06 октября 2000
5306

`Потерянные в звездах`

"ТОРГОВЦЫ РЕЗИНОЙ" ("Потерянные в звездах)

Театр на Литейном, Петербург, 2000

Спектакль-лауреат национальной театральной премии "Золотая маска", лауреат Высшей театральной премии Санкт-Петербурга "Золотой софит"

Фотографии и рецензии на спектакль см.
http://www.naliteinom.ru/index.php/show/lost-in-stars


Елена ВОЛЬГУСТ
Пытаемся жить по законам демократического театра,. // Час Пик (Санкт-Петербург).- 08.09.2000.- 035

В начале марта состоялась первая премьера на русской сцене современной израильской пьесы драматурга Ханоха Левина "Торговцы резиной". История жизни трех людей разворачивается вне времени и пространства. Категории задействованы вечные - жизнь, смерть. При этаком космическом масштабе есть, однако, детали, способные шокировать ортодоксальную публику. "Драматург, - пишет Валентин Красногоров, переведший пьесу, - сдирает все покровы не для того, чтобы обнажить голые груди, но для того, чтобы показать голую правду". Всей этой трудной правдой занимается режиссер Григорий Дитятковский. Заняты Елена Немзер, Вячеслав Захаров и Сергей Дрейден.
- - -

Елена РОДИНА
СТРАСТИ ВОКРУГ "ЧЕМОДАНА С ПРЕЗЕРВАТИВАМИ". // Комсомольская правда в Петербурге (Санкт-Петербург).- 23.11.2002.- 216.- C.30

Против пьесы Ханоха Левина, по которой поставлен знаменитый ныне спектакль "Потерянные в звездах", восстал весь театр. А в 2001 году эта постановка Театра на Литейном получила высшую театральную премию России - "Золотую маску".
В общем, ничего скандального здесь, кроме чемодана презервативов, вроде бы нет. Тем не менее, по словам Александра Гетмана, худсовет зарубил пьесу на корню, а одна из актрис заявила, что подаст заявление об уходе, если эта "гадость" пойдет в театре. "Продавцов резины" ругали все, из-за нее Гетман разругался со многими друзьями.
На этой неделе Питер посетил драматург Красногоров, который и заварил всю кашу. Именно он перевел пьесу Ханоха Левина "Продавцы резины" на русский язык и предложил ее художественному руководителю Театра на Литейном Александру Гетману.
Как же заместитель мэра Хайфы стал "крестным отцом" питерской "Золотой маски"?
- Между нами говоря, израильская драматургия не блещет именами, - говорит Валентин. - Но вот Ханох Левин - драматург от Бога: он создал свой театр, ни на что не похожий. Кроме того, он беспощаден, парадоксален и остроумен. Этим Ханох Левин и привлек меня. Кстати, пьеса "Продавцы резины" - первая и последняя, которую я перевелй.
- - -

Киев, театр "На левом берегу",
"Торговцы резиной", апрель 2004 г.
Перевод Валентина Красногорова
Михаил Гольд. "Ревю с печальным концом.

В ответ на предложение поставить эту пьесу Сергей Юрский кратко резюмировал: "Разврат". Что не помешало питерскому театру на Литейном получить за нее "Золотую маску" - высшую театральную премию России.
Оно и правда, "Торговцы резиной" - весьма целомудренное название для сочинения израильского драматурга Ханоха Левина..
Что касается "Торговцев...", то их русский перевод, сделанный Валентином Красногоровым, появился в израильском журнале "22". Профессор химии Красногоров - вице-мэр Хайфы и в то же время сам достаточно известный драматург. Вспомним хотя бы его нашумевшую пьесу "Давай займемся сексом", слава о которой, не без помощи Романа Виктюка, шагнула далеко за пределы театрального мира.
И вот, знаменитый мэтр Левин поставлен на киевской сцене. Да, речь идет (не столько на первый, сколько на поверхностный взгляд) о презервативах. 10000 (десяти тысячах) презервативах, оставленных в наследство Шмуэлю Спролю его "богобоязненным" отцом. Страх продешевить диктует единственный выход - искать и ждать. В постоянном ожидании своего шанса и Йоханан Цингербай, которому, тем не менее, "срочно надо быть счастливым". Боится прогадать и аптекарша Бела Берло, взвешивая возможность брака с "мужчиной на осень" Йохананом и "инвестором" кондомов Шмуэлем. И ничего не произойдет там, где ничего произойти и не может.
Несмотря на это кажущееся бездействие, спектакль очень динамичный. Пролетевшие двадцать лет меняют героев лишь внешне - полуслепой Спроль, одряхлевшие Берло и Цингербай. Все так же в ожидании счастья, в предвкушении жизни, "удивительно прекрасной жизни, ничего похожего на которую мы никогда не видели". Мечтам о готовых на все техасских красотках, расширении аптеки, семейном уюте и т.п. суждено состариться в их статусе вечной мечты. Потому что никто из персонажей, мелких и никчемных, как всегда у Левина, НЕ ВЕРИТ в иное, пугающе-неизвестное будущее, предпочитая безрадостное, но столь привычное настоящее. Каждый из них бережет, говоря языком Йоханана, свою косточку, которую и сосет в одиночестве. Для Цингербая это деньги, 150 тысяч, "кричащие "Папа!", "Папа!". Поднимется ли рука отдать заветный чек "почти" невесте Беле, отдать ей "сына моего, единственного моего, которого я люблю"? Спроль, даже умирая, не расстается со своими презервативами, его максимум - очередная "невероятная" скидка на залежалый товар, а Бела так и не прибавит к вывеске на своей аптеке фамилию гипотетического избранника.
Все остаются при своих. Никто ничего не потерял в своей иллюзорно-реальной жизни. Кроме самой жизни. Ибо когда "со скрипом поднялся старый занавес и скудный желтоватый свет зажегся на сцене, три несчастных человека перемалывали два долгих часа нашу жизнь, как будто есть там что-нибудь такое, чего мы не знаем".
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован