу говорить
об этом.
Когда пришли убийцы, я спрятался в т╗мном уголке пещеры, но они
видели в темноте почти как я. Мне проткнули крыло копь╗м, и
вытащили, словно рыбу на крючке. Я совершенно не помню
дальнейшего.
Следующее воспоминание - клетка. Это я помню отлично. Она
сделала меня зверем, она дала мне ту ненависть, которая отравила мне
душу на всю жизнь. Сейчас, годы спустя, я почти исцелился. Но тогда...
О боги, за что вы послали мне такую судьбу?!
Меня часто били просто так. От ненависти. Цепи страшно нат╗рли
чешую на ногах и руках, а крылья мне сломали - чтобы не улетел.
Кормили меня падалью, но драконы могут есть практически вс╗, и я не
умер. Вообще, я удивляюсь, как я не умер в первый год. Мне хотелось
смерти. И только слова отца удерживали меня среди живых. Иногда я
проклинал его за это!!!
Но чаще всего я проклинал богов. Это они схлестнули в
бессмысленной войне жителей Уорра. Это они использовали нас всех,
как жалкие пешки в своей жестокой игре. Это из-за них погибли моя
мать и отец... О, как я ненавидел. И ненавижу! Мой мир стал
ненавистью, ненависть стала моим отцом и матерью.
Часто только осознание возможной мести мешало мне покончить с
собой. Тогда, пять лет назад, я был совсем маленьким. Мне было лишь
десять. Но уже тогда я понимал, что мстить надо не победителям. Они -
тоже всего лишь пешки, и когда надобность в них пропад╗т, боги просто
перевернут доску. Но иногда, когда меня травили собаками, или
вытаскивали за цепь из подвала - показать заезжему герою -, я терял
рассудительность и разум, и рычал от ненависти, как зверь. Они
смеялись, и тыкали в меня палками...
На всю жизнь я запомнил своего первого грифона. Это было на
второй год плена, когда король Родрик праздновал годовщину победы
над Тьмой. Меня, и рабов-орков, вытащили из подвалов Кастл-Рока, где
я жил, а они трудились в рудниках. Цепи мешали мне ходить, но я
молчал, как и весь предыдущий год. Слуги пробили в перепонке дыры,
и продели толстый канат, безжалостно скрутив мои крылья за спиной. Я
едва не потерял сознание от боли, но промолчал и теперь.
На поверхности я едва не ослеп, а несчастные орки с воплями
повалились на землю. Их подняли ударами бичей, и заодно прошлись по
мне, в кровь изодрав перепонку. Я зашипел от боли, и тогда меня
отхлестали сильнее. Затем нас сковали одной цепью, и повели к
Винтовой Лестнице, которая вела на вершину скалы. Там стоял белый
дворец Родрика, и толпы людей с криками радости приветствовали
рыцарей в белых доспехах, которые гордо гарцевали на великолепных
скакунах. Во главе колонны ш╗л огромный грифон, а на спине его сидел
высокий эльф, с длинным копь╗м. На копье торчала голова моего отца...
От боли и несправедливости я невольно заплакал. Мой отец...
Гордый, умный, полный достоинства и доброты... Как смеют они так
издеваться?! Я зарычал, и захлебнулся кровью от удара по лицу. От
ненависти в глазах потемнело, но я уже научился держать себя в руках.
`О, боги, дайте мне прожить достаточно!!!` - первый и последний раз в
жизни обратился я к небесам. Но они были глухи. И тогда потемнело у
меня в душе, и я прин╗с страшную клятву, что месть станет целью моей
жизни. В тот момент я впервые ощутил Силу, но тогда я не знал, что это
такое.
В огромном дворе замка уже были накрыты столы, и люди вместе с
эльфами пировали, провозглашая тосты за короля, и его сына. Родрик
сидел во главе стола, рядом с тем самым эльфом, и магом в синей
мантии. Нас резко осадили у ворот, и бросили на колени. Я опустился на
землю. Гордость - она не поможет мне сдержать клятву...
О, я хорошо помню все разговоры в тот день. Я вообще многое помню.
-Ты вс╗ так же великолепен, Минас - говорил эльфу король. - За эти
годы ты только стал прекрасней.
-Не надо преувеличивать мои заслуги, о Родрик. Я просто служу
богам по мере сил.
-Которых у тебя больше, чем у десятка рыцарей. - с улыбкой заметил
король, поднимая бокал. Все выпили, и провозгласили здравницу за
`героя`. Я стиснул зубы, запоминая эту картину. Эльф поклонился
Родрику, и спросил:
-Правда ли, что ты держишь в рудниках живого дракона? До меня
доходили слухи об этом, но я не мог поверить.
Родрик рассмеялся.
-Это только зме╗ныш, о принц. До дракона ему ещ╗ расти, и расти.
Сейчас ты увидишь его. - он хлопнул в ладоши, и нас завели во двор.
Я ш╗л последним в цепи, и поэтому все вначале насмотрелись на
окровавленных орков, и только потом заметили меня. Разговоры
смолкли, и со всех сторон на нас обрушились взгляды ненависти.
Особенно на меня. Казалось, ещ╗ немного - и цепи не выдержат, и
расплавятся под жаром тех взглядов, которыми на нас смотрели люди.
Орки с воплями попадали на колени, а я гордо вскинул голову. Иногда
гордость вс╗ же брала вверх над разумом и у меня.
-Мерзость, не так ли? - заметил король.
-Зачем тебе эти создания Тьмы? - с изумлением спросил эльф, чей
взгляд остановился на мне. Я посмотрел прямо в глаза убийце моего
отца, пытаясь навсегда запечатлеть его лицо в памяти.
-Орки - это деш╗вые рабы, и они должны радоваться, что могут хоть
каплю искупить свои грехи, трудясь на благо Добру и Свету! - громко
сказал король, и все приветствовали его слова. Родрик кивнул, и
продолжил:
-А дракон, создание Тьмы, навсегда изгнанной с Уорра, должен
напоминать всем нам, что она может и вернуться! И мы должны быть
готовы к этому. На зме╗ныше будут тренироваться грифоны нашей
армии!
Люди подхватили слова короля, и с криками радости вскочили на
ноги. Родрик довольно огляделся, и продолжил:
-Сейчас мы посмотрим на то, что до сих пор видели лишь
эльфы-райдеры, которые дрались с драконами в Последней Войне, под
предводительством Минаса Аннутирита, Победителя Тьмы, Убийцы
Драконов, принца эльфов!
И, обернувшись к эльфу, Родрик сказал:
-Друг мой, пошли за Крафтом.
-Как прикажет мой король. - почтительно ответил Минас, и
прошептал что-то слуге на ухо. Тот убежал, а солдаты тем временем
сбили замок с цепи, и оттащили от меня орков. Я пошатнулся от потери
крови, но удержался на ногах. Сейчас я умру. Ну и хорошо. Боги, вы
достойно посмеялись надо мной.
Я отлично помню, о ч╗м думал в те минуты, когда огромный, и
прекрасный зверь опустился на двор перед троном. Грифон был
великолепен, в два раза больше меня, и его крылья, покрытые перьями,
переливались бело-золотым блеском. Орлиная голова, с умными карими
глазами, повернулась к Родрику, и грифон поклонился.
-Что прикажет мой король? - спросил он звонким, звучным голосом.
Люди с восхищением рассматривали грифона, а я с горечью думал,
что никогда, ни один грифон не сможет даже близко сравниться с
драконом. Орки рассказывали, что мой отец разорвал десяток этих
птицезверей, пока не упал от потери крови, и тогда его добили с
воздуха. Но я был осаблен голодовкой, побоями. Я был всего-лишь
реб╗нком. Как мог я надеятся на победу?
-Крафт, ты видишь это отродье тьмы там, за твоей спиной?
Грифон даже не обернул головы.
-Да, милорд. Я видел дракона.
-Покажи нам сво╗ исскуство, но не убивай тварь. Она послужит
отличным тренаж╗ром для молодых.
Грифон улыбнулся.
-С удовольствием, милорд.
И повернулся ко мне. Он напоминал льва, этот грифон. Как и я. Но я
был в броне, и с чешуйчатыми красными крыльями. Он был покрыт
шерстью, а его бело-золотые крылья сверкали перьями, напоминавшими
о его родстве с орлами.
-Сможет ли эта ящерица хоть поднять хвост? - презрительно спросил
грифон, и все расхохотались. От ненависти я едва не потерял контроль.
И тогда, впервые за почти два года плена, я заговорил.
-Смеятся над врагом, отказывая ему в возможности доказать свою
доблесть на деле, означает только отсутствие уверенности в своих
силах, Крафт. Имей мужество вести себя достойно.
Все замерли от неожиданности, а грифон нахмурился.
-Не тебе учить меня достоинству, тварь! - грозно заметил он, и
двинулся на меня. Я мечтал только об одном: успеть ранить этого
ненавистного врага, увидеть его кровь раньше, чем он убъ╗т меня.
Я не смог этого сделать. Грифон просто отшвырнул меня одним
ударом, как кот╗нка, и наступил на грудь, безжалостно придавив крылья
к земле.
-Отродье тьмы! - прошипел он. -Молись своим мерзким божкам, что
король не желает видеть твою смерть сейчас!
-Убей меня, Крафт. Прошу тебя. - спокоино попросил я. -Мне ни к
чему жизнь.
Он замер в изумлении.
-Что ты сказал?
-Я прошу тебя, грифон, убей меня. Я потерял вс╗. Мне остались
только унижения, и насмешки. Даже ты должен сжалиться - ведь
драконы, как и вы, достойны большего, нежели участь шута у людей.
Жизнь мне не нужна, а отомстить мне не дадут. - совершенно спокойно
произн╗с я, и Крафт в изумлении оглянулся на эльфа.
-Минас! Он просит убить его!
Люди переглянулись в удивлении, и послышался чей-то голос:
-Ну так убей мерзкую тварь!
-Нет! - громыхнул король. - Зме╗ныш - это трофей войны. Он мне
нужен. Оставь его, Крафт.
Грифон долго, и внимательно смотрел на меня.
-Как тебя зовут, дракон? - спросил он наконец.
-Ты убил моего отца в спину, Крафт. Помнишь? Красный дракон, чья
голова сейчас одета на копье у твоего хозяина. Он назвал меня Винг.
Крафт вздрогнул.
-Так ты отродье Ализона и Антары... - протянул грифон, и отпустил
меня. Встать я не смог - у меня были сломаны несколько р╗бер. Грифон
задумчиво отош╗л к эльфу, и что-то сказал тому. Минас широко открыл
глаза, и и повернулся к королю, но тут мо╗ тело не выдержало, и я
потерял сознание.
Это было первое и последнее мо╗ поражение. С того дня я поставил
себе цель - стать воином. И я достиг этой цели. Раз в неделю меня
вытаскивали из пещеры, и тащили в казармы. Там молодые грифоны
возбужд╗нно рассматривали меня, споря о том, кто из них первым
напад╗т. Меня привязывали цепью к столбу, и одевали на шею удавку.
Когда я в ярости швырял окровавленного врага на землю, люди
оттаскивали меня в сторону, не давая убить. Словно хищного зверя.
Так прошло ещ╗ два года. Я подрос, и стал значительно сильнее.
Постоянные драки так закалили меня, что я стал состоять спошь из
мускулов и сухожилий. Мо╗ боевое исскуство достигло предела для
самоучки, и теперь я мог одним движением кисти переломить грифону
хребет. Я никогда так не делал, предвидя, что последствия будут
тяжелы, но я просто НЕ МОГ заставить себя проигрывать. И поэтому
меня очень боялись.
Долго не понимал, почему Родрик до сих пор не расправился со мной,
пока однажды орк не рассказал, что грифоны, прошедшие меня,
славятся на весь Уорр как лучшие бойцы в армии. От ярости я едва не
разбил себе голову о стену - я помогал врагу! На следующей тренировке
я хладнокровно убил одного за другим пять грифонов, и тренировок
больше не было.
Моя жизнь столь мне опротивела, что я с радостью встретил весть о
том, что король решил убить меня. В ту ночь я долго смотрел на зв╗зды
из трещины в потолке моей темницы, и думал об отце.
`Я держался, сколько мог, отец` - сказал я ему. `Но надежды более
нет. Е╗ огонь погас навсегда`.
Помню, сколь спокойно я спал в ту ночь.



ГЛАВА 2



С тех пор прош╗л год, но я как сейчас вижу сон, увиденный мной в
последнюю ночь перед смертью. Я стоял на поле боя, весь в крови
врагов. Рядом стоял отец.
-Почему ты сдался, Винг? - сурово спросил он.
-Я не могу больше, отец! - вскричал я. -Кто мог расчитывать на
подобные испытания?! Это выше сил дракона, отец!
Отец помолчал.
-Сын мой, я говорил тебе, что тебя жд╗т великая судьба. И я
повторяю это сейчас. Ты прав, и нет дракона, который выдержал бы
подобное. Это выше наших сил. Но не выше ТВОЕЙ силы, Винг. Ибо ты
надел╗н великой Силой. Мать знала это, когда оставила тебя в
подвалах. И я знал. Мы смеялись, идя на смерть, ибо верили в тебя!
-Какая сила, отец?! Что ты имеешь в виду?
Он грустно улыбнулся, и пропал. На его месте возник усмехающийся
Крафт.
-Выродок Тьмы, я убил твоего отца в спину, как пса! И теперь ты
никогда не узнаешь тайну своего рождения.
От ярости я зарычал как лев, и протянул руки к горлу грифона. Но я
не смог достать его! Я бился в невидимой паутине, а Крафт хохотал,
глядя на мо╗ бессилие. Ярость сожгла мой разум, я упал на колени, и
впился когтями в землю. Тысячи Крафтов хохотали, их издевательский
смех сотрясал мир. И тогда в голове само собой вспыхнуло Слово. Я
ахнул, ощутив его гармонию, его совершенство. Слово вобрало в себя
всю мою ненависть, всю мою ярость и боль.
И я встал, и посмотрел в глаза врагу.
И СКАЗАЛ.
То, что последовало, описать нельзя. Чудовищная мощь
выплеснулась из меня, как цунами. Поток энергии разметал грифона на
столь маленькие частицы, что он просто перестал существовать. Я в
изумлении осмотрел себя. Мои раны зажили, крылья вновь сверкали. Я
чувствовал невероятную Силу в себе. И я понял, что имел в виду отец.
Я был магом. Я был первым в мире драконом, способным повелевать
Силой, давшей начало нашему миру. От радости я засмеялся, и...
проснулся.

Удар был жесток. Я бросился на камни подвала, и мой вопль сотряс
своды темницы.
-За что??!!!
От бессильной ярости я заплакал, и упал на пол, потеряв сознание.
Приш╗л в себя я только через час. с трудом поднял израненное тело,
и сел, прислонившись к стене. Над головой змеилась трещина, и в ней
горели недосягаемые зв╗зды, чей свет был столь холоден, и
безразличен.
-О небо, за что ты так поступаешь со мной?! - спросил я у зв╗зд.
-Неужели ты получаешь наслаждение, дав несчастному надежду, и
отбрав е╗ столь жестоко?! Как может кто-то обожествлять тебя, небо?
Как??!!
Я плакал, и бил кулаком в скалу. Потом, обессиленый, закрыл глаза.
И передо мной огн╗м вспыхнуло то Слово. Я подскочил, и открыл глаза.
Боги, я ПОМНИЛ его!
Несколько минут пытался взять себя в руки. О, как я страшился
возможной неудачи! Я тв╗рдо решил, что если Слово не сработает, то я
покончу с собой, разбив голову об камни.
И, наконец, СКАЗАЛ.
Энергия ни шла ни в какое сравнение с той, что я видел во сне. Она
была лишь жалким подобием той волны, разметавшей врагов. Но она
БЫЛА!!! Наяву!!! Я ощутил прилив сил, раны мои сами собой
исцелились. Я встал на ноги, и огляделся. Всю темницу наполнило алое
сияние - это светился я сам. Оглядев себя, я увидел, что вновь стал
похож на дракона, а не на скелет в чешуе. Впервые за четыре года я
ощутил силу в крыльях, и понял, что Магия восстановила перерезанные
мышцы, которые мне раз в месяц подрезали люди. Я расправил крылья,
и мощно взмахнул ими. Ветер приподнял меня над камнями, и я
рассмеялся от счастья.
-О боги, я вновь живу! - прошептал я. И обратил взор на дверь.
Теперь я сказал Слово куда тв╗рже, и толстая каменная дверь
взорвалась обломками, и перестала существовать, а я с изумлением
обнаружил, что силы мои только прибавились. Все маги Уорра,
произнося заклинания, тратили Силу, и чем сильней было заклятие, тем
больше. Но я - я Силу ПОЛУЧАЛ!!!
Так мог лишь один маг в истории - Синий Маг Вечного Мира. Но он
погиб более миллиона лет назад, пытаясь совершить некое величайшее
колдовство, с помощью бога-дракона. Легенды гласят, что в Колдовство
вкралась ошибка, и Магия взорвала Вечный Мир, и с тех пор наполнила
Вселенную. Но я - я имел Силу, родственную самому Магу!
Более того. Как я знаю теперь, я не пользовался внешней Силой. Я
е╗ генерировал сам, и поэтому не зависел ни от чего...
Но тогда, в подземелье, я понял только одно. Годы ада и мучений
кончились. Впереди меня ждала полноценная жизнь, и я отлично знал,
ЧЕМУ е╗ посвящу. Я вышел в широкий коридор рудников, и орки пали на
колени при виде меня.
-Встаньте, несчастные друзья мои. - произн╗с я тихо на их языке, и
они встали. -Боги бросили нас. Они раз и навсегда поставили на нас
крест. Но сегодня случилось чудо. Я осознал себя, и получил наконец
представление о том, кто я есть на самом деле. И я говорю вам, верные
мои друзья - теперь мы сами расквитаемся с богами за вероломство.
Бегите на север, в горы. Расскажите о том, что алый дракон Винг, сын
Вождя Ализона - более не жалкая игрушка врагов.
Рабы с недоверием смотрели на меня, но я уже тогда понимал, что
способен повелевать. И орки поклонились молодому дракону, а ведь я
был на много лет младше любого из них. И мы вместе вышли из
рудника, раскрасив за собой стены в цвет моих крыльев - кровью
охранников. Я проследил, как последний орк скрылся во тьме,
направляясь на север.
И взлетел, направившись на юг.
***
Пол╗т... я почти забыл тогда, что это значит для дракона. Четыре
года в подземелье, в цепях, с подрезанными и искалеченными
крыльями, убили во мне память о наслаждении свободой неба. Новая
Сила переполняла меня, я летел с огромной скоростью, часто
выделывая различные трюки, и кричал, кричал...
Помню, что восторг от свободы едва не св╗л меня с ума, но я вновь
выдержал. Это мне крепко выжгли в душе - выдержку и терпение. Я
приземлился возле небольшой рощи, и задумался.
Теперь я понимаю, что уже тогда был весьма незаурядным драконом.
Но до сих пор сам поражаюсь своему хладнокровию в те дни. Любой на
мо╗м месте бросился бы мстить, и погиб бы. Но я - я спокойно принялся
разрабатывать план. Я прекрасно помню вс╗, о ч╗м размышлял тогда...
В первую очередь мне было необходимо убежище. Такое, где я смог
бы охотиться, а на меня не могли. Затем, мне было необходимо знание.
Сила сама по себе - это просто поток расплавленного металла. Знание
мага - это форма, способная придать жидкому потоку нужную структуру.
Но тот, кто пользуется Силой, не зная Магии, может очень сильно
обжечся...
Знания - это не слишком сложно. Я умел читать и писать на почти
любом языке Уорра, за исключением эльфийского. Достаточно было
найти проезжего мага, и взять с тела книгу заклинаний. Потом, с их
помощью, я собирался проникнуть в Библиотеку Ронненберга, и взять
там Главную Книгу Мудрости Древних.
Вот убежище... Драконы жили только на дал╗кой земле Локх, посреди
необъятных просторов океана Ардар. Там были наши города, наши поля
и горы. Океан был столь велик, что ни один дракон не мог преодолеть
его. Там бушевали жестокие штормы, и корабли людей давным-давно
перестали пытаться преодолеть водную пустыню, направляясь в наш
дом. Они даже не знали про него...
Мой отец, ареал-вождь Ализон, сумел найти цепочку коралловых
рифов, и преодолел морские просторы, отдыхая на них. Потом он
вернулся, и рассказал про виденное. Про Владыку, про вечные войны,
бушевавшие на остальной части нашего мира. Я хорошо понимаю
теперь, каким невероятным шоком оказалось для Ализона осознание
этой кошмарной истины. Он просто не мог оставить тысячи и миллионы
разумных существ в когтях смерти! Ни один дракон не смог бы, УВИДЬ
ОН то, что увидели мы...
Совет нашего ареала, Ареопаг, отказался слушать Ализона, и
запретил тому отправиться на помощь. Они не ВИДЕЛИ Уорр, они НЕ
МОГЛИ понять, что это такое - война! Никогда драконы не знали войн. О
небо, пусть они и не узнают о них никогда... Ради мира на Уорре
погибли мои отец и мать. И на всю жизнь огн╗м прожгли меня слова
ареал-вождя Ализона, сказанные им перед смертью. Смертью, которую
выбрал он сам, ибо мог улететь в любую минуту!
Мой отец сказал:
`Ты - последняя надежда нашего дела, сын. Ибо больше некому его
продолжать. Не дай погаснуть надежде...`
Слова эти пылали в моей душе, когда я сражался за свою жизнь.
Слова эти пылали в моей душе, когда я убивал. Слова эти пылают в
моей душе и сейчас, годы спустя, когда мудрость погасила кровавое
пламя ненависти своим спокойным дыханием...
...Мой отец, и около сотни молодых драконов, согласных с ним,
покинули Локх. В то время я не знал, что Ализон не сообщил Совету о
секретном путе через океан. Я думал, что мои родичи бросили его, и
отказались помочь в трудную минуту. О небо, как же я ошибался... Но
тогда, весь полный боли и горя, я решил не лететь домой. Я решил
продолжить дело Ализона, даже в одиночку.
Сейчас я понимаю, как был прав мой отец, скрыв путь в Арнор.
Нельзя было принести войну на мирные горы нашего народа. А она
непременно пришла бы, завывая хриплым голосом убийцы, и
размахивая окровавленными крыльями...
Не знал я только, почему Ализон и его последователи решили
принять участие в войне именно на стороне Владыки. Отец никогда об
этом не говорил. Но сейчас я думаю, что он ощущал ту же потребность
разорвать вечный круг смерти, который жутким ошейником удерживал
на цепи войны все рассы Уорра, что и я. О, как я ТЕПЕРЬ его понимаю...
Теперь, когда я сам стал последним, кто ещ╗ мог разорвать цепь
ненависти и горя, и покончить с вечной тиранией войны!..

...Ещ╗ я хорошо помню первые дни на свободе. Помню, как встретил
на дороге трех воинов, которые погнались за мной, стреляя из луков, и
крича. Впервые за долгие годы я поел свежего мяса, и от ненависти
издал вопль, улетевший к холодному небу. Кто виноват, что я стал
убийцей?! Кто сделал из меня куклу, способную лишь плясать на
ниточках богов?! И я повторил страшную Клятву, данную два года назад
самому себе.
За следующую неделю я сумел отыскать себе дом. Это была горная
пещера, в совершенно прекрасном месте, далеко за границами Арнора.
Родрик наверняка искал меня, и посылал грифонов. О боги, в те дни я
мечтал, чтобы они меня нашли! Иногда даже мрачно думал, что надо
показаться врагам самому...
В пещеру я натаскал листьев, смастерил стол, кровать. В лесах у
подножия гор жило множество дичи, но я охотился только по ночам, и
никогда не убивал больше, чем нужно было для еды. Я навсегда
запомнил, что чувствует зверь, и часто плакал, убивая жертву. Каждый
олень, нашедший смерть в моих когтях, вырывал мне из сердца кусочек
милосердия, и скоро его там не осталось вовсе.
Я хорошо помню первые месяцы в пещере. Тогда я часто пробовал
Силы, но никогда не давал им волю. Ибо у меня была Цель, и я не мог
ею рисковать. В четырнадцать лет я был мрачным, сильным драконом,
кроваво-красного оттенка, и глядя в воды озера понимал, что отец
гордился бы мной. Всей душой я ощущал свою Силу, и знал, что стану
величайшим драконом Уорра. Иногда я плакал, л╗жа в пещере, и
вспоминал отца, мать, друзей... Но чаще я тренировался, и Сила моя
росла, а тело все более одевалось в броню, подобную той, в которую я
загнал свою душу. Через год я был взрослым, очень сильным и опытным
убийцей. И в ярости крушил скалы, ибо не об этом мечтал в объятиях
матери, ибо не так представлял себе свою жизнь...
Скоро люди заметили меня, и с тех пор не было месяца, чтобы
какой-нибудь герой не являлся убить чудовище. Я никогда не оставлял
их в живых. Однажды пришли двое, один из которых был магом. Я с
радостью заметил книгу заклинаний, и на этот раз убил их быстро, не
играя.
Книга дала мне многое. Я впервые ощутил, что Сила людей и эльфов
- лишь жалкая тень Могущества, которым обладал я. Даже Владыка не
смог бы с первого раза, без обучения, превратить камень в золото. Я
сделал это одной лишь мыслью, и понял, что не нуждаюсь в
заклинаниях. У мага было ещ╗ много интересных вещей, но взял я
только стопку пергамента, и стило, решив записывать историю своей
жизни, дабы черпать оттуда ненависть. Вот и сейчас я пишу эти строки,
сидя в пещере, под сиянием магического золотого шара. Знания из
книги дали мне некоторое облегчение жизни - теперь я спал на мягких
подушках, в пещере горел магический свет, а главное - более мне не
нужно было убивать для того, чтобы жить!
Это величайшее знание тоже пришло во сне. На сей раз мне явился
дух матери, и я с горем смотрел на е╗ призрачные крылья, вспоминая их
пламенеющий огонь, столь нежно меня ласкавший годы назад...
-Винг, ты сош╗л с правильного пути. - тихо сказала мне мать. Я
потянулся к ней, но она удалялась в туман, и я плакал.
-Сила - это источник жизни для всех, сынок. Не достойно дракона
отнимать жизни невинных созданий, даже ради собственной.
-Но мама! Я умру! Неужели ты хочешь оставить все несчастья, всю
боль и кровь нашего рода без отмщения?! - в отчаянии крикнул я. Но
голос матери исцелил меня, и я словно погрузился в бальзам для своей
истерзанной души.
-Помни, Винг: Сила - это источник Жизни. И она может дать е╗ тебе.
Ты дракон, ты Вождь драконов, ты величайший маг в нашей Вселенной.
Не смей сдаватся! - голос неожиданно переш╗л к отцу, и я вздрогнул.
-Ализон, скажи, как?!
-Думай, сын. Это в ТВОЕЙ власти, не в моей. Но Сила - это Жизнь, и
недостойно питать е╗ кровью невинных жертв.
Поток нежности подхватил меня, и я проснулся, с лаской вспоминая
свой сон. И тогда, в предрассветные часы, я ощутил мудрость, и понял,
что мне предначертано даже большее, нежели месть и победа. Я встал,
и в душе сами собой возникли нужные Слова...
С тех пор я более не охотился. Сила служила мне энергией, Сила
питала меня, заменяла воду и пищу. Я понимал, что теперь завишу от
внешних источников Магии, но никто не смог бы заставить меня
убивать, когда была возможность обойтись без этого. Никто!`





ГЛАВА 3





Я со вздохом поставил точку на последнем свитке пергамента, и
произн╗с Слово. Свиток поднялся в воздух, и засверкал всеми цветами
радуги, превращаясь в бриллиант. Камень я положил к остальным. Не
скоро смогу я вернуться к повести о моей жизни, не скоро...
Вышел из пещеры, и вздохнул полной грудью. Я ощущал Власть, и
Мощь, и был готов начинать. Крылья бросили меня в воздух, но Сила
придала мне скорость, и я пон╗сся на Запад, в великий город магов
Ронненберг. Там хранилась единственная в мире Книга, содержавшая
мудрость Древних. Легенды гласили, что если Т╗мные силы прочтут е╗,
то наступит конец миру. Я, сейчас, смеялся над наивностью людей. Но в
то же время я не мог не признать, что пророчество было истинным. Ибо
я н╗с на своих красных крыльях конец тому миру, что окружал меня.
Книга просто ускорит неизбежное, и даст мне наслаждение. Что может
сравниться с учением, и Знанием? Варвары никогда не поймут этого.
Маги понимали, но для них Сила была одновременно проклятием, ибо
они приносили в жертву многое.
Только я был Повелителем Силы, а не слугой е╗. Только мне было
дано наслаждаться сознанием своей мощи, но я был достаточно
рассудителен, чтобы держать е╗ в узде. Я вообще был весьма терпелив.

В воздухе было восхитительно. Я парил в лучах Солнца, наслаждаясь
свободой, и Силой. Думать о смерти не хотелось. Я вс╗ время помнил,
что бессмертен, и только люди заставили драконов узнать, что значит -
смерть. Ничего. Теперь я заставлю людей узнать, что значит - Жизнь.
На горизонте показались три точки. Магическим зрением я понял, что
это грифоны, и почувствовал восторг! Впервые после освобождения я
видел грифона, и из горла само рванулось рычание. Сказав Слово
скорости, я как молния помчался к добыче.
Приблизившись, увидел, что это три молодых грифона, один из
которых был мне знаком. Я когда-то сломал ему крыло, и после этого
мне сломали оба - для назидания... Ненависть уступила место холодной
решимости. Я давно перерос бешенство, и мог контролировать себя в
совершенстве.
На спине грифонов сидели эльфы, и вот к ним я испытывал именно
ненависть. Задумался. Грифоны служили людям, как лошади, и было бы
несправедливо убивать их за то, что они выполняли приказы. Война
давно кончилась, а моя месть была вовсе другого плана. Только Крафт...
Вот его я убил бы не задумываясь.
Тем временем один из эльфов заметил меня, и закричал. Грифоны
зависли на месте, и их райдеры в ужасе перекликались на сво╗м
певучем языке. Я подлетел к жертвам, и стал медленно описывать круги
вокруг них.
-Дракон! Откуда ты появился?! - изумл╗нно крикнул мне головной
эльф на общем языке. Я усмехнулся, и ответил на эльфийском.
-Это ли спрашивает жертва у охотника?
Они побледнели, а грифоны сбились в кучу. Я указал им на землю,
но говривший со мной эльф издал боевой клич, и бросился на меня,
наклонив длинное копь╗. Остальные, проводив взглядом комок
окровавленных перьев, молча приземлились.
-Куда вы летите, твари? - спросил я совершенно спокойно. Райдеры
побелели от оскорбления, и впер╗д вышел высокий эльф в белых
доспехах. Его грифон, тот самый, встал рядом.
-Не смей оскорблять нас, отродье Тьмы! Убей сразу! - крикнул мне
эльф. Я л╗г на землю, и молча ждал ответа. Они переглянулись.
-Ты плохо знаешь свой язык, тварь? - спросил я, наслаждась при
виде их лиц. Грифон издал яростный вопль, и бросился на меня. Я
прижал его к земле, живо припомнив Крафта. Эльф зарычал от
ненависти, а я усмехнулся.
-Что, тварь? Тебе небезразличен твой раб?
Грифон гордо произн╗с, глядя мне в глаза. И хоть его тело слегка
дрожало, голос бы тв╗рд.
-Убей меня, дракон. Ты не дожд╗шся мольбы о пощаде. Только
отродья Тьмы, вроде тебя, способны бросить гордость в грязь, и
растоптать е╗, спасая свою шкуру!
Я посмотрел на молодого грифона, и внезапно понял, что не могу его
ненавидеть. Он был точно как я тогда - гордый, и готовый на смерть. Я
был, возможно, даже моложе его...
И тогда я, точно как Крафт, спросил:
-Как тебя зовут, грифон?
Он гордо промолчал. Я спокойно заметил:
-Я не просил пощады в когтях у Крафта, птица.
Он широко раскрыл глаза, а эльфы и второй грифон отступили.
-Ты?! Ты тот жалкий зме╗ныш, которого пощадил мой отец?! - не
веря самому себе, спросил грифон.
Я стиснул зубы. Он сын Крафта! О, какую месть мог бы я совершить
прямо сейчас... Но я никогда не сделаю этого. Судить детей за грехи
отцов - так могут только люди.
-Так ты сын Крафта... - тихо сказал я. Грифон гордо смотрел мне в
лицо. Я отпустил его, и он вскочил как пружина, а я отвернулся. Месть...
Это ли путь для меня?
`Да!` - тв╗рдо ответил я сам себе. Но убивать живых существ, просто
потому, что несколько представителей их вида были моими врагами?
Это более чем недостойно. Только виновные в преступлениях найдут
смерть от моей руки.
-Кто из вас воевал в Последней войне? - спросил я, и СКАЗАЛ Слово
правды. Они упали на колени, сраж╗нные мощью заклинания.
-Я! - сказал эльф, до сих пор молчавший.
-Как тво╗ имя?
-Элессар.
-Я убиваю тебя, Элессар, во имя тех преступлений, которые совершал
ты против моего народа. - сказал я, и просто посмотрел на эльфа. Мой
взгляд заставил доспехи расплавиться, и мгновение спустя на земле
дымилась кучка пепла. Пахло горелым мясом. Грифоны, и последний
эльф, в ужасе вскрикнули, а я гордо смотрел на них.
-Я отпускаю вас, ибо недостойно воина убивать ничего не
совершивших против него. Войны кончились, и ВЫ мне не враги. Пока.
Но помните, твари: Винг, Вождь драконов, жив. И я не забыл ни один
миг из своей жизни у Родрика. Прощайте.
Я СКАЗАЛ, и стал невидимым. Меня интересовало, что они будут
говорить друг другу.
Эльф вскочил с колен, и подбежал к останкам Элессара.
-О, брат мой! Ты погиб столь жалкой смертью! - от горя райдер упал
на землю, и замер. Грифон Элессара погладил его крылом.
-Не плачь, Элерион. Не плачь... - но сам грифон плакал. -Я клянусь
тебе, Элерион: я найду этого дракона, и убью его. Не будь мо╗ имя
Старр, если я не сделаю этого!
Второй грифон в ярости крикнул:
-Вот что бывает, когда проявляешь милосердие к врагу! Если бы мой
отец тогда не пощадил эту тварь...
Старр прервал его.
-Игл, не надо. Боги не дали нам предвидеть будущее. Тогда я тоже
не убил бы зме╗ныша - он был беззащитен, и слаб. Крафт поступил с
достоинством.
Игл вскинул свою орлиную голову, и взмахнул крыльями.
-Старр, ты говоришь о драконе! Они не заслуживают жизни, они - это
Зло! Их надо убивать, где только не встретишь!
Грифон возразил:
-Игл, только богам дано решать, кому жить, а кому - нет. Боги
решили, что Элессар умр╗т от руки грязного дракона. Я не знаю, почему
они так решили, но не нам оспаривать их волю. Если бы они не
планировали создать драконов, их бы не было. Помни об этом, Игл.
Грифоны опустились на землю рядом с неподвижным Элерионом, и
замолчали.
Я с некоторым удивлением слушал своих врагов. Они говорили так,
словно были достойными и гордыми рыцарями, сражающимися за
правое дело. Это не слишком напоминало мне Родрика, и Крафта. Но их
нетерпимость... Смогу ли я когда-нибудь победить Е┌? Не знаю. Даже
мои силы не безграничны. Но пока существуют на свете боги, пока
жрецы отравляют души достойных воинов ядом нетерпимости и
взаимной ненависти - до тех пор не будет мне покоя, и не найд╗т МОЯ
душа успокоения, и счастья. Зачем должны враждовать живые и
разумные существа? Зачем должны они слепо повторять заблуждения
предков, внуш╗нные им с детства? Только ослепнув мог Старр назвать
меня `грязным драконом`, ибо я был красив по всем меркам - и людей, и
эльфов, и грифонов, и всех остальных обитателей Уорра. Только
ослепнув, и закрыв наглухо свой разум, мог Игл сказать то, что он
сказал.
В глубокой задумчивости я взлетел, и продолжил свой путь в город
магов. Радости от акта возмездия я не чувствовал.





ГЛАВА 4



Я летел три дня, потому что не спешил. Усталость - это удел
смертных, но не мой. На утро четв╗ртого дня, я завидел на горизонте
башни Высокого Волшебства - их было семь, и каждая следующая была
ровно в два раза выше предыдущей. Седьмая башня, башня Магистра, и
была хранилищем Книги Древних. Я сел на поляне, и принял вид эльфа
в красных доспехах, и плаще. Это заклинание было моим собственным
развитем узнанного из книги Слова Превращения. Я трансформировал
заклятие, превращавшее человека в дракона, и использовал усиление
Силой, для неограниченой длительности. Никто, ни один маг не смог бы
распознать во мне дракона.
Так, спокойно и размеренно, вош╗л я в город Ронненберг.
-Стой, эльф. Расскажи, кто ты, и зачем приш╗л ты в наш город? -
вежливо спросил меня стражник у ворот.
-Меня зовут Эльвинг. Я приш╗л обучиться магии, ибо у меня есть все
способности хорошего волшебника.
Стражники переглянулись, и один из них сказал мне:
-Долго никто из вашего народа не просил Магов об этом. Мы рады
вновь видеть друзей с Востока.
И меня пропустили. Я с горечью думал, идя по улицам, что вот - я,
дракон, спокойно общаюсь с людьми. Просто потому, что они не видят
моего облика. Насмешкой звучали их пословицы о том, что судить о
человеке надо не по одежде. Неужели тело столь много значит?
Неужели материя всегда будет торжествовать над духом, держа его в
рабстве, навязывая свои предрассудки?!
Размышляя подобным образом, я внезапно увидел мага. И узнал его в
ту же секунду. Это он сидел за столом Родрика, и с улыбкой наблюдал
за моими муками. Это он участвовал в войне, помогая своей жалкой
магией убивать моих друзей. Ненависть вернулась, но я крепко
задумался. Годы одиночества дали мне мудрость, и я понимал, что
ответить убийством на убийство - не слишком достойное дело. Тем не
менее, мага отпускать было нельзя. Я догнал его, и поклонился.
-Прошу прощения, но не вы ли знаменитый Тириох, маг короля
Родрика? - спросил я. Старый волшебник с улыбкой кивнул мне.
-Да, молодой эльф. Это я. Чем могу быть полезен?
Я чувстовал неуверенность. Месть... сейчас она уже не казалась
столь желанной. Но, о боги, как могу я ПРОСТИТЬ?!
-Я приш╗л по рекомендации моего друга, райдера Элессара. Я хотел
бы пройти испытания в Башнях, и получить посох мага.
Старец удивился.
-Мага? Ты хочешь сказать, что владеешь Силой? Как тебя зовут,
мальчик?
-Эльвинг. Да, я хорошо владею Силой.
Он весьма заинтересовался.
-Пойд╗м со мной, Эльвинг.
Мы прошли через площадь к дверям первой, низкой Башни. Здесь
маги обучались только простейшим заклинаниям - например, зажечь
факел, и так далее. И ещ╗ здесь проверяли новеньких. Тириох постучал
в дверь, и она сама открылась. Поднявшись по винтовой лестнице, мы
прошли в большую комнату, заполненную книгами. Вдоль стен стояли
столы, и за ними склонились около десятка учеников Первого Круга -
они учили Древний Язык. Для драконов он был родным...
Навстречу поднялся высокий волшебник в сером одеянии - Учитель
Первого Круга. Они обнялись с Тириохом, и я внезапно увидел шесть
зарубок на посохе старого волшебника. Это значило, что Тириох не
прош╗л Седьмую Башню, и не мог стать Учителем.
-Тириох, чем мы заслужили такую честь? - спросил серый маг,
отпуская старца. Тот показал на меня.
-Вот, Маркиус. Его зовут Эльвинг, и он хочет стать магом.
Учитель с интересом посмотрел на меня.
-Уверен ли ты, что избрал правильный путь? - спросил он серь╗зно. -
Магия - это на всю жизнь, мальчик. Ты не сможешь более стать воином.
Боги берут нас к себе навсегда...
Я молча поклонился. Меня забавляла ситуация - я был более
могуществен, чем все семь Учителей вместе, и при этом превосходным
воином. А боги... Ну, для них у меня пока нет времени.
-Хорошо. Тогда я испытаю тебя, и скажу, есть ли у тебя задатки
Силы. - решил Маркиус, и все ученики повернулись к нам.
Серый маг указал мне на стул, и я сел. Он занял место напротив, и
положил на стол ч╗рную мраморную плиту.
-Коснись руками этих золотых точек - указал он мне. Я поступил так,
как он просил, и с интересом уставился на плиту. Она засветилась
мрачным красным светом, вс╗ сильнее, и внезапно разлетелась на
мелкие осколки. Маркиус подскочил, а Тириох нахмурился.
-Красная Сила... Это не свет Добра! - произн╗с он мрачно.
-Однако, и не Зла... - задумчиво сказал Маркиус. -Но, о боги, как ты
сил╗н, Эльвинг! Пожалуй, и я не смог бы сломать Зеркало Души так
быстро.
Я усмехнулся, и протянул руку ладонью вниз, над обломками плиты.
Сила прошла сквозь меня, я ощутил каждый осколок. И тогда я сжал
пальцы в кулак. Красное сияние на миг сделалось ослепительным, и на
столе лежала целая плита. Маги отшатнулись от меня, как от...
настоящего меня?
-Эльф, ты уже изучал магию, и неплохо! - сурово произн╗с Маркиус.
-Где?
-У меня был хороший учитель, о Маркиус. Но он погиб в когтях
дракона. И я приш╗л сюда, пройти испытание, и получить посох. Для
мести.
Они переглянулись.
-Дракона?! Ты шутишь, Эльвинг. Драконов больше нет!
-Есть. - коротко ответил я, и создал в воздухе иллюзию - меня
самого, и у моих ног - того мага, чья книга дала мне начальные
познания. Я даже не знал его имени.
Тириох вскрикнул, а Маркиус схватился за голову.
-О боги, сколь плохую весть ты прин╗с, Эльвинг! О боги!
Я мрачно произн╗с:
-Пусть вас не беспокоит этот дракон, о мудрые. Этот дракон - моя

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован