20 сентября 2007
3523

Предпринимательская деятельность и арбитражное управление: можно ли ставить знак равенства?

В действующем законодательстве нет четкого определения термина "арбитражное управление", поэтому возникает неразбериха не только с терминологией, но и с сугубо прикладным, практическим пониманием того, чем же на самом деле отличается - если вообще отличается? - арбитражное управление от предпринимательской деятельности. Разные это ипостаси деятельности или может быть одно и тоже? По принципу, как не назови, только в печь не ставь.

Законодательство о банкротстве очень последовательно придерживается позиции отождествления арбитражного управляющего с индивидуальным предпринимателем. Согласно ст. 19 действующего закона о банкротстве арбитражным управляющим может быть лицо, зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя. Это положение сохранено и в проекте новой редакции закона (п.1 ст. 20).

Попробуем на простейшем сравнительном анализе посмотреть, способно ли арбитражное управление вместиться в рамки обычной предпринимательской деятельности?

В соответствии со ст. 2 ГК РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. Рассмотрим отдельные признаки предпринимательства применительно к деятельности арбитражного управляющего.

В первую очередь, предпринимательство является деятельностью. Деятельность представляется как совокупность постоянно или систематически осуществляемых действий. К определяющим признакам деятельности относятся: а) системность - наличие в действиях единой неразрывной связи; б) целенаправленность - подчиненность всей системы действий единой цели; в) постоянство - длительность осуществления операций. Бесспорно, что все признаки деятельности присутствуют в действиях арбитражного управляющего.

Вторым признаком предпринимательства является самостоятельность, которая предполагает волевое осуществление деятельности своей властью и в своем интересе.

Российское законодательство идет по пути предоставления предпринимателю наибольшей степени самостоятельности. Он выступает от своего имени и действует в своем интересе. Этот случай выступает классическим примером реализации принципа: "Разрешено все, что прямо не запрещено законом".

В отличие от простого предпринимателя правовой статус арбитражного управляющего не дает ему полной самостоятельности.

Во-первых, арбитражный управляющий не имеет права действовать только в своем интересе. Независимо от процедуры банкротства на первом месте всегда должны стоять интересы кредиторов и должника. Свой интерес у управляющего тоже есть. Он выражается в получении вознаграждения, в приобретении опыта работы, положительной репутации и др. Однако этот интерес не может доминировать перед другими.

Во-вторых, арбитражный управляющий выступает не только от своего имени, но и от имени должника. В соответствии со п.4 ст. 58, ст.69, п.2 ст.98 и п. 1 ст. 101 закона о банкротстве на арбитражного управляющего возлагаются полномочия по управлению делами должника. Это означает, что во всех отношениях с контрагентами представлять должника должен арбитражный управляющий.

В-третьих, действия арбитражного управляющего строго лимитированы законом и решениями собрания и комитета кредиторов. Эти меры необходимы потому, что банкротство - это не рынок. В нем не могут действовать спрос и предложение. Арбитражный управляющий, в отличие от предпринимателя, никогда не должен действовать по принципу "чего изволите?". Банкротство - это особая сфера. Сфера властного вмешательства кредиторов под контролем государства в хозяйственную деятельность субъектов, которые не хотят или не могут платить по долгам. В этой сфере должен действовать только закон.

Третьим признаком предпринимательской деятельности является ее цель, определенная в законе как систематическое извлечение прибыли. Прибыль - это вознаграждение предпринимателя за деловую активность. Размер прибыли зависит от личных качеств предпринимателя и его успеха на рынке.

Прибыль, хоть и названа в законе в качестве основной цели, все же не является единственной. В литературе справедливо утверждается, что в предпринимательской деятельности существует единство двух целей. В первую очередь должен быть создан товар, способный удовлетворить или сформировать потребности общества. Во-вторых, на основе этого товара необходимо извлечь прибыль.

Что касается арбитражного управляющего, то его товаром являются профессиональные навыки и умения, при помощи которых он осуществляет процедуры банкротства, руководство должником и управление его имуществом. Причем реализация этих возможностей идет в рамках достижения целей всего процесса банкротства: а) управления должниками, столкнувшимися с финансовыми трудностями, и, в случае наличия у них производственного потенциала, оказания поддержки по выводу их из кризисного положения; б) ликвидации убыточных предприятий; в) защиты законных прав и интересов должников и кредиторов. Перечисленные цели всего процесса банкротства, на наш взгляд, являются основными и для деятельности арбитражного управляющего.

Можно ли вообще поднимать вопрос о существовании у арбитражного управляющего такой цели деятельности, как извлечение прибыли? Думаем, что нет. Деятельность арбитражного управляющего, безусловно, является оплачиваемой. В ст. 22 закона о банкротстве установлено, что вознаграждение арбитражного управляющего за каждый месяц осуществления им своих полномочий устанавливается в размере, определенном собранием кредиторов и/или утвержденным арбитражным судом.

Арбитражный управляющий получает вознаграждение за счет имущества должника, если его имущества не достаточно, вознаграждение может выплачиваться кредиторами. В любом случае размер вознаграждения утверждается арбитражным судом и не зависит от успеха деятельности арбитражного управляющего. На основании судебного акта бухгалтерия должника или кредитора, в зависимости от того, из чьих средств выплачивается вознаграждение, производит выплаты в том же порядке, как и по исполнительным документам.

Правовое регулирование оплаты деятельности арбитражного управляющего имеет существенные особенности. Во-первых, федеральные законы и иные правовые акты могут устанавливать максимальный или минимальный размеры вознаграждения (п.1 ст.22). Во-вторых, законом может быть установлено дополнительное вознаграждение арбитражному управляющему (п.2 ст. 22). В-третьих, минимальный размер вознаграждения может выплачиваться по договору из фонда при Федеральной службе по финансовому оздоровлению и банкротству (п.4 ст. 22).

Можно ли представить, что государство будет устанавливать сумму прибыли индивидуального предпринимателя или гарантировать получение ее минимального размера? Очевидно, что нет.

На основании изложенного можно сделать однозначный вывод о том, что вознаграждение арбитражного управляющего и прибыль индивидуального предпринимателя имеют совершенно разную правовою природу.

Четвертым признаком предпринимательской деятельности является осуществление ее на свой риск. Арбитражный управляющий, безусловно, несет множество рисков при осуществлении своей деятельности. Однако свой риск означает возможность отрицательных последствий именно для себя. По действующему законодательству арбитражный управляющий, в отличие от предпринимателя, в большинстве случаев рискует не своим имуществом, так как неблагоприятные последствия деятельности касаются, прежде всего, должника или кредиторов.

Пятым признаком предпринимательской деятельности является обязательная государственная регистрация. Каждый предприниматель, прежде чем начать деятельность, должен встать на учет в государственные органы. За невыполнение этого требования предусматривается административная и уголовная ответственность. После получения регистрационного свидетельства и постановки на учет в статистические и налоговые органы, внебюджетные фонды предприниматель вправе осуществлять указанные в его свидетельстве виды деятельности. Ограничение установлено только для лицензируемых видов деятельности, их можно осуществлять с момента получения лицензии. Для арбитражных управляющих, вопреки общим правилам, предусмотрена совершенно уникальная процедура, когда он не вправе действовать ни с момента регистрации, ни с момента получения лицензии, а только с момента назначения его арбитражным судом.

Сопоставление признаков предпринимательской деятельности с деятельностью арбитражного управляющего свидетельствует о наличии между ними существенных отличий. Правовой статус арбитражного управляющего не соответствует статусу предпринимателя и должен рассматриваться как самостоятельный и по-своему уникальный.




Авторы:
Юрий Курин,депутат Государственной Думы РФ, председатель подкомитета по банкротству комитета по собственности,Заслуженный юрист РФ;
Игорь Мухачев,аспирант кафедры предпринимательского права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова
http://www.kurin.ru/index.php?articles_id=34
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован