11 сентября 2003
1386

Председатель облизбиркома готов доить коров

--Виктор Васильевич, расскажите о себе: где родились, кем крестились?

--В Амурской области, это событие произошло в красивом, утопающем в зелени поселке Архара, который был основан в начале прошлого века и свое развитие получил в связи со строительством Транссибирской магистрали. Отец почти всю жизнь проработал на железной дороге, но есть в его жизни пятилетний период, когда он работал вашим коллегой-журналистом, был корреспондентом районной газеты "Серп и молот". Мама работала на местном сельхозпредприятии.

--Не от вашего ли поселка пошло название "архаровец"?

--Конечно же нет. Речка там у нас с таким названием течет, которая впадает в Амур. Название это китайское и переводится на русский как "черная река". Это горная, бурная и стремительная речка с очень чистой водой. Раньше там, по всей видимости, был вулкан, в результате извержения которого образовалось большое плодородное плато. Помню, тыквы вырастали такие, что взрослый человек не охватит руками. Должен заметить, что в этом году наши места прославились на весь мир: археологи обнаружили останки древнейшего животного типа динозавра, которого назвали архаринским лебедем.

Жили мы в своем доме, который построил отец при помощи деда. Там до сих пор живут мать с отцом и два младших брата. А вообще, нас в семье было пять братьев, и я был вторым по счету. Родители до сих пор держат корову. Кстати, из всех братьев доить корову умел только я - и делал это, когда мамы не было дома. Так что и сейчас, если потребуется, могу подоить. С родными местами связи не теряю, бываю практически ежегодно.

--Многие события в жизни области начала 90-х годов связаны с именами Ножикова и Игнатенко. Считаете ли вы себя реформатором первой волны?

--Я себя не причисляю ни к младо-, ни к старореформаторам. Просто я пришел во власть в тот период времени, который сейчас называют романтическим периодом демократии. Тогда в обществе была эйфория, всем казалось, что еще немного, еще чуть-чуть, и все поправится, и все пойдет, стоит только сделать эти это или, к примеру, принять программу "500 дней". Было очень много наивного. Сурово приземлили меня и заставили взглянуть правде в глаза только события 93-го года.

В 1989-1990 годах я впервые принимал участие в выборах, избирался в областной совет и могу сказать, что это были самые чистые и искренние выборы. Это уже потом пошли деньги, технологии, начали мутиться чистые мозги избирателей. А тогда нам дали равное количество плакатов, мы пошли на встречи с избирателями: на улицы, по квартирам и в трудовые коллективы.

--Что из того времени наиболее запомнилось?

--Сразу оговорюсь, что, несмотря ни на что, я убежденный сторонник основных ценностей демократии. Другое дело - не все, что называют демократией, ею является. Демократия - это прежде всего порядок, законность и власть народа через его представителей. Естественно, не все, что делалось на этом пути, было демократичным. Особенно меня потряс 1993 год. Я тогда был в Москве и участвовал во многих событиях и переговорах, чтобы не допустить расстрела Белого дома.

Кто прав, кто виноват, что случился октябрь 1993-го, как говорят, судить не мне, но я твердо убежден в том, что политики должны договариваться, а не воевать друг с другом. Пролитая безнаказанно кровь дает потом о себе знать. Как мы знаем, она потом начала проливаться в Чечне, а позже на крови стали делать бизнес. Все должно проводиться в рамках закона. Именно поэтому спустя столько лет и встают вопросы не только о легитимности власти, но и о легитимности собственности. Где у нас народный акционерный капитал? Вместо этого наркотизация всей страны. Почему это стало возможным? Да потому, что у нас границ обустроенных нет. Хоть самолетом залетай и забрасывай наркотики. Поэтому я за демократические ценности, но наши реалии еще далеки от них. То, что мы имеем сейчас, иначе чем олигархическим капитализмом не назовешь. Ельцинская команда действовала по принципу: ввяжемся в бой, а там будет видно. Конечно, так реформы проводить нельзя.

--Что изменилось в выборной системе за последние годы?

--В этой должности я уже работаю третий срок, а в свое время на эту работу меня уговорил Юрий Абрамович. Я долго сопротивлялся, но он продолжал уговаривать, и в конце концов я согласился. За прошедшие годы избирательное законодательство существенно изменилось, появилась отлаженная система избирательных комиссий. В 1997 году избирательная комиссия воспринималась как общественный профсоюз: собрались, позаседали и разошлись. Сейчас это, как небо и земля, особенно технически. Но необходимо помнить, что выборы - это всегда конкурентное мероприятие, поэтому борьбы, конфликтов интересов здесь не избежать. И не надо питать иллюзии, что нынешние выборы будут бесконфликтными. В период любой борьбы, любых состязаний кто-то допускает какие-то нарушения, и правонарушающие технологии всегда будут идти впереди законотворческого процесса, потому что значительно вырос фактор денег.

Избирательная комиссия наконец-то получила статус госоргана. Выстроена вертикаль, и на федеральных выборах мы подчиняемся Центризбиркому, а на областных мы вышестоящая комиссия. У нас двойное финансирование: федеральное и региональное. Это на тот случай, если по тем или иным причинам субъект Федерации попытается "перекрыть кислород". Были такие случаи, особенно в республиках. В облизбиркоме числится 14 человек: семь назначает губернатор и семь - Законодательное собрание. На штатной основе работает всего три человека. Кроме того, в каждой комиссии есть свой системный администратор. Работы хватает всем. Одновременно приходится быть и юристом, и организатором, и экономистом. По праву можно сказать, что выборы - это наша профессия.

--Состоите ли вы в какой-либо партии?

--Не состою, хотя закон не запрещает председателю облизбиркома состоять в какой-либо партии. Тем не менее считаю, что на этом посту должен быть беспартийный человек, так как члену партии быть беспристрастным очень трудно. Мы не должны подыгрывать какой-либо политической силе. Все должны решить избиратели, а свои симпатии я держу глубоко в себе и вслух не высказываю. Будут выборы - приду и проголосую, вот и все.

--Почему энерготариф в Иркутской области ниже, чем в целом по России?

--В свое время с Юрием Ножиковым мы оспаривали указ президента о включении в РАО ЕЭС Иркутской, Братской и Усть-Илимской гидроэлектростанций. Мы судились с правительством России в Конституционном суде, и мы выиграли это дело. Решение суда было на нашей стороне. Это решение дало возможность все эти годы держать низкий энерготариф и развивать энергоемкую промышленность. Самостоятельное акционирование Иркутскэнерго было большим делом. Кстати, в середине сентября этому событию исполняется десять лет.

Об Иркутске:

--Мне приходится очень много ездить по командировкам и сравнивать Иркутск с другими городами. Я прихожу к выводу: Иркутск очень грязный город. Об этом говорят и многие гости Иркутска. Как-то захирел он. Я недавно был в Хабаровске - прекрасный город: чистый, аккуратный, а, к примеру, в 1992 году сравнение было не в его пользу. Красноярск тоже стал совершенно другим городом. На днях приехал из Новосибирска - чувствуется столичный размах. А если у нас порядок наводится из-под палки, то и нужно ее применять и спрашивать с нерадивых.

Досье "СМ Номер Один"

Игнатенко Виктор Васильевич

Председатель областной избирательной комиссии.

Родился в 1959 году в Амурской области

Закончил юридический факультет ИГУ

Доктор юридических наук

В 1991-1994 годах председатель Иркутского областного Совета народных депутатов.

Автор 10 книг, среди которых "Вера. Тревога. Надежда"

Увлекается цифровым фотографированием, коллекционированием книг и изучением истории Японии.

Сын от первого брака учится в десятом классе.

Вторая жена, Марина, преподает трудовое право в одном из вузов.

Борис Высоцкий
www.babr.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован