19 февраля 2007
2530

Правозащитники пойдут в тюрьмы

Президент вспомнил о законе об общественном контроле за пенитенциарной системой
Президент Владимир Путин провел вчера в Кремле заседание Совета по развитию институтов гражданского общества и правам человека. На подобных встречах глава государства нередко делает заявления, оказывающие серьезное влияние на взаимоотношения общества и власти. Вот и вчера президент высказался за скорейшее принятие закона об общественном контроле за ситуацией в местах заключения. Это означает, что в ближайшее время Госдума наконец-то обсудит законопроект, подготовленный в парламенте еще три года назад и с тех пор лежащий там мертвым грузом.

О чем говорили в Кремле

Во вступительном слове Владимир Путин среди проблем, которые, на его взгляд, представляют "определенный интерес для обсуждения" на этом заседании, выделил те, которые могут быть связаны с принятыми законами "Об общественных объединениях" и "О некоммерческих организациях". Эти законы требуют от общественных организаций слишком подробной, по мнению многих НПО, отчетности о своей деятельности, смены устава и перерегистрации. Потому положения обоих законов подвергались нещадной критике внутри России и особенно на Западе.

Владимир Путин успокоил общественников: "По тем данным, которыми я располагаю, не оправдались опасения, связанные с возможным наступлением власти на неправительственные организации". Он отметил, что после принятия этих законов проблемы с регистрацией "были буквально с единицами общественных некоммерческих организаций, и все эти проблемы лежали исключительно в юридической плоскости".

Но критические замечания о правоприменительной практике закона все-таки прозвучали. Глава института "Общественный договор" Александр Аузан заявил, что система отчетности и проверок, введенная в соответствии с законом, вынуждает некоторые неправительственные организации отказываться от ряда проектов. "Проверки нужны, чтобы НПО могли корректировать свою деятельность. Но эти проверки должны носить системный, а не смертельный характер", - сказал он.

Отвечая Аузану, президент допустил, что действия чиновников, отвечающих за исполнение закона, могут быть не всегда оправданными, а "инструкции могут быть обременительными с точки зрения отчетности". Владимир Путин призвал правозащитников изложить свои претензии в письменном виде и пообещал поручить федеральным ведомствам консультироваться с неправительственными организациями при принятии касающихся их подзаконных актов.


Президент включает зеленый свет

В отличие от темы контроля власти над НПО, теме контроля гражданского общества над властью на заседании было уделено куда больше времени. Помимо экстремизма, наркомании, детской преступности, беспризорности и участия в избирательном процессе к сфере ответственности неправительственных организаций президент отнес и ситуацию с правами человека в местах лишения свободы. Тут глава государства высказался неожиданно радикально. Сначала председатель cовета Элла Памфилова напомнила, что депутаты уже третий год не могут принять закон "Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии общественных объединений их деятельности". Путин ответил: "Этот вопрос требует решения и особого внимания со стороны государства и общества". По его словам, "сочувствие в обществе к тем, кто находится в местах лишения свободы, связано с пониманием того, что многие люди находились и до сих пор находятся в тюрьмах несправедливо. Эта проблема существует еще с 37-го года". И вообще, по словам президента, "чем жестче будет контроль за тюремной системой, тем лучше". Тем самым застрявшему в безнадежной пробке законопроекту был дан зеленый свет.


Перезрелая необходимость

Эти слова Владимира Путина стали для многих правозащитников хоть и приятной, но неожиданностью: ведь о тяжелой ситуации с правами человека в российских тюрьмах они говорят не первый год, а изменений все нет и нет. "Система исполнения наказаний в России почти не изменилась в лучшую сторону с советских времен, а заключенные сейчас даже более беззащитны перед произволом администрации, чем тогда", - заявил "Газете" исполнительный директор движения "За права человека" Лев Пономарев, не являющийся членом cовета. По подсчетам его организации, основанным главным образом на информации бывших заключенных и их родственников, в России существует примерно 40 "пыточных зон" - то есть колоний, где люди систематически подвергаются пыткам и издевательствам.

"Заключенные режут себе вены, только чтобы туда не попасть", - говорит Пономарев. При этом, по его словам, контроль за ситуацией в местах лишения свободы со стороны общественности сведен к минимуму, так как "их фактически запрещено посещать правозащитникам".

А председатель Центра содействия реформе уголовного правосудия Валерий Абрамкин сказал "Газете": "Необходимость реформы пенитенциарной системы перезрела. Дальше тянуть нельзя: начнутся массовые стихийные бунты. Боюсь, не только среди заключенных, но даже среди обслуживающего персонала, который сам становится жертвой произвола в тюрьмах. Уже в прошлом году мы фиксировали протесты охранников, зашивавших себе рты и вскрывавших вены, как заключенные. Например, такие случаи были в Челябинске".


Ложка дегтя в бочке меда

Главная идея многострадального законопроекта заключается как раз в том, чтобы обеспечить правозащитникам доступ в тюрьмы и СИЗО. Документ разработан в думском комитете по делам общественных объединений и религиозных организаций. Он предлагает создать общественные наблюдательные комиссии, состав которых утверждается уполномоченным по правам человека. Их членам разрешается по согласованию с правоохранительными органами посещать любые места лишения свободы. Общественные наблюдатели имеют право беседовать с заключенными так, чтобы тюремная администрация могла их видеть, но не слышать. Комиссиям разрешено участвовать в обсуждении некоторых вопросов о судьбе зеков - например об условно-досрочном освобождении (УДО).

В Госдуму проект поступил еще в 2003 году.

Как заявила "Газете" Элла Памфилова, она теперь не сомневается в том, что дело сдвинется с мертвой точки: "Президент нас полностью поддержал. Поэтому я считаю, что принятие закона - дело ближайшего будущего". Она назвала закон "существенным шагом в деле гуманизации пенитенциарной системы".

Но в бочке меда есть и ложка дегтя. Один из авторов законопроекта, бывший депутат Сергей Ковалев опасается, что теперь при принятии закона может быть выхолощено его содержание. "Закрытость тюремной системы вполне соответствует духу существующей системы власти, - сказал он "Газете". - Если деятельность наблюдателей будет сопряжена с теми же бюрократическими трудностями, что и деятельность правозащитников после принятия новых законов, если от инспекторов потребуют согласовывать свои визиты с администрацией колоний и системой исполнения наказаний, то от них будет мало проку".


Российская уголовно-исполнительная система

На 1 января 2007 года в учреждениях уголовно-исполнительной системы (УИС) содержалось 871,7 тысячи человек, в том числе в 765 исправительных колониях - 696,9 тысячи, в 216 следственных изоляторах, семи тюрьмах и 160 помещениях, функционирующих в режиме следственных изоляторов и тюрем, - 161,7 тысячи человек, в 62 воспитательных колониях для несовершеннолетних - 12,7 тысячи человек. В учреждениях содержалось 59,8 тысячи осужденных женщин, при женских колониях имеется 11 домов ребенка, в которых проживало 736 детей.

Для сравнения: на 1 декабря 2005 года в учреждениях УИС содержалось 819,1 тысячи человек, в том числе в 762 исправительных колониях - 643,2 тысячи, в 209 следственных изоляторах, семи тюрьмах и 141 помещении, функционирующем в режиме следственных изоляторов и тюрем, - 161,2 тысячи человек, в 62 воспитательных колониях для несовершеннолетних - 14,7 тысячи человек. В учреждениях находилось 51,6 тысячи осужденных женщин, в домах ребенка при женских колониях проживало почти 600 детей.

Медицинское обслуживание осужденных и подследственных обеспечивают 132 больницы различного профиля, а также медицинские части или здравпункты в каждом учреждении, 58 лечебных исправительных учреждений для больных туберкулезом, девять лечебных исправительных учреждений для больных наркоманией.

При исправительных и воспитательных колониях функционирует 294 вечерних общеобразовательных школы и 222 учебно-консультационных пункта, 338 профессионально-технических училищ, действует 396 церквей, 695 молитвенных комнат.

В состав УИС входит 2453 уголовно-исполнительные инспекции, в которых состоят на учете 572,1 тысячи человек, которым назначены наказания, не связанные с лишением свободы.


Кто и как должен осуществлять контроль за положением людей в тюрьмах?


Владимир Лукин / уполномоченный по правам человека в РФ:

"На этот вопрос уже ответил закон, принятый в первом чтении больше чем три года назад. Правда, сейчас он так безответно и лежит. Но у меня есть сведения, что совсем скоро он будет представлен на второе чтение.

В соответствии с этим законом контроль должны будут осуществлять общественные организации, которые специально посвящают свою работу состоянию тюрем и пенитенциарных учреждений.

Контроль должен проводиться на базе закона, а лица, осуществляющие его, не должны материально или административно зависеть от той системы, которую они контролируют. В законе это отражено, и, может быть, он поэтому так долго и лежит?.. Но обещанного ждут три года, и они уже истекли. Так что пора!"


Наталья Штурм / певица:

"Что-то не верю я в контроль за государственными органами. У меня был тяжелый процесс развода с мужем, и я убедилась, насколько все эти органы продажны...

А иные деятели, отсидевшие в тюрьмах, подконтрольных государству и, как теперь выясняется, общественности, освобождаются, и на глазах этой же общественности оскорбляют ни в чем не повинных людей. Может, за теми, кто контроль за тюрьмами осуществляет, тоже контроль нужен?"


Сергей Ковалев / президент Института прав человека:

"Если кто-то хочет осуществлять эффективный контроль, то совершенно очевидно, что контролер не должен получать разрешение контролируемого и его предупреждения о том, когда и где этот контроль будет проведен!

Общественный контроль за местами лишения свободы жизненно необходим, и это тот редкий случай, когда я целиком согласен с господином президентом. Однако мне совершенно непонятно, что имеет в виду Путин! Думается, он имеет в виду совсем не то, что я...

Вот если бы мы и в этом с Путиным согласились - в том смысле, что и он бы имел в виду контроль внезапный, без всяких разрешений, там и тогда, когда этого захочет общественная организация, то бы я очень сильно удивился. Но все, что в этом смысле у нас делается, - имитации, нужные для того, чтобы внешние наблюдатели, часто связанные политкорректностью, сказали: "Да, система, может, и несовершенна, но Россия прогрессирует, прогрессирует".

И если бы эффективный общественный контроль за тюрьмой начал бы у нас осуществляться, то я бы сказал: "Ребята, а ведь мы и в самом деле движемся по пути демократизации!" Но мы-то идем в обратном направлении".


Светлана Горячева / депутат Госдумы:

"Знаете, и депутатам, и представителям различных политических и общественных сил тюрьмы посещать нужно!

Я недавно побывала в одной из колоний строгого режима в селе Волчанец в Приморье и общалась в том числе с осужденными за тяжкие преступления. Все они были накормлены и, что самое главное, не агрессивны. Не было такой концентрации злости, какая раньше в тюрьмах присутствовала. Там ведь тоже люди, хотя и преступившие закон, и им тоже наша помощь важна.

Но тюрьма - это режимное предприятие, и всех кого попало туда пускать "для контроля" нельзя. Все надо очень хорошо продумать, но идея правильная. Конечно, и правозащитные организации могут контроль осуществлять, но, к сожалению, с их стороны нередко больше политических спекуляций, чем заботы.

В Думе прошлого созыва я занималась законодательством, связанным с растлением детей. Тогда Россию называли детским публичным домом: вот тема для правозащитников - казалось бы, бейте во все колокола! Но они молчали. Видимо, задания не было. А я тогда в тюремной столовой побывала и увидела, чем осужденных кормят. Они мне даже булку, которую испекли сами, подарили. Я ее дома с маслом и съела".

11.01.07

Gzt.Ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован