20 сентября 2009
10871

Президентские поправки в УК и УПК одобрены в первом чтении единогласно

Депутаты Госдумы посвятили пятничное пленарное заседание борьбе с бандитизмом, оргпреступностью, а также терроризмом и экстремизмом, одобрив поправки в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы. Идею таких поправок президент России Дмитрий Медведев огласил еще в августе на совещании Совета безопасности в Ставрополе после ряда терактов на Северном Кавказе. Месяц спустя глава государства внес в нижнюю палату законопроект, ужесточающий наказание вплоть до пожизненного заключения за организацию и участие в преступных сообществах. Генеральному прокурору или его заместителю даются полномочия переносить рассмотрение уголовных дел по таким статьям, как бандитизм, создание и участие в оргпреступных сообществах, экстремизм и терроризм, из региональных судов сразу в Верховный. Тем самым президентские поправки ставят знак равенства по степени общественной опасности между ворами в законе и главарями террористических группировок.

Сословие, которое должно уйти в прошлое

Полпред президента в Госдуме Гарри Минх, представлявший законопроект, заверил депутатов, что перенос уголовных дел по названным статьям будет происходить только в " исключительных случаях, когда существует реальная угроза личной безопасности участников судебного процесса " .

Необходимость принятия закона Минх объяснил ростом преступлений, совершаемых организованными группами. Если в 2007 году, по данным полпреда, различными ОПГ в России было совершено 34 620 тяжких и особо тяжких преступлений, то в прошлом году их число возросло до 36 601.

Предлагаемая президентом норма ужесточает наказание вплоть до пожизненного заключения за организацию и участие в преступных сообществах. Рядовых участников банд, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления, с принятием закона будет ждать тюремный срок от 15 до 20 лет вместо сегодняшних 7- 12. Организаторам и лидерам организованных преступных группировок может грозить пожизненное заключение, даже если они лично не участвовали в совершении преступлений, а лишь руководили рядовыми преступниками.

Особых нареканий законодателей президентские поправки не вызвали. Первый зампред думского комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству единоросс Владимир Груздев отметил, что ситуация с оргпреступностью вызывает наибольшие опасения на Дальнем Востоке. " Вор должен сидеть в тюрьме " , - процитировал он широко известную фразу из братьев Вайнеров и заметил, что выражение " вор в законе " с принятием закона должно уйти в прошлое.

Для более эффективной борьбы с оргпреступностью его одно партиец Борис Резник предложил вывести связанные с ней уголовные дела из компетенции суда присяжных.

" На развал дела лидера дальневосточной преступной группы Сахнова " Общак " выделил 300 млн, - поделился Резник с коллегами. - Появилось 27 писем в его защиту, и было принято решение отомстить свидетелям обвинения и присяжным заседателям " .

А коммунист Валентин Романов предложил вернуться к конфискации и смертной казни для наркобаронов и тех, кто совершает преступления, угрожающие жизни общества.Либерал демократ Валерий Селезнев в свою очередь напомнил представителю президента, что преступные сообщества создаются не только для получения материальной выгоды, но и для проведения терактов, захвата власти и изменения конституционного строя.

Минх ответил, что для противодействия преступным группировкам, созданным не для извлечения прибыли, уже существует

Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности.

Что делают со свободой

В отношении террористов и экстремистов законопроект отменяет участие в судебных процессах над ними коллегий присяжных. В юридическом сообществе эта норма уже вызвала оживленные споры. Исключительную меру наказания согласно Конституции могут назначить лишь присяжные, а их в Верховном суде нет.

Однако Владимир Груздев пояснил "Газете", что новый закон вовсе не дает привилегий жить террористам по сравнению с теми же серийными убийцами, которых "глас народа" судить может.

" Приговор о смертной казни может вступить в силу только после того, как во всех регионах России будут сформированы суды присяжных. Предполагалось, что процесс завершится к 1 января 2010 года, но этого не произошло. Напомню также, что Россия подписала 6-й протокол к Конвенции о защите прав человека и основных свобод Совета Европы об отмене смертной казни. Поэтому думаю, что до ее реального применения дело так и не дойдет " , - сказал Груздев.

Депутатов из оппозиционных фракций волновало, что законопроект в части противодействия экстремизму может быть направлен против их региональных однопартийцев.

" Возможно, ко второму чтению в статью понадобится внести ряд уточняющих поправок. Нам то и дело звонят из регионов с жалобами на то, что на них завели дело по статье " экстремизм " за совсем невинный лозунг типа " Свободу не дают, свободу берут! " , - сообщил " Газете " зампред думского комитета по безопасности справедросс Геннадий Гудков.

На опасения, звучавшие из зала, Гарри Минх ответил, что решения Верховного суда всегда можно обжаловать. Спорить с ним думцы не стали и поддержали законопроект единогласно.

Доказанное участие в ОПС гарантирует длительный срок заключения

В ходе нескольких судебных процессов, прошедших в 2006- 2007 годах, в том числе за организацию преступного сообщества, на скамье подсудимых оказались 11 сотрудников Московского уголовного розыска, а также начальник управления безопасности МЧС РФ генерал-лейтенант Владимир Ганеев. Как установило следствие, группировка была создана в 1997 году Ганеевым и замначальника 5-го отдела МУРа полковником Юрием Самолкиным. Для успешного продвижения по карьерной лестнице офицеры фальсифицировали доказательства по уголовным делам, подбрасывая оружие и наркотики. Они также занимались вымогательством у предпринимателей. Ежемесячный доход составлял от $ 300 тыс. до $ 1,2 млн. Максимальный срок - 20 лет колонии строгого режима - получили организаторы преступного сообщества Ганеев и Самолкин. Остальных участников группировки осудили на сроки от 7 до 18 лет. В мае 2009 года в Хабаровске за организацию преступного сообщества были осуждены восемь лидеров крупнейшей на Дальнем Востоке . Банда группировки " Общак " действовала в регионе с конца 1980-х годов. Ее члены контролировали торговлю автомобилями, бензином и наркотиками, а также рыбный промысел. Они также совершали квартирные кражи, угоняли машины с последующим вымогательством денег за их возвращение, занимались шантажом, вовлекали в занятие проституцией несовершеннолетних. Максимальные сроки наказания получили три организатора сообщества. Так, вор в законе Эдуард Сахнов был приговорен к 25 годам лишения свободы, а воров в законе Олега Семакина и Олега Шохирева осудили на 23 и 20 лет соответственно. Остальным подсудимым назначили наказание восемь и девять лет. С 2005 по 2008 год в Москве прошел целый ряд судебных процессов над членами так называемой ореховской преступной группировки. В общей сложности на скамье подсудимых оказались более 30 человек. Костяк одной из самых жестоких группировок сформировался в середине 90-х годов, когда объединились несколько действовавших на юге и юго-западе столицы разрозненных банд.

Вскоре " ореховские " стали контролировать практически весь бизнес юга столицы. Под их крышей находились АЗС, автосервисы, кафе, рестораны и рынки. Ежегодный доход исчислялся сотнями миллионов долларов. На их счету десятки убийств и других серьезных преступлений. Лидера преступного сообщества Олега Пылева осудили пожизненно. Аналогичное наказание было назначено одному из "бригадиров " Сергею Махалину и киллеру Олегу Михайлову. Остальные участники группировки были приговорены на сроки от 5 лет условно до 24 лет.

На прошлой неделе уголовное дело в отношении Бориса Березовского было дополнено обвинением в организации преступного сообщества. Как утверждает следствие, возглавляемая им группировка занималась легализацией средств, похищенных у АвтоВАЗа ( 144 млрд неденоминированных рублей), хищением в период с 1996 по 1997 год 215 млн рублей, принадлежащих " Аэрофлоту " , а в период с 1996 по 1999 год - еще 227 млн рублей у того же " Аэрофлота " .

Удастся ли покончить с так называемыми ворами в законе?

Владимир Васильев, председатель комитета Госдумы по безопасности (фракция "Единая Россия")

Не может быть какого-то одного закона, с помощью которого можно взять и решить большую проблему. Мы принимаем очень серьезные изменения в законодательстве, но запаздывают изменения в обществе. Так что необходим целый комплекс составляющих, который сможет привести к качественному изменению. И те изменения в законодательстве, которые, надеюсь, все-таки будут приняты, - это действительно шаг вперед.

Это будет шагом в общей системе шагов, которые осуществляются в последнее время. Это и закон о защите свидетелей, и так называемая сделка с правосудием и т.д. Статья 210 - это некий мост и изменение в плане удара и по организованной преступности, и по криминальной иерархии.

Что касается комплекса мер, то я имею в виду в том числе и СМИ. Если по-прежнему будет навязываться героизация криминального поведения, это будет мешать процессу. Когда мы начнем понимать, что есть вещи, которые для общества являются образующими на перспективу, тогда, наверное, что-то начнет меняться. Закон в правовом государстве - это великая и основополагающая сила.

Армен Джигарханян, народный артист СССР, руководитель Московского драматического театра под управлением Армена Джигарханяна

В поправках, ужесточающих законы, тоже находят лазейки. Сейчас мы превращаемся в некий дискуссионный клуб. Я уже представляю, как на телевидении наши мудрые мужи сядут в кресла и начнут рассуждать на эту тему (тем временем в стране становится все больше и больше преступлений).

У меня такое ощущение, что поправка в законодательстве - это очередная отмашка. Вот если кто-то мне скажет, что какие-то законы, принятые Госдумой, вдруг стали действовать, то я скажу: пусть законодатели продолжают заниматься законотворчеством. По-моему, это очередное мероприятие, как говорил один мой друг, с богатым ужином.

Генрих Падва, адвокат

Я не считаю нужным менять законодательство в этой части. Законов у нас и так достаточно, да и дело не в законе. Принципиально не считаю нужным ставить в законодательстве такие заплатки: "усилить один", "ослабить другой"... Все это вздор! Уголовное законодательство - это определенная система, и нельзя безнаказанно вмешиваться в него, меняя отдельные детали. Все относительно, и повышение ответственности за что-то - это понижение ответственности за что-то другое.

Юрий Скуратов, завкафедрой административного и муниципального права Российского государственного социального университета, бывший генпрокурор России

Даже если бы наше вялое и неадекватное государство было более эффективно, эту проблему все равно не удастся решить до конца. Ведь воры в законе - это проявления организованной преступности, а преступность как антисоциальная сила тоже нуждается в организации. Поэтому пока жива преступность, будет оргпреступность и будут ее организаторы.

Другое дело, что понятие "воры в законе" может трансформироваться и изменяться применительно к каким-то новым реалиям. Скажем, сейчас у них есть "кодекс воровской чести", где есть определенные требования. Но если по каким-то позициям будет жесткое преследование, то они будут маскироваться и действовать не так открыто. Однако как символы организации преступного мира они останутся до тех пор, пока будет жить этот их мир.

А он будет жить вечно, пока живет общество.

Другое дело, что его нужно брать под контроль, и государство должно заниматься именно этим. К тому же вполне достаточно нынешней законодательной базы. Когда наши правоохранительные органы начинают ссылаться на законодательную базу, то это не что иное, как способ прикрыть собственную несостоятельность. Это говорит о слабости и нежелании заниматься серьезной оперативно розыскной работой, документировать следы их преступной деятельности и так далее.

Нужно чаще применять статью 210 об организованном преступном сообществе, которая была принята кодексом 1997 года. Кстати, кое-где она сейчас довольно успешно применяется, а есть и такие регионы, где за это время вообще ничего не изменилось. Главная проблема - в неэффективности работы, в разложении и в коррумпированности правоохранительных органов и в их сращивании с преступным миром.

Сергей Михайлов, предприниматель

Независимо от принадлежности человека к касте воров в законе гражданин должен отвечать за свои правонарушения. А тяжесть наказания определяется законом и теми, кто этот закон утверждает.

Статья опубликована в издании "Газета", N181 от 28 сентября 2009
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован