01 марта 2006
1557

Пресс-конференция по итогам российско-чешских переговоров 1 марта 2006 г

В.КЛАУС: Уважаемый господин Президент, дамы и господа!

Разрешите мне сказать несколько слов вначале. Я очень рад тому, что Президент Путин принял мое приглашение и приехал в Чехию. Я высоко ценю этот факт. В последний раз российский президент приезжал в 1993 году. Так что 13 лет - это существенный срок. Уверен, что данный визит даст чешско-российским отношениям новый импульс и что сейчас наступил тот момент, когда необходимо было провести этот визит.

Мы сегодня во второй половине дня провели пространную дискуссию - она будет продолжена за торжественным ужином, - наша дискуссия была деловой, конструктивной, открытой. На вопросы взаимных отношений мы смотрим очень прагматично, позитивно, конструктивно.

С господином Президентом Путиным мы хорошо осознаем: прошлое - мы не забываем о нем, в то же время мы знаем, что прошлое не должно быть грузом, ложащимся на настоящее и будущее.

Мы проинформировали друг друга о ситуации в наших странах и о своих позициях относительно ряда международных проблем. По многим вопросам у нас очень близкие или тождественные мнения, по другим - нет. Но уважение к позициям друг друга мы считаем очень важным фактором. Мы за развитие взаимных отношений в ряде областей, мы за развитие экономических отношений, и мы посвятили этому немалую часть нашего разговора. Конечно, Чешская Республика заинтересована в продолжении устойчивых, надежных поставок нефти и газа. И мы твердо уверены, что и в этом отношении произойдет заключение дальнейших долгосрочных соглашений и договоров между нашими странами.

Хотелось бы подчеркнуть, что мы оба заинтересованы в дружеских отношениях и готовы сделать для этого максимум.

В.ПУТИН: Уважаемый господин Президент, уважаемые дамы и господа!

В первую очередь хочу поблагодарить господина Президента Чешской Республики за приглашение приехать с визитом в Прагу. Хотел бы также искренне поблагодарить наших чешских коллег за гостеприимство и истинно дружеский характер наших сегодняшних переговоров. Прошедшие здесь переговоры были не только обстоятельными и конструктивными, но, главное, проходили в атмосфере доверия, взаимопонимания.

Мы говорили об укреплении традиций дружбы, сотрудничества, которые исторически связывают наши страны и народы, и едины во мнении, что сегодня между нами не только нет непреодолимых проблем, - мы вообще не могли вспомнить ни одной проблемы, которая бы нам мешала развивать отношения: таких проблем просто не существует.

Отношения развиваются на основе прагматизма и взаимного уважения в духе зрелого партнерства. Такой же подход обе стороны продемонстрировали и в ходе самих сегодняшних переговоров. Особое внимание было уделено торгово-экономическим связям. Чешская Республика - значимый экономический партнер России. Это подтверждает стабильный рост взаимного товарооборота, который за последние четыре года вырос в два раза. Это очень серьезный и хороший показатель - достиг рубежа в 5,5 миллиарда долларов.

Подчеркну, что Россия и Чехия считают стратегически важным взаимодействие в области энергетики. Господин Президент обратил сегодня внимание на необходимость возобновления долгосрочных договоренностей, возобновления долгосрочных поставок российских энергоносителей в Чешскую Республику. К этому нет никаких препятствий. Мы договорились о том, что в самое ближайшее время наши эксперты на правительственном и на корпоративном уровне продолжат те контакты, которые у них есть, и уверен, они закончатся положительным результатом.

Кроме того, Россия заинтересована в расширении сотрудничества в области атомной энергетики. Мы готовы оказать содействие в строительстве новых и модернизации существующих энергетических систем.

Отмечу также, что в активизации усилий в сфере приложения капитала значительную роль играет и российский, и чешский бизнес. Наши, российские инвестиции в Чешскую Республику сегодня составляют свыше полумиллиарда долларов. Чешские инвестиции в российскую - 70 миллионов. Считаем, что и то, и то - недостаточно. Поэтому активно работаем над тем, чтобы диверсифицировать наши отношения и расширить их, углублять в будущем.

Мы отметили, что наиболее перспективными могут быть примерно 15-17 проектов общей стоимостью свыше двух миллиардов долларов. Полагаю, что это только первый шаг. Подавляющее большинство из этих проектов находится не в сфере энергетики, а в сфере машиностроения: это и модернизация метрополитена в Санкт-Петербурге, трамвайного парка в Волгограде, и создание в Москве совместного предприятия по производству троллейбусов. Все это с участием чешских специалистов и тех технологических наработок, которые мы считаем вполне приемлемыми для реализации на российском рынке.

Хотел бы подчеркнуть, что в обеих странах с каждым годом возрастает интерес к культурным обменам. Убежден, что такие контакты серьезно укрепляют общее европейское пространство культуры, науки и образования. Этой идее служит и, в частности, начинающийся сейчас Сезон российской культуры в Чехии. Жители вашей страны смогут познакомиться с лучшими примерами нашего театрального и музыкального искусства, другими достижениями современной культурной жизни Российской Федерации. Символично также, что в рамках нашего саммита Государственному Русскому музею в Санкт-Петербурге будет возвращена утраченная во время Второй мировой войны и попавшая в Моравскую галерею в Брно картина великого русского художника Крамского. Я уже господину Президенту сказал: когда я об этом узнал, был в высшей степени удивлен. Обычно мы все время кому-то что-то передаем, возвращаем, дарим. Впервые на моей политической практике я встречаюсь с ситуацией, когда нам кто-то что-то возвращает. Но это очень хороший знак того, что в Европе выстраиваются нормальные, цивилизованные отношения между странами, это очень добрый знак. И мы, конечно, при первом удобном случае будем готовы ответить тем же - и не только в области обмена утраченными ценностями, но я имею в виду в целом в наших отношениях - и в области культуры, образования, науки, и в экономическом сотрудничестве.

Предметом обсуждения на переговорах были не только вопросы двухстороннего сотрудничества, но также актуальные международные и европейские проблемы. Подчеркну, что нам импонирует взвешенный подход к ним и в Праге. Хотел бы особо отметить полное совпадение наших позиций в вопросах противодействия современным угрозам, таким как международный терроризм, некоторым другим проблемам.

Я был бы рад, если бы имел возможность принять господина Президента в Москве. Убежден, что достигнутые сегодня договоренности придадут новую динамику российско-чешским связям и заметно скажутся на нашем сотрудничестве на международной арене.

Благодарю вас за внимание.

ВОПРОС: У меня вопрос к президентам России и Чехии. Весной потребление энергоносителей снижается, тем не менее зима и какие-то другие неприятности все равно вернутся. В связи с этим - каковы ваши взгляды на обеспечение энергобезопасности России и Большой Европы сегодня и завтра? Спасибо.

В.ПУТИН: Вы знаете, когда говорят об энергобезопасности в Европе, в мире в целом, почему-то все считают, что это обязанность России - обеспечивать такую безопасность для всех. Все забывают, что и Россия тоже нуждается в обеспечении своей энергобезопасности. Этого можно достигнуть только в результате полноценного и равноправного сотрудничества в мире по энергетической проблематике.

Мы, к сожалению, сталкиваемся с некоторыми ограничениями либо с попытками ограничить нашу деятельность в сфере ядерной энергетики, в сфере электроэнергетики на европейских рынках. Мы не драматизируем здесь ничего, но мы будем добиваться равноправия. Это первое.

Второе. Россия всегда вела себя исключительно ответственно в энергетической сфере, в том числе в сфере поставок углеводородного сырья. Мы и дальше намерены действовать таким же образом.

Сегодня я об этом сказал только что. Мы работали и будем работать дальше на долгосрочной основе, в рамках долгосрочных контрактов с нашими партнерами, в том числе и с Чешской Республикой. Эта тема, как вы знаете, вынесена нами под номером один в повестку дня саммита "большой восьмерки" в Петербурге в июле текущего года. Надеюсь, что мы с коллегами сможем рассмотреть все аспекты этой проблемы и придти к таким договоренностям, которые бы вселяли во всех участников энергетического рынка в мире уверенность в том, что он будет развиваться стабильно и на благо развития мировой экономики.

В отношениях с европейскими партнерами я бы хотел обратить внимание еще на одно обстоятельство. Когда я слышу, что в некоторых странах высказывается беспокойство по поводу слишком большой зависимости от российских поставок энергоносителей, то у меня возникает встречная обеспокоенность: чем больше от нас зависят наши партнеры, тем больше мы зависим от них. И мы тоже будем думать о диверсификации наших поставок. Но что касается Европы, мы будем, как и со всеми нашими партнерами, действовать в высшей степени ответственно, будем диверсифицировать транспортные возможности и будем работать совместно со всеми нашими партнерами - как в мире, так и в Европе. Уверен, у европейской, у мировой энергетики - хорошее будущее.

В.КЛАУС: Если вы позволите, я буду говорить по-чешски. Мы об этих вопросах с Президентом Путиным очень подробно говорили. То, что он только что сказал, было фактически отражением того, как у нас складывалась дискуссия в узком составе. Я за то, чтобы вопросы снабжения энергией деполитизировались, чтобы как можно больше было, как говорят по-английски, business as usual - чтобы это были нормальные экономические отношения. Мы, конечно, заинтересованы в заключении долгосрочных отношений с Российской Федерацией по этой теме. Мы получили предварительные обещания о работе над этими договоренностями и соглашениями. Только что мы их получили, и это хорошее известие для всех нас. Прежде всего, это должны быть взаимовыгодные экономические отношения.

Как сказал господин Президент, с одной стороны, импортер зависит от экспортера, но и наоборот. И эти вещи надо рассматривать рационально, не делая из этого любой ценой политику. Тем не менее диверсификация - это наша задача, не только в направлении поставок, но и в типе энергоносителей. Я вновь и вновь повторяю, что не может быть так, чтобы в Европе побеждало движение за то, чтобы как можно меньше импортировать нефть и газ и в то же время запрещать ядерную энергетику. Эти две вещи совместно существовать не могут. Спасибо.

ВОПРОС: Господин Президент Путин, я читал Ваш призыв, который вчера вышел в нескольких крупных мировых изданиях. Вы призываете там к координированному ответственному подходу всех стран в обеспечении глобальной энергетической безопасности. Хочется спросить, не находится ли это в противоречии с позицией вашей страны в недавних переговорах по цене газа для Украины? Все это объяснялось чисто рыночными принципами. Должны ли страны, такие как ваша, которые являются источником, вести себя по правилам бизнеса, или неэгоистично? И хочу спросить господина Клауса, шла ли речь о состоянии демократии в России и ситуации в Чечне? Были ли отмечены какие-то разногласия?

В.ПУТИН: Чтобы доставить удовольствие Вам, я отвечу сразу на два вопроса. Господин Президент добавит. Разговор по Чечне был, и очень большой, и по проблемам демократии - мы говорили об этом. Я проинформировал господина Президента о том, что происходит в этих сферах в Российской Федерации.

Теперь что касается нашего переговорного процесса с Украиной, и как мы оцениваем ход этого процесса. Первое, что хочу Вам сказать, и я думаю, что будет понято не только Вами, но и всеми зрителями и слушателями, которые захотят это увидеть и услышать: Российская Федерация на протяжении пятнадцати лет ежегодно за счет низких цен на энергоносители только Украину дотировала в размере трех-пяти миллиардов долларов США ежегодно. И все эти годы мы вели разговор о том, что пора с этим заканчивать. Это первое.

Второе. Переговоры с Украиной по ценам 2006 года мы начали в начале 2005-го.

Третье. Мы не определяли цену, хочу обратить на это Ваше внимание, - мы договаривались только о том, чтобы перейти на европейскую формулу исчисления этой цены, которая привязана не к пожеланиям России, а к мировым ценам на нефть. Мы договорились с нашими украинскими партнерами об этом. Это значит, что цена для Украины не будет зависеть от волюнтаризма Российской Федерации. Она будет зависеть от мировой цены на нефть и нефтепродукты. Даже если бы мы захотели ее изменить в рамках существующей формулы, мы не можем этого сделать, потому что она привязана к цене на нефть. И это, я считаю, самая лучшая форма регулирования - не административная, а рыночная цена. Это первое.

Второе. Очень важное обстоятельство для нас как для поставщиков энергосырья и для европейцев как для потребителей, прежде всего, газа. В течение всех пятнадцати лет потребители российского газа в Европе ежегодно зависели от того, как мы договоримся с Украиной по поставкам нашего газа в Украину. Потому что транзит в Европу обговаривался в рамках одного контракта, в котором одна часть была связана с поставками газа в Украину, а вторая касалась транзита в Европу. Сейчас мы договорились с нашими украинскими партнерами о том, что мы делим эти два вопроса и заключили с ними отдельный договор - вне зависимости от поставок в Украину российского газа, договор о транзите российского газа в Европу на пять лет вперед. И это самые лучшие условия для обеспечения стабильности российских поставок. С чем я вас и поздравляю, так же как и наших украинских партнеров, потому что они проявили зрелость и понимание своей ответственности в общеевропейских энергетических делах.

В.КЛАУС: В самом начале нашего разговора мы обсуждали положение в Чечне очень подробно. Дело в том, что мы переживаем по поводу положения в этом регионе, но я думаю, что могу сказать, что не менее тяжелым грузом это ложится и на Президента Путина. Ведь в интересах и его, и Российской Федерации, чтобы чеченская проблема была решена. Мы говорили подробно и о развитии дел в прошлом, и об альтернативах нынешнего решения. Я разделяю мнение, что нет тривиального решения, нет мановения волшебной палочки, по которому можно было бы решить эту проблему.

Я уверен, что те шаги, которые направлены на урегулирование, касающееся не только Чечни, но и соседних северокавказских регионов Российской Федерации, приближаются и будет достигнуто урегулирование. Проблема есть, и, я думаю, мы оба хорошо это осознаем.

ВОПРОС: Вопрос обоим президентам. Скажите, пожалуйста, Вы действительно прагматично подходите к развитию отношений или есть что-то еще, объединяющее Ваши позиции, Ваши взгляды и, может быть, Вас? Спасибо.

В.КЛАУС: (говорит по-русски) Не знаю, на русском языке или на чешском, (далее по-чешски) лучше по-чешски. Скажу вот что. Мы с господином Президентом несколько раз в самом начале подчеркнули слово "партнерство". Мы подчеркнули слово "нормальность" этого партнерства. Я думаю, что мы не должны дать навязать себе - не только президенты, но и наши страны, - навязать себе такое положение, в котором мы будем искать какие-то исключительные, "сверхстандартные" отношения. Но нет ни малейшей причины, чтобы иметь "подстандартные" отношения. Я думаю, что то, что мы сегодня вышли на нормальные отношения, - это как раз то, что должно быть. Мы должны искать такие отношения, которые будут взаимовыгодными. Я имею в виду не только экономический аспект. У нас есть повод искать совместный подход к мировым вопросам, которые касаются каждого из нас. Я надеюсь, что это правильная основа для нашего хорошего сотрудничества.

В.ПУТИН: Конечно, в основе наших отношений, прежде всего, прагматизм. Но есть все-таки нечто большое - это наша любовь к Чехии, к чехам, к чешской культуре, к месту Чехии в европейском историческом процессе. И думаю, что это не менее важно, чем прагматизм сегодняшнего дня.

ВОПРОС: У меня вопрос к Президенту России. Президент Ельцин в свое время называл вторжение войск Варшавского договора в Чехословакию агрессией. Я бы хотела узнать, каков Ваш взгляд на это событие и считаете ли Вы, что Россия как наследник Советского Союза имеет в определенном смысле какую-то ответственность за это действие? Спасибо.

В.ПУТИН: Президент Ельцин, когда был в Чехии в 93-м году, высказывался не в личном качестве, а от имени Российской Федерации и российского народа. И мы сегодня не только соблюдаем все договоренности, которые были достигнуты раньше, но и разделяем все оценки, которые были даны в начале 90-х годов.

Единственно, что нас настораживает, когда мы говорим о таких трагических событиях прошлого, - это только то, чтобы эти трагедии не использовались сегодня определенными политическими силами для раздувания каких-то антироссийских настроений и попыток создать вокруг России ореол страны, ущемленной в правах. Вот это наша озабоченность. Но должен вам сказать совершенно откровенно, что, хотя юридической ответственности здесь, конечно, нет никакой и быть не может, моральная ответственность, конечно, присутствует. По-другому и быть не может.

В.КЛАУС: Хочу поблагодарить господина Президента за эти его, я думаю, совершенно ясные и понятные слова, которые мы воспринимаем и, я думаю, слышим. И я буду рад услышать их и через СМИ - чтобы услышали их через СМИ и граждане Чешской Республики. Я рад, что он сказал эти слова. В то же время, однако, должен сказать совершенно искренне, что я не вижу никакой причины для того, чтобы сейчас, 1 марта 2006 года, решать с Президентом Путиным то, что сделал брежневский Советский Союз в августе 1968 года. Нам обоим это известно, мы это воспринимаем. Для нас это был исключительно трагический момент. Но я за положительный взгляд на настоящее и будущее.

1 марта 2006 года,
Прага

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован