21 января 2007
2246

Пресс-конференция В.Путина по итогам переговоров с Федеральным канцлером ФРГ Ангелой Меркель 21 января 2007 г

В.ПУТИН: Уважаемые дамы и господа, только что завершились наши переговоры с госпожой Федеральным канцлером Ангелой Меркель. Показательно, что эта беседа состоялась уже в первые недели 2007 года. Это еще раз подтверждает взаимное стремление России и Германии поддерживать высокую динамику взаимообогащающего диалога, развивать и в дальнейшем наше многоплановое сотрудничество.

Сразу подчеркну: мы готовы к самому тесному взаимодействию с Германией в контексте ее начавшегося председательства в "Группе восьми". Можно сказать, что именно здесь, в Сочи, состоялась своеобразная передача эстафеты от российского к германскому председательству.

Мы рассчитываем на преемственность в работе "восьмерки". Приветствуем намерение германских партнеров уделять повышенное внимание проблематике энергоэфективности, нераспространения оружия массового уничтожения и возникающим угрозам глобальной и региональной стабильности. Очевидна и значимость многостороннего сотрудничества в борьбе с терроризмом.

Широкие перспективы для взаимодействия открываются в связи с началом германского председательства и в Евросоюзе. Здесь среди наших совместных приоритетов - формирование четырех общих "пространств", а также запуск переговорного процесса по новому базовому соглашению Россия-ЕС.

Мы открыты к конструктивной работе и в рамках энергодиалога с Евросоюзом. Со своей стороны ожидаем, что и наши партнеры будут придерживаться принципов равноправия и взаимного уважения интересов.

Сегодняшняя беседа с госпожой Федеральным канцлером подтвердила близость позиций России и Германии по ключевым вопросам международной повестки дня.

Особое внимание в ходе дальнейших переговоров мы намерены уделить проблемам ближневосточного урегулирования на основе признанной всеми сторонами "дорожной карты". Поддерживаем усилия госпожи Федерального канцлера провести встречу "квартета" посредников в самое ближайшее время с целью продвижения комплексного решения по установлению в регионе прочного мира.

С общих позиций мы выступаем за решение проблемы ядерной программы Ирана - разумеется, исключительно политико-дипломатическими средствами и с учетом принятой в конце 2006 года соответствующей резолюции Совета Безопасности ООН. Об этом мы еще во второй части наших переговоров поговорим поподробнее.

Мы готовы продолжать конструктивное взаимодействие с целью содействия стабилизации обстановки в Ираке и Афганистане.

Будем обсуждать ситуацию на Балканах, в том числе в контексте сегодняшних выборов в Сербии. Россия считает недопустимым навязывание извне статусного решения по Косово. Долгосрочное решение проблемы может быть достигнуто только в случае его приемлемости и для Белграда, и для Приштины.

Что касается российско-германских отношений, то хочу отметить - надеюсь, моя коллега с этим согласится, - что сегодня в них нет проблемных вопросов. Уже накоплен большой опыт выработки общих подходов в различных областях сотрудничества. Важную роль здесь играют совместные рабочие группы по ключевым направлениям нашего взаимодействия с Германией.

Мы были едины в том, что 2006 год для российско-германских отношений сложился по-настоящему удачно.

Объем взаимной торговли увеличился на 30 процентов и вышел на новый знаковый рубеж - в 40 миллиардов долларов. Весьма ощутимым был и приток германских инвестиций в Россию. По сравнению с предыдущим годом он возрос в полтора раза и превысил 2 миллиарда долларов. Это приток, а общий объем накопленных инвестиций - свыше десяти миллиардов долларов.

Успешно стартовали совместные проекты в энергетике, транспорте, автомобилестроении, в авиационной промышленности и космосе, в телекоммуникациях и связи. При этом основной акцент делается на высоких технологиях, на новых формах производственной и научно-технической кооперации.

Отдельно отмечу наше нарастающее взаимодействие в энергетике. И Россия, и Германия заинтересованы в обеспечении европейской и глобальной энергетической безопасности. На апрель этого года запланировано проведение Энергетического форума ведущих компаний двух стран. Убежден, он будет способствовать более эффективному сотрудничеству и дальнейшему углублению нашего энергодиалога.

Наряду с ростом экономической кооперации расширяются и научно-образовательные, гуманитарные и молодежные обмены, укрепляется взаимодействие институтов гражданского общества России и ФРГ. Регулярными становятся контакты по парламентской линии.

Несколько слов о задачах на будущее - о них довольно подробно говорилось сегодня. Во-первых, мы подтвердили сроки проведения очередного раунда российско-германских межгосударственных консультаций в Висбадене: это осень 2007 года.

Во-вторых, в марте в Ганновере Россия намерена участвовать в качестве главной страны-партнера в Международной выставке телекоммуникационных систем и компьютерных технологий "ЦеБИТ-2007". Считаю, что большое значение имеет проведение Года Сибири в Германии. Мы говорили о возможности проведения такого мероприятия сегодня. И, наконец, мы вместе планируем уделить внимание международному Году русского языка. Убежден, что мероприятия, планируемые в его рамках, также внесут свой вклад в дальнейшее сближение наших народов.

Предусматривается проведение и других интересных совместных акций, в том числе с учетом богатого многовекового исторического наследия российско-германских связей.

В заключение, хотел бы еще раз подчеркнуть: сегодняшние переговоры стали важным шагом на пути дальнейшего укрепления российско-германского стратегического партнерства. А также хочу пожелать госпоже Меркель успеха в решении стоящих перед германским председательством в "восьмерке" и в ЕС задач, задач непростых. Уверен, что наши коллеги с ними блестяще справятся.

Благодарю за внимание.

А.МЕРКЕЛЬ: Большое спасибо. Во-первых, большое спасибо за приглашение приехать сюда в это впечатляющее место, в Сочи. Во-вторых, что мы уже в самом начале года имеем возможность обговорить не только двусторонние вопросы, но также в первую очередь те вопросы, которые имеют отношение к председательству Германии в ЕС и в "Группе восьми".

В том, что касается отношений с ЕС и двусторонних отношений, я могу только подтвердить, что сказал господин Президент. Здесь есть ощутимый прогресс в том, что касается торговли, интенсивности культурных проектов. Осенью этого года мы встретимся в Висбадене и проведем германо-российские консультации. Было уже высказано приглашение, я рада также тому, что господин Путин приедет в феврале в Мюнхен на конференцию по безопасности.

В рамках ЕС - и таким образом я перехожу к нашему председательству - мы будем иметь возможность провести саммит в России. Мы поедем на берега реки Волги. Надеюсь, что у нас будут хорошие переговоры. Мы также представили программу председательства Германии в ЕС на следующие полгода. Вопросы энергетики играют там центральную роль. С одной стороны, в том, что касается внутренней структуры Европейского союза, но мы, конечно же, говорили и о стратегических отношениях между Россией и ЕС в вопросах энергетики.

Мы также провели обмен мнениями о том, что в начале года здесь были некоторые спорные вопросы. Я говорила о том, что коммуникация в такой ситуации должна быть улучшена для того, чтобы мы могли избежать беспокойства, и господин Президент это подтвердил. Действительно, Россия, когда это был еще Советский Союз, в течение десятилетий была очень надежным поставщиком энергоресурсов, и мы хотим это продолжать.

Мы говорили о желании Европейского союза о том, чтобы были переговоры о заключении нового Соглашения о партнерстве и сотрудничестве. Это поддерживается Россией. Старое Соглашение было заключено в 1994 году. Это будет новое Соглашение и там должны быть зафиксированы более тесные отношения между Россией и ЕС.

В том, что касается начала переговоров, здесь есть кое-какие вопросы поставок мяса, которые этому очень мешают. Мы говорили об этом вопросе. Мне кажется, что министры сельского хозяйства находятся на правильном пути. Я надеюсь, со стороны Европейского союза эти переговоры скоро могут начаться, потому что там мы хотим обговорить отрасли, которые с 1994 года не обговаривались. Это вопросы внешней политики, политики безопасности, вопросы энергетики. А также речь пойдет о некоторых механизмах, как мы будем проводить консультации, как мы будем друг с другом совещаться, если будут какие-то проблемы.

Затем мы говорили о международных проблемах. Здесь, конечно же, тема Ближнего Востока. Мы полностью согласны во мнении о том, что возобновление "квартета" по Ближнему Востоку - это хорошая вещь. И, так как у нас скоро будет встреча, мы должны сделать все для того, чтобы конфликт между Израилем и Палестинской автономией был решен в соответствии с "дорожной картой", потому что решение конфликта в этой области может иметь очень важные последствия и влияние на другие конфликты в регионе.

Мы согласны во мнении о том, что в ситуации с Ираном было правильно пойти по тому пути в ООН, по которому мы пошли. В том, что касается последней резолюции, мы, однако, считаем, что важно показать Ирану, что дверь для переговоров остается открытой. Во время ужина, который у нас сейчас предстоит, мы будем более подробно говорить на тему Косово. Мы согласны во мнении о том, что в регионе очень важно обращать внимание на то, чтобы мы здесь достигли стабильного развития ситуации, мы должны ознакомиться с отчетом господина Ахтисаари, и что здесь должно происходить хорошее и разумное развитие.

Мы также говорили о вопросах прав человека, если я могу это так обобщить, обратим внимание на то, что было бы желательно, если бы дополнительный Протокол к Европейской конвенции по правам человека был бы ратифицирован российской Государственной Думой. Мы говорили о том, что здесь, конечно, нужна работа парламентариев. Это не входит в нашу компетенцию. Но, с другой стороны, господин Президент сказал, что в том, что касается расследования убийства Анны Политковской, то здесь российская юстиция работает очень интенсивно, но пока еще нет никаких новостей.

В том, что касается председательства в "Группе восьми", то от России мы перенимаем, если можно так сказать, эстафету. Мы будем продолжать развивать темы, которые начала Россия. К этому относится тема энергетики, тема защиты климата. В ближайшие годы это темы, которые нас будут очень занимать, мы будем очень тесно сотрудничать в этой области. Но, конечно же, речь пойдет также о международных проблемах в области торговли, как, например, защита интеллектуальной собственности. Мне кажется, что здесь у нас есть очень тесное и очень хорошее сотрудничество и что во время саммита "Группы восьми" в Хайлигендамме вспомним Петербург, и будем работать дальше. Передача эстафеты хорошо сработала.

Сердечное спасибо за приглашение. Был очень хороший закат солнца, который я могла видеть, когда в зале переговоров смотрела из окна.

Спасибо.

ВОПРОС: Вы уже сказали, что прошли переговоры по энергетической теме. Учитывая январские события прошлого года с Украиной, этого года - с Белоруссией, как Вы можете оценить перспективы в этой области, по крайней мере, на ближайшие 5-10 лет? И второе, учитывая проблемы и то, что Германия будет председательствовать в Евросоюзе, можно ли надеяться, что будет запущен процесс по разработке нового соглашения между Россией и ЕС, и удалось ли Брюсселю наконец урегулировать свои отношения с Польшей в этом вопросе?

А.МЕРКЕЛЬ: Мы, конечно же, говорили о вопросе сотрудничества в области энергетики, и тут я должна четко сказать, что я не только принимаю, но и понимаю то, что Россия с ее партнерами - Украиной и Белоруссией - хочет иметь рыночные цены в том, что касается покупки газа и нефти. Мы, конечно же, выступаем за то, чтобы у нас были надежные отношения в том, что касается поставок нам. И поэтому, думаю, что важно в будущем лучше коммуницировать друг с другом, искать пути решения таких проблем. Мне кажется, что у нас на эту тему очень хороший разговор. И в соглашении о партнерстве мог бы содержаться, во всяком случае со стороны ЕС, пассаж о том, какими могут выглядеть механизмы информирования друг друга в таких случаях для того, чтобы избежать разочарования и недоразумений и каких-то проблем.

Мне кажется, что если вы рассматриваете период на 10-15 лет, то мы все прекрасно понимаем, что здесь есть стратегическая зависимость, но и в хорошем смысле этого слова, из которого ЕС может извлечь пользу, из которого Россия тоже может извлечь пользу. Мы не так далеко находимся друг от друга, мы нуждаемся друг в друге, и поэтому тем более важно, чтобы у нас были соответствующие механизмы, чтобы избегать таких шероховатостей, какими они были в прошлом году и в начале этого года.

А о том, что касается соглашения о партнерстве, то уже по теме энергетики видно, почему нам это нужно. Европейский союз не имеет никаких проблем с Польшей. Есть проблема, которая существует между Европейским союзом и Россией, состоящая в том, что кое-какие торговые вопросы - в данный момент речь идет о мясе - еще не разъяснены. Сейчас над этим ведется очень интенсивная работа. Комиссар Киприану был в Москве, и сейчас на протяжении "зеленой" недели шли переговоры. Прогресс идет шаг за шагом. И так как я оптимистический человек, то я думаю, что мы сможем начать переговоры о соглашении во время нашего председательства, и, может быть, нам удастся уже продвинуться вперед к моменту саммита ЕС-Россия.

В.ПУТИН: Мы уделили внимание проблемам энергетики и проблемам работы над будущим основополагающим документом между Россией и Европейским союзом. Хочу подчеркнуть, что все, что делается Россией в последние годы - и в позапрошлом, и в прошлом и в этом году, направлено на то, чтобы создать единые прозрачные правила и условия сотрудничества в Европе, перейти на рыночные принципы взаимодействия. Если вы вспомните кризис поставок на Украину, то нас постоянно пытались обвинять в политизировании вопросов энергетики, в использовании какого-то энергетического оружия во взаимоотношениях с нашими партнерами. Сегодня об использовании какого-то оружия никто не говорит применительно к другим странам. А мы всегда указывали на то, что мы намерены переходить со всеми без исключения на ясные рыночные принципы отношений.

И в этом в первую очередь заинтересованы наши основные потребители в Европе: наши европейские потребители в первую очередь заинтересованы в том, чтобы были ясные четкие принципы взаимодействия с транзитными государствами.

В прежние времена, когда в условиях Советского Союза доставлялись наши углеводороды по территории Советского Союза, и республик бывшего Советского Союза, и по территории республик Варшавского Договора, не было никаких проблем. Сегодня ситуация изменилась. И мы хотим сотрудничать с транзитными государствами, но, еще раз подчеркну, на ясных и общих для всех принципах взаимодействия, общих для всех, лишенных какой-бы то ни было политической или другой конъюнктуры. И поэтому мы говорим всем - партнерству и взаимодействию, сотрудничеству - "да", паразитированию - "нет". Мы будем выстраивать отношения со всеми нашими партнерами: и с транзитными государствами, и с потребителями углеводородов - на равноправной, понятной, транспарентной основе. Это первое.

Второе. Имея в виду изменение геополитической ситуации, мы будем самым активным образом развивать нашу транспортную сеть для того, чтобы иметь возможность напрямую доставлять наше сырье основным потребителям. Мы ускорим нашу работу по прокладке трубопроводных систем к берегу Тихого океана. Мы расширим возможности по транспортировке углеводородов на Севере, в том числе на Северо-Западе России, чтобы уменьшить нашу зависимость от транзитных государств.

Повторяю еще раз, мы будем выстраивать со всеми равноправные отношения - и с транзитерами, и с потребителями. И в этом все заинтересованы, все без исключения: и Россия, и потребители, и транзитные государства. И то, что происходило в конце прошлого года, - это просто еще один шаг в направлении придания нашим отношениям рыночного характера со всеми.

Что касается нашего основополагающего документа с Евросоюзом, мы заинтересованы в нем. Будем активно работать в этом направлении. Будем искать возможности для того, чтобы снять любые препятствия к подписанию этого документа. Хочу подчеркнуть, что нам бы хотелось, чтобы в ходе этой работы наши партнеры имели в виду и наши интересы и чтобы они были учтены в ходе совместной работы. Насколько я понял госпожу Федерального канцлера, немецкое председательство исходит как раз именно из этих установок. Будем совместно работать над тем, чтобы снять любые препятствия к этой работе и достичь положительного результата.

ВОПРОС: По-моему, это был саммит в Лахте - между ЕС и Россией. Там не было никаких результатов. Вы там отклонили требования Европейского союза, состоявшее в том, чтобы интегрировать в СПС пассаж о надежности энергетических поставок, - вопрос который вызвал беспокойство.

И второй вопрос касается Косова. ЕС готовится к кризисной ситуации. Исходя из того что, как Вы уже намекнули, Вы не будете поддерживать предложения господина Ахтисаари, из-за Косова, наверное, ЕС нужно будет бояться кризисной ситуации в последующие месяцы.

В.ПУТИН: Первое, что касается энергетики, мы не собираемся уклоняться от выстраивания ясных и понятных отношений в сфере энергетики со всеми партнерами, в том числе и европейскими. Я уже об этом сказал. Это дело вкуса, куда мы занесем соответствующие договоренности. У нас есть энергодиалог с Евросоюзом. Мы его ведем и не намерены прекращаться ни в коем случае. Мы сами заинтересованы в том, чтобы были ясные и четко прописанные правила в этой сфере и чтобы эти правила всеми соблюдались. Потому что практика последних лет показывает, что от несоблюдения рыночных принципов Россия несет огромные издержки, которые измеряются миллиардами долларов ежегодно. Ни одна страна в мире не оказывает такой поддержки другим странам, как это делает Россия на протяжении 15 лет. А у нас, как госпожа канцлер отметила, есть и свои пенсионеры, учителя, врачи, все социальные сферы. Почему мы должны субсидировать экономики других стран в таком масштабе? Поэтому мы заинтересованы в ясных принципах. Мы не будем от этого уклоняться.

Что касается Косова, то мы не против тех положений, который готовит господин Ахтисаари. Я сказал, что мы за то, чтобы эти решения устраивали как Белград, так и Приштину. Вот за что мы выступаем. Я думаю, что и Европа не заинтересована в том, чтобы одной из сторон, скажем Белграду, не были навязаны такие решения, которые были бы унизительны для сербского народа. Разве Европа в этом заинтересована?

Нужно набраться терпения, искать приемлемые решения - они могут быть найдены. Вы знаете нашу позицию: когда осуществлялись бомбардировки Белграда, мы были против. Мы и сейчас считаем, что это большая ошибка. Накануне XXI века бомбардировки - в центре Европы. Это разве нормально? И сегодня мы имеем результаты этой ошибки. Не мы допустили эту ошибку, но мы готовы вместе искать выход из этой ситуации. Я думаю, что они могут быть найдены, если действовать аккуратно и не навязывать никому силовых решений.

А.МЕРКЕЛЬ: Я бы хотела сказать, что мы говорили о том, будет ли Россия ратифицировать Энергетическую хартию. Но в Лахте, по-моему, речь не шла о том, что мы не хотим иметь этот пассаж в СПС. У нас уже есть небольшой пассаж, и, когда мы начнем вести переговоры, мы обязательно будем в духе стратегического партнерства и надежности поставок друг с другом обсуждать эти вопросы, и это в нашем обоюдном интересе.

А в том, что касается Сербии, то мне все-таки хотелось бы напомнить, что сегодня в Сербии проходят демократические выборы, и это то, что меня радует, и это - после очень сложного пути, который прошла Сербия, - является показателем успеха. Мы можем из Боснии вывести войска, потому что там произошло положительное развитие. У нас улучшилась ситуация и в Македонии. Хорватия ведет переговоры с Европейским союзом. То, чего мы добились для этих людей, мы хотим добиться и в Косово. Но не с тем результатом, чтобы у нас появилась полная нестабильность в Сербии. Тут нам нужно действовать разумно. Это также входит в интересы Европейского союза. И я надеюсь, что в ходе сегодняшних выборов сильными выйдут демократические силы Сербии.

ВОПРОС: Прошу продолжить разговор о Косово. Надеюсь, решение там все-таки будет найдено. Но насколько понимаю, есть большая разница в подходе российской и немецкой стороны к тому, что это решение должно стать каким-то универсальным для решения каких-то замороженных конфликтов на постсоветском пространстве, или оно должно стать каким-то уникальным косовским решением. Прошу прояснить позиции лидеров по этому поводу.

Кроме того, очень интересна позиция обоих лидеров по ситуации, в которой у России и Германии нет разногласий, но есть недопонимание, по крайней мере, между Россией и другим членом Евросоюза - Эстонией. Имею в виду закон, который позволяет сносить российские военные памятники. Очень интересен взгляд на эту проблему из Германии. По крайней мере в России эта ситуация воспринимается как еще одно проявление неонацизма.

В.ПУТИН: Знаете, мне кажется, что проблема сегодняшних международных отношений заключается в том, что мы видим все большее и большее пренебрежение основополагающими принципами международного права. Все больше и больше возникает желание решать тот или иной вопрос, ту или иную проблему исходя из текущей политической так называемой целесообразности. И это очень опасно. Это как раз ведет к тому, что малые страны не чувствуют себя в безопасности. Это подталкивает гонку вооружений в больших странах. И мы должны понять это и перейти к укреплению международно-правовых основ международной деятельности. Это относится и к Косово в том числе. И, естественно, если в Косово мы определенным образом решим проблему, то этот подход, это решение должно быть универсальным для аналогичных случаев. Если мы пренебрегаем проблемами или принципом территориальной целостности государства и говорим: "Ну что ж, так случилось, и с этим уже ничего не поделать", - международное сообщество ничего не хочет делать для восстановления территориальной целостности Сербии, ну ладно, тогда другие народы тоже имеют право сказать: "Ну и мы тогда тоже будем так относиться".

Это относится не только к постсоветскому пространству, хотя это наиболее сравнимые ситуации. Там был распад Югославии, здесь - распад Советского Союза. Все то же самое. Никакой разницы. Но это может относиться и к другим государствам, это может относиться и к некоторым европейским странам. Мы что, не знаем проблем сепаратизма в европейских странах? Они есть. Никто не заинтересован в том, чтобы подрывать основы международной стабильности. И думаю, что если мы пойдем по этому пути, последствия могут быть тяжелыми. Соблазн велик. Так же как после Второй мировой войны - сели три-четыре человека и с карандашом в руках делили весь мир, и всю Европу.

Сейчас победители в "холодной войне" хотят переделить все по-своему, чувствуя свою непогрешимость и силу. Соблазн велик. Результаты трудно просчитать. Мы предлагаем подумать об этом совместно. Мы готовы к совместной работе.

Второй вопрос, какой у Вас был? А, Эстония... Вы знаете, наши депутаты, причем самых различных фракций в Государственной Думе, уже по этому вопросу полностью высказались очень подробно. И я полностью с ними согласен. Я думаю, что это желание у некоторых эстонских политиков привлечь к себе внимание, желание взять на себя функцию прифронтового государства, обострить ситуацию. И на этой базе попробовать получить какие-то преференции - в экономической, в политической сфере. Очень опасный и недальновидный шаг.

А.МЕРКЕЛЬ: В том, что касается вопроса Косово, то мы находимся в лучшей ситуации, состоящей в том, что у нас уже не та ситуация, которая была после Второй мировой войны, что у нас существует ООН, что господин Ахтисаари работает в Косово по поручению ООН. И задача, поставленная ему ООН и ОБСЕ, состоит в том, чтобы он подготовил отчет.

Мы предложили: до того как он предоставит этот отчет, чтобы он в первую очередь поговорил со стороной Косово, но и, конечно же, с Сербией.

Он разговаривал с Президентом Тадичем и затем будет проводить консультации по поводу этого отчета. А затем члены Совета Безопасности ООН выразят свое мнение по этому отчету, и только потом уже все будет идти дальше. То есть это очень прозрачная процедура. И мне кажется, что задача сегодняшнего мира состоит в том, чтобы ООН - а именно поэтому мы считаем, что она должна быть реформирована, - чтобы ООН стала той организацией, которая несет собой легитимность для решения таких конфликтов. Конфликтов, в которых, мне кажется, с одной стороны, должны быть универсальные принципы, иначе у нас не могла быть ООН, а с другой стороны, конечно же, все являются очень разными. Мы видели тему Сербии и Черногории. Там Сербия приняла, что на референдуме было принято определенное решение.

А что я хотела бы сказать от имени Европейского союза - это то, что мы понимаем, что страны на Западных Балканах, и об этом мы очень интенсивно говорили в декабре на заседании ЕС, что этим странам должна была быть дана европейская перспектива. Но я могу вам напомнить о высоком представителе в Боснии и Герцеговине. Там ООН сыграла очень хорошую роль в оформлении жизни между разными этническими группами. Посмотрите также на проблему Ирака. ООН должна быть укреплена.

В.ПУТИН: Действительно, роль ООН должна быть определяющей, и в этой связи вспоминаю резолюцию 1244.

А.МЕРКЕЛЬ: Еще вопрос с Эстонией. Я могу сказать, что мы делаем все для того, чтобы отношения всех стран Европейского союза с Россией были разумными. И где бы ни были конфликты между Россией и, например, Балтийскими государствами, ЕС и Германия всегда пыталась сделать все, чтобы эти конфликты были закрыты. И в этой связи мы будем также все делать.

ВОПРОС: Госпожа Федеральный канцлер, смогли ли Вы добиться, чтобы господин Президент оказал влияние на Сирию, чтобы была разрешена ситуация на Ближнем Востоке.

И вопрос к Вам, господин Президент. Вы уже пару раз встречались с госпожой Федеральным канцлером. Могли бы Вы сказать, есть ли разница между предшественником Федерального канцлера, и в чем она состоит?

А.МЕРКЕЛЬ: Мы, в общем, говорили на тему Ближнего Востока, однако что касается специфических тем, мы еще об этом не говорили. Мы будем говорить об этом на ужине. Я исхожу из того, что и Россия, и Европейский союз или Германия заинтересованы в том, чтобы для конструктивного решения мы могли привлечь максимальное количество партнеров. Это вопрос, касающийся израильско-палестинского конфликта, иранского конфликта, и суверенность Ливана (я знаю от российского Президента, что мы хотим суверенного развитиия Ливана). Премьер-министр Синьора посещал Москву, и мы разными методами будем делать все для того, чтобы сделать так, чтобы Сирия - лично я могу сказать, а наш Министр иностранных дел был в Сирии недавно, - что пока прогресс не особо ощущаем, к сожалению. Но мы будем продолжать выступать за это. Потому что каждая страна в этом регионе, которая активно участвует в разрешении этого конфликта, нам нужна.

В.ПУТИН: Мы активно работаем со всеми странами, вовлеченными в конфликт на Ближнем Востоке. Я встречался с Президентом Сирии и с Премьер-министром Синьорой, госпожа Федеральный канцлер сейчас сказала об этом. Должен отметить, что позиции России и Германии по этим проблемам очень близки. И мы работаем, на мой взгляд, конструктивно вместе, объединяя наши усилия по решению одной из самых сложных проблем в международной политике.

Мне здесь нечего добавить. Там очень много деталей. Но позиции очень близкие. Нас не нужно ни в чем убеждать. Мы в целом согласны с тем, что происходит. И согласны с возможными путями решения проблемы, и в том числе имея в виду наши подходы в том, что касается применения силы. Полагаем, что это неприемлемо в регионе.

Достаточно применяется силы в различных конфликтных регионах мира - результат, обратный ожидаемому. И нужно искать другие пути, более сложные на первый взгляд. Но, с моей точки зрения, гораздо более эффективные.

Что касается разницы между действующим канцлером и предыдущим, мне кажется, что немецкая общественность знает об этом лучше, чем я. Но я уже многократно отвечал на этот счет.

Во-первых, у нас с госпожой Федеральным канцлером сложились очень добрые личные отношения - действительно, без всякого преувеличения. Во-вторых, да, у нас были и остаются дружеские отношения с бывшим Федеральным канцлером. Я уже говорил, у меня и с господином Колем очень неплохие отношения, все эти годы.

А что касается делового аспекта, то могу вспомнить только один пример, который говорит о том, что личные отношения в любом случае всегда помогают решению проблем. Но мы отстаиваем свои позиции достаточно принципиально и последовательно.

Могу привести вам пример, когда госпожа Федеральный канцлер была в оппозиции, но наши подходы к одному из достаточно острых серьезных вопросов в двухсторонних экономических связях совпали с оппозицией. И нам не удалось договориться по этому вопросу с действующим тогда канцлером и с его Правительством. Это касалось способа досрочного погашения бывшего советского долга перед Германией: мы предложили прямую выплату. И тогда оппозиция исходила из того, что это самый правильный способ решения долговой проблемы. Но Правительство под руководством Федерального канцлера тогда не согласилось с нами, выпустило ценные бумаги под наш долг. И, на наш взгляд, хотя большого ущерба не было, все-таки это оказалось менее эффективным, чем наши предложения. Поэтому я бы не стал гипертрофировать здесь личные отношения. Они нам никогда не мешали, но действительно помогали, потому что создают необходимую атмосферу. Такая атмосфера сегодня имеется.






21 января 2007 года,
Сочи, Бочаров Ручей
http://kremlin.ru/text/appears/2007/01/116925.shtml
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован