20 декабря 2001
156

ПРАХ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Андрей Романов
КОСМИЧЕСКИЙ АР МАГЕДДОН

фантастическая повесть

П Р О Л О Г

К концу трех тысячелетий, пролетевших с той поры когда несметные пол-
чища могущественного царя Асархаддона повергли в прах величие древнего
Сидона, обрушив камни его крепостных стен в море, многое изменилось на
Терре. Далеко шагнула человеческая мысль, широко раздвинув занавес неиз-
вестного. Через тернии научных заблуждений и тупиковых гипотез, в трудах
и свершениях человечество упорно прокладывало себе дорогу к звездам. От
нескольких минут, проведенных на земной орбите до колонизации Луны и
планет Солнечной системы; от первых, и не всегда удачных, попыток косми-
ческих полетов к ближайшим звездам до освоения галактического прост-
ранства на расстояния в сотни световых лет.
Открытие возможности передвижения в космическом пространстве с по-
мощью сингулярных переходов, наподобие червячных ходов, соединяющих
подпространственными тоннелями, удаленные миры, позволило сократить вре-
мя межзвездных перелетов с десятков и сотен лет до нескольких недель,
требуемых для разгона звездолета и его торможения. Вслед за небольшими
маневренными звездолетами-разведчиками, оснащенными современными сингу-
лярными двигателями, в космические дали устремились мощные звездные ко-
рабли: грозные военные крейсера, оснащенные современным боевым оружием,
способным сжечь термоядерным огнем поверхность целой планеты до самой
мантии; изящные пассажирские лайнеры, созданные для возможности комфор-
табельных путешествий богатых клиентов; гигантские неповоротливые транс-
портники, уносящие в своих металлических чревах сотни и тысячи людей,
желающих познать непознанное, увидеть невиданное.
Широкий поток колонистов, внимательно следящих за информацией, посту-
пающей от межзвездных экспедиций, хлынул в новые миры. Каждый хотел най-
ти свое Эльдорадо, преодолевая для этого сотни и тысячи парсек, испыты-
вая порою неимоверные лишения и трудности. Каждый в глубине души лелеял
мечту ухватить наконец-то за хвост синюю птицу удачи. Не всегда и не
всем это удавалось. Большинству
приходилось полной чашей испить горечь поражения. Но это не останав-
ливало идущих следом. Так уж устроен человек.
Рогнеда - вторая планета, вращающаяся вокруг Протея, звезды, по массе
в несколько раз превышающей массу Солнца, открытая во время одной из
многочисленных галактических экспедиций, не стала исключением. Как и
многие другие подобные ей планеты, на которых сложились подходящие для
жизни людей условия, она тоже привлекла внимание будущих переселенцев.
Особенно подогревало их интерес открытие на планете гиперкристаллов, об-
ладающих, как говорили сведующие в этом деле люди, естественным интел-
лектом, что позволяло с высокой эффективностью использовать эти гиперк-
ристаллы в качестве основных запоминающе-преобразующих элементов при
создании супермощных компьютеров, обладающих огромной памятью и ско-
ростью счета.
Но тех, кто решился связать свою жизнь с Рогнедой было не так уж и
много. Не всякому приходился по нутру слишком жаркий климат планеты,
большую часть суши которой занимала каменистая полупустыня, а остальная
территория находилась во власти океана, воды которого были разогреты до
высокой температуры. Большинство из приехавших сюда не вынеся тяжелейших
условий жизни и изнурительного труда в поисках призрачного богатства,
покидало негостеприимную планету, кляня злую судьбину. Кто-кто успевал
обрести вечный покой, оставив свое бренное тело, мумифицированное под
лучами палящего солнца, на безлюдных пустынных просторах, за сотни све-
товых лет от того места, где ему была дадена жизнь.
Первую партию людей, решивших остановить свой жизненный выбор именно
на этой планете, не испугавшись ни адских условий жизни, ни большой уда-
ленности от Терры и других заселенных миров, возглавил сэр Дэвид Клей-
тон, тот самый астронавигатор, которому и принадлежала честь открытия
планеты. Это он заметил на большом экране внешнего локатора слабенькую
искорку планеты, блестевшей в отраженном свете центрального светила,
среди хаоса малых и больших звезд. Еще крепкий, но уже седеющий мужчина,
лет шестидесяти, сэр Дэвид большую часть своей жизни отдал космосу. За
это время он всего лишь единожды испытал радость открытия. Для него это
было как первая любовь - навсегда. И пусть жребий, вытянутый им был не
слишком удачен, но это был его жребий. После отставки сэр Дэвид вернулся
на Рогнеду, чтобы прожить на ней оставшиеся годы. Он нашел сподвижников.
Так на Рогнеде возникла земная колония.

1

- Я не люблю тебя. Вместе мы никогда не будем счастливы, - Патриция
Клейтон, единственная дочь сэра Дэвида Клейтона, основателя земной коло-
нии на Рогнеде, отрицательно покачала головой. От этого движения кашта-
новые волосы, обрамляющие красивое лицо, разлетелись пышным веером у нее
за спиной и упали тяжелыми прядями на девичьи плечи, обтянутые нежно-го-
лубым шелком праздничного платья. Ее темно-серые глаза со стальным от-
тенком, напоминающим цвет волны в холодном северном море, смотрели сер-
дито и недовольно. В то же время, в их бездонной глубине скрывалась не-
которая виноватость за то, что она непроизвольно причинила боль другому
человеку, совершенно не хотя этого и поначалу даже не подозревая об
этом.
- Как все было хорошо, когда мы с тобой были просто друзьями, - дос-
садливо поморщившись произнесла она после некоторой паузы. - Ну зачем ты
в меня влюбился! Ты ведь прекрасно знал, что я выхожу замуж.
Джимми Винклер, молодой человек, среднего роста, лет тридцати отроду,
взглянул исподлобья на мисс Клейтон и растянул тонкие губы в горькой ус-
мешке, больше похожей на оскал затравленного волка.
- Сердцу не прикажешь, - глухо произнес он и его лицо исказилось
словно от резкого приступа сильной зубной боли.
Джимми многое успел повидать на своем коротком веку. Не раз приходи-
лось ему рисковать жизнью во время службы в корпусе дальней галактичес-
кой разведки. Но никогда еще у него на душе небыло так тоскливо как сей-
час. Безнадежность застыла в его глазах. Лю бовь коварна. кого-то она
окрыляет, вознося к вершинам блаженства, а кого-то ввергает в пучину ду-
шевных смятений, свербящей болью изъедая раненое сердце. Любая телесная
пытка ничто по сравнению с этим.
- Останемся друзьями? - попыталась смягчить разговор Патриция.
- Нет, я уже не смогу быть тебе просто другом, - отрицательно покачал
головой Джимми. - Но ты не беспокойся. Я не буду надоедать тебе своим
присутствием. Я решил уйти. Зашел попрощаться. Так что... не поминайте
лихом. И...желаю счастья. - Джимми развернулся и направился к выходу.
- И куда-же ты собрался уйти, чтобы не надоедать мне больше? - скеп-
тически спросила Патриция. - На Рогнеде не так уж и много обжитых терри-
торий.
- На один из островов Большого Архипелага, - ответил Джимми. - На ка-
кой конкретно еще не решил. Надеюсь, что там наши дороги уже не пересе-
кутся.
- Ты собрался на Большой Архипелаг? - переспросила Патриция и когда
Джимми утвердительно кивнул головой, нахмурилась. - Не будь глупцом. Это
же верная смерть. Я хоть и сердита на тебя, но не до такой же степени. Я
вовсе не хочу, чтобы из-за меня погибал человек. Ты знаешь сколько гра-
вилетов покоится на дне Штормового Пролива? А сколько таких как ты, ис-
кателей приключений, нашло свою погибель на скалах Мыса Разбитых Надежд?
Этот мыс притягивает молнии, будто он сделан из чистого железа. А может
быть тебе напомнить, как полгода назад вы с моим отцом едва живыми вер-
нулись оттуда. Вы бросили там все ваше снаряжение. А второй гравилет?
Где он? Потерпел аварию? Да вы в живых-то остались только потому, что
вас было двое. А сейчас ты хочешь идти один. Неужели ты такой слабый,
что ищешь смерти только потому, что тебе отказали в любви?
- Нет. Я сильный, - ответил Джимми. - Именно поэтому я и ухожу, а не
валяюсь у тебя в ногах вымаливая твою благосклонность. Прощай.
Он развернулся и хлопнув дверью вышел. Лицо Патриции сделалось груст-
ным. Завтрашнее бракосочетание с Максом Лернером, галантным молодым че-
ловеком, поселившимся на Рогнеде полгода назад и сразу же завоевавшим ее
расположение, было омрачено. Она знала Джимми давно, с тех пор, как они
среди первых колонистов приземлились на этой планете. Все это время она
всегда относилась к нему как к другу. К надежному другу. Но никогда она
не давала ему повода претендовать на что-то большее. Да он и не выказы-
вал до сих пор никаких иных чувств кроме дружбы. Конечно, она догадыва-
лась, что он неравнодушен к ней (как, впрочем, догадалась бы любая жен-
щина, оказавшаяся на ее месте), но тоже не подавала виду. Неужели извес-
тие о ее свадьбе с Максом так сильно повлияло на него? Сегодня он неча-
янно или сознательно преступил ту грань, которая отделяет дружбу от люб-
ви, и за это поплатился. Поделом.
Патриция подошла к двери гостиной, где ее ждали Макс и его друг
Альфредо, прилетевший вместе с ним на Рогнеду. Она задержалась на секун-
ду, чтобы поправить сбившуюся прическу и хотела уже было войти, когда
услышала тихий разговор, доносившийся из гостиной.
- Надеюсь, что когда ты станешь зятем, старик поделится с тобой своим
богатством? - спросил Альфредо. - Он один из немногих, кто знает путь к
месторождению гиперкристаллов. Неплохо было бы выудить из него эту ин-
формацию.
- Постараюсь, - ответил Макс. - Не затем же я тащился в такую даль,
чтобы жениться на провинциальной принцессе и получить в приданное учас-
ток выжженной земли. Я не собираюсь задерживаться здесь надолго. Климат
Терры мне больше подходит, чем эта душегубка.
- Да, но на Терре нужны деньги. Большие деньги.
- За этим мы и здесь. Сыграем свадьбу, а потом я найду способ как вы-
качать из папаши все его состояние.
Дверь чуть слышно скрипнула и растворилась. Они разом прекратили свой
разговор и обернулись. На пороге стояла Патриция. Ее глаза были полны
слез.
- Так значит все это из-за денег? Все эти ухаживания, признания, обе-
щания. Какая же я глупая. Как я в тебе ошиблась. - она смахнула рукой
набежавшую слезу. - Бедный Джимми, ты из-за меня отправился в пекло.
Патриция перевела взгляд с Макса на Альфредо, потом снова посмотрела
на Макса.
- Свадьбы не будет. Я возвращаю тебе твой подарок. - Она сняла с
пальца золотое колечко, подаренное ей Максом в день их помолвки, бросила
ему под ноги и развернулась, собираясь уйти.
- Постой, любимая! - кинулся к ней Макс, пытаясь удержать.
- Не прикасайся ко мне, подонок! - вскрикнула Патриция, когда он
схватил ее за руки.
- Ты меня неправильно поняла, Патриция! - торопливо зашептал ей Макс.
- Я люблю тебя, люблю! Мы поедем на Терру вместе. Мы...
- Отпусти меня, негодяй! - она не дала ему договорить.
Пытаясь освободиться от Макса, который держал ее за руки, Патриция
повернулась спиной к Альфредо.
- Дорогая, выслушай меня, - пытался уговорить ее Макс.
В этот миг он увидел как из груди Патриции выскочило тонкое лазерное
жало энергоножа, потрескивающее синеватыми искрами высокого напряжения.
Выскочило и тут же исчезло, словно его и не было. Только черное пятнышко
обугленных тканей в месте нанесения удара, да запекшаяся капелька крови,
похожая на приколотую к платью темно-красную бусинку, подсказывали, что
это ему не привиделось. Девушка начала медленно оседать на пол.
- Что ты наделал? - вскричал потрясенный Макс. - Ты убил ее!
- Замолчи, придурок, - прошипел Альфредо. - Я спас тебя от позора.
Ты, что, не понимаешь, что она бы все рассказала отцу. И тогда конец
всем нашим планам. Пришлось бы убираться с планеты первым же рейсом.
- Но как же нам быть сейчас? Она мертва. Ты знаешь, что делают на
Рогнеде с убийцами? - глаза Макса были полны страха.
- Не трепещи, мразь, - прикрикнул на него Альфредо. - Слушай меня.
Только-что здесь был этот парень... как его... Джимми...Джимми... Джимми
Винклер. Он влюблен в нее. Об этом весь поселок знает. Скажешь, что ус-
лышал шум в коридоре. Выбежал, увидел Патрицию, лежащую на полу. Я подт-
вержу. Подозрение падет на него. Обычное дело - ревность. Нам поверят.
Ведь тебе незачем убивать ее за день до свадьбы, не правда-ли? Мне тоже
незачем, так как я твой друг. Логично?
- Л-логично, - неуверенно пролепетал Макс, заплетающимся от страха
языком.
- Вот и хорошо, - произнес Альфредо и, грозно посмотрев на Макса, до-
бавил. - Смотри, не расколись раньше времени.
После этого он громко закричал.
- Помогите, помогите кто-нибудь!
Захлопали двери. На крики о помощи начали собираться люди. Появился
сэр Дэвид. Увидев лежащую на полу Патрицию он приблизился к ней и опус-
тился на колени рядом с телом.
- Что с ней? - спросил он тихо у подоспевшего доктора.
Тот внимательно рассматривал маленькое темное пятнышко на груди Пат-
риции, покрытое запекшейся кровью.
- Энергонож, - произнес он закончив осмотр и добавил после некоторого
молчания. - Били в спину.
- Она жива? - с надеждой спросил сэр Дэвид.
Доктор отрицательно покачал головой.
- Кто? - еле слышно спросил сэр Дэвид.
- Винклер, Джимми Винклер, - вступил в разговор Альфредо, пронзив
грозным взглядом испуганного Макса. - Я только-что видел его. Он не так
давно ушел отсюда. Мы с Максом сидели в гостиной, когда услышали шум в
коридоре. Я выглянул... увидел ее... вот здесь.
- Я не верю, что Джимми мог это сделать. Он был мне как сын, - пока-
чал головой сэр Дэвид.
- Наверное из-за ревности, - ответил Альфредо. - Все знают, что он
любил вашу дочь.
Сэр Дэвид медленно встал.
- Найдите мне его. Я хочу посмотреть ему в глаза.

2

- О, боги! Как болит голова! Нет никакого спасения. Надо все-таки
дать себе хотя бы небольшой отдых. Четвертые сутки без сна. Это слишком
много для человеческого организма. Даже электроника не спасает.
Билли Лонг, исполняющий обязанности шерифа в поселке колонистов, поп-
равил свободной рукой тонкий обруч энергобиостимулятора, надетый на го-
лову с таким расчетом, чтобы его чувствительные пластины, выполненные из
проводящего материала в виде тонких овальных лепестков, попадали точно
на височные доли. Но энергобиостимулятор, предназначенный для снятия ус-
талости, сейчас вызывал лишь тупую ноющую боль в черепной коробке. Это
был первый и самый верный признак того, что все скрытые резервы его ор-
ганизма на исходе.
` Продержаться бы еще немного, прежде чем свалюсь от усталости. Хотя
бы до конца дня. - думал Билли внимательно осматривая растилающуюся под
ним поверхность. - Мне надо первым разыскать этого придурка. Прежде, чем
его разорвут на части разъяренные колонисты. Ну попадись ты мне только.
Уж я-то тебе по старой дружбе челюсть сверну. Эх Джимми, Джимми. Какого
черта ты связался с этой девчонкой. Вот теперь расхлебывай `.
Билли был сильно зол на Джимми. Он не мог поверить в то, что его друг
способен на убийство беззащитного человека, тем более женщины. Но факты
- вещь упрямая. Есть свидетели совершенного злодеяния.
Билл вел свой гравилет на высоте не более ста метров от поверхности,
выверяя путь по бортовому компасу. Это было совсем нелишне. При той од-
нообразности ландшафта, который растилался внизу и представлял собой
слабо-холмистую коричневато-желтую степь с редкими островками зелени,
сбиться с пути было делом совершенно несложным.
Его руки лежали на штурвале, усталый, но внимательный взгляд был уст-
ремлен вниз на землю, словно он там что-то высматривал, а в голове гру-
дились невеселые мысли. За прошедшие четверо суток он на своем гравилете
прочесал всю округу на расстоянии не менее тысячи километров от поселка.
И все безрезультатно. Оставался последний необследованный им сектор, на-
ходящийся в направлении к Мысу Разбитых Надежд. Билл специально оставил
этот учаток на потом. Этот малоисследованный район редко кто посещал, а
из тех кто все-таки рискнул пойти туда, редко кто возвращался живым. И
если Джимми не до конца еще выжил из ума, то сюда он едва ли полетит.
Хотя...кто его знает. Сейчас от него всего можно ожидать.
В данном направлении Билл летел уже несколько часов. В одном месте,
там, где каменистая поверхность была перечеркнута узкой, но глубокой
трещиной, он увидел на земле, невдалеке от небольшой рощицы, состоящей
из нескольких десятков низкорослых деревцев, вперемежку с колючим кус-
тарником, несколько прямых полос черного цвета - следы посадки гравиле-
та.
`Похоже, здесь кто-то уже приземлялся, - подумал он и лихо заложив
вираж зашел на посадку. - Вот и хорошо, хоть какая-то зацепка`.
Приземлившись Билл, откинул прозрачный колпак гравилета и пружинисто
соскочив на землю, огляделся.
Иссушенная зноем почва была сильно утрамбована, словно по ней прош-
лось стадо слонов. Многочисленные вмятины от следов, оставленные, как
видно, во время последних дождей, довольно редких на Рогнеде, округлые,
с рядом четких зазубрин давали ясное представление о том, что эта терри-
тория была местом обитания какого-то довольно массивного зверя. Это
предположение, сделанное Биллом, не замедлило подтвердиться.
Навстречу ему из кустов переваливаясь с боку на бок выкатилось стран-
ное животное. на толстых тумбовидных ногах. Оно имело множество длинных
толстых щупалец, черными змеями свисавших до самой земли; бугрообразную
голову, посредине которой находился большой фасеточный глаз, и мощный
торс, частично прикрытый складками кожи, нависающей над выпирающими буг-
рами мышц. Прямо под глазом торчал длинный роговый клюв желтоватого цве-
та, как у неоперившегося птенца. Кожа существа была темно-фиолетовой и
блестела на солнце.
- Эй ты, гриб многорукий. Поди сюда, - крикнул ему Билл, демонстра-
тивно положив руку на кобуру с лучеметом. - Ты кто?
Пока лингвоанализатор, висевший на груди Билла, переводил его вопрос,
Билл брезгливо разглядывал подошедшее к нему существо. Оно было известно
ему. Наделенное зачатками разума, подобными тем, что были у первобытного
человека, оно относилось к представителям наиболее крупного вида местной
фауны, обнаруженного на планете. По интеллектуальному развитию эти су-
щества не шли ни в какое сравнение с человеком и, повидимому, находились
в самом начале эволюционной лестницы. Возможно, что через несколько ты-
сяч лет этот вид сумеет подняться до уровня цивилизации, а пока... Ко-
нечно, может статься, что Билл ошибался и эти существа, наоборот, дегра-
дировали с уровня цивилизации до нынешнего состояния. Кто его знает. По
крайней мере Билла это в данный момент абсолютно не интересовало.
Данных о жизни этих существ было мало. Жили они довольно скрытно, в
оазисах, которые располагались вблизи глубоких трещин, густой сетью пок-
рывавших поверхность Рогнеды. Лишний раз показываться на глаза людей,
невесть откуда появившихся на их родной планете, они не стремились. Чем
они питаются никто не знал, но так как никаких агрессивных действий по
отношению к людям со стороны этих гигантов замечено не было, то люди
сделали вывод, что их нечего опасаться. Именно поэтому Билл не очень-то
испугался подошедшего к нему монстра, который был почти на три фута выше
его и, к тому же, гораздо плотнее и шире. Да и что бояться человеку, во-
оруженному современным оружием, какого-то дикаря-аборигена, которого и
разумным-то можно назвать с большой натяжкой.
- Так кто же ты? - повторил свой вопрос Билл.
- Моя Крака. Моя карошая. Моя здесь живет, - перевел лингвоанализатор
птичий щебет, вперемежку с похрюкиванием и шипением, вырывавшийся из
клюва Краки.
- Ладно, ладно, живи, - разрешил Билл и снова спросил его. - Ты здесь
одного человека не видел? Ну...вот такого как я. Только помоложе чуток,
да глаза синие. А, впрочем, что я тебе объясняю. Ты и в лицах-то, поди,
не разбираешься.- он на секунду задумался, потом махнул в сторону грави-
лета, серебристые бока которого ярко блестели на солнце. - Вот на такой
штуковине он прилетел.
- Моя видел, моя знает где. Хорошая человека, - обрадованно зачирикал
Крака.
- Правда? Вот удача! И где же он? Покажи.
- Моя покажет. Твоя надо спуститься туда, - Крака махнул тремя своими
щупальцами в сторону зияющего провала. - Тот, который прилетел с неба,
там.
- Там? Приятная новость! Ох и хитер же ты Джимми. Нашел место, где
спрятаться. Думал не найду, - Билл самодовольно усмехнулся, предвкушая
встречу с ним. - Интересно, какие у тебя сделаются глаза, когда ты меня
увидишь.
- Да, да, он там, там, - подтвердил Крака, усиленно кивая своей гри-
бообразной головой.
- А ты не врешь, чучело огородное? - вдруг закралось подозрение в ду-
шу Билла. - Дай-ка я тебя на правдивость проверю.
Он достал из нагрудного кармана небольшую коробочку с широким растру-
бом на конце - анализатор биотоков головного мозга - и направил его в
сторону Краки.
- Отвечай мне честно, что он там делает?
- О-о-о! - восторженно произнес Крака. - Он там грийоргий ловит.
Оч-чень вкусно. Судя по биотокам, поступившим в анализатор, Крака гово-
рил чистую правду.
- Кого он там ловит? Как ты их назвал? Гр...грийорги? Это, что за су-
щества такие? - поинтересовался Билл. Привыкший к осторожности, он и те-
перь не слишком доверял этому чудовищу, но ведь прибор не обманешь. -
Слушай, ты, дылда. Он туда вместе с гравилетом спустился?
- Да-да, вместе. Он там, - утвердительно закивал Крака и его клювооб-
разный рот приоткрылся, обнажая острые пластины зубов.
- Наверняка это урод не травкой питается, - подумал Билл, на всякий
случай незаметно снимая лучемет с предохранителя. - Надо быть с ним по-
осторожней.
- Ты мне про грийоргий не ответил, - напомнил Краке Билл. - Что это
за твари, которые неизвестно для чего понадобились Джимми.
Крака в ответ разразился целой какафонией звуков: свистящих, шипящих,
крякающих и даже причмокивающих. Лингвоанализатор перевел коротко `Хищ-
ник. Вкусный`.
- Хищник!? Так Джимми в опасности? - заволновался Билл.
- Нет, нет. Сейчас опасности нет, - успокоил его Крака.
- Хорошо. Как туда спуститься? - спросил Билл, подумав, что сделать
это на гравилете, не поцарапав обшивку, будет довольно трудно.
- Вот лиана есть. Твоя привяжется, моя будет держать. - просвистел
Крака.
- Ага. Я привяжусь, а ты меня вместе с лианой туда и сбросишь, Ищи
дураков в другом месте, - недоверчиво проговорил Билл и приказал ему: -
Ну-ка, смотри сюда.
Он снова направил антенну анализатора правды и добавил чувстви-
тельности.
- Отвечай. Бросишь меня там?
- Нет, нет. Моя не бросит. Моя будет крепко держать. Это моя самая
большая драгоценность, - Крака потряс лианой перед носом Билла, который
от такой фамильярности чуть было не выхватил лучемет.
Показания анализатора говорили о том, что и сейчас все слова Краки
чистая правда.
- Ладно, привязывай, - разрешил Билл. - Но если обманешь... Вот, что
получишь, - Билл демонстративно похлопал по висевшей у него на боку ко-
буре.
- Нет, нет. Не обману. Но надо сначала вот это одеть, - прокаркал
Крака, протягивая Биллу предмет, напоминающий лошадиную сбрую, тесемками
завязывающуюся на спине. К этой сбруе и была привязана лиана.
- Одеть? Зачем? - подозрительно спросил Билл.
- Твоя удобно будет,. - ответил Крака.
- Ну...раз удобно...давай одену.
Билл одел сбрую, предложенную Кракой и подошел к краю пропасти. Внизу
был непроглядный мрак.
- Эх, Джимми, Джимми.! Какой черт тебя туда занес? Неужели страх пе-
ред расплатой под землю погнал? В таком случае я тебя и под землей дос-
тану, - подумал Билл. - А может действительно эти грийорги так высоко
ценятся, что из-за них надо лезть в преисподнюю. Тогда почему я о них до
сих пор ничего не слышал?
Он хотел было спросить у Краки как лучше спуститься, но тут получил
сзади мощный пинок (наверное одной из толстенных лап Краки) и полетел
вниз головой в пропасть.
- Гы,гы. Крака сегодня снова будет кушать вкусный грийорга, - удов-
летворенно проскрипел Крака, поудобнее усаживаясь на краю пропасти и ле-
гонько подергивая лиану. - Этот глупый землянин поймает для Краки
большой и вкусный грийорга.

3

Джимми Винклер сдержал слово, данное мисс Клейтон. В тот же вечер его
гравилет, доверху набитый оборудованием, необходимым для проведения гео-
логических изысканий, снаряжением и продуктами питания, взял курс на
юго-запад.
Его путь пролегал через Ураганный Полуостров, к Мысу Разбитых Надежд.
Отсюда было уже рукой подать до конечной цели его путешествия - островов
Большого Архипелага, которые находились в самом сердце Горячего моря, на
полпути к Южному материку. Горячее море, омывающее с юга Северный мате-
рик, на котором находилась земная колония, непреодолимой преградой ста-
новилось на пути тех исследователей, которые желали попасть на Южный ма-
терик. Перелететь на гравилете через Горячее море было делом весьма не-
безопасным, так как температура воды, больше похожей на крепкий солевой
рассол, нередко поднималась до четырехсот градусов по Фаренгейту. Гораз-
до удобнее это было сделать с помощью космического катера. Для этого на-
до было сначала выйти на орбиту, а затем только приземлиться в нужном
месте.
Но сам по себе Южный материк особого интереса для исследователей не
представлял. Это была огромная бесконечная пустыня, раскаленная на эква-
торе до такой степени, что казалось даже песок здесь начинал светиться
от переполняющего его жара. Кристаллы соли, встречающиеся здесь в вели-
ком множестве, отражали во всех направлениях солнечные лучи, преломляли
их, пропуская через себя и разлагая в разноцветный спектр, отчего каза-
лось, что пустыня переливается всеми цветами радуги. Это был блестящий
мир. Яркий и искрящийся. Красивый, но безжизненный. И от этого для людей
практически бесполезный.
Интерес представляла лишь небольшая полоска суши, самая ее кромка,
протянувшаяся по берегам Горячего моря. Именно здесь наиболее часто
встречались столь редкие и от этого супердрагоценные гиперкристаллы. Ко-
нечно гиперкристаллы находили и в других местах, например в пустыне, за
многие тысячи километров от моря, но это были единичные случаи. Откуда
они берутся, как зарождаются и для чего созданы природой - этого не знал
никто.
Спасаясь от неимоверной жары, которая с приближением к Горячему морю
становилась все более нестерпимой, Джимми вынужден был лететь ночью, а
днем отсыпаться, найдя для себя какое-либо убежище в виде небольшой ро-
щицы, состоящей из кучки низкорослых деревьев, на которых почти никогда
не бывало листвы, неглубокого овражка или трещины.
Еще издали, за много-много километров, он увидел темную, с неровными
краями, полоску, висящую над побережьем. Толстая пелена
облаков, образующихся в результате интенсивного испарения, идущего от
разогретых до высокой температуры вод Горячего моря, закрывала всю его
акваторию, не давая никакой возможности различить что-либо на поверхнос-
ти моря. И только радиоволна, зарегистрированная с помощью космического
локатора, пробив сплошную облачность принесла весть о том, что где-то
посреди бескрайних просторов моря стоит незыблемая твердь, омываемая пе-
нистыми бурунами бушующих волн.
Эти небольшие участки суши, затерянные среди волн, и были островами
Большого Архипелага. Именно сюда и стремился Джимми, надеясь обрести
здесь в тяжком труде и лишениях душевное спокойствие и, ежечасно, ежеми-
нутно рискуя собственной жизнью, позабыть ту, которую так любил.
По мере приближения к Ураганному полуострову гравилет начало болтать
из стороны в сторону. Он то и дело клевал носом, проваливаясь в много-
численные воздушные ямы, взлетал вверх, подбрасываемый встречным восхо-
дящим потоком, под действием бокового ветра заваливался то на один то на
другой бок и, казалось, что только чудом не срывался в штопор. Чувство-
валось грозное дыхание надвигающегося урагана.
Полуостров недаром носил название Ураганного. Турбулентные потоки,
исходящие от поверхностей, нагретых до разных температур, закручивались
здесь в гигантские вихри, которые будоража пересыщенную влагой атмосфе-
ру, способствовали образованию в этом районе ураганных ветров, разбиваю-
щихся о скалистые утесы полуострова. Особенного буйства силы природы
достигали на самой оконечной точке Ураганного Полуострова, глубоко выпи-
рающей в открытое море - Мысе Разбитых Надежд. В этом месте остервенелые
волны с диким хохотом и воем набрасывались на скалистый берег, соревну-
ясь в титанической силе со шквальным ветром, швыряющим горстями водяные
брызги в морду разверзнутым небесам в безуспешной попытке сокрушить гро-
мады прибрежных скал.
Джимми направил свой гравилет прямо в центр беснующейся стихии. Он
хотел попасть в так называемый глаз тайфуна, где
разбушевавшаяся стихия несколько смиряла свой пыл. Только там было
спасение. Безудержное веселье охватило его. Переполненный этим весельем,
он запел. Это была песня, которую по неписанной традиции пели все звез-
доплаватели, оказавшиеся в беде - гимн смерти.
Яростные звуки песни, слетали с его губ, лихорадочным блеском свети-
лись глаза, а руки... руки крепко сжимали штурвал, заставляя гравилет
буквально продираться сквозь стремительно накрывающую его мглу.
Тяжелые тучи громоздились одна на другую на его пути, то образуя ве-
личественные замки, высокие минареты и массивные башни, то превращаясь в
диковинных зверей: громадного гиппопотама с тумбовидными ногами, грозя-
щегося растоптать каждого, кто осмелится приблизиться к нему; сказочного
дракона со змеиной головой, насаженной на длинную гибкую шею, и извилис-
тым хвостом, в неистовстве хлещущим себя по округлым бокам; плоских че-
репах, медленно выползающих из седых волн древнего океана на обетованную
землю. Яркие молнии вспарывали пространство между тучами и беснующимся
океаном, заполненное ажурной пеленой, сотканной бурей из мельчайших
брызг пенящейся воды.
Под брюхом гравилета промелькнули и сразу же исчезли, будто раствори-
лись в сером тумане, осклизлые зазубрины прибрежных скал, окруженные бе-
лыми бурунами волн, словно клыки, торчащие из слюнявой пасти затравлен-
ного волка; внизу бесновалась водная стихия. Исполинская рука урагана
словно маленькую щепку со всего размаха швырнула гравилет в самое пекло,
туда, где совершенно исчезала грань между водой и воздухом, между океа-
ном и небесами. И закружило его, завертело в неудержимой круговерти, не-
ся навстречу своей гибели.
Но у Джимми на этот счет были другие планы. У самой поверхности воды
ему удалось выровнять гравилет и наперекор необузданным силам природы
ввинтить его в взлохмаченное небо, избежав прожорливой пасти океана.
Первый раунд борьбы Джимми выиграл. Мыс Разбитых Надежд - самое опас-
ное место, где многие находили свой конец - остался позади. Над морем
тоже было не совсем спокойно, но не в пример тому беззаконью, которое
творилось там, где океан встречается с сушей.
Джимми пересекал Штормовой Пролив в самом его узком месте. Клокочущий
ад, видневшийся в разрывах облаков мог напугать кого угодно, но только
не Джимми. Возбуждение, охватившее его когда он подлетал к Мысу Разбитых
Надежд, прошло. Теперь он был внимателен, сосредоточен и предельно соб-
ран. Гравилет летел на такой высоте, на которой его не смогли бы слиз-
нуть даже самые высокие волны и, в то же время, вероятность поймать мол-
нию в металлический корпус была минимальна.
Он пролетел уже большую половину пути, когда прямо перед носом грави-
лета небеса словно раскололись на множество кусков и яркая молния на
мгновение ослепила его. Гравилет сильно тряхнуло и Джимми непроизвольно
подался всем корпусом вперед, навалившись при этом на штурвал. От этого
неосторожного движения гравилет устремился вниз. Джимми тут же рванул
штурвал на себя, но было уже поздно. Вынырнув из-за низко висящих обла-
ков гравилет на полной скорости врезался в поверхность Горячего моря и
начал быстро погружаться в воду. Джимми всеми силами пытался остановить
погружение или, хотя-бы, стабилизировать его, чтобы затем вынырнуть на
поверхность и попытаться взлететь с воды. Но перегруженный гравилет про-
должал опускаться все глубже и глубже в морскую пучину, одновременно по
инерции продвигаясь вперед.
И чем глубже он погружался тем меньше становилась качка. Наконец тол-
чея волн прекратилась. Джимми оказался заточенным в гравилете на глубине
многих метров от поверхности. Серая масса воды, которую с трудом проби-
вал свет мощной лампы носового прожектора, окружала его со всех сторон.
Давление снаружи возрастало. Скоро оно превысит предельно допустимое,
купол не выдержит, треснет и тогда потоки кипящей воды ворвутся в каби-
ну, сварив заживо находящегося в ней человека. - Прощай, Патриция! -
прошептал Джимми, внутренне готовясь к самому страшному.
В этот момент он почувствовал, что гравилет замедлил свое погружение,
потом остановился и, а затем начал медленно, всплывать, продолжая однов-
ременно продвигаться вперед. Какая - то неведомая сила способствовала
этому движению. Когда до поверхности осталось совсем немного и гравилет
снова начало слегка раскачивать на волнах, вертикальное движение прекра-
тилось, но зато поступательное движение ускорилось. Влекомый той-же не-
ведомой силой, гравилет приближался к островам Большого Архипелага.
В свете прожектора, рассекающего пузырящуюся толщу воды, Джимми уви-
дел, что его гравилет покоится на студенистом, почти прозрачном, теле
огромной медузы, которая и является тем движителем, поднявшим гравилет
из морской глубины и теперь несущим его к берегам Большого Архипелага,
преодолевая многочисленные водовороты Штормового Пролива.
Джимми затаив дыхание следил за тем, как разворачиваются события.
Предпринять что-либо, чтобы как-то повлиять на свое положение, он не
мог. Оставалось уповать на фортуну, которая до сих пор была к нему бла-
госклонна. Через бесконечно долгое время, как показалось Джимми, каждое
мгновение ожидавшему своей смерти, медуза наконец-то уткнулась в плоский
каменистый берег и выползла из-под гравилета, оставив его тихо покачи-
ваться на мелководье.
- Спасибо, Друг! - прошептал благодарный Джимми, обращаясь к медузе.
Он пробежал пальцами по клавишам пульта управления, проверяя работос-
пособность отдельных узлов и агрегатов, а убедившись в их исправности
потянул штурвал на себя, оторвав гравилет от воды. Глянув в бок он уви-
дел, что медуза вылезла из воды, распластала свое большое тело на плос-
кой каменной плите и словно наблюдает за ним, чтобы до конца удостове-
риться, что с ее подопечным ничего неприятного уже не случится.
Джимми отлетев от кромки воды на несколько сот ярдов посадил гравилет
в безопасное место, между двух высоких утесов, преграждающих путь ветру
и волнам, натянул на себя легкий защитный скафандр и откинув колпак гра-
вилета выпрыгнул на наружу. Как приятно было после воздушной болтанки и
водной купели очутить под ногами твердость суши, шагать по ней, уверенно
ставя ногу, не боясь, что она не найдя опоры провалится в никуда.
Немного придя в себя Джимми направился посмотреть на медузу. Подойдя
ближе он увидел, что она по прежнему лежит на камне и вода тонкими
струйками стекает по ее огромному телу, утекая обратно в море.
Вокруг стояла невыносимая духота. Раскаленный влажный воздух, вдыхае-
мый Джимми, раздирал его легкие, непрожеванным куском застревал в горле,
мешая вздохнуть полной грудью. Он заметил, что тело медузы начинает пос-
тепенно иссыхать, покрываясь твердой прозрачной пленкой.
- Ты же погибнешь, Друг! - вскричал он, обеспокоенный судьбою своего
спасителя. - Чем мне тебе помочь?
Он наклонился, зачерпнул ладонями горсть воды, высокая температура
которой чувствовалась даже сквозь перчатки защитного скафандра, и вып-
леснул эту воду на медузу.
- Ну чем мне тебе помочь? - в чрезвычайном волнении размышлял Джимми.
Он хотел было попытаться столкнуть медузу обратно в воду, чтобы она
снова оказалась в родной стихии, но что-то непонятное, какое-то смутное
чувство, мысленная просьба, легкая словно воздушное покрывало, прилетев-
шая неизвестно откуда, остановила его, заставив не вмешиваться в проис-
ходящее. Под действием этого чувства он отступил на несколько шагов в
сторону и стал наблюдать.
Медуза же тем временем продолжала уменьшаться в размерах. Одновремен-
но с этим росла ее плотность, ее тело становилось все более твердым,
толщина покрывающей ее оболочки увеличивалась.
Джимми не верил своим глазам. Он наблюдал явление, которое до него,
можно с уверенностью сказать, не видел ни один из людей живущих в Галак-
тике или уже умерших. Он созерцал великое чудо перевоплощения - рождение
гиперкристалла.
Вскорости вместо огромной медузы, обитающей в таинственных глубинах
Горячего моря на камне остался лежать блестящий камешек с правильными
гранями, размером с крупное яблоко - новорожденный гиперкристалл.
Восторженный Джимми в волнении протянул вперед руку, ладонью кверху
по направлению к гиперкристаллу и тот - о чудо! - оторвался от камня, на
котором лежал и повисев немного в воздухе, словно ему были знакомы зако-
ны левитации, поплыл в сторону протянутой руки и приблизившись мягко лег
в раскрытую ладонь человека. Он поворочался там немножко, как бы устраи-
ваясь поудобнее (при этом цвет его менялся до молочного и обратно) и за-
мер, успокоенный.
Джимми погладил его легонько пальцами другой руки, почувствовав при
этом несказанное удовольствие, захлестнувшее его. Потом снова подавшись
неясному чувству он переложил его осторожно в нагрудный карман, где ги-
перкристалл повозился немного, принимая плоскую форму и замер, слово на-
игравшийся котенок.
Ощутив на груди у самого сердца струящееся от гиперкристалла тепло
Джимми улыбнулся и пошел разгружать гравилет. Пора было строить защитный
купол, который должен был стать его домом на неизвестно который срок,
возможно на всю оставшуюся жизнь.

4

- Ах ты, с-с-с... - выругался первым делом Билл, когда пришел в себя.
Он висел над черной бездной словно паук на паутине. После добрых тридца-
ти метров свободного полета его кости остались целы только благодаря то-
му, что лиана спружинила, растянувшись наподобие резинки, и смягчила
удар.
Изогнувшись Билл повернул голову и посмотрел вверх. Там, высоко ввер-
ху виднелась бледная полоска неба, на фоне которой Билл разглядел грибо-
видный нарост - это Крака заглядывал в пропасть, пытаясь разглядеть в
темноте как там себя чувствует его подопечный. Когда голова Краки исчез-
ла, лиана снова пришла в движение, опуская Билла все ниже и ниже. Прое-
хав десятка два метров движение прекратилось и Билл, которому снова уда-
лось во время этой короткой остановки посмотреть вверх, опять увидел го-
лову Краки.
Так продолжалось несколько раз прежде чем движение прекратилось. Те-
перь Билл висел в кромешной тьме между небом и землей полностью потеряв
ориентацию в пространстве. Темнота, будто липкая осязаемая масса, кото-
рую Билл очущал всем своим телом, поглотила его, погрузила в себя, нару-
шив при этом существовавшие до этого в его мозгу пространственно-времен-
ные связи и, на какой-то миг, сделав беспомощным перед надвигающейся
опасностью.
` Ладно, урод, погоди, вылезу щупальцы твои поотрываю, - подумал
Билл, постепенно овладевая собой. - Что-же мне сейчас делать? Искать
Джимми или принять более удобное положение?`
Когда он вспомнил о Джимми, то его губы растянулись в горькой усмеш-
ке. Джимми! Ясно, что он тоже попался на удочку Краки.
- Р-р-растяпа! - шепотом обругал себя Билл, а потом, когда немного
успокоился, дав своим эмоциям немного поугаснуть, попытался размышлять
логически.
` Чего он хочет, этот Крака? - подумал он первым делом. - Для чего он

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован