07 августа 2012
783

Правое без левого

Возможна ли в России классическая правая партия на базе православных ценностей?

В качестве выхода из сложившейся в России социально-политической ситуации, близкой к тупику, предлагается создание именно такой партии. С одной стороны, почему ей не быть?

Если в стране есть многосекторное общество, если в стране есть те, кто принимает правые политические ориентиры, если в стране есть поклонники православия... Если первоначально национальная самоидентификация русских, в отличие от национальной самоидентификации в странах Запада, основывалась на смысловой православно-цивилизационной самоидентификации... Почему бы ей не быть?

С другой стороны, возможна ли вообще классическая партия - как правая, так и левая, если в стране неклассическая ситуация? Если в стране нет вообще внятной социально-экономической самоидентификации граждан, если при наличии 70 процентов людей, называющих себя православными, пост соблюдают от 5 до 8 процентов максимум, а все десять заповедей знают всего лишь 2 процента, причем как среди населения в целом, так и среди принимающих имя "православные".

Если еще поинтересоваться, какой процент православных граждан знает содержание Нагорной проповеди и в чем ее отличие от тех же Десяти заповедей, если еще у них спросить, что именно означает "правильно славить", и если еще сообразить кого собственно...

Однако важнее все же иное. "Классическая правая партия на базе православных ценностей" - это собственно что? Понятно, что звучит это цельно, солидно и по-своему красиво. Тем не менее самое понятное в этом определении и есть самое малоосуществимое: классическая партия в неклассическом мире. Правда, можно выстроить партию, пытающуюся защищать сохранение классического мира и противостоять наступлению постмодерна - партию своего рода "антиэнтропийного консерватизма". Более того, во многом это было бы просто полезно. Но отношения в стране неклассические: нет четкого деления на большие противостоящие социально-экономическое или даже религиозные группы.

Партия потому и стала называться "партией" (то есть "part" - частью), что она образуется как продукт раскола. Считается, что было четыре историко-генетических раскола постсредневекового мира, давших начало всем современным партиям: между городом и деревней, между церковью и государством, между центром и периферией, между работниками и работодателями. Правда, можно выделить и особый пятый раскол - это то, что произошло на рубеже 1980-90-х годов в СССР. Тогда все эти четыре раскола, "снятые" в стране в советский период, оказались актуализированы одновременно, что создало уже уникальную ситуацию с предельно невнятными партийными определениями и по существу почти обрекло партии на то, чтобы стать не политическими и не социально-экономическими, а социокультурными. То есть, строго говоря, не партиями, а неким светским подобием конфессий. Члены которых отстаивают не социально-экономические интересы тех или иных групп общества, а, скорее, свои образные и языковые пристрастия, и в силу этого по существу лишены серьезной поддержки крупных общественных групп.

В большинстве случаев они пытаются представить себя "идеологическими партиями" и при всей определенной натяжке социокультурного до идеологического - именно "идеологические партии" практически никогда не добиваются взятия власти. К власти приходят либо клиентелистко-корпоративные, карьерные партии, либо социально-классовые.

Еще сложнее с определением "правой" политико-идеологической самоидентификации. Четверть века назад вообще "правыми" были объявлены сторонники социализма, а "левыми" - сторонники рынка. Со временем определения почти встали на свои места - и правыми стали называть тех, кого обычно в мире правыми и считают - рыночных фундаменталистов. То есть тех, кто объявлял себя "либералами". Но они действительно были лишены того, что составляют многие иные атрибуты правого: патриотизма и принятия традиционалистских ценностей: семья, государственность, вера в бога и т. д., что, собственно, и дает подчас основания говорить о том, что в привычном историческом смысле слова "правой партии" в России не возникло.

В свое время ВЦИОМ провел опрос о ценностно-идеологических пристрастиях граждан России и получил результаты, которые истолковал так, что дал на долгое время основание иронизировать над его представлениями об идеологиях и ценностях, а ему самому - обижаться на эту естественную иронию.

Опрашиваемым было предложено отнести себя к сторонникам трех основных течений: традиционных русских ценностей; левых, социалистических идей; правых, либеральных идей.

Из ответов получилось, что к первым себя отнесли 33% опрошенных, ко вторым - 24,5%, к третьим - 14%. При этом 17% сказали, что ни одна из этих идей их не привлекает, а 12% затруднились с ответом. Из полученных цифр ВЦИОМ сделал вывод о том, что в обществе доминируют вовсе не сторонники социализма или коммунизма, и не сторонники либерализма, а сторонники "национального консерватизма".

Этот результат получился благодаря тому, что все формулировки вопросов были предельно некорректны: "либерализм" прямо в вопросах назывался "правой" идеологией, противореча своим выводам о "русском консерватизме", ни про какой консерватизм вопросов не было. В первом пункте спрашивалось про "традиционные русские ценности" - тем самым они в компанию любителей русской традиции собирали и тех, кто за традицию собственно консервативную, и тех, кто за традицию революционную, и тех, кто за традицию либеральную.

Русские ценности были противопоставлены идее социальной справедливости, равенству, защите интересов людей труда и политической демократии. Социалистические (и коммунистические) идеи - противопоставлены принципу национальной независимости, самостоятельности и сильного государства.

ВЦИОМ тогда предложил опрашиваемым на выбор три "идеологические течения", приписав первому из них все то, что так или иначе входит и в два остальных. И получилось: видит человек слова "национальная независимость" - и что ему делать? Голосовать против или дописывать, что он за "левых, которые создадут сильное государство, обеспечат национальную независимость, социальную справедливость, политические свободы и защиту интересов человека труда"?

То есть по сути респондентам предложили ответить на нелепый вопрос: "Вы за левых или за русских?"

На самом деле традиционно под "правыми" понимаются в основе своей сторонники сохранения сложившихся порядков, которым свойственен культ власти и сложившейся иерархии. Поскольку принято считать, что "левые" - пацифисты, антирасисты, антиклерикалы, антикапиталисты, озабочены развитием свобод (кроме "дикого рынка"), распространением равенства, а "правые" - им оппонируют, создание "классической правой партии" в современной России будет предполагать, что это партия сторонником войны, расизма, клерикализма, капитализма, партия - противник любых свобод, за исключением "свободы дикого рынка", и противник равенства, то есть партия элитарная, основную массу людей считающая некими не достойными права на решение своей судьбы существами.

Можно и такую партию создавать. Только есть три оговорки: во-первых есть сомнения, что те, кто говорят о "классической правой партии" в современной России имеют в виду что-то подобное. Во-вторых, есть большие сомнения, что такую партию поддержат граждане страны. В-третьих, есть очень большие сомнения, что все это можно легко совместить с православными ценностями.

Отсюда вытекает, что обсуждая "классическую правую партию" нужно как минимум более ясно определить, что имеют в виду те, кто об этом говорит. Да, можно ссылаться на опыт более чем реализовавшегося Христианско-демократического союза в ФРГ.

Если бы не два особых обстоятельства.

Во-первых, при всей, казалось бы, определенности названия "Христианско-демократический союз" и ("Христианско-Социальный союз" в Баварии") они не были конфессиональными партиями. Ни в плане членства, ни в плане увязывания с той или иной конфессией, потому что изначально ставили перед собой задачу политического объединения представителей двух конфессий - католиков и протестантов.

Хотя вполне естественно, что, скажем, ХСС больше был ориентирован на католиков, поскольку опирался на избирателей католической Баварии. В этом отношении, если представить себе некий аналог такой партии в России, - это должна была бы быть некая "Православно-мусульманская партия", либо "Православно-коммунистический союз", как некое политическое объединение представителей двух ведущих конфессий страны.

Во-вторых, ХДС/ХСС никогда не была классической правой партией в полном смысле этого слова. По избранным содержательным ориентирам партией войны ей никто и никогда не позволил бы быть уж как минимум в первые десятилетия существования ФРГ - расизм в Германии был объявлен преступлением, капитализм они себе представляли в довольно модифицированном виде, и уж ни Эрхард, ни Аденауэр никогда не были сторонниками "свободного рынка", изначально ориентируясь на "регулируемую рыночную экономику" и "социальное государство", точно так же никогда не посягая и на идею равенства.

Разумеется, на фоне сильного левого фланга они оказывались самыми правыми из крупных политических объединений, но в силу того, что собственно правые слишком дискредитировали себя сотрудничеством с Гитлером и оказались уже абсолютно не востребованы в послевоенной Германии.

Христианско-демократический союз вообще был по существу образован на членской базе старой Партии Центра (оттуда, в частности, пришел и Аденауэр), берущей свое начало в середине XIX века. То есть все это в классическом понимании были умеренные центристы, что подтверждали и их политическая история, в течение которой они неоднократно вступали в союз и образовывали коалиции с теми или иными социал-демократическими партиями как в старой Германии, так и в послевоенной.

Поэтому что-что, а "классическую правую партию" в них увидеть крайне сложно. Скорее уж, нужно было бы обращаться к примеру Народной партии в Испании, то есть бывшей франкистской фаланги.

Наконец, очень непросто обстоит дело и с таким определением, как "партия, опирающаяся на православные ценности". Если, разумеется, под последними не иметь в виду исключительно отстаивание принятого в конце IV века нашей эры на Константинопольском соборе Никейско-Царьградского символа веры или даже фундаментальный вопрос о том, от кого именно исходит Святой Дух: только от Бога-Отца или и от Бога-Сына.

Применительно к политической партии речь, скорее всего, даже при разговоре о православных ценностях идет о чем- то другом. О чем же? Вот это и есть главный вопрос, на который еще только предстоит дать ответ. А уж после этого стоит порассуждать над следующим, тоже очень интересным вопросом: совместима ли правая идеология с этими вновь обретенными православными ценностями.

Читать полностью: http://www.km.ru/v-rossii/2012/08/06/politicheskie-partii-v-rossii/pravoe-bez-levogo
viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован