Эксклюзив
Подберезкин Алексей Иванович
31 мая 2018
833

Природные ресурсы и экономика

Main %d0%be%d0%bb

Природные ресурсы и экономика России до 2050 года будут определяться прежде всего политическими, вполне субъективными, решениями правящей элиты России. Причем во многом эти решения будут предопределены тем, как Россия будет развиваться в период президентства В.В. Путина 2018–2024 годов, который заложит вектор развития страны после 2024 года, вплоть до 2050 года.

Исключительно важная роль субъективного фактора до 2025 года может быть проиллюстрирована на примере политики России в отношении доли золота в ЗВР страны за 10 лет – с 2008 по 2018 год, – которая выросла до 18% и 1857 тонн (5-е место в мире после США, Великобритании, Франции, Германии и Италии). Если до 2008 политика России фактически игнорировала роль золота в ЗВР, сводя его к «дополнительным» ресурсам, то после 2008 года, т.е. кризиса, золотые резервы быстро росли за счет приобретения на внутреннем рынке, увеличив объем к 2018 году в 4 раза.

Очевидно, что изменения в такой политике были вызваны как общими изменениями в МО и ВПО, так и субъективными переменами в правительственном отношении к золоту, которое обладает целым рядом ценных, модно сказать, уникальных,  качеств:

– наименьшей зависимостью от внешних рисков и угроз;

– более быстрыми темпами удорожания;

– способностью быть универсальным платежным средством в условиях, например, отключения России от международной системы расчетов (СВИФТ).

Естественно, что эти качества были известны и ранее, но когда автор и ряд его коллег ставили вопрос об этом в правительстве, то они не получали внятного ответа (за исключением традиционных сетований на ликвидность золота). На самом деле подход к росту золотого запаса означает более общий подход финансово-экономической элиты России к экономической политике: либо акцент на усилении внутренних, мобилизационных, факторов развития и выбор в конечном счете мобилизационного сценария, либо продолжение политики внешней (в том числе финансовой) зависимости от Запада.

Мобилизационные варианты сценариев потребуют восстановления контроля над всеми национальными ресурсами, но прежде всего финансами, которые во многом продолжают контролироваться из-за рубежа. И сделать это можно только при помощи создания крупных запасов золота, которые сегодня достигают только 80 млрд. долл. (из 454 млрд. ЗВР). Доля золота в резервах России достигла рекордных 18%. В январе государство приобрело еще 0,6 миллиона тройских унций или почти 19 тонн драгметалла. Теперь у ЦБ 1857 тонн золота рыночной стоимостью 80 миллиардов долларов. Россия вошла в пятерку стран с самым большим золотым запасом, впервые обогнав Китай. Зачем нам столько золота, почему правительство делает ставку на этот стратегический актив и как он помогает нивелировать валютные и санкционные риски[1].

Можно рассмотреть эти перспективы до 2050 года подробнее:

1. С точки зрения устойчивости финансовой системы России, монетарное золото создаёт реальную основу для независимой экономики. Как и во времена реформ Витте, золотой стандарт может дать преимущества для развития внутреннего рынка и экономики страны. Сейчас международные резервы России составляют 454 миллиарда долларов, постепенно приближаясь к озвученному ЦБ целевому уровню в 500 миллиардов долларов. Причем структура резервов существенно меняется: за последние 10 лет объем золота увеличился в четыре раза, достигнув 18% ЗВР.

Пока что больше всего золота у США – восемь тысяч тонн, т.е. более чем в 4 раза, чем у России (1857 т), у Германии – три тысячи, у Италия и Франции – по 2,5 тысячи. Примерно 30% золотовалютных резервов развитых стран хранится именно в золоте. С точки зрения развития финансовой системы альтернативы золоту просто нет. Его накопление – это и защита от валютных рисков, и страховка от санкций, и, разумеется, возможность заработать.

Если допустить, что темпы скупки золота на внутреннем рынке, как минимум, сохранятся, то можно ожидать, что к 2025 году его запасы могут достигнуть немецких (3 тыс. тонн), а к 2050 году – американских (8 тыс. тонн), что сделает Россию крупнейшим держателем металлического золота. С точки зрения объемов ЗВР страны это, кстати, будет не так уж и много – порядка 500–550 млрд. долл., то есть в принципе почти весь ЗВР можно трансформировать в металлическое золото, сохранив масштабы его скупки на внутреннем рынке.

2. Снижение зависимости от США. В 2018 году российские вложения в золото вплотную приблизились к долларовым. Мировая финансовая система устроена таким образом, что на американскую валюту приходится 70% всех расчетов. Таким образом, о снижении вложений в американский госдолг речи не идет. Другое дело, что любая валюта, будь то доллары или евро, достаточно сильно обременена долгами, а любые серьезные долги в перспективе могут закончиться списанием.

От таких рисков и подстраховывает золото. Особенно если доля вложений, например, в трежерис, невелика. Для России это как раз подходящий вариант. Сейчас в казначейских облигациях США Россия держит порядка 100 млрд. долл. Это достаточно немного, по сравнению, скажем, с Китаем (один триллион долларов).Золото – это прежде всего диверсификация рисков. Конечно, золото менее ликвидно, чем облигации США или Германии, этот актив может расти и падать в цене. Но в случае краха долларовой системы золото однозначно сохранит свою ценность. Сохраняя функцию платежного средства в мировой торговле, золото снижает зависимость от любой валюты.

3. Стоит ли ожидать подобного развития событий сейчас? Эксперты уверяют: если, например, Россию отключат от SWIFT (Общество всемирных межбанковских финансовых каналов связи), это будет равносильно переходу на золотой расчет. «Золото в такой ситуации – хорошая альтернатива. Это рынок с годовым оборотом больше восьми триллионов долларов. Это актив, который всегда можно быстро продать. И этот актив вы контролируете. Если ваши слитки лежат на улице Правды, никакая Америка вам не указ»[2], – отмечает А. Вязовский, вице-президент «Золотого монетного дома».

То, что золото – хороший страховочный механизм от санкций, показал опыт Ирана. Когда против Тегерана были введены самые жесткие ограничения, страна продолжала торговать нефтью. Операции осуществлялись в том числе и в золоте.

Аналитики указывают и на то, что с 2008 года крупнейшие центральные банки – США, Великобритании, Европы, Японии и Китая – производят избыточную денежную эмиссию. Возникают опасения относительно «качества» денег.

4. Не стоит забывать и о том, что золото постоянно растет в цене. С января 2017 года стоимость этого драгоценного металла в резервах России увеличилась на 27% – с 60,2 до 76,6 млрд. долл.

Кроме того, покупка монетарного золота – а Россия приобретает его исключительно на внутреннем рынке – это мера поддержки золотодобывающей отрасли, которая производит порядка 300 тонн драгметалла в год. Около двух третей уходит в хранилище Центрального банка.

«Сейчас этот рынок развивается, разрабатываются крупные месторождения, реализуются масштабные инвестпроекты: невзирая на санкции, иностранные инвесторы проявляют интерес к нашей золотодобывающей отрасли – и таких отраслей у нас немного», – отмечает Вязовский.

Более того, финансовая консолидация золота сможет помочь «капитализации» и мобилизации всех национальных  ресурсов. И прежде всего человеческого потенциала.

 

 

[1] Дембинская Н. Запас прочности: Зачем Россия скупает всё больше золота? / Эл. ресурс «РИА-новости» / https://ria.ru/economy/20180227/1515321475.html

[2] Дембинская Н. Запас прочности: Зачем Россия скупает всё больше золота? / Эл. ресурс «РИА-новости» / https://ria.ru/economy/20180227/1515321475.html

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован