21 декабря 2001
106

ПОСЛЕДНЯЯ ПЛАНЕТА



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Андре ГРИЛЕЙ

ПОСЛЕДНЯЯ ПЛАНЕТА



Трем друзьям, прежним и новым, со всей
искренностью - Роджеру, Рите, Мэрилин.



Песня Диких Гусей

Моя Мари, моя Мари,
Пришел сказать `Прощай`.
Ждут на рассвете корабли,
Удачи пожелай.

Во Францию я поплыву,
Надежды больше нету.
Ирландских рыцарей сердца
Развеяны по свету.

В долинах Монстера весной,
Обласканных ветрами,
Зеленых наших стягов рой
Не вьется над холмами.

Мари, скажи, где силы взять,
С бесчестием смириться,
И на кровавый флаг взирать,
И вражеские лица.

Уйти в далекие края,
Не быть рабом трусливым.
Уйти совсем, не дать себя
Связать обетом лживым.

Тебя, мой свет, не обниму,
Не нагляжусь кудрями,
Нет, никогда я не смогу
Мириться с кандалами.

Моя Мари, моя Мари,
Как трудно расставаться,
Оставшись без твоей любви,
В чужих краях скитаться.

Но вновь придет сюда весна,
Поля, луга проснутся,
И я вернусь в свои края,
Холмов родных коснуться.

Прощай, до встречи, ангел мой,
Конь ржет, готово стремя,
Рассвет разлучит нас с тобой.
Пора! Торопит время.

Не изменись, Господь с тобой,
Как быстрая река.
Тебе я верен, ангел мой,
Вблизи, вдали - всегда!

<Дикие Гуси - ирландские солдаты удачи, которые `улетели` из
Ирландии, чтобы избежать английской тирании и продолжать борьбу
за свободу Ирландии>




Время странствия к Ионе затянулось. Необходимо было собрать и
объединить всех скитальцев, взявшихся за оружие.


ТЕХНИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ: КОСМИЧЕСКИЙ КОРАБЛЬ ТИПА `ИОНА`.

Межгалактическое паломническое судно `Иона` с планеты Тара - корабль
гиперпространственного использования. Применяется для межпланетных
перелетов и посадок на планеты.
Базовую основу системы движения составляет гиперпространственный
накопитель на ионах, запускаемый генераторами перехода типа: вещество/
антивещество. Энергия, вырабатываемая в цикле перехода, преобразуется в
работу перемещения в пространстве и в системах жизнеобеспечения и обороны.
Масса, создаваемая в цикле, используется гравитаторами,
расположенными на каждой палубе. Избыток массы возвращается в
реактор-накопитель, где сохраняется на случай аварии в системе механизмов
преобразования энергии.
Система жизнеобеспечения включает в себя все вспомогательное
оборудование, для внутренних целей, и ферму по производству протеина.
Коммуникационная система представляет собой банк множества нейронных
передатчиков телепатической энергии, который усиливает и модулирует
суммарную телепатическую мощность членов экипажа.
Система вооружения включает Конденсаторы Лазерного Излучения (КИЛы)
различной мощности, расположенные в стратегических точках корабля.
Указанные КИЛы снабжаются энергией от основных генераторов.



ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ГОРОД


1

Симус О`Нейл потянулся к кнопке тормозного устройства, взглянув
назад, в чернильную темноту, где `Иона` продолжала следовать по орбите.
Это отозвалось острым приступом боли в его склонной к сентиментальности
душе.
Достаточно беглого взгляда, чтобы понять, что `Иона` - это старая
разбитая титановая посудина, и все же, около четверти века она была его
домом. Здесь он родился и вырос. `Иона` стала символом духа Освоения и
Исследования космоса. Духа, за сохранение которого борется Священный Орден
святой Бригиды и святого Брендана.
Как и все второе поколение Диких Гусей, он часто подшучивал над ее
`тюремными` стенами.
И все же, он вздохнул с грустью, так свойственной всем Таранцам. В
конце концов, на `Ионе` он был дома, среди соплеменников... `А сейчас ты
один, и тебе предстоит высадиться на незнакомой поросшей вереском
планете... Уверен, что они называют ее пустынной`, - уныло подумал он. -
`И ты веришь? Ты веришь в это, комендант Симус О`Нейл?`
`Да, сдается мне, предприятие будет рискованным. Очень рискованным.
Очень.`
Ирония была свойственна таранцам, так же, как и грусть.
Он отсчитал пять секунд до полного торможения и вспомнил светлые
волосы Тэсси.
`Что-то приобретешь, что-то потеряешь. Всегда было так.`
Не потерять бы все...
Симус хорошо держался во время прежних стоянок, потом дела пошли
хуже. Он снова тяжело вздохнул. С какими еще потомками землян ему
предстоит встретиться? Эту мысль можно было сравнить с острым приступом
астмы.
Он нажал на кнопку, челнок `Имон де Валери` содрогнулся в безмолвном
протесте и начал снижаться в направлении небольшого просвета в зарослях.
Трудно было заподозрить О`Нейла в излишней набожности, но ведь и на
убежденного агностика он мало походил.
`Господи, если ты не возражаешь, пусть посадка пройдет удачно.
Сделай так, Господи, чтобы я смог выйти из любого положения.
И пока ты благоволишь мне, я не стану отказываться от твоей любой
помощи и защиты, которую ты согласишься оказать мне в этой увеселительной
прогулке.
Господи, прости меня за то, что я посмел загадывать.`
Симус допускал, конечно, что Всевышний (Он или Она - это уже как вам
больше нравится) осознает ситуацию, но полной уверенности в том, что Он
болеет за дело, не было.
Старый челнок опустился на твердую красноватую почву с максимальным
достоинством, на которое был способен его уставший корпус.
Как и предсказывал компьютер Потридж, этот старый сквернослов, - было
немного пыльно.
- Есть посадка, - проинформировал Симус звезды на случай, если они
слушали. Потом вздохнул в третий раз. Этот вздох предназначался Господу,
звездам, Леди Дейдре и любому живому существу в этом пространстве,
которое, возможно, слушало его. Это был вечный протест Кельта против
превратностей Судьбы.
Момент был торжественный - посадка на неизвестную Планету. Вот
только, похоже, решительно никому не было до этого дела.
`Даже спустя сотни лет, после Второго Великого Освоения, посадка на
новую планету - грандиозное событие, не так ли?`
Симус вопрошал Создателя.
Создатель не снизошел.
`Можно предположить, что доминирующий здесь род появился, примерно, в
то же время, что и заселение про-кельтов на Тару. Мы стали скитальцами
потому, что хотели сохранить свою культуру. Они - потому, что хотели
создать совершенное общество.
Выходит, мой запоздалый визит сюда - что-то вроде последнего акта.
И все же...
И все же что?`
С трудом сдерживая рвущиеся из груди вздохи и стягивая жесткий шлем,
Симус уставился в смотровой иллюминатор в форме трилистника. <Трилистник -
национальная эмблема Ирландии>
Это было мрачное, неприветливое и дикое место, и в то же время -
последний шанс для скитальцев `Ионы`.
Тем не менее, Зилонг был наиболее красивой планетой, которую он
когда-либо видел, возможно даже, как сказала Фиджеральд, одна из
красивейших планет Галактики.
Во время десятилетий беспорядочного и неуверенного поиска `Ионой`
миров, нуждающихся в ее помощи и знаниях, О`Нейл часто высаживался на
обитаемые планеты. Иногда посадка проходила мирно. Иногда - в компании
вооруженных парней из команды Диких Гусей. Это вооружение было лишь в
целях самообороны - таранцы отличались миролюбием и не были воинственны.
Стоит ли вступать в бой с другими, если можно бороться созидательно, без
кровопролития?
В любом случае, Закон Святого Ордена непреклонен: их миссия
заключалась в сохранении Духа Освоения и основании постоянно действующего
монастыря только там, где бы нуждались в их помощи.
`Одному Всевышнему известно, решат ли они, что нуждаются в нашей
помощи. И если решат, что да, то захотят ли принять ее от нас?
Спорный вопрос, ребята, не так ли?`
В отличие от орденов Св. Колумбия в Швейцарии или Св. Доната в Италии
и Св. Киллиана в Баварии, существовавших до Эпохи Первого Великого
Освоения, их Орден никогда не сворачивал с пути истинного христианства.
Другое дело, если обитатели планеты будут настолько поражены знаниями
монахов и оказанной ими помощью, что захотят принять их Веру...
Захотят ли обитатели дикой и огромной планеты принять их Религию?
Симус сомневался. Более того, он сомневался, что `Иона` вызовет хоть
какой-то интерес с их стороны. Правда, для установления контактов
существует масса способов.
Место было суровое, но в то же время, наполненное пышной роскошью.
Удивительно подходящее для того, чтобы разделить постель с `настоящей`
женщиной. Конечно, если допустить, что такая здесь найдется... Ни одна
планета, которую он посетил, не могла сравниться с Родиной `Ионы` - Тарой,
не говоря уже о планете-прародительнице Земле. Ведь его далекие предки
вышли оттуда.
Однако, Зилонг с его буйной растительностью по красоте приближался к
этим далеким планетам больше, чем какая-нибудь другая. Художник,
создававший этот пейзаж, необузданной и щедрой рукой рассыпал здесь все
существующие в мире краски. Это напоминало глянцевую картину из старинных
монастырских книг - слишком роскошную, чтобы быть реальностью. Зеленые
тона были слишком густыми, синие - слишком глубокими, красные и пурпурные
- слишком сочными.
И, самое главное, эта планета не мчалась через пространство с бешеной
скоростью, превосходящей в несколько раз скорость света.
- Эх, - бормотал Симус, - для нашего поселения не самое плохое место,
если не брать в расчет то, что аборигены, возможно, не будут от этого в
восторге, пропади они пропадом. Нам бы хоть маленький намек на
гостеприимство - будем тут как тут со всеми пожитками. Даже в их дела
вмешиваться не придется. Дайте нам год-другой, и они станут почти совсем,
как мы.
О`Нейлу не нравилась его миссия. Вот если бы он прибыл на `Дремлющем
Экипаже`, предводительствуя взводом Диких Гусей... Тогда бы не пришлось
ждать инициативы от местных.
О себе самом Симус думал только как о вояке. Просто это была работа,
и ее нужно было кому-то делать. Но офицер он был знающий и опытный.
Правда, шутники с `Ионы` считали, что в военном деле он понимает больше,
чем в рифмах, но, что бы там ни говорили эти болтуны - шпионить - не его
призвание.
`Совсем не мое, совсем...`
Он готов был пожертвовать своей жизнью. Но если бы Господь не
настаивал, он отложил бы это мероприятие на год-другой. Даже на несколько
десятков лет.
И пока не призвали на Высший Суд, можно было бы закончить ряд
неотложных дел.
`Ну, например... уговорить настоящую женщину разделить с ним постель
до конца дней.`
Эти мысли заставили его снова вздохнуть и предаться отвлеченным
фантазиям о том, каким развлечениям можно было бы предаться с такой
настоящей женщиной.
`Сначала... вы целуете ее очень, очень нежно, и потом... Если вы в
порядке...` - он прервался на мгновение, не поступит ли от Всевышнего
других предложений. - `...Я бы провел несколько лет в таком режиме.`
Как бы там ни было, смертность была высокой и среди монахов, и среди
Диких Гусей. Если ему суждено прожить так же мало, как и его родителям,
стоит ли терзать себя сомнениями по этому поводу?
Разведка бывает разной. Но какие бы необыкновенные названия не
придумывал коммодор для его миссии, все-таки он был шпионом. Прибыв на
крошечном челноке, он не был вооружен лазерным пистолетом. В его
распоряжении была миниатюрная арфа. Одет он был не в щегольскую форму
коменданта, а в скромную серую накидку менестреля. И... никакой связи с
`Ионой`; зилонгцы не должны ничего знать о ее существовании до тех пор,
пока не закончится исследование планеты.
Лишь его собственные телепатические способности будут служить ему
связью - слабой и ненадежной.
`Я очарую их остроумием и песнями. Всевышнему известно, что я
прекрасный бард, и плевать я хотел на болтунов с `Ионы`. И пока я внушаю
им благоговейный трепет песнями и рассказами, прояснится, чем можно
расшевелить этот муравейник.`
Подернутое дымкой солнце, пройдя толщу атмосферы, клонилось к закату.
Его свет смягчил все оттенки окружающего, заливая пространство золотистым
свечением. `Замечательное место`, - думал О`Нейл. - `Я бы не испытывал
сомнений, если бы мы решили здесь обосноваться.`
Совершенно очевидно, что `настоящая` женщина в постели, умело
раздетая и желанная - это как раз то, что необходимо для того, чтобы
укрепиться в принятии важного решения.
Пока же Симус ничего такого не осуществил, несмотря на безудержные
фантазии.
`Возможно, я кончу тем, что останусь сварливым холостяком, одиноким и
старым. Ну, если конечно я проживу достаточно долго, чтобы сделаться
сварливым.`
Насладившись жалостью к себе почти в той же мере, что и мечтами о
единственной в мире женщине, он с глубоким отвращением поднялся с кресла
пилота. Настало время работать.
Его проинструктировали, что атмосфера будет раскалена и сыра, но
поток влаги, в который он опустился, ошеломлял. Ароматы цветов были так же
щедры, как и их краски. Он упоительно растекался повсюду, очень напоминая
монастырскую оранжерею в Пасху. Это действовало возбуждающе. Мантия поэта
начала прилипать к телу. Он расстегнул ее сверху и вновь погрузился в свои
грезы о стоящей женщине и о том, как это должно быть восхитительно -
застегивать и расстегивать ее одежды.
`Теперь, О`Нейл, главнокомандующий Диких Гусей, у тебя есть более
важный повод для раздумий, чем разоблачение особы женского пола.
Покопайся в голове! Попытайся сосредоточиться. Итак, начнем с того,
что Леди Дейдра воспринимает все твои мысли. Правда, это женщина большого
вкуса и такта, и вряд ли ее интересуют твои маленькие слабости.
И, все-таки, не будем искушать судьбу. Ведь это твои личные проблемы,
Симус О`Нейл.`
Он виртуозно расстегнул застежку на плаще.
- Мир этой планете, - мельком оглянувшись вокруг, произнес он
традиционное приветствие таранцев и преклонил колено. - Кругом никого. Ни
своих, ни чужих, - добавил он молитвенно, - Кроме Всевышнего, охраняющего
и нас, и их от несчастий. Было бы отлично, если бы на этой планете нашлось
бы что-нибудь стоящее. Хуже, если придется заниматься оздоровлением их
культуры.
Он прервался, чтобы оценить изящество своей молитвы - простой,
искренней, подходящей случаю.
`Даже неплохо, если придется под влиянием обстоятельств прикладывать
усилия для достижения цели.`
Довольный своей изобретательностью молящегося человека и решив, что
это обращение займет достойное место в его исторических мемуарах, Симус
оглядел небольшую посадочную площадку.
Джунгли казались непроходимыми. Но даже в этом случае хорошо
проинструктированный офицер предпочел бы их равнине, скорее всего
освоенной аборигенами. Какой бы интерес ни вызывали у него местные
обитатели, все-таки они не были объектом первейшего исследования.
Потридж, эта развалина с обложенным языком, изрыгнул из себя советы
по поводу посадки.
Посадка на равнине, неподалеку от их столицы, могла быть расценена,
как вторжение. Челнок может быть уничтожен.
Симус запросил компьютер: `Есть ли у них оружие, способное уничтожить
челнок?`
`Точных данных нет`, - огрызнулся компьютер.
С другой стороны, в случае высадки в пустыне или в джунглях, на
значительном расстоянии от города, можно остаться незамеченным. И даже
если они его все-таки обнаружат, то вряд ли будут затрачивать усилия на
уничтожение пришельца.
Ну а если они - раса мистиков, способных спасти каждого?
Пока компьютер выплевывал предположения и советы, Симус принял
решение оставить челнок в джунглях.
Все-таки лучше оказаться мароном <марон - беглый раб-негр в
Вест-Индии и Гвиане> в джунглях с запасом воды и пищи, чем быть
уничтоженным или умереть в пустыне от жажды.
`Почему бы мне не высадиться на одной из горных вершин? - иронически
поинтересовался Симус. - Говорят, что смерть от холода - самая легкая,
если вы решили свести счеты с жизнью.`
Смеяться было некому.
Итак, он в центре джунглей. Знают ли местные о том, что он здесь?
Вызвало ли это у них беспокойство? Возникло ли у них желание вызволить его
из этого благоухающего раскаленного ада? Ведь у него не было ничего для
отражения нападения диких животных, которые уже, вероятно, притаились
неподалеку.
Единственное, что сказал ему Кейрон Тим, биолог, при инструктаже:
`Полной информации о негуманоидной фауне нет. На планете есть стада
крупных рогатых животных, которых местные жители, будучи преимущественно
вегетарианцами, разводят ради молока и шерсти.`
- Шерсть... Стада покрытых шерстью? - засомневался Симус.
- Да, одомашненные стада. Подчиненные расы с более низким уровнем
развития - несомненно всеядны и истребляют мелких животных. Возможно,
существуют так называемые `пищевые цепочки`. Нельзя полностью исключать
вероятность встречи с крупными хищниками. Было бы очень любопытно, -
Крейтон заискивающе улыбнулся, - выяснить, не проявит ли у них кто-нибудь
интерес к человеку?`
- Ты подразумеваешь людоедство?
- Да, верно.
- Крейтон, дорогой ты мой, я непременно постараюсь сообщить тебе,
если такая встреча произойдет.
- Да уж, постарайся, Симус.
Симус уселся прямо на землю в тени челнока и, откинув капюшон, начал
бренчать на арфе. Это была старинная и печальная кельтская мелодия, вполне
соответствующая моменту. О женщине, которая тоскует по милому
возлюбленному, покинувшему ее, о том, как ему тяжело в его странствиях,
какие лишения он переносит. Песня была бесконечной.
Если у зилонгцев есть звукоуловители, и они в данную минуту
сфокусированы на нем, им станет ясно, что Симус - одинокий странствующий
космический менестрель. Менестрель? Есть ли у них такое понятие? Достанет
ли у них вкуса насладиться его игрой?
А если у них вообще нет музыки?
Всем развитым формам разумной жизни сопутствует музыка. На этом
настаивал учитель монастырской школы, когда они проходили историю
цивилизаций. Разве можно утверждать это так безапелляционно? Симус
сомневался.
Справедливости ради надо признать, что Симус не был приспособлен к
восприятию школьной программы.
- Ты далеко не так бестолков, Симус Финбар О`Нейл, - добродушно
говорила ему Леди Дейдра. - Просто твоя одаренность не совсем укладывается
в школьный курс обучения.
- Похоже на то, - соглашался Симус. - Мне трудно концентрировать
внимание в классе.
`Особенно в присутствии молодых женщин?
- Ну, - соглашался он, обаятельно улыбаясь, - во всяком случае, их
присутствие усложняет этот процесс.
- Уверена, что ты продолжаешь думать об этом и в их отсутствие.
- Пожалуй, еще больше, - соглашался он.
- Ты сведешь меня в могилу, - вздыхала она. - Ты, Симус, слишком
тяжкий крест для пожилой женщины.
Симус воздержался отрицать ее возраст Инстинкт подсказывал ему, что
ее огорчение по поводу его наклонностей комплиментом не развеять. Он не
отвергал деликатной лести, но не считал, что следует ограничивать себя
соображениями такта, особенно в споре с женщиной.
Реплика Святой Настоятельницы по поводу его успехов была вызвана
ошибкой, которую он допустил однажды на занятиях.
Она читала традиционную лекцию о начале освоения космоса. В середине
двадцать первого века, сказала она, избыток дешевой энергии и относительно
стабильное положение на Земле привели ко Второму Великому Освоению, во
время которого многие отправились на поиски либо богатств и приключений,
либо веры и идеологии. Многие отправились на поиски лучших миров.
Симус грезил о восхитительно вздымающейся груди своей `настоящей`
женщины. Он почувствовал, что необходимо как-то выразить свое внимание к
лекции и сказал: `Колумб, Лиф и Брендан со своими феллахами, все они тоже
были ирландцами...`
Ее Святейшество вышла из себя.
- Нет, это было во время Первого Освоения, за многие сотни лет до
заселения Тары. Наш Святейший Орден, - заметила она холодно, - создан для
того, чтобы сохранить Дух Освоения, который привел наших предков на Тару в
те незапамятные времена.
- Абсолютно точно, - согласился Симус, пытаясь выразить, как высоко
он ценит исторические познания Леди Дейдры.
Таранцы хотят сохранить дух путешествий, зилонгцы же, напротив, не
желают ничего помнить об этом. Пока продолжалась песня о страданиях
воображаемой несчастной возлюбленной, О`Нейл взвешивал свои шансы.
Гармоди, бригадир, исполняющий обязанности главного офицера на
`Ионе`, уверял его, что последние данные свидетельствуют о том, что
никакой серьезной опасности в ходе этой разведывательной миссии возникнуть
не должно.
- По шкале агрессивности, зилонгцы находятся гораздо ниже нормального
уровня. Скорее всего, они подвергнут его проверке, сочтут безопасным для
себя и отпустят на волю.
`А сочтут ли они меня безопасным теперь?`
О`Нейл тронул струны арфы, что должно было означать тест на иронию.
- Сможете ли вы оценить вероятность счастливого исхода в этом случае?
Гармоди, пожимая могучими плечами, хмурил скуластое лицо, потом
пробормотал:
- Между шестьюдесятью и семьюдесятью процентами.
О`Нейл расхохотался. Фиджеральд, Гармоди и даже святейший Потридж
просто гадали на кофейной гуще.
Надвигались сумерки, и вместе с ними усиливались нежные ароматы и
свежесть. Прерванные фантазии вновь одолели Симуса.
`Это замечательное место для настоящего медового месяца с настоящей
женщиной. Уверен, что это благоухание не вызовет у нее отвращения.`
Воображение упорно возвращало его к ее восхитительной груди, к
предмету, навстречу которому его сердце было всегда раскрыто. И как много
всяких приготовлений и ухищрений создано для того, чтобы продлить
удовольствие.
`Ты овладеваешь женщиной здесь, среди этого благоухания. Потом мы
вместе возвращаемся на Тару, на которой никогда не были. Возможно, она
забеременеет на Зеленых Холмах...
А потом мы отправимся на Землю, и твой ребенок появится на свет на
планете-прародительнице на берегу Зеленого озера.
Это будет замечательный медовый месяц. Все путешествия сольются в
одно.`
Он бегло оглянулся вокруг.
`После того, как мы поженимся, ничего предосудительного не будет в
том, чтобы чередовать молитвы с занятиями любовью.`
Благодаря созданию около полутысячелетия назад транзитных станций,
Тара находилась на расстоянии двухнедельного путешествия от Земли.
Даже если монтировать станцию из элементов, хранящихся в трюмах
`Ионы`, здесь, на Зилонге, это путешествие от Зилонга до Земли займет не
более двух месяцев.
И, несмотря на то, что в эпоху между двумя Великими Освоениями
транзитные путешествия не пользовались популярностью, на таранцев,
неисправимых кочевников это не распространялось.
Главный закон Ордена гласил, что ни один паломник не имеет права
вернуться на Тару или Землю до тех пор, пока его монастырь не найдет
пристанища на другой планете. После того, как монастырь будет основан,
посещения разрешались, но только с религиозной или образовательной целью.
`Ей-Богу, ничего другого у меня в голове нет - только религия и
только образование.`
Кораблям паломников мудро запрещалось поддерживать контакты с
планетами, которые они покинули. Это делалось с целью сохранения
канонических обязательств перед Орденом (как, например, участие в Римских
выборах Святой Настоятельниц).
Зилонг, без сомнения, был еще более изолирован. Кроме странствующих
космических бродяг они не видели никого. Они не поддерживали контактов с
миром, который основатели Зилонга покинули около тысячелетия назад. Это
был их выбор.
Святая Настоятельница брезгливо кривила аристократический рот, говоря
о коррупции на Земле. У нее не было заблуждений относительно человеческой
природы.
- Симус, разложение заложено в генах и не связано с местом обитания.
Ты согласен?
Конечно, он согласился, хотя и не знал ни Тары, ни Земли. Рожденный
во время скитаний, он изучал эти планеты по картинкам. Ему посещение
Старых Миров казалось таким же замечательным делом, как любовь стоящей
женщины.
Он был поглощен своими мечтами и чуть не пропустил зилонгский
патруль. Они бесшумно крались по джунглям. О`Нейл узнал о их приближении
до того, как услышал.
Его довольно притупленное физическое чутье, - притупленное по
сравнению с выдающимися способностями Настоятельницы, - позволило ему
установить приближение пяти `существ`, встревоженных и обеспокоенных, но
не враждебных. Старый болтун Потридж настаивал на том, что они будут
гуманоидными.
- В чем-то они будут, конечно, биологически отличаться от нас, после
сотен лет самостоятельного развития, - говорила на инструктаже Фиджеральд,
- но, возможно, не настолько сильно, чтобы была исключена возможность
скрещивания. - И добавила с легкой иронией: - Так что не чувствуй себя
обязанным экспериментировать в этом направлении.
`Существа`, возможно, были гуманоидами. А что касается продолжения
рода, этого вечного и достойного похвалы занятия - все это начисто
вылетело из головы Симуса О`Нейла, пока он напряженно ждал встречи с ними.
`Я не астролог, не исследователь. Я - солдат и поэт, черт возьми!
Какого дьявола я здесь делаю? Неужели мне так важно, прикончат ли меня
гуманоиды `просто встревоженные` или `враждебно настроенные`?`
Зилонгцы бесшумно выскользнули из джунглей. Беспокойство Симуса
немного улеглось. Они не производили жуткого впечатления, и скорее были
так же напуганы, как и он.
- Нормальное явление. Все друг друга боятся, - это он сказал громко
вслух.
Зилонгцы, словно оцепенев от его голоса, остановились, как вкопанные.
Это были трое мужчин и две женщины. Ростом немного ниже таранцев, со
смуглой кожей, темными волосами и европейскими чертами лиц. Зилонгцы
напоминали своих земных предков. Четверо держали массивные копья. У одного
мужчины в руках было оружие, напоминающее древний карабин. Дуло ружья было
направлено прямо в голову О`Нейла.
Женщины были очаровательные - миниатюрные и пышные, словно маленькие
Венеры. Их смуглые плечи и руки - удивительно хороши и соблазнительны,
если не принимать во внимание копий, которые они сжимали. Судя по легкой
седине в волосах, одна была немного старше другой.
`Ага, они не знают, как реагировать на мой голос. Интересно, как они
воспримут музыку?`
Он потянулся к арфе. Мужчина угрожающе поднял дуло. Симус тронул
струну, и парень немного опустил ружье.
Главное, чтобы подразнить Леди Дейдру, наверняка слушающую сейчас, он
завел бесконечную песню, восхвалявшую женщин; их прелести, нюансы
телосложения, делающие их особенно соблазнительными партнершами в любви.
Зилонгцы слушали с прежним бессмысленным выражением и озабоченностью,
однако, тела их слегка раскачивались в такт музыке.
`Нет сомнения, что они отзываются на чувственную музыку. Слава Богу,
им не дано понять, какие штуки я советую проделывать с этими прелестными
малышками.`
Он прекратил петь и стал ждать. Мужчина, выглядевший старшим в
отряде, заговорил. Очень спокойно, но решительно. Молодая женщина робко
приблизилась к Симусу и дотронулась до арфы. Когда она убедилась, что
пришелец не возражает, то деликатно забрала ее и стала перебирать струны.
О`Нейл был выше ее на голову.
`Ну что же, музыка им несомненно известна`, - подумал О`Нейл.
Судя по изящному телосложению, мужчины бойцами не были. Безусловно,
они были привлекательны, но эта привлекательность скорее напоминала
обаяние таранских юношей.
`Я могу легко справиться с целой оравой таких, как они. В считанные
секунды разоружить всю компанию. Отколотить мужчин и похитить девушек.
Возможно даже, что девушки охотно пошли бы со мной. По-моему их
очаровал шестифутовый рост и рыжая борода.
Симус О`Нейл, ты просто кретин, если тебе в голову лезут такие мысли.
Думать - то об этом ты можешь, пока не устанешь, но не более.
Закон запрещает использовать в своих целях аборигенов, касается ли
это сексуального аспекта, или любого другого. Бог мой, Симус, ведь ты
всегда свято чтил Закон.`
Все его пленники были одеты в бирюзового цвета накидки, обернутые
вокруг тела, с жетонами. Эта одежда напоминала юбку шотландского горца.
Судя по жетонам, скорее всего это была униформа. У мужчин она держалась на
талии, у женщин - под руками. Несмотря на жару и высокую влажность, легкая
ткань выглядела свежей и неизмятой.
`Должно быть, у них не возникает никаких проблем с раздеванием.
Послушай-ка, Симус О`Нейл, а как же Закон?
Да ведь я думаю об этом только потому, что решительно не представляю,
как шпионить. Должен же мужчина владеть собой!`
Местный с ружьем подошел к нему и начал говорить на очень мелодичном
языке. О`Нейл пытался дотянуться до ручки настройки универсального
транслятора, находившейся в дюйме от его груди. Он поднял руки и широко, с
видом победителя, улыбнулся.
Молодая девушка дотронулась до его бороды.
`Что они, никогда не видели такого?`
Вооруженный мужчина сказал что-то очень резко. Она залилась краской,
отдернула руку и опустила глаза, что-то бормоча. Симусу показалось, что
она извиняется.
- Все нормально, все нормально, - утешил Симус. - Даже таранским
женщинам нравятся рыжебородые мужчины.
Девушка залилась краской еще сильнее.
`Ну, не удивительно ли, что одной интонацией можно выразить так
много?`
Напряжение Симуса постепенно спадало. Возможно, в задачу полицейского
патруля и не входило лишать его жизни, если он и проявит агрессивность.
Прогноз Гармоди сбывался. Они были в нерешительности. Мужчина отдал
распоряжение, и женщина с сединой опустила копье. Верх ее униформы был
причудливо украшен множеством золотых полосок, и это совсем не портило ее
полной груди, совсем не портило.
Скорее всего, это были знаки отличия или принадлежности к медицинской
службе. Выглядела она солидно, внушительно. Чувствовалось, что она
привыкла отдавать распоряжения и привыкла, что они выполняются. Из кармана
туники она вынула что-то, похожее на шприц.
`Полицейский доктор`, - неторопливо подумал О`Нейл для того, чтобы на
`Ионе` было легче воспринимать. - `Очевидно, они хотят парализовать или
усыпить меня.`
Женщина приближалась к О`Нейлу медленно и боязливо, с марлевым
тампоном в одной руке и с иголкой в другой. Остальные подступили на шаг
ближе, с копьями наготове.
Ее голова приходилась ему на уровне груди. Подняв выразительные карие
глаза навстречу взгляду его голубых, казалось, она умоляла его не
причинять ей вреда. Их взгляды встретились. Она быстро отвела глаза. Потом
снова решительно взглянула на него. Ее темно-карие зовущие глаза были еще
более испуганными на этот раз.
Для этой исполненной ужасом женщины О`Нейл был просто сосунок.
`Она годится мне в матери.`
У нее были круги под глазами, едва заметная сеточка морщин, тронувшая
кожу у подбородка. Но это не портило ее. Она была прекрасно сложена и
удивительно привлекательна.
- Не бойтесь меня, - О`Нейл дотронулся до ее щеки. - Я не собираюсь
причинять вам боль. Но видеть ваш испуг для меня мучительно.
Она опустила иглу и ждала, словно давая ему время для ритуального
приветствия.
- В отличии от вас я не язычник, - засмеялся Симус.
Она легко засмеялась в ответ, возможно сочтя, что это входит в
порядок ритуала.
Прикосновение к ее лицу, теплому и нежному доставило удовольствие. Не
отдавая себе отчета в том, что он делает, он слегка погладил ее, сначала
кончиками пальцев, потом всей ладонью. Женщина едва заметно подалась к
нему, словно полностью доверяя.
Симус оглядел всех. Остальные не выглядели возмущенными. Они
наблюдали, как завороженные.
Он был уверен, что не нанесет никакой обиды, и поцеловал ее в лоб.
Женщина от неожиданности напряглась, но не отшатнулась от него. Ее друзья
затаили дыхание.
`Похоже, что они не оскорблены, а скорее ошеломлены`, - подумал он.
`Оставь женщину в покое`, - сказала Святая Настоятельница, - `и
отойди от нее, слишком уж играет в тебе молодая кровь.`
Прекрасно, но ведь она не протестовала против приветственного поцелуя
вначале. Кроме того, какой же я буду бард с Тары, если не прикоснусь
губами к ее губам.
Его поцелуй был мимолетным. Ее дрогнувшие губы были упруги и теплы.
Глаза ее расширились, лицо вытянулось. Она склонила голову. Симус с
интересом заметил, как под тканью униформы напряглись твердые соски.
`О, а ведь это был не лучший поцелуй. И все же, тебя еще никогда не
целовал рыжебородый гигант.`
Сдавленное дыхание остальной шайки свидетельствовало скорее о
зависти, чем о чем-либо другом.
`Полюбуйтесь, Ваше Святейшество, я довольно ловко справляюсь со
шпионскими обязанностями. Правда, поцелуй не избавил меня от опасений,
однако, я совершенно не боюсь, совершенно.
Ну, во всяком случае, гораздо меньше, чем это бедное создание.`
С некоторой нерешительностью женщина подняла шприц и покосилась на
него, словно заручилась согласием.
- Все в порядке. Никаких проблем.
Симус взял ее руку и приблизил к своей. Он почувствовал ее дрожь и
учащенный пульс и представил себе, как бьется ее сердце.
- Не стоит опасаться, - он засучил до плеча рукав одежды и показал на
свой бицепс. - Вы здесь хотите уколоть?
Она с сомнением покосилась на него. Видимо, полной уверенности в том,
что он не отшвырнет ее не было.
Он уже стал подумывать о том, не поцеловать ли ее еще раз, но вместо
этого взял ее руку в свою и заставил ее сделать то, что она собиралась. Он
почти не почувствовал иглы, когда она входила в руку.
Когда ноги уже подкашивались, Симуса стало одолевать смутное
беспокойство по поводу того, выдержит ли гениальная программа, заложенная
в него на `Ионе` проверку страстью.
Зилонгцы не должны догадываться о том, как он реагирует на
великолепных представительниц медицинской комиссии.
`Возможно, они и не будут возражать против таких обменов. Ведь до сих
пор возражений с их стороны не последовало. Возможно даже, что они не
будут возражать и против мимолетных связей с таинственными гигантами из
внешнего мира ни теперь, ни потом.
Даже если я первый, кого они когда-либо видели.`
О`Нейл чувствовал себя умиротворенным. Его одолевала сонливость, и он
стал клониться к земле. Медичка обхватила его руками и криком подозвала
остальных. Очень осторожно они опустили его на дерн, на котором он еще так
недавно располагался.
`Пока все идет по плану. Разве это не великолепно?`
Предпоследняя его мысль была не о зилонгских женщинах, и не о его
миссии. Эта мысль была о капитане корабля, Святой Настоятельнице монастыря
Дейдре Кардинал Фиджеральд.
Последняя - о том, что внезапно стало очень темно.
`Как бы там ни было с ритуальным поцелуем, докторша пытается убить
меня.`



2

- Комендант О`Нейл прибыл для прохождения последней инструкции, Ваша
милость, - доложил Симус, небрежно салютуя. Его тон содержал достаточно
подобострастия, чтобы скрыть дерзость.
На этот раз мадам скажет всю правду, а не полуправду, как она часто
делает по политическим соображениям, даже когда ее уклончивость
нецелесообразна.
Настоятельница сняла руку с кварцевого кристалла, передающего
физические импульсы на огромный экран, расположенный в ее тронном зале.
Изображение Зилонга поблекло, толстые красные шторы опустились. В
открытых бортовых иллюминаторах все еще были видны холодные звезды,
безучастно мерцающие в абсолютной темноте. О`Нейл, не любивший темноты,
вздрогнул и отвернулся от иллюминатора.
- О, да, Симус, - сказала она рассеянно. - Входи.
При его появлении в ее глазах всегда появлялся легкий блеск. Симус
знал, что был для нее почти сыном, вместо ее трагически погибших детей.
Это затрудняло взаимоотношения, но ни один из них не решался признаться в
этом.
С другой стороны, приятно сознавать, что в ее сердце есть уголок для
тебя.
Перебирая бумаги, она начала читать заключительный отчет.
- Этот отчет, Симус, составлен на основании четырех источников: а).
Рапортов путешественников, случайно высадившихся на Зилонге, обычно по
ошибке; б). Научных оценок, благодаря которым нам известно об общинных
утопических обществах со схожей природой; в). Нашего собственного
физического сканирования, которое, между прочим, осталось незамеченным
ими; и, наконец, г). Наше психическое считывание, которое, как и
физическое сканирование, более чем неудовлетворительно с такого
расстояния. Ясно?
- Да, - коротко ответил он.
Она порылась в бумагах.
- А теперь на основании обобщения материала я попробую
прокомментировать эти данные, хорошо?
- Уверен, что Вам не часто приходится выступать в роли социального
ученого.
- Я прибегаю к жаргону, когда считаю, что он уместен, - она слегка
порозовела. Это свидетельствовало о том, что в последней перебранке, а это
была излюбленная манера таранцев вести разговор, последнее слово оказалось
за ним, но и только.
- По всей вероятности, это утопическая культура, достигшая
завершающей фазы и перед полным разложением. Общинная направленность,
возродившая ее однажды, длилась очень долго.
Можно предположить, что прежде, чем притворное единодушие стало
пустым обрядом, прошло довольно много времени. Эта культура может быть
высоко цивилизованной, умелой и изящной до тех пор, пока никто не
оспаривает основополагающих принципов структуры реальной власти...
И не следует заблуждаться, Симус Финбар О`Нейл, эти
общинники-утописты располагали очень сильной властью с самого начала.
- И мы, конечно, точно не знаем, к чему они пришли спустя тысячу лет.
Да?
- На редкость тонкое умозаключение, - она подняла тонкие брови. - В
любом случае, они должны быть очень сплочены, но эта сплоченность скорее
вызвана социальным контролем. У них не достаточная свобода личности в
нашем понимании, не достаточная творческая активность.
- Не похожи на нас, - ухмыльнулся Симус.
Настоятельница не удостоила вниманием его замечание.
- Вряд ли они сильно отличаются от банды полусумасшедших
анархистов-индивидуалистов, за которых я призвана нести ответственность.
В глубокой задумчивости она перебирала изящными пальцами по крышке

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован