20 декабря 2001
97

ПОВЕЛИТЕЛЬ ЖИВОТНЫХ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Андре Нортон.
Повелитель животных


По изд. Нижний Новгород НПП `ПАРАЛЛЕЛЬ` ФИРМА `ФРЕГАТ` ТУЛА `ФИЛИН` 1994
ОСR - Пустовит Дмитрий 2000


1
- Сэр, завтра корабль отправляется. Я хотел бы узнать, готовы ли мои
документы? Кажется, я уже прошел вес тесты.
Молодой человек в зеленой форме Галактического Отряда, с эмблемой
рода войск - оскаленной львиной мордой на груди, - вежливо улыбался.
Чиновник огорченно вздохнул. Ну почему все такие случаи сваливают
именно ему? Он был человеком добросовестным, но это не приносило ему
ничего, кроме лишней мороки. Сам он происходил из четвертого поколения
колонистов Сартана и в глубине души был уверен, что никто и никогда не
сможет понять до конца этого юношу, а психологи, подписавшие ему документы
- еще менее прочих.
Чиновник машинально перелистал бумаги, мельком заглянул в них и снова
поднял глаза на юношу. Ему незачем было изучать документы, он и так знал
их наизусть.
`Остин Сторм. Специальность - Мастер зверей. Национальность -
американский индеец навахо. Место рождения - Солнечная система, планета
Земля`.
Вот этот последний пункт и создавал проблему. Последний удар
захватчиков с хикса превратил Землю - метрополию Конфедерации - в голубую
радиоактивную пустыню, и вот теперь Центр подбирал новую родину для
оставшихся в живых землян.
Но ни переселение на другие планеты, ни помощь всей Конфедерации не
могли залечить души этих людей - человечество было уничтожено, их
собственные судьбы разбиты. Некоторые из них сходили с ума, возненавидев
все остальные, более благополучные миры. Другие кончали самоубийством или
вдруг начинали палить направо и налево, видя в каждом встречном врага.
Приходилось разоружать каждого землянина, и далеко не всегда это можно
было сделать простым убеждением. За последние месяцы чиновник досыта
насмотрелся всякого.
Правда, у Сторма был особый случай... Как будто здесь бывали не
особые! И все-таки, таких было очень немного.
Насколько он помнил, таких вот, способных сделать то, что сделал этот
юноша, было всего полсотни. И большинство из них погибли. Комплекс
необычных врожденных свойств, который, собственно, и создавал настоящего
Мастера зверей, встречался крайне редко. И парень здорово поработал в
последние безумные месяцы, что предшествовали полному разгрому хиксов.
- Сэр, я жду свои документы, - мягко напомнил юноша.
Но чиновник не собирался спешить. Внешне за парнем не замечено
никакой агрессивности - даже тогда, когда ему, проверки ради, специально
создали провоцирующую ситуацию. Ему пришла посылка с Земли и ее доставили
слишком поздно, когда он уже отправился на последнее задание. Но и это не
вызвало агрессивной реакции. Фактически этот парень давно уже сотрудничал
с работниками Центра, помогая другим землянам лечиться и вселяя в них
веру, что все еще будет хорошо. И он добился, чтобы с ним оставили его
животных. Как раз это было проще всего.
Около месяца сотрудники Центра вели за ним скрытое наблюдение, ожидая
взрыва, кризиса, который был почти неизбежным следствием тяжелой душевной
травмы. Но ничего подобного так и не произошло, и теперь медики, хоть и
неохотно, согласились, что у них нет оснований задерживать его в Центре.
Чистокровный американский индеец. Может быть какие-то его
наследственные качества помогли ему оправиться от шока? Но чиновник все
еще колебался. Конечно, парень проверен и перепроверен. Ну, отпустят они
его, а он потом заварит кашу, которую придется расхлебывать другим? Бывало
ведь и такое...
- Я вижу, вы выбрали Арцор, - чиновник завел разговор, чтобы
протянуть время еще хоть немного.
- Я просмотрел документы, сэр, и климат Арцора напомнил мне мою
родину. Основное занятие колонистов - разведение фравнов. И мне намекнули,
что я, как Учитель зверей, легко найду там хорошую работу.
Что ж, ответ вполне резонный. Почему бы и нет? Чиновник снова
взглянул на юношу. Он никак не мог решиться и отдать ему документы -
мешало какое-то предчувствие. Медленно и неохотно он поставил последние
печати и протянул бумаги Сторму.
Тот с улыбкой поблагодарил и поднялся, но чиновник заметил, что
улыбались только губы, а глаза оставались непроницаемыми.
- Спасибо за помощь, сэр. Поверьте, я очень ценю ваше участие. -
Землянин козырнул на прощание и вышел. Чиновник рассеянно покачал головой,
так до конца и не уверенный, что поступил правильно.
Сторм не стал задерживаться в здании. Он хорошо понимал сложившееся
положение, в общем-то был уверен, что получит `чистые` документы. Весь
свой багаж он сложил, оставалась только его команда - верные, не раз
испытанные друзья. Они-то понимали, зачем и почему он так рвется уехать, и
это еще больше привязывало его к ним. Только с ними в последнее время он
чувствовал себя человеком, а не подопытным кроликом.
Остин Сторм с Дине получил от своих далеких предков, индейцев навахо,
красноватый оттенок кожи. Эти навахо были прекрасными наездниками, искусно
работали с металлом и шерстью. Поэты и жители пустыни, неразрывно
связанные с бедной, но прекрасной землей, на которой они кочевали,
охотились, пасли стада и воевали...
Подходя к двери комнаты, отведенной для его команды, Сторм загнал
воспоминания поглубже. С привычной собранностью он открыл дверь и шагнул
через порог.
- Сссс... - Негромкий полусвист - полушипение был и сигналом, и
призывом. Зашуршали могучие крылья, и мощные когти, способные рвать жертву
в кровавые клочья, обхватили его плечо, прикрытое толстым наплечником.
Черный африканский орел, служивший `глазами` Десантной группы э 5,
примостился на его плече и ласково потерся своей лоснящейся головой о щеку
Сторма.
Чьи-то когтистые лапки вцепились в штаны Сторма, и два маленьких
сопящих существа вскарабкались на него, как на дерево. Эти когтистые лапы,
способные распороть брюхо любого врага, легко перебирали жесткую ткань его
формы, пока забавная парочка не взобралась к нему на грудь. Орел - Баку,
сурикаты Хо и Хинг и еще Сурра. Орел - воплощенное достоинство и мощь,
великодушный и царственный, как и его предки. Сурикаты - проныры и
забавники, веселые воришки, любимцы всей команды. Но Сурра... Сурра была
воистину царственна и требовала к себе должного уважения.
В основании ее рода была маленькая, рыжая и пушистая фея с песчаных
дюн великой пустыни. Очаровательная кошечка, с мягкими пушистыми лапками,
которые не проваливались в сыпучий песок во время охоты, с длинными
острыми ушками и вытянутой лисьей мордочкой, она обладала феноменальным
слухом. И очень долго оставалась почти неизвестной людям, живя скрытой
ночной жизнью.
Но когда человечество начало исследовать вновь открытые планеты,
выяснилось, что животные, наделенные более острыми чувствами и
инстинктами, чем у человека, оказались куда лучшими помощниками, чем любые
машины. Тогда и была организована Служба Зверей - она готовила животных
для исследовательских отрядов и выводила новые виды. Тогда занялись и
предками Сурры, скрещивая барханную кошку с другими обитателями пустынь.
Сурра унаследовала от предков песочно-желтый окрас, острую лисью
мордочку, уши торчком, и широкие лапы, приспособленные к сыпучим пескам,
но была раза в четыре больше своих дальних предков, примерно с пуму
величиной и с гораздо более высоким интеллектом. Сейчас она грациозно
терлась о ноги Сторма, настойчиво подсовывая свою голову под его руку.
Казалось, бывший командос просто стоял неподвижно, с орлом, сидящим
на плече, прижавшимися к груди сурикатами и Суррой, застывшей под рукой,
лежащей на ее голове. На самом деле именно сейчас шла напряженная работа
мысли, связывающая его с животными и птицей в удивительное, а для
большинства людей и вообще непредставимое единство. Конечно, отдельный
член команды не мог осознать всей широты решаемых проблем, но их общему
сознанию, возникающему в такие минуты, было доступно практически все.
Именно такое единство и делало их идеальными партнерами и превращало их
команду в грозное оружие.
Баку беспокойно заерзал на плече Сторма, взмахнул крыльями и
протестующе заклекотал. Он терпеть не мог клетки и соглашался на
добровольное заключение, только если без этого никак нельзя было обойтись.
И когда Сторм мысленно передал, что им предстоит путешествие в тесном
корабле, он возмутился.
Сторм тут же .постарался передать ему картину мира, который их ждет -
горы и долины, полная свобода необжитой пустыни - все это он мог
представить себе по описаниям.
Баку успокоено сложил крылья. Радостно заверещали сурикаты. Они-то
меньше всех прочих были способны предвидеть события и жили только текущей
минутой. Сурра же раздумывала. Стоит ли соглашаться, если ей всю дорогу
придется носить ненавистные цепь и ошейник? Но похоже, картина планеты,
нарисованная Стормом, была для нее так же соблазнительна, как и для Баку.
Она мягко скользнула к стене и тут же вернулась держа в зубах ошейник, за
которым волоклась цепь.
- Иа-йа-хай... - тихо, почти шепотом произнес Сторм странные звуки
древнего языка. - Все прекрасно.
Корабль, на который они погрузились, был заполнен ветеранами,
возвращавшимися на свои планеты. Хотя война и закончилась полным разгромом
захватчиков, но и Конфедерация тоже немало пострадала. В душах людей
накопилась усталость и теперь, возвращаясь в свои миры под голубыми,
желтыми и красными солнцами, они мечтали только о мире.
Сторм привычно пристегнулся к койке, ожидая старта и тут услышал
тихое ворчанье Сурры. Он повернул голову и встретился с ее пристальным
горящим взглядом! Он улыбнулся, и на этот раз глаза его тоже потеплели.
- Потерпи еще немного, бегунья по пескам! - сказал он на языке,
которого давно не существовало. - Мы приготовим наши стрелы и попросим
благословения Великих Старцев и Дальних Богов... и мы никогда не покинем
тропу войны!
Сейчас, когда Сторм был уверен, что его не видит никто, кроме
барханной кошки, в глубине его глаз появилось именно то, чего так боялся
чиновник в Центре. Пусть вся Галактика мечтает лишь о мире, он, Остин
Сторм снова отправляется сражаться!
За столом он познакомился со старожилами Арцора, у которых три
поколения предков обживали этот дикий мир. Прислушиваясь к их разговорам и
воспоминаниям, Сторм узнавал многое, что могло пригодиться в будущем. Это
были настоящие мужчины пограничного мира, пустынная планета стала для них
родиной.
Единственным, что эта планета могла предложить на экспорт, были
фравны.
Их удивительно вкусное мясо и выделанные шкуры - голубые, блестящие,
как хороший шелк, и вдобавок непромокаемые пользовались сносом, и этого
вполне хватало, чтобы обеспечить процветание колонии на Арцоре.
Фравны огромными стадами кочевали по долинам Арцора. Они были
по-своему красивы, с точеными рогатыми головами, запрокинутыми на спину, с
великолепным ослепительно голубым меховым воротником на груди.
Коротковатые задние ноги и почти голая задняя часть тела придавали им
несколько неуклюжий вид. Но несмотря на это фравны были прекрасными
бегунами и хорошо умели постоять за себя. Во всей Галактике не было мяса
вкуснее, чем мясо фравнов, но, к сожалению, оно плохо консервировалось.
Так что основной доход приносили их шкуры и ткани из их шерсти.
Сторм прислушался к разговору за столом.
- У меня там нарезана пара сотен квадратов земли от реки Вейкиг до
самого подножья холмов. Собрать бы хорошую команду объездчиков и мы бы...
Его нетерпеливо перебил блондин по имени Ренсфорд. Они со Стормом
жили в одной каюте.
- Наймите норби. С туземными объездчиками вы, по крайней мере, не
растеряете молодняк. И они будут вполне довольны, если вы расплатитесь с
ними лошадьми. Бред Квад всегда приглашает норби, если есть такая
возможность.
- Это не для меня, - отозвался третий старожил Арцора. - Лично я
предпочитаю своих объездчиков. Норби очень уж отличаются от нас.
Сторм отвлекся от разговора, взволнованный мыслью, внезапно пришедшей
ему в голову. Квад - имя довольно редкое. По крайней мере, самому Сторму
оно встретилось только один раз в жизни.
- Только не говорите мне, что вы верите во всю эту злобную болтовню
насчет норби, - резко оборвал второй. - Мы с братом всегда приглашаем их
на загон скота, а вы ведь знаете, что наши участки нарезаны у самых Пиков.
И я клянусь, что любые двое туземцев стоят дюжины добросовестных
объездчиков, которых я мог бы нанять в Гроссинге. Если хотите, я могу
назвать хоть поименно.
- Остынь, Дорт. - усмехнулся Ренсфорд. - Я признаю, что ты
разбираешься в этом лучше нас. И все мы знаем, что вы, Лансины, издавна
дружны с норби. И я вполне согласен: лучших следопытов не найти. Но мы
знаем и другое: скот-то все-таки пропадает.
- Верно. Но никто не докажет, что это дело рук норби. Да, собственно,
задень любого, и он тебе постарается ответить тем же. Так и норби.
Обращайся с ними открыто и честно - и ты будешь иметь самую мощную опору в
этой стране. Норби - это тебе не Союз Мясников.
- Кстати, этот Союз Мясников... Так вы называете скотокрадов? -
вмешался в разговор Сторм, рассчитывая снова повернуть беседу на Квада.
- Точно, - ответил Ренсфорд, повернувшись к нему. - Правду ли
говорят, будто вы, Учитель зверей, выбрали для поселения нашу планету?
Если все, что мы слышали о ваших способностях, не пустые россказни, то вы
могли бы здорово помочь нам. Союз Мясников - сущее проклятье наших мест.
Они вызывают панику в стаде, а потом отлавливают и обдирают разбежавшийся
молодняк и на этом строят свой бизнес. Хозяева и объездчики просто не в
состоянии осматривать каждый метр пастбищ. Вот поэтому мы и вынуждены
приглашать норби, которые знают все дороги и тропинки.
- А где же Союз Мясников продает ворованное? - спросил Сторм.
- А вот это как раз и хотел бы знать каждый хозяин, каждый объездчик
и каждый пастух на этой планете, - хмуро ответил Ренсфорд. - У нас всего
один космопорт и через него ничто не проходит без самой тщательной
проверки. Может, конечно, где-нибудь в песках у них спрятан свой космопорт
и все это вывозится контрабандой. Я уверен, что вы, как специалист по
животным, будете желанным гостем. И когда произойдет очередной набег...
- Или мы застукаем за этим делом норби, объявим их вне закона и разом
решим все проблемы, - снова вмешался третий.
- Брось, Бейлвин! - тут же ощетинился Лансин. - Квад всегда нанимает
норби, а уж он-то живет на самой границе с их землями. Его предки живут
там со времени первых кораблей, и он знает норби как никто другой. И Бред
Квад всегда защищает их от всяких наветов...
Сторм, словно оглушенный, опустил взгляд на свои руки. Спокойные
руки, загорелые, с тоненькой ниточкой шрама на тыльной стороне левой
ладони. Он не шелохнулся, и никто из сидевших рядом с ним людей не заметил
искры, мелькнувшей в его глазах. Он получил ответ, которого ждал так
долго. Бред Квад - самый важный для него человек, с которым он давно хотел
встретиться. Бред Квад - человек, на котором лежал долг крови перед людьми
погибшего теперь мира, и Сторм решил взыскать этот долг. Эту клятву он
дал, когда был еще просто диким мальчишкой с Дине. И поклялся он перед
человеком обладавшим властью и мудростью, простиравшимися далеко за
пределы того, что представители других рас именуют словом `цивилизация`.
Вмешалась война и пришлось исполнять солдатский долг. И вот сейчас он
мчится через полгалактики чтобы выполнить, наконец, второй свой долг.
`Иа-йа-хай, - мысленно произнес он. - Все прекрасно`.
Таможенный досмотр и проверка документов в порту оказались простой
формальностью и не задержали Сторма. Всем было любопытно посмотреть, как
он будет выводить своих животных и Баку.
`О Службе Зверей в глубоком космосе ходят такие невероятные легенды -
мелькнуло в голове у Сторма, - что никто не удивится, заговори вдруг Сурра
на человеческом языке, или окажись, что один из когтей Баку стреляет, как
парализатор`.
Люди на Арцоре обычно ходили вооруженными, хотя он не заметил у них
ни бластеров, ни иглоружей, запрещенных законом. Зато каждый взрослый
мужчина носил на поясе парализатор, отличавшийся от других только отделкой
рукоятки. Этот обычай был понятен Сторму. Но пока он видел только кучку
оштукатуренных зданий, жавшихся к космопорту, и это совсем не походило на
тот Арцор, к которому он стремился. Небо над головой было лиловато-розовым
и совсем не напоминало земное. И только ветер, долетавший с далеких гор,
покрытых красновато-ржавыми пятнами, приносил дыхание вожделенной свободы.
Сурра повернула голову навстречу ветру, и ноздри ее расширились. Баку
нервно расправлял и тут же складывал крылья. Сам Сторм стоял, пытаясь
охватить всю окружающую картину, и принюхивался не хуже Сурры. Этот ветер
притягивал его мягко и настойчиво, а он и не пытался сопротивляться.
Стада фравнов кочевали на огромных пространствах, и люди, в других
мирах привыкшие к механическому транспорту, здесь быстро убедились, что
для пастухов он не годится. Прежде всего, машины требовали запасных частей
и горючего, а все это приходилось ввозить с других миров. И люди здесь
очень быстро забросили эти ржавеющие, ни к чему не пригодные железяки и
вернулись к забытому воплощению красоты и грации - к лошади. Лошади,
когда-то завезенные сюда ради эксперимента, великолепно прижились на
равнинах Арцора. Через три человеческих поколения они достаточно
расплодились и теперь без них не обходились ни колонисты, ни туземцы.
А в Дине не расставались с лошадью со времен, уходящих во тьму
вечности. Любовь к лошади была в крови у всех навахо. Вот и теперь запах
лошади волновал Сторма не меньше, чем раньше, когда его трехлетним
ребенком первый раз посадили на спину спокойной кобылы и он получил свой
первый урок верховой езды.
Он быстро отыскал загон, в котором кружились верховые лошади, так не
похожие на маленьких выносливых пони его родной пустыни. Эти были
крупными, странной масти - черные или красные пятна, разбросанные по серой
или белой шкуре - и с угольно-черными гривами и хвостами. Были еще
одноцветные - черные, но с белыми гривой и хвостом. Они очень сильно
отличались от тех животных, на которых ему приходилось ездить в прошлом.
Баку, которому надоело сидеть на плече землянина, расправил крылья и
поднялся на ветку дерева - резкое черное пятно среди желтой листвы. Сурра
и сурикаты устроились у толстого ствола и сидели там, спокойно
оглядываясь. Сторм пошел вокруг загона.
- Правда, хорошая компания? - Мужчина, стоящий у забора, сдвинул на
затылок соломенную шляпу и дружески, открыто улыбнулся землянину. - Привез
их с Гардола пять дней назад. Они теперь отдохнули, и завтра мы тронемся в
дорогу. Я слышал объявление об аукционе.
- Аукцион?
Сторм не столько прислушивался к его словам, сколько любовался на
жеребца, кружившегося в загоне. Легкая танцующая поступь, откровенная
радость в движениях сильного молодого тела, струящийся чуть на отлете
хвост, просто зачаровали его. Лошадь была необыкновенно светлой серой
масти, с небольшим, величиной с монету, рыжим крапом и ярко-рыжими хвостом
и гривой.
Землянин, увлеченный лошадью, даже не замечал, как пристально
разглядывает его колонист. Зеленая форма Сторма была в этой части
Галактики совершенно незнакома. Командос вообще было очень немного и до
Арцора они не добирались ни разу. Конечно, кое о чем могла сказать его
эмблема - оскаленная львиная морда. Но он знал, что в таможне и на нее не
обратили особого внимания.
- Это чужеземные породы, незнакомец. - Снова заговорил колонист. - Мы
завозим довольно много лошадей с других планет, где когда-то для
эксперимента выпускали земных. Эти несколько крупнее чистокровных земных,
но сейчас это ценится. Вот и этот табун я повезу в Иравади-Гроссинг на
большую ярмарку.
- Иравади-Гроссинг? Это, кажется, в Низинах?
- Вы попали в точку, незнакомец. Хотите присоединиться к
какому-нибудь отряду, или предпочитаете сразу получить положенную вам
землю?
- Лучше бы присоединиться к отряду, я думаю. А какие у меня шансы
получить работу объездчика?
- Вы, должно быть, один из ветеранов, прилетевших с этим кораблем?
Правда, непохоже, что вы с дальних миров... А верхом вам ездить
доводилось?
- Я землянин...
Ответ Сторма был встречен молчанием. Слышно было только, как визжали
и дрались в загоне лошади. Сторм по-прежнему не сводил глаз с яркого
крапчатого жеребца.
- Верхом я ездить умею. Мой народ не одну сотню лет выращивал
лошадей. И еще я - Учитель зверей.
- Вот ка-ак? - протянул собеседник. - Ну что ж, положим, ты, парень,
можешь ездить верхом. И сумеешь ужиться с моим отрядом. Меня зовут Пат
Ларкин. Это мой табун. Предлагаю обычное жалование и еще - рабочую лошадь,
когда прибудем на место.
Сторм решительно полез через ограду загона, в нем проснулось
мальчишеское нетерпенье. Ларкин схватил его за руку.
- Эй, парень, не слишком ли ты торопишься? Сторм рассмеялся.
- Разве? Но должен же я доказать, что стою вашего жалования.
И он завертелся, высматривая жеребца, которого, правду сказать, сразу
наметил для себя.

2
Подтянувшись, Сторм резко распахнул ворота загона, и молодые лошади
тотчас сгрудились у прохода. Рыжие и серые кобылы выскакивали на волю, им
хотелось хоть немного побыть на свободе.
Так быстро, что Ларкин и моргнуть не успел, землянин спрыгнул на
землю рядом с растерявшейся лошадью. Он запустил пальцы в рыжую гриву и,
слегка пригнув голову лошади, обнял ее. Во взволнованном дыхании жеребца
он ощутил нарастающую злость и легко сдержал его, когда тот попытался
встать на дыбы.
Лошадь задрожала, когда руки Сторма ослабили захват и легкими
гладящими движениями прошлись вдоль его крутой
шеи, коснулись раздутых ноздрей, прикрыли на мгновение его прекрасные
темные глаза и снова вернулись на шею, пробежались по крупу, и по ногам.
Скоро каждый дюйм лошадиной шкуры был оглажен и обследован ласковыми
властными руками.
- Кусок веревки найдется? - спокойно спросил Сторм, и Ларкин, к
которому присоединилось уже немало зрителей, взял протянутый кем-то моток
и бросил Учителю зверей. Землянин свернул ее петлей и уложил точно позади
передних ног
лошади.
Затем, выбрав удобный момент, он быстрым движением вскочил на лошадь,
туго сдавил коленями ее бока, а руки опять зарылись в гриву. Жеребец
вздрогнул, сжатый ногами наездника, и протестующе заржал.
- Берегись! - крикнул Сторм. Жеребец закружился на месте и вдруг
рванулся в открытые ворота, так и не сбросив своего всадника. Землянин
припал к его шее, жесткие волосы конской гривы хлестали его по лицу. Он
тихонько нашептывал древние как мир слова, которыми его древние предки
успокаивали и приводили в чувство взбесившуюся лошадь.
Потом, когда космопорт позади них виделся уже горстью бусинок,
рассыпавшихся по ржавой земле долины, Сторм осторожно сжал колени,
замедляя скачку, ласково и властно похлопал животное по шее и спокойно
повернул послушную теперь лошадь назад, в загон.
Сторм не остановился близ поджидавших его мужчин, а сразу же
направился к дереву, под которым отдыхала его команда. Жеребец, почуяв
незнакомый и пугающий запах кошки, попытался броситься в сторону, но Сторм
легко сдержал его и снова успокаивающе заговорил. Сурра поднялась на ноги
и направилась к ним, волоча за собой поводок.
- Кошка никогда не уживется с лошадьми.
- Вы так считаете? Вот увидите, как они будут вести себя при второй
встрече, - возразил Сторм. - Сурра давно уже не дикий охотник. Она
прекрасно обучена, а кроме того, она еще и отличный разведчик.
- Хорошо, - расхохотался Ларкин. - Ты, сынок, и вправду Учитель
зверей, и я видел, что ты можешь делать с ними. Мы собираемся выступать
завтра. Тебя это устраивает?
- Вполне.
Сторм верхом въехал в загон и пустил своего жеребца отдыхать в табун.
Тропы для перегона скота были проложены людьми, знающими свое дело.
Хотя Сторм и был строгим ценителем, он одобрил все, что успел заметить за
те несколько часов, пока догонял свой отряд. Ренсфорд и Лансин представили
его всем как демобилизованного ветерана, который решил наняться загонщиком
ради собственного удовольствия и собирается теперь пожить нормальной
обыкновенной жизнью. Отряд, к которому присоединился Сторм, приобрел
легкую повозку для своего багажа и припасов. В нее и пристроили сурикатов,
которые во время езды предпочитали спать, а Баку и Сурра могли или ехать
или бегать и летать вокруг, как им хотелось.
Сторм послушался совета Ларкина и закупил себе походное снаряжение из
старых интендантских запасов в космопорте. Теперь на нем были
серебристо-голубые штаны из кожи фравна - жесткие как железо и прочные как
сталь, - заправленные в высокие сапоги с тяжелой двойной подошвой. Голубая
рубашка из шерсти фравна сменила привычный зеленый мундир.
Шнуровку на груди он распустил, как это было принято у его новых
товарищей, и впервые за много лет насладился полной свободой. Еще в Центре
он послушно сдал свой смертоносный бластер и теперь носил обычные здесь
парализатор и длинный охотничий нож. Дополняла наряд широкополая шляпа
местного производства, под которую Сторм убрал свои черные волосы.
Заглянув в зеркало, Сторм поразился, как одежда может изменить человека, и
тут же получил прекрасное доказательство своему выводу: догнав отряд, он
сразу подошел к Ларкину, и тот с трудом узнал его.
- Припомните-ка, я ваш новый загонщик! - рассмеялся Сторм.
Ларкин тоже засмеялся.
- Слушай, парень, ты выглядишь так, словно у тебя сотни квадратов
пастбищ в Низинах! И это весь твой багаж? А где седло?
- Обойдусь и без седла, - коротко ответил Сторм.
На самом деле он рассчитывал приспособить легкую седельную подушку и
простейший недоуздок. И никто из тех, кто видел, как он объезжал жеребца,
не сомневался, что этого ему вполне хватит для объездки всех остальных
лошадей.
На Арцоре, похоже, вся галактическая цивилизация сосредоточилась
вокруг космопорта. Как только они обогнули и оставили позади стандартный
поселок, ничто больше не
напоминало ему о недавнем прошлом. Сторм двигался на юг в мягком
тумане позднего полудня, благодарно вдыхая свежий чистый воздух и любуясь
красотой далекой горной
гряды.
Послышалось громкое хлопанье крыльев, и Баку кругами поднялся в
розовато-лиловое небо, первым пробуя на вкус новообретенную свободу. Сурра
пока нежилась в повозке и зевала, ожидая, когда рассеется туман и наступит
ее любимое время - поздний вечер.
Дорога скоро превратилась в пробитую копытами колею. Сторм знал, что
Ларкин торопится пересечь равнину, надеясь захватить отрастающую во время
влажного сезона траву на корм своим лошадям. Сейчас как раз наступила
весна, и очень скоро жесткая выгоревшая трава должна была смениться
низинной порослью. А потом на долгих три месяца пересохнут рождающиеся в
горах реки, завянет и выгорит сочный травяной ковер, и отгон стад
прекратится до следующего влажного периода, который лишь на несколько
недель снова оживит эту пустынную землю.
Как только они остановились на ночлег, Ларкин назначил охрану,
расписав время дежурств.
- А зачем сторожить? - спросил Сторм у Ренсфорда.
- Здесь, совсем рядом с дорогой, может, и незачем, - согласился
ветеран, - но Пат, похоже, хочет наладить рабочее расписание до того, как
мы попадем в по-настоящему дикие места. Такие породистые лошади для Низин
- огромная ценность. Если мы позволим Мясникам разогнать табун, то вся
добыча останется Отверженным. И чтобы там не говорил Дорт Лансин, для
туземцев это тоже выгодно. Поймают они разбежавшихся для себя или помогут
собрать их за соответствующую плату - они все равно будут в выигрыше.
Племена, кочующие на окраинах, давно мечтают привнести новую кровь в своих
горных лошадок. Привозные породы, такие, например, как эта, могут
заставить задуматься и тех, кто до сих пор и слышать не хотел об иноземных
лошадях. А есть еще йорис. Для этих гадин лошади - любимое лакомство, а
йорис, если рассердится, убивает много больше, чем может сожрать. А
лошади, как только учуют зловонье большой ящерицы, тут же начинают
беситься, поднимаются на дыбы, сбрасывают всадников и мчатся куда глаза
глядят.
Тут Сурра очнулась от своей дремоты, сладко зевнула, потянулась по
кошачьему обычаю и подошла к Сторму. Он опустился на корточки, пристально
посмотрел ей в глаза и постарался мысленно передать приказ охранять
лагерь. Он был совершенно уверен, что за эти дни она прекрасно запомнила
запах каждого человека из отряда объездчиков и каждой лошади - и верховой
и еще необъезженной. Теперь никто и ничто чужое, не принадлежащее лагерю,
не пройдет мимо Сурры. Ренсфорд подождал, пока они закончат разговор, а
потом спросил:
- Ты послал ее патрулировать?
- Да. И не думаю, что какая-то там йорис сможет одолеть Сурру.
Сссс...
Он просвистел условный сигнал сбора. Хо и Хинг вылезли на свет
костра, вскарабкались по его ногам и принялись смешно тыкаться в грудь,
требуя ласки.
- А эти чем хороши? - спросил Ренсфорд. - Когти у этих красавцев,
конечно, внушительные, но для серьезных схваток они, по-моему, ростом не
вышли.
Сторм, улыбаясь, поглаживал серые мордашки с черными бандитскими
масками вокруг внимательных глаз.
- Это наши диверсанты, - объяснил он. - Своими когтищами они
прекрасно копают и легко отрывают вещи, которые люди считают надежно
спрятанными. А наиболее интересные находки приносят прямо на базу. Они
прирожденные воришки, волокущие в свою нору все, что приглянется. И зря вы
решили, что они такие уж слабые.
Ренфорд присвистнул.
- Значит, если какая-нибудь сила заставит провалиться Салтайр, эти
малыши в состоянии прокопать туда дорогу! Слушай-ка, тебе стоит
попробовать добраться до Запечатанных Пещер. Может, эти твои приятели
откопают там такое, что ты сможешь потребовать правительственной награды.
- Запечатанные Пещеры? - переспросил Сторм. Хоть он еще в Центре и
изучил самым внимательным образом все, что смог найти об Арцоре, здесь он
то и дело сталкивался с тем, чего не было в документах.
- Это одна из легенд, которые рассказывают в горах, - начал объяснять
Ренсфорд. - Хорошо бы тебе послушать, как об этом рассказывает Квад. Он
больше всех знает о норби, связавшись кровным братством с одним из их
великих вождей. Вот тот-то и рассказал ему о пещерах. Похоже, что в
прежние времена норби были более цивилизованы - или мы здесь не первые
пришельцы с дальних миров. Туземцы рассказывают, что в глубине гор есть
какие-то поселки, или что-то вроде того. И будто построившие их `Древние`
ушли в гору и запечатали за собой все проходы. Великие умники из
Гальвади заинтересовались этим около года назад, даже послали
какую-то экспедицию. Но оказалось, что в тех местах совсем мало воды, ну,
а потом началась война, и всем стало не до того. Но они все-таки объявили
щедрую награду тому, кто сможет отыскать все это: сорок квадратов земли и
четыре года беспошлинного импорта. - Ренсфорд завернулся в свое одеяло и
пристроил седло под голову. - Помечтай об этом, сынок, пока ты еще не
закружился с нашими стадами.
Сторм осторожно поднял со своего одеяла пригревшихся сурикатов и
перенес их в повозку. Там, на самом краю, как на насесте, уже устроился
Баку, и подремывал, поджав в перья одну ногу, как обычно спят птицы. И
Сторм знал, что если он не разбудит их, то оба зверька и птица так и
проспят до самого утра.
Жеребец, которого Сторм назвал Дождь-в-Пыли, за то, что тот весь был
покрыт мелким крапом, был еще не проверен в ночных объездах. По расписанию
Ларкина Сторм был назначен во вторую смену. Он собрался и без особой
тревоги отправился в темноту. За последние годы он привык к тому, что
именно ночь давала ему надежное укрытие и обеспечивала безопасность.
Сторм уже заканчивал свой объезд, когда вдруг уловил мысленный сигнал
встревоженной Сурры - что-то остро и больно, словно когтями, царапнуло в
его душе. На северо-востоке таилась какая-то опасность. Но что... или кто?
Он уже развернул свою лошадь, когда ночную тишину разорвал гневный
визг кошки. Сурра атаковала, и Сторм тут же услышал тревожный шум в
лагере. Он сорвал с пояса фонарик, засветил его на полную мощность и
заметил на тропинке блеск чешуйчатой змеиной головы, поднявшейся для
удара. Йорис!
Лошадь под ним присела, не повинуясь больше поводьям, и завизжала от
ужаса, когда в ноздри ей ударил тяжелый запах гигантской ящерицы.
Сторм внимательно осматривал поле боя, не слишком тревожась за Сурру.
Барханная кошка была бойцом опытным и осторожным, готовым к любым
неожиданностям диких миров. Но лошадь, перепуганная свистом и запахом
хищной рептилии, окончательно взбесилась, и Сторм, при всем своем
мастерстве, не мог с ней справиться.
Тогда он спрыгнул на выбитую копытами тропинку, мельком отметив, что
ветер относит пугающий лошадей запах прямо на табун. Рейн, почувствовав
свободу, немедленно умчался в темноту.
Сторм действовал автоматически, а сам все раздумывал, как странно
выглядит это нападение. О йорис ему рассказывали достаточно много, и все
отмечали, что эта рептилия - исключительно осторожный и ловкий охотник,
умеющий незаметно подкрадываться и устраивать засады. Почему же сейчас это
создание двигалось по ветру, который далеко разносил ее запах, распугивая
всю возможную добычу? Обычно ящерицы вовсе не стремились распугать
лошадей, они предпочитали подкрасться незаметно и схватить добычу
наверняка.
Сейчас загнанная в угол и взбешенная чешуйчатая тварь присела на
задние лапы, а передними, украшенными жуткими когтями, молотила воздух,
пытаясь достать Сурру. Но если эта восьмифутовая ящерица окончательно
потеряла разум и нападала с яростным отчаянием загнанного зверя, то кошка
была совершенно спокойна и атаковала, играючи, поддразнивая и в тоже время
постоянно держась на безопасном расстоянии.
Перекрикивая свист ящерицы, Сторм пропел сигнал вызова.
Ему не пришлось долго ждать. Баку, должно быть, давно уже проснулся,
услышав общую тревогу. Хотя ночь и не лучшее время для орла, он явился
немедленно и получив сигнал `убивай!` на языке своей породы, тут же
обрушился на ящерицу. Его кинжально острые когти глубоко вонзились в
чешуйчатую спину, огромные крылья били по глазам противника. Ящерица
опрокинулась на спину, пытаясь сбросить своего страшного наездника, и
открыла при этом мягкий незащищенный живот. Сюда и направил Сторм всю мощь
своего парализатора. Парализующий луч перехватил мягкое горло йорис так же
надежно и туго, как петля аркана. Чудище захрипело, молотя воздух всеми
своими лапами и вскоре замерло. Сторм, повинуясь давно отработанному
автоматизму, прыгнул вперед с ножом в руке. Руки его по локоть залило
липкой кровью, прежде чем он окончательно уверился, что эта йорис больше
никогда не выйдет на охоту.
К сожалению, смерть йорис уже ничего не могла изменить. Она прожила
достаточно долго, чтобы превратить аккуратный табун в неуправляемую
лавину. Случись это нападение в глубине пустыни, и Ларкину наверняка не
видать бы большинства своих лошадей. Но сейчас оставалась какая-то надежда
и прежде всего на то, что лошади завезены на Арцор недавно и еще не успели
освоиться. Хоть они и разбежались в панике, но, скорее всего, далеко не
уйдут и их удастся окружить и собрать. Но сколько при этом будет потеряно
бесценного времени!
На следующее утро Ларкин с осунувшимся лицом и провалившимися глазами
подъехал к багажной повозке.
- Дорт! - окликнул он подъехавшего старожила, - говорят тут недалеко,
вниз по Талагру, охотничий лагерь норби. Несколько их следопытов сделают
сейчас больше, чем все мы вместе взятые.
Он соскользнул с лошади и на негнущихся ногах шагнул к багажной
тележке.
- Ты умеешь говорить их знаками, так что ехать к ним придется тебе.
Скажешь их вождю, что я готов заплатить за помощь скажем, парой годовалых
кобыл.
Он тяжело вздохнул и отхлебнул из кружки, которую повар успел сунуть
ему в руки.
- Сколько голов ребята привели за это утро? - спросил он.
Сторм махнул рукой в сторону временного загона, куда помещали
беглецов.
- Семерых. Но мы можем потерять и верховых, если будем гонять их без
отдыха. Для такой работы нас здесь слишком мало.
- Знаю! - Ларкин раздраженно щелкнул пальцами. - Но не думаешь же ты,
что эти четвероногие дураки так и будут бежать все это время без оглядки?
- Почему бы и нет, если их разогнали намеренно? - Землянин помолчал,
ожидая пока его намек дойдет до собеседников. И когда мужчины уставились
на него, он продолжил: - Почему-то эта йорис напала, когда ветер дул ей в
спину.
Дорт Лансин перевел дыхание и одобрительно хмыкнул.
- Малыш попал в точку, Пат! Можно подумать, что эта ящерица
действительно хотела перепугать наших лошадей.
Глаза Ларкина стали жесткими, губы сжались в тонкую жесткую линию.
- Если только я буду уверен в этом... - начал он и рука его
машинально легла на рукоять парализатора. Дорт жестко рассмеялся.
- Ив кого же ты будешь стрелять, Пат? Если какой-то негодяй подстроил
все это, то он, конечно, прочешет здесь каждую щель и соберет наших
лошадей до того, как мы успеем хоть что-то сделать. И мы даже следов его
не найдем.
- Ну, следы-то смогут отыскать норби. Сторм, ты хоть и
новичок, хоть и пришел с внешних миров, но у тебя явно есть
способности к такой работе. Поедешь вместе с Дортом. Если встретите
заблудившихся лошадей, гоните их сюда. Я думаю, если вам встретится еще
йорис, твоя дрессированная кошка с ней справится. И я хочу, чтобы
разведчики норби обшарили тут каждый метр, раз уж мы думаем, что ящерицу
кто-то навел.
Сурра, которая двигалась куда быстрее утомленных лошадей, скоро
опередила всех и пошла впереди отрада, направлявшегося к далекому берегу.
А высоко в воздушных струях плыл над ними Баку - еще одна пара зорких
глаз. Сторм был уверен, что именно Баку первым увидит лагерь норби. И
словно подтверждая его уверенность, Баку вдруг сложил крылья и уселся на
голой скале, выделяясь ярким черным пятном на фоне красных камней.
Убедившись, что землянин заметил и понял его сигнал, он снова взлетел и
величественно поплыл к юго-западу.
Почуяв воду, усталые лошади прибавили шаг, проламываясь через густую
чащу колючих кустов, у которых на голых ветках вместо цветов висели
пушистые семенные коробочки, похожие на маленькие меховые муфты.
Сурра, почти неотличимая по окрасу от полусухой прошлогодней травы,
легко бежала впереди, время от времени взлетая в воздух огромным скачком,
сразу становясь похожей на какого-то страшного духа этого пограничного
мира.
Внезапно Дорт натянул поводья и предупреждающе вскинул руки. Сторм

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован