21 июня 2006
1923

Причины поражения Красной армии в начальный период ВОВ

Поражения РККА в начальном периоде Великой Отечественной войны объясняются целой совокупностью политических, экономических, профессиональных, исторических, психологических и других факторов. Огромные потери людских и материальных ресурсов нельзя объяснить искусственно навязываемым тезисом о внезапности нападения, преимуществом немецкого вооружения или превосходством в стратегии и тактике немецких войск. Основной политической причиной поражений является исключительно безграмотное в военном отношении правительство СССР во главе с И.В.Сталиным, не сумевшее на основе достоверной максимальной информации, на основе полных данных оценить характер войны 1939-1941 годов и внести соответствующие коррективы в планы стратегического развертывания сил и средств РККА.

Навязанная ВКП(б) в 1939 году наступательная доктрина руководству ГШ РККА почти не вызывала возражений - да и кому было возражать, если командующие округов командовали 1-2 года, Народный комиссар обороны Тимошенко чуть больше. Руководство подбирало такие кадры, которые не смели бы возражать генеральной линии партии. Поэтому и выполнялось распоряжение ЦК готовить наступательные операции, невзирая на то, что с 1939 по 1941 годы ситуация кардинально изменилась, а Генеральный штаб тупо исполнял те директивы, которые были разработаны за два года до войны.

За ходом двухлетней войны в Европе Генеральный штаб внимательно наблюдал, но выводы делались поверхностные. Народный комиссар обороны маршал С.К. Тимошенко на совещании высшего руководящего состава РККА (1-30 декабря 1940 года) заявлял, что "в смысле стратегического творчества, опыт войны в Европе, пожалуй, не дает ничего нового". Не были замечены достижения немецкого командования по сосредоточению сил танковых соединений на направлении главных ударов, использованию оперативных и тактических десантов, быстрому переносу усилия, взаимодействию сил сухопутных войск, авиации, флота. Отрицалось вступление в сражения с началом той или иной кампании одновременно основных сил. Запоздало и принятие Политбюро в июне 1941 года "Постановления о дислокации войск второго стратегического эшелона" ("второй линии") в основном по р. Днепр. Этим же Постановлением намечалось строительство государственного рубежа обороны на подступах к г. Москве. (1)

Череда замен народных комиссаров и начальников Генерального штаба привела к тому, что в Генеральный штаб за два, за один, за полгода до начала войны допустил просчеты в сроках ее вероятного начала, в оперативном построении войск первого стратегического эшелона, а главное - просчитались в направлении главных ударов. Два года европейской войны показали, что немцы планируют операции на направлениях максимальных пропускных способностей железных дорог, т.к. организация снабжения и 90% переброски войск проводились, в основном, по ним. Да и как показал послевоенный анализ, за основу плана "Барбаросса" взято наличие железных дорог на направлении основных ударов. Несмотря на то что колея в Европе уже, проще было использовать имеющиеся железные дороги. Поэтому и выбрано первое направление на Ленинград, второе - Минск-Москва и третье - на Винницу, так как местность благоприятствовала применению танков. (2)

Наркоматом обороны в предвоенные годы в угоду политическим амбициям Сталина завышалась оценка своих войск, и недооценивались войска противника. Так, командующий Западным особым военным округом генерал армии Д. Павлов 28 декабря 1940 года утверждал, что "советский танковый корпус способен решить задачу уничтожения 1-2 механизированных дивизий или 4-5 пехотных дивизий", а 13 января 1941 года Начальник Генерального штаба командарм 2-го ранга К.А. Мерецков заявил: "При разработке полевого устава мы исходили из того, что наша дивизия значительно сильнее дивизии немцев и во встречном бою она разобьет немецкую. В обороне одна наша дивизия отразит удар 2-3 дивизий противника".
Отрицательно сказались и чистки РККА в 1937-1938 годах. На фоне всей череды чисток, ликвидацию сословий и отдельных классов за предшествующие войне 23 года советской власти, эта, хоть и была одной из последних, но оказалась особенно выпуклой и символичной на фоне надвигающейся войны.
Бездарное политическое и военное руководство СССР готовило страну к войне, но не к обороне, как пытаются убедить и доказать многие авторы советской формации, защитники всего советского; к войне наступательной, агрессивной, на чужой территории, и, зная боевую фактическую готовность Красной Армии, не малой кровью.
Второй основной причиной поражений являются экономические условия вступления Красной Армии в войну. К сожалению, армия не сумела, несмотря на поставку новых боевых самолетов и танков, превратиться в современную армию. Наиболее характерными выглядели авиапромышленность и танкостроение. Сравнительный анализ выпуска боевых самолетов СССР и Германии (таблица 1) (3) показывает, что невоюющий СССР до войны, в 1939 и 1940 годах, выпускал боевых самолетов больше, чем Германия. По просьбе 13 мая 1940 г. наркома обороны С.К. Тимошенко и начальника Генштаба РККА Б.М. Шапошникова Политбюро авиационная промышленность была переведена на военное положение с одновременным реструктурированием и расширением.
Таблица 1
год Боевых самолетов Всего самолетов Потери самолетов
1939 СССР 6 460 2 937
Германия 1 645 2 518 3 937
1940 СССР 8 233 2
Германия 7 180 10 247 3 5 324 4
1941 СССР 3 950 2 11 500 1 21 200 4
Германия 8 703 12 401 3 2 160
1942 СССР 19 772 2 25 400 1 14 700 4
Германия 11 137 3 15 409 3 13 769
1943 СССР 28 205 2 34 900 1 26 700 4
Германия 18 813 3 24 807 3 17 495
1944 СССР 40 200 1 30 500 4
Германия 2 287 3 40 593 3 32 280
1945 СССР 10 100 1 13 300 4
Германия - 7 540 3
Итого СССР 106 400 4
Германия 71 065
Строились 9 новых и реконструировались 9 действующих самолетостроительных заводов; строились 6 новых мотостроительных и реконструировались все имеющиеся заводы. Парк авиации к началу войны составил 15990 боевых самолетов, из них 9917 дислоцировались на западном стратегическом направлении (7133 - в военных округах, 1445 - в ВРКФ, 1339 - самолеты дальней авиации). Германия к 22 июня имела 1820 и 770 самолетов союзников. Таким образом (по общему парку самолетов) превосходство по самолетам у советской стороны 4,5:1. Но только за первый день боев было потеряно 1811 самолетов, из них сожжено на земле - 1489, и к 10 июля 1941 года в советских ВВС осталось 2516 самолетов, одна треть от имевшихся. Почти вся авиапромышленность была утеряна в 1941 году. Кроме того, было поставлено по ленд-лизу из США и Великобритании 22150 самолетов. (4)

Соотношение между советскими и германскими сбитыми самолетами составило 5:1 (за первый месяц боев), а за всю войну - 1,5:1. Все предвоенные усилия по развитию авиации оказались бессмысленными и разорительными из-за слабой личной выучки (летчики имели по 4 часа полетов в Киевском особом ВО, а летчики Прибалтийского военного округа провели в воздухе всего по 15 часов), скученности на полевых аэродромах, отсутствия управления и неподготовленности аэродромной сети. Преимущество в количестве было утеряно сразу, а в качестве боестолкновений авиации мы уступали немцам до конца войны.

Кстати сказать, история повторяется. К сожалению, нынешний налет летчиков российских ВВС не больше. Летчики, например, флотской авиации Балтфлота имеют годовой налет на Су (истребителях и бомбардировщиках) - 5-7 часов. В ВВС и ПВО годовой налет летчиков в среднем за последние десять лет составляет 10-15 часов.
Примерно таким же положение дел было и с танками. К началу войны СССР имел 22600 танков. За годы войны промышленность выпустила 96500 танков, по ленд-лизу из США и Великобритании получено на территории СССР 38100 единиц танков, к 9 мая на фронте осталось 8100 танков. При этом СССР потерял за годы войны 96500 танков, а немцы на всех фронтах - 48000 танков.

Получалось, что немцы при одном подбитом танке - уничтожали два советских. Причин этого достаточно много. До войны более половины всех танков были легкие, хотя и они были равноценны аналогичным немецким (I, II, Fe, 38(t)). При примерном равенстве в огневой мощи, проходимости и бронезащите как легких, так средних танков, советские танки не были радиофицированы, в отличие от тотальной радиофикации немецких танков, САУ и бронемашин. До 1943 года были радиофицированы только машины командиров рот, батальонов, т.е. один танк из десяти. Поэтому немцы стремились подбить в первую очередь танки с антеннами, а остальные становились глухими и неуправляемыми, поскольку управление в бою шло по принципу "делай как я". Оптика также уступала немецкой, что вкупе с небольшим обзором, после уничтожения машин с рациями командиров рот и батальонов, превращала танки в слепые коробки. Требование ведения огня с ходу (немцы, в основном, вели огонь из танков с коротких остановок), являлось бессмысленной тратой боеприпасов и скорее надеждой на психологическую неустойчивость противника, но делало танки безоружными через некоторое время. Многие танки выводились из строя из-за неумелой эксплуатации. Механики-водители имели лишь 1,5-2-часовую практику вождения. Танкистами становились, в основном, конники и пехотинцы, которые совершенно не имели навыков ни стрельбы, ни вождения, ни управления.
Третья причина поражений - профессиональная. Вся система управления в СССР, подготовка и уровень руководства народными комиссариатами, в том числе и РККА, носили ярко выраженный партийно-полицейский характер и направлены были на последовательное и планомерное уничтожение инакомыслящих, к которым причислялись священнослужители, дворяне, купцы, помещики и капиталисты, наиболее трудоспособные крестьяне, по той терминологии - кулаки и единоличники. Им на смену выращивался слой трудовой интеллигенции, воспринимающей большевизм как благо, который поддерживал существующий строй и мирился с террором, бесчеловечным отношением к личности, с "врагами народа", с бесчисленными концлагерями, ссыльнопоселенцами, лишенцами прав, всевозможными чистками и показательными судами. При этом ведущим в стране был комиссариат внутренних дел (НКВД), который контролировал всю жизнь в экономике, промышленности, науке, армии.

Выбив полностью профессиональный костяк из армии в 1937-1939 годах, ВКП(б) и НКВД под руководством И.В. Сталина сделали столько для снижения боеспособности страны, сколько не сделали даже гитлеровцы. Профессиональная подготовка командующих округов, армий, дивизий, полков и батальонов не шла ни в какое сравнение с немецкой. Запуганные, забитые командующие слепо выполняли требования полевых уставов, стараясь ни на йоту не отступить от требований партии, ибо расплата может последовать немедленно. Поэтому и отмечались в годы войны шаблоны в оперативном искусстве, а на тактическом уровне атаки проводились прямолинейно, толпами по 500-1000 человек, по минным полям, поскольку сзади находились заградительные отряды и штрафные роты, т.к. те, кто сомневался в их настоятельной необходимости, тут же расстреливались.

Только Политбюро, правительство СССР и НКВД виновно в том, что стратегические запасы страны были переброшены в тылы приграничных округов. Складированные запасы не только не были в достаточной степени обеспечены железнодорожным транспортом, что было и практически невыполнимо, но также не предусмотрено было их уничтожение - из-за отсутствия и специалистов, и средств подрыва. Только комиссариат ВД виновен в том, что, несмотря на предупреждения военных специалистов, начались одновременные реконструкционные работы на всех аэродромах по увеличению длины взлетно-посадочных полос, а самолеты скапливались на ограниченном количестве аэродромов, которые были придвинуты к границе, что сделало их уязвимыми от авиации гитлеровцев. План оборонного строительства и оборудования противотанковых и противопехотных заграждений - кстати, также под контролем НКВД - был выполнен на 25%.

Профессиональные навыки саперов, инженеров были явно недостаточны. Специалисты ВВС и ВМФ были слабо обучены, не знали ни новой, ни старой боевой техники. Средства связи в тактическом звене отсутствовали почти полностью, поэтому войска даже в звене армия - корпус не имели устойчивой связи. Противовоздушная оборона войск и объектов не отвечала требованиям своего времени из-за отсутствия аппаратуры обнаружения и связи. Причины можно было бы перечислять бесконечно - мы остановились только на основных.

На наш взгляд, обелять сейчас руководящую роль КПСС и сталинское отношение к тем убитым, раненым, обмороженным, погибшим от голода гражданам страны в годы войны - уже преступление. Именно сейчас, когда в кабинетах российских силовых структур появляются вновь портреты Ф.Э. Дзержинского, И.В. Сталина, Г.К. Жукова и льется неудержимая лесть всему советскому в честь шестьдесят первой годовщины Победы, следует признать исторический факт, что Германия и СССР 40-х годов - близнецы-братья. Во главе обоих государств стояли партии под руководством диктаторов, сросшиеся с государством и имевшие одинаковую партийную полицию (Гестапо в Германии, НКВД - в СССР), одинаково преследовали инакомыслящих вплоть до помещения в концлагеря, сжигали книги или изымали их в спецхранилища. При внешней несопоставимости идей национал-социализма и коммунизма, между ними было много общего. Если заменить "класс" на "расу", "арийцев" на "пролетариат" и "мировой сионистский заговор против Великого Рейха" на "мировой заговор империалистов против первого рабоче-крестьянского государства", то идеологические различия как в отношении к своему народу, так и другим народам окажется не столько велика. Одинаково были сформулированы причины нападения на Польшу: немцы - для защиты "фольксдойч", СССР - для защиты братьев-славян. Одинаково назывались государственные преступники: "враги народа" в СССР и "враги нации" - в Германии. По степени принуждения граждан, по тотальному контролю за сознанием людей, по размаху репрессий режимы опять-таки схожи, хотя практическое воплощение было разным.

Два диктатора - один во благо немецкой нации, а другой во благо избранной для защиты части общества, "только рабочих и крестьян", - одновременно готовились к войне друг против друга. И один из них нанес упреждающий удар и выиграл начальный период войны.

Многие авторы, особенно те, кто до сих пор верит в эфемерное счастье только рабочих и крестьян, полуправдами и намеками обвиняя в фальсификации одних или других авторов, не поддерживающих их взгляды, особенно рьяно пытаются отстоять миф об оборонительном характере начального периода войны, стыдливо признавая часть правды и спустя шестьдесят лет пытаясь обелить одного из диктаторов. Думается, что пора прекратить праздновать и следует задуматься о том, что наша страна потеряла только в составе Красной Армии более 29 млн 623 тыс. человек. (5)
Пора в новой России по справедливости оценивать военачальников - не за то, что они награждены многими высшими орденами, а за то, какой ценой достигалась войсками победа под их руководством в сражениях на полях войны.
Примечания
1. Кулаков Е., Мятков М., Ржешевкий О., Война 1941-1945. Факты и документы М.: Олма-Пресс, 2001., С.46
2. Лен Дейтон. Мировая война...ошибки...промахи...потери...., М.: Эксмо-Пресс, 2002, с. 490-496
3. Гриф секретности снят. Цит.соч.С.349; 2. Спасибо В.И. Все больше и больше и больше...,а зачем.НВО.2003.N15.: 3. Мировая война 1939-1945 4. Взгляд побежденных.М.АСТ.С.716: 4- Гриф секретности снят.Цит.соч.С359-361
4. Вислых А.П. Спасительный ленд - лиз. Не надо преуменьшать его значение в нашей победе в Великой Отечественной войне. Независимое Военное Обозрение, 2001, 12-18 октября. N 38 (260). С.5
5. Гриф секретности снят. Цит. соч. С. 144.

Анатолий Цыганок
21 июня 2006, 08:35
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна. При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка www.polit.ru. Все права защищены и охраняются законом. © 1999-2004 Полит.ру
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован