05 августа 2004
983

Пресс-конференция Депутата Государственной Думы РФ Александра Лебедева на тему: `Единое экономическое пространство России и Украины` в Пресс-клубе РИА `Новости`

Ведущий: Добрый день, коллеги. Мы рады приветствовать вас, а также нашего уважаемого гостя на информационной площадке РИА `Новости`. Начинаем пресс-конференцию сопредседателя российско-украинской межпарламентской комиссии, заместителя председателя Комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками Александра Лебедева. Как известно, Александр Евгеньевич принимал участие во встрече президентов России и Украины в Ялте с деловыми кругами Украины. Обсуждались вопросы развития экономического сотрудничества между Россией и Украиной. Обсуждался также вопрос о перспективах создания единого экономического пространства. Кстати, прежде чем начать пресс-конференцию хотелось бы обратить ваше внимание коллеги на ту информацию, которую вы получили перед нашей встречей. РИА `Новости` презентует интернет-проект информационно-аналитический ресурс ЕЭП. Сайт представляет оперативные новости о мероприятиях, проводимых в рамках формирования этого единого экономического пространства. В нем будет содержаться аналитические материалы, интервью, комментарии, дайджесты прессы стран участниц этого объединения. Милости просим, почаще заходите на этот сайт. Извините, Александр Евгеньевич, Вам слово. Прошу Вас.

Лебедев Александр Евгеньевич: Добрый день, уважаемые дамы и господа. Мне проще начать с последнего мероприятия в российско-украинских отношениях, в котором я принимал участие. Это встреча в Ливадийском дворце в прошлый понедельник Президента Российской Федерации Владимира Путина, Президента Украины Леонида Кучмы, премьер-министра Украины с российским и украинским бизнесом. На встрече обсуждались проекты и проблемы, которыми сегодня живет бизнес и той, и другой страны. Вполне понятно, вы, наверное, обратили внимание, что и эта встреча, и вообще вся сегодняшняя российско-украинская работа проходит в преддверии выборов, которые состоятся в октябре. Но мне кажется, что было бы не совсем правильно перефокусировать наше внимание целиком на выборы, уходя от тех текущих проблем, которые никуда не денутся в наших отношениях и после выборов.
В этом смысле я хочу сказать, что Российская Федерация заинтересована, это официальная позиция, в том, чтобы выборы на Украине состоялись в срок, были демократическими, чтобы украинские избиратели сами через свое волеизъявление вынесли то или иное решение. И, естественно, наша страна будет работать при любом выборе. Однако еще раз подчеркну, что тот факт, что выборы так близко, не должен нас уводить от понимания того, что экономические проблемы и политические проблемы в наших отношениях должны решаться и при том, и при другом варианте. Например, мне представляется, что нерешенность украинским парламентом вопроса о ратификации соглашения по внешнему долгу, а этот вопрос откладывается в течение уже десяти лет, тот самый типичный пример, где, наверное, в известной степени Российская Федерация будет руководствоваться согласием тех или иных политических сил решить этот вопрос.
Следующий вопрос, который затрагивался на встрече в Крыму - позиция крымских властей по благоприятствованию российским инвестициям в Крым. Сразу подчеркну, что по этому пункту была серьезная критика. И у нас, например, родилась идея провести следующее заседание Межпарламентской комиссии, в основном это будет зависеть от готовности украинских депутатов. Напомню, что украинский парламент однопалатный, поэтому у нас есть представители практически всех крупнейших фракций Верховной Рады, это 20 человек. Поэтому если им график позволит, то где-то в сентябре-октябре мы проведем специально в Крыму заседание комиссии, которое будет посвящено плану российских инвестиций в крымскую экономику на ближайшие 3-5 лет. Этот вопрос скользкий, он упоминался на встрече с президентами.
Такой план будет подготовлен, и в нем будет одна простая мысль - что инвестиции, которые могут привести, скажем, с созданию 120 тысяч новых рабочих мест в Крыму и которые могут принципиально изменить инфраструктуру рекреационного комплекса Крыма, сделать его европейского уровня, а сегодня он таковы не является. Эти инвестиции могут состояться только при наличии двух факторов: первое - готовности бизнеса вкладывать деньги, а второе - режима наибольшего благоприятствования со стороны местных властей. Так вот, этот режим таковым не является. По многим городам, таким, например, как Алушта, несмотря на то, что российский бизнес построил первоклассные пятизвездочные объекты, и гостиничные, и аквапарки, местные власти не в состоянии привести общую инфраструктуру набережной, что, в общем-то, яйца выеденного не стоит. И не стоит этот вопрос того, чтобы его поднимали на встрече с президентами. Мы знаем, что существуют отдельные случаи, когда сегодня к нашим крупным бизнес-группам, которые осуществили в соответствии с украинским законодательством инвестиции в украинскую экономику, это касается и связи, и металлургии, есть у нынешних властей претензии. Поэтому, естественно, российская власть, это было заявлено, будет уделять особое внимание защите российских инвестиций в украинскую экономику.
Еще один вопрос, который поднимался, это вопрос консолидации авиапромышленных комплексов, то есть отраслей в наших странах, которые производят авиастроительную технику. Мы очень надеемся, и это было высказано, что российское правительство до конца августа - а я принимал участие в совещании у премьер-министра в пятницу, и мне кажется, что это весьма реалистично - примет решение о создании единой авиапромышленной корпорации в области гражданского авиастроения. Мне кажется, что этот вопрос больше откладываться не будет, и российское правительство вообще продвинулось в этом вопросе за два месяца больше, чем предыдущее правительство за четыре года.
Если я прав и такое решение будет принято, то уже в сентябре-октябре при участии глав наших государств будут проводиться переговоры по объединению авиапромышленных комплексов наших стран и созданию единой корпорации. Мало того, я не исключаю, что если мы говорим о гражданском авиастроении, которое производит самолеты, модели от `Ил-96`, дальнемагистральных, до региональных, например, `Ан-148` и RRG, то одновременно можно будет разговаривать и о продажи части акций объединенной российско-украинской корпорации иностранному инвестору. Речь идет, скажем, о пакете 25+1 акция, возможно, через, скажем, внешний долг Российской Федерации в Парижский клуб, поскольку он стал торгуемым инструментом в последние полтора месяца, после того, как Германия выпустила долги по Парижскому клубу частично на открытый рынок.
Еще одна тема, которая была абсолютно новой и которая, мне кажется, еще пока не совсем до конца понята. Мы изучили в рамках комиссии опыт объединения двух крупнейших европейских авиаперевозчиков - это `Эйр Франс` и `КЛМ`, они объявили о создании единой компании в этом году. Существует восьмилетний план, при котором обе эти компании сохраняют свои брэнды и статус национальных перевозчиков. Мы считаем, что такой опыт вполне может быть применен для России и Украины на примере тех или иных крупных перевозчиков. Естественно, сразу возникли вопросы, может ли это быть `Аэрофлот` и кто это будет со стороны Украины. Компания `Аэросвит` даже сделала на эту тему заявление, хотя ее название не упоминалось.
Мы считаем, что это крайне перспективная тема, которая может только принести нашим перевозчикам пользу на наших внутренних рынках, а вы знаете, что между, допустим, `Аэрофлотом` и `Аэросвитом` существуют серьезные противоречия по полетам, например, в Пекин и в Грецию. Мало того, что эти противоречия могут быть сняты, но, кроме того, компании очень сильно выиграли бы на рынках третьих стран. И при этом никто не говорит о том, чтобы та или иная компания чем-то жертвовала. Другое дело, что поскольку компании являются смешанными по капиталу, и в условиях Украины, и в условиях России, то это должен быть тандем или партнерство между частным сектором и государственным. И, естественно, этот вопрос, где политики, в частности, главы государств должны сказать свое слово, насколько они считают это правильным с точки зрения наполнения единого экономического пространства.
Вот такие текущие темы в нашем двустороннем сотрудничестве, на мой взгляд, имеют значение сегодня и будут иметь значение после выборов. Поэтому, на мой взгляд, мы больше должны внимания уделять тому, как эти темы решаются, и, наверное, хотим мы этого или не хотим, через эту призму мы будем рассматривать и тех или иных политиков, через призму их взглядов на развитие отношений между Россией и Украиной.
Вот, пожалуй и все, что я хотел вам сегодня сообщить.
ВЕДУЩИЙ: Немного слов хотелось бы все-таки от Вас услышать о ЕЭП. Что Вы думаете?
ЛЕБЕДЕВ: Все, что я вам сказал, и российские инвестиции в любую из отраслей Украины, начиная с туристического комплекса Крыма и строительства гостиниц или создания современного аэропорта, любую другую отрасль, объединение наших авиапромышленных комплексов, а я считаю, что они не выживут без объединения. Постепенно, в течение двух-трех лет и мы утратим способность производить гражданскую авиационную технику, если не консолидируем у себя эту отрасль в единую корпорацию. Думаю, что и Украина без российских заказов и без российского дополнительного финансирования не будет в состоянии серийно производить ни одну модель, которая будет востребована рынком. Хотя иногда есть такие точки зрения, что украинский авиапром сохранился лучше российского. Я, честно говоря, считаю, что они одинаково пострадали за эти годы, и уровень деградации предприятий в наших странах примерно одинаков.
Что касается авиаперевозок, то же самое. Все проекты, которые я назвал - я специально еще раз подчеркну, что я называю этот подход проектным,- все выигрывают от подписания секторальных соглашений по единому экономическому пространству. Какие соглашения будут подготовлены на ратификацию, наш Президент назвал 60 с лишним соглашений. Он сказал, что практически они готовы. Мы считаем, что чтобы не было отрыва между теорией и практикой строительства единого экономического пространства, то, что мы предлагали и обсуждали на встрече с президентами в Ялте, должно быть сделано. И тогда, на мой взгляд, будет очевидно, что мало того, что региональная интеграция между четырьмя нашими государствами не противоречит никаким другим интеграционным процессам в мире хозяйственных связей, например, в отношениях с Евросоюзом или с ВТО, но, на мой взгляд, это вещи, которые взаимодополняемы, если мы будем помнить о том, что как секторальные соглашения не должны ратифицироваться в отрыве от конкретных проектов, так и наоборот, проекты не могут и не должны развиваться без создания законодательной инфраструктуры, которая отменяет барьеры в наших внутрихозяйственных связях.
Я не упомянул еще две новых темы. На мой взгляд, где-то в сентябре-октябре будут предложены такие проекты, которые сегодня реализуются в Российской Федерации, например, развитие более широкой ипотеки и строительство доступного, имеется в виду по доступным ценам, качественного индивидуального жилья на Украине. Но эти вещи новые, и, на мой взгляд, сначала они получат поддержку российского правительства и, может быть, `Единой России` как партии как национальные проекты, а потом они уже могут быть тиражированы на Украине. Поскольку два крупных российских государственных банка приняли решение о том, чтобы начать свою деятельность на Украине, президент Внешторгбанка Костин об этом еще раз объявил в Ялте, насколько я знаю, такое же решение есть и у Сберегательного банка Российской Федерации. То есть, они могли бы вполне развивать эти проекты как, с одной стороны, коммерчески выгодные, а с другой стороны, как социально значимые.
На мой взгляд, это именно те области, по которым иностранные инвестиции из-за пределов России и Украины не происходят, я имею в виду строительство качественного жилья по доступным ценам, развитие ипотеки и, скажем, инвестиции в авиационную промышленность и авиационные перевозки. Поэтому вряд ли нас здесь можно упрекнуть за то, что мы делаем именно эти проекты и эти области таким центром внимания. И явно, что здесь нет никакого противоречия с возможным участием Евросоюза или Всемирной торговой организации в тех или иных отраслях экономик наших стран.
`РОСБАЛТ`: Сейчас многие эксперты в России высказывают мнение, что избрание Виктора Ющенко президентом Украины более благоприятно отразилось бы на развитии российского бизнеса, чем Виктора Януковича. Как по-Вашему, оправдан ли такой анализ и какова разница в позиции этих двух кандидатов по Единому экономическому пространству?
Лебедев А.Е.: Есть масса различных экспертных оценок, в том числе и совершенно отличных от того, что вы сказали. Как мне представляется, они там примерно поровну призывают нас оценивать того или иного кандидата каким-то образом. Для меня есть один критерий: мне кажется, что действующий премьер, который является одним из основных кандидатов, в большей степени высказался по основным темам, которые интересуют Российскую Федерацию - единое экономическое пространство. Есть противоречивость в этой позиции, например, на мой взгляд, некоторая большая склонность поддержать зону свободной торговли в отличие от крупномасштабного проекта по ЕЭП. Я знаю о позицию Януковича и по ряду других проектов и тем, включая ратификацию соглашения по внешнему долгу. Я в меньшей степени имею представление о позициях Ющенко по этим вопросам. Во-первых, у нас еще остается добрых три месяца до конца выборов. Мы надеемся, что стороны более отчетливо выскажутся по основным темам, которые интересуют Российскую Федерацию.
Но пока я еще раз вернусь к тому, с чего я начал: что я думаю, мы должны предоставить украинской стороне, украинскому избирателю самому сделать свой выбор. На мой взгляд, Россия занимает абсолютно объективную позицию. Я не верю ни в какие слухи, которые иногда появляются, о том, что мы пытаемся на это влиять. Мне это больше напоминает просто личный пиар некоторых политтехнологов, которые хотели бы, чтобы их задействовали, но, на мой взгляд, ни в чем активно не участвуют. Мне кажется, что и Российская Федерация, и Украина уже с точки зрения развития демократических выборных процессов просто переросли рамки таких простых манипулирований общественным мнением с помощью политтехнологических приемов, и это хорошо. Мне кажется, что уровень наших отношений таков, что мы вполне можем позволить себе не вмешиваться, не влиять, не говорить под руку и оценивать позиции тех или иных кандидатов открыто и честно по тому, что они заявляют. Поэтому еще раз подчеркну, что мне показалось, что Виктор Янукович чуть четче определился по основополагающим позициям развития наших отношений. Да, не забывайте, есть еще позиции отношений в сфере энергетики, газотранспортный консорциум `Одесса-Броды`. Виктору Ющенко, наверное, еще предстоит точнее с этим определиться.
`ГОЛОС УКРАИНЫ`: К Вам как к законодателю обращаюсь и к тем идеям, которые Вы высказали, что не ратифицирована проблема регулирования внешнего долга. Вы же знаете в то же время, что не урегулирована проблема недвижимости СССР на границе, где часть этой недвижимости законно принадлежит тем странам, которые подписали этот договор, но Украина не ратифицировала и эта проблема до сих пор зависла. И второй маленький вопрос. Вам лично не кажется ли, что пророссийские экономические настроения Виктора Ющенко не окончатся после его избрания президентом Украиной и внешняя политика Украины будет позиционироваться как она позиционировалась все минувшие пять лет на Запад?
Лебедев А.Е.: Вы сказали пророссийская политика Ющенко?
`ГОЛОС УКРАИНЫ`: Естественно. Вы же прекрасно видите, не говоря о том, что Россия не поддерживает, тем не менее, президент России встречается с Януковичем и поздравляет его с днем рождения, оказывает ему различные знаки внимания? Это есть ни что иное как скрытый пиар того кандидата, которого хочет Россия.
Лебедев А.Е.: Все действующие президенты и все действующие премьеры общаются и поздравляют друг с другом с днем рождения. Если я обращаюсь к действующему президенту Украины, а я член Совета по иностранным инвестициям, с жалобой на действия крымских властей, то я что делаю - тоже поддерживаю кого-то в ходе выборов? Ничего подобного, я всего-навсего решаю текущие вопросы. Поскольку для того, чтобы официально открыть самый крупный гостиничный комплекс в современной Украине, нужно всего ничего в Алуште - нужно просто запретить движение автотранспорта по набережной и разрешить инвесторам привести ее в порядок, как то: поменять покрытие и так далее. Стыдно даже про такие вещи вам говорить, но поскольку я вынужден говорить об этом в присутствии президента, вы тоже сочтете, что это пиар в отношении кого-то? Нет, ничего подобного, я всего-навсего пользуюсь возможностью апеллировать к действующим властям, чтобы они решали те вопросы, которые положено, и я получил поддержку от президента Украины в прошлый понедельник.
Это аспект, на мой взгляд, придуманный чиновниками в исполнительной власти для того, чтобы завершить эту тему, или таким образом или иным образом, может быть, вообще радикальный вариант: может быть, нам вообще отказаться от ратификации. Если вы помните, сами соглашения исходили из того, что все страны потенциально должны были несли ответственность за урегулирование внешнего долга. У Украины там доля была 16%. Если взять объемы обслуживания, а эти вещи абсолютно прозрачны, обслуживания Россией внешнего долга бывшего СССР, с 1991 по 2004 год, то примерно пропорция Украины, эти 16%, составит около 5 млрд. долларов. Вот куда отнести эту сумму? Поверьте, что по сравнению с этой суммой реальная стоимость этих объектов недвижимости за рубежом очень незначительна, и нашей исполнительной власти для этого просто нужна команда сверху. Вполне могут это прекратить, и это перестанет быть основанием для невынесения на ратификацию. На мой взгляд, просто ничего нам особо не стоит, чтобы это ратифицировать. Это запутанная сознательно некоторыми чиновниками проблема. И то, что они там делят, поверьте, никакого серьезного интереса с коммерческой точки зрения не представляет. И у наших чиновников есть такая иллюзия, что вся их недвижимость за рубежом, я ее просто сам лично знаю и многие из этих объектов видел.

- Дело в том, что никто не знает, никто этого мониторинга не видел, какова оценка и прочее, прочее.

Лебедев А.Е.: А это опять же проблема... Мне как депутату как раз этот вопрос понятен. Для того и парламенты, чтобы сделать более прозрачной деятельность исполнительной власти, я поэтому этот вопрос и ставлю. Другое дело, что мне кажется, что он как-то сегодня не очень ставится украинской стороной, исполнительной властью, а стоило бы, на мой взгляд, от этого все только выиграли бы. И, кстати, понятнее было бы, кто на какой стороне, кто какую позицию занимает. Мне вообще странно, что этот вопрос по данному соглашению вот уже столько лет убран куда-то в черный ящик и оттуда не появляется.

ПОРТУГАЛЬСКАЯ ГАЗЕТА: Существует ли уже какая-то конкретная программа и какие конкретные шаги нужно делать, чтобы начать единое экономическое пространство? И Вы говорили о том, что это не противоречит другим процессам интеграции. Собирается ли Украина как-то вступать в Европейский союз, несмотря на то, что с другой стороны и с Россией собирается?

Лебедев А.Е.: Вопрос о вступлении Украины в Евросоюз. Так традиционно складывалось, что инициатива по этому вопросу принадлежала Евросоюзу. Насколько я знаю, планов принятия новых членов со сроками и с реальными параметрами сегодня у Евросоюза нет в связи с таким масштабным расширением, которое только что имело место. И Украина, и Россия имеют свои взгляды, очень четкие, на мой взгляд, и понятные, по взаимодействию с евроинтеграционными процессами. И это, безусловно, планы расширения контактов, снятия ограничений в тех или иных рамках. На мой взгляд, если через 5-6 лет будет действовать единое экономическое пространство, никакого противоречия с задачей углубления сотрудничества с Евросоюзом здесь не будет. Что непосредственно будет делаться в ближайшее время? Во-первых, будут внесены на ратификацию более 60-ти различных секторальных соглашений. Причем я надеюсь, что это все-таки будет не односторонняя искореженная конструкция, при которой мы примем, скажем, решение о снятии ограничений во внутренней торговле, то есть создадим зону свободной торговли, тем самым, естественно, льготировав условия торговли для некоторых государств четверки за счет Российской Федерации, а всего остального не сделаем. Я думаю, что это будет гармоничная конструкция, это со стороны принятия законодательства, будет вестись дальнейшее обсуждение о том, как будут сформированы и функционировать органы, которые в состоянии иметь наднациональную компетенцию. Ясно, что эти органы должны быть таковы, чтобы они удовлетворяли позициям всех стран, и там не должно быть никакого доминирования. На мой взгляд, здесь было довольно много неудачного обсуждения в СМИ. Может быть, это недоработка, как, скажем, сегодня нашей исполнительной власти по монетизации льгот: явно, что принимается пакет достаточно правильный, но он никому не разъяснен, в нем довольно много есть, по существу, ошибок, которые `Единая Россия`, в общем, довольно успешно исправляет. И наконец, последнее: зачем-то так много всего в одну кучу, а люди ведь понимают только то, что их непосредственно затрагивает, и поэтому многие не видят слона, а просто обращают внимание только на... Так было и с единым экономическим пространством до недавнего времени, но, по-моему, многие вещи были в эти месяцы разъяснены. Так вот, помимо законодательства, еще раз возвращаюсь к тем проектам, которые должны стать наполнением для единого экономического пространства, от объединения авиационной промышленности и частично авиационных перевозок до принятия единых программ по развитию ипотеки и строительству так называемого социального жилья, качественного, но по доступным ценам.
Крым остается, на мой взгляд, все равно очень важной темой, поэтому когда мы закончим описывать план российских инвестиций в крымскую экономику, я думаю, это станет еще одним проектом, который выиграет от единого экономического пространства. И наоборот, законодательное формирование единого экономического пространства, создание его органов управления выиграют в свою очередь от того, что они будут обслуживать конкретные проекты, а не воздух. То есть, грубо говоря, если проектов не будет, то, на мой взгляд, вся конструкция ЕЭПа будет во многом умозрительной. То есть она будет обслуживать некие политические интересы, но войдет просто в противоречие с отсутствием проектов и будет скорее отрицательным проектом, нежели положительным.

`РБК-ТВ`: Вы настаиваете на том, что Россия никоем образом не собирается влиять на выборы на Украине. Но, тем не менее, по исследованиям на Украине 60 % жителей поддерживают Президента России. Поэтому нынешним кандидатам ой как нужна такая поддержка. И то, что, может быть, Россия еще не определилась с фаворитами, это не значит, что на эту поддержку там не рассчитывают. В этой связи я хотела бы Вас спросить, как Вы относитесь к недавнему заявлению Кучмы о том, что меняется военная доктрина, они теперь больше не собираются ни в ЕС, ни в НАТО, и больше становятся ориентированы на Запад. Многие считают, что это действительно поворотный момент в политике Украины. А многие придерживаются мнения, что это опять же предвыборные лозунги, которые через несколько месяцев канут в лету. Как Вы к этому относитесь?

Лебедев А.Е.: Во-первых, по моим оценкам, рейтинг Президента Путина в Украине даже выше, чем вы назвали, он по некоторым оценкам до 80%. Но это, наверное, оценка того, что Путин сделал в Российской Федерации, в частности, оценка факта роста реальных доходов населения на 65% за четыре года, я так думаю. Но сами понимаете, что линейно трансформировать этот ресурс в подход к тому или иному кандидату вряд ли возможно. Но с другой стороны, у нас явное противоречие уже в вопросах, а некоторые считают, что сам факт встреч нашего президента с действующим президентом Украины уже поддержка того или иного кандидата. Но я думаю, что ни то и ни другое. По-моему, Российская Федерация и ее руководство очень щепетильно относится к подобным фактах, о которых вы меня спрашиваете. И я думаю, что действовать Россия будет исходя из прагматических интересов, но с учетом того, что главная задача - это все-таки стабильные, преемственные, прозрачные и понятные отношения, защита прав российского бизнеса в Украине, ратификация соответствующих договоров, строительство единого экономического пространства. Позиция по НАТО - да, наверное. Но я не думаю, что это вопрос столь уж для нас принципиальный. Совершенно понятно, что НАТО, 90% деятельности которой сегодня в Европе - это политическая организация, в той или иной мере все страны Европы будут взаимодействовать с таким фактором, как НАТО. У Украины была позиция с учетом меморандума, который принимался несколько месяцев назад, в большей степени пронатовская. Сейчас, судя по заявлениям, стала в меньшей степени. Содержательно я не думаю, что это столь уж принципиально. Скажем, газотранспортный консорциум или ратификация соглашения по внешнему долгу, на мой взгляд, более важное значение имеют с точки зрения оценки деятельности тех или иных политиков на Украине. Наверное, неизбежно в России политики будут оценивать деятельность тех или иных кандидатов по подходам к основным вопросам российско-украинских отношений. По-моему, это нормально, это честно. Другое дело, что в России сегодня я не знаю ни одного вопроса, где Россия ставила бы проблему таким образом, чтобы она решалась в интересах России, а не Украины. Мне кажется, там везде есть очень сбалансированные подходы, и этим и ограничится, мне кажется, давайте в кавычках поставим, `вмешательство` - рассуждениями, какой кандидат или какой будущий президент займет какую позицию по десятку или дюжине основных вопросов развития наших отношений.

`ГОЛОС УКРАИНЫ`: Обсуждалась ли проблема самолетов АН? Ан-140, Ан-170, совместные эти проекты? И второй вопрос. Вы говорили о создании органов наднациональной компетенции для создания зоны свободной торговли, ЕЭП. На Ваш взгляд, какие это должны быть органы наднациональной компетенции, которые бы регулировали весь этот проект ЕЭП?

Лебедев А.Е.: Вопрос серийного производства современных моделей конструкторского бюро `Антонов` обсуждался и в Алуште с участием двух президентов и спикеров парламентов в конце апреля, обсуждался российским правительством четыре раза за последние два месяца и обсуждался в этот раз. Мало того, оба президента, примерно я насчитал, семь раз упомянули вообще об авиастроении и авиационной промышленности. Обсуждался он вот в каком контексте: если Россия консолидирует свою авиапромышленность, создаст единую корпорацию и Украина сделает то же самое, и эти отрасли будут объединены условно в современный украинско-российский `Эйрбас`, то этот вопрос будет решен рынком. Мое, например, мнение как эксперта, что машина `Ан-148` является очень перспективной и может серийно производиться уже в 2006 году двумя базовыми заводами - Харьковским и Воронежским. Но для того, чтобы добиться этого, этой машине надо выиграть конкурс `Аэрофлота` по региональной машине и получить так называемый стартовый заказ. Что касается самолета `Ан-70`, то же самое. И то же самое, я сразу перейду к российско-украинской машине `Ту-334`. Если есть субъект рынка, акционерное общество, которое работает по законам рынка, а у него есть совет директоров, генеральный директор, акционеры, баланс, аудит и все прочие атрибуты корпоративной системы управления, то эта бизнес-единица взаимодействует с рынком. А что такое у нас рынок? Это перевозчики. И если перевозчики готовы брать машины, эти машины конкурентоспособны, то нам предстоит это все эмпирическим путем понять. Даже если машина `Ан-148`, скажем, сможет выиграть конкурс `Аэрофлота`, ее еще надо произвести. Без российских инвестиций, я думаю, ее вряд ли удастся произвести. Собрать эти инвестиции под разрозненные заводы и разрозненные КБ не получится, у украинского бюджета не хватит денег для того, чтобы профинансировать серийно. Любая новая модель, даже если она профинансирована даже, скажем, на 20%, я условно говорю про `Ан-148`, требует минимум миллиарда или полтора долларов для того, чтобы реально серийно выпускать качественную машину с обслуживанием, запчастями, с продвижением на рынок. И обязательно надо еще на рынки третьих стран выходить. У России есть хотя бы 500 млн. долларов экспортных кредитов. И то мы сейчас пытаемся два `Ил-96` Кубе продать, а у нас так зарегламентировано в бюджете, что пока не получается. У нас там есть рублевые поручительства, и предоставить прямой валютный кредит кубинскому правительству не выходит, чисто по процедурным соображениям, надо бюджет менять или поправки принимать. А когда? Вот мы сейчас проголосуем монетизацию льгот, и так у нас специальная внеочередная сессия. Вот все эти вопросы снимаются в рамках единой компании, и они остаются в рамках сегодняшней модели, когда большое количество чиновников, разрозненные ведомства, отдельные заводы, конструкторские бюро, и у каждого своя любимая модель, и каждый с ней ходит, и каждый годами не может продвинуться по ней - какое серийное производство? Некоторые и не сертифицированы машины даже, а это вообще начальная стадия. А некоторые машины просто изображены в компьютере. И о чем мы говорим?
Сначала нашим правительствам в рамках строительства единого экономического пространства надо определиться, какие полномочия они готовы делегировать. А потом уже будем определяться, что это за орган. Совершенно очевидно, что Россия не будет доминировать, с учетом простых параметров и расчетов валового внутреннего продукта. Это неправильно, и мы на эту тему высказались, это вообще похоже было на специальную дезинформацию. Так вот, если все страны согласны, что есть определенные компетенции, которые надо делегировать, то построить соответствующие наднациональные органы, поверьте, ничего не стоит. Точно так же этот вопрос и в Евросоюзе решался. А я думаю, что мы опыт Евросоюза, естественно, используем. Посмотрим, как он будет применим с точки зрения объединения рынка перевозок. У нас просто на глазах идеальный, просто отличный и глубоко профессиональный пример объединения французского национального перевозчика и голландского. Вот интересно, мы можем или нет? Это как лакмусовая бумажка, на мой взгляд. Причем это можно сделать даже без создания наднациональных органов, но потом это потянет наверняка какое-то взаимодействие органов управления воздушным движением более тесное. Оно и так, правда, неплохое.
ПОРТУГАЛЬСКАЯ ГАЗЕТА: Президент Путин сказал, что может быть Россия и Украина выйдут на двустороннее соглашение еще до того, как начнется единое экономическое пространство. Значит ли это, что Белоруссия и Казахстан, у них могут быть сомнения по поводу того, когда вступать?
Лебедев А.Е.: Я пока никакого нарушения синхронности, вы же помните, что даже ратификация соглашения Россией и Украиной о едином экономическом пространстве была в один день, а я, собственно, присутствовал в Украинской Верховной Раде на голосовании. И то, что касается Белоруссии и Казахстана - то же самое. Я бы так не расценивал. Не секрет, что в позиции Украины несколько больше разногласий, нежели в позициях Белоруссии и Казахстана. Это правда. И поэтому российско-украинские отношения в рамках строительства ЕЭП просто требуют больших усилий для того, чтобы договориться. Я думаю, Президент констатировал как раз то, что мы преодолеваем разногласия и выходим на синхронизацию с двумя другими государствами.
Ведущий: Итак, коллеги, вопросы исчерпаны. Я думаю, что состоялся интересный интерактивный разговор. Позвольте поблагодарить нашего гостя за возможность провести эту встречу. На этом пресс-конференция завершена. Спасибо всем.


04.08.04

Информационно-аналитический сайт ЕЭП
2004 РИА `Новости`.http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован