17 января 2002
102

ПРИТЧА



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Dmitriy Grоmоv 2:461/76.2 28 Nоv 98 17:59:00

Владимир Бычинский

Время выбирать богов
или
`Черный Баламут` как зеркало эволюции

Трилогия Генри Лайона Олди `Черный Баламут` - как, впрочем, и любое другое
произведение этого автора - достойно порицания!
Мало того, что читателя заставляют думать над книгой, его еще и к
практическим выводам подталкивают!
Практические выводы из фантастического романа, основанного на древних
преданиях? Ну-ну...
Скажите мне, друзья, растолкуйте: как этому Олди удается заставлять, не
заставляя?

`Гроза в Безначалье` - сшибка таинственных сил, мерцание в рассеченных
небесах, странные взаимоотношения существ и пространств - интригует и (чего
греха таить?) вынуждает засесть за пособия по мифологии.
`Сеть для миродержцев` - опутывает, привораживает. В ее сердцевине ждет
читателя вещее зеркало: притча о Любви, Пользе и Законе. Но разве только в нем
источник волшебства? Мир Гангеи становится вдруг и твоим миром. Чужим,
нехоженным, но - и твоим тоже.
`Иди куда хочешь` - чувствуете диссонанс? Как бы не в ладу это название с
другими. Как бы к читателю обращается автор: а не пошел бы ты, читатель, куда
захочешь... Неспроста это! Кажется мне: я знаю, в чем тут дело. Сходятся
пути-дороги, сплетаются в живую ткань сюжетные нити, - но завершенности нет. Все
яснее звучат во мне вопросы, - вечные и всегда новые, - и все яснее становится:
не героям книги они адресованы.
И не автору.
Себе.
Иди, читатель, ищи ответы!

Я люблю Олди за яркость, поэтичность, нескучность миров, в которых обитают
его персонажи.
Я люблю его героев за то, что они живут по-настоящему. Не цедят мгновения,
не хлопочут над малым, не устраиваются в жизни - но сами творят жизнь.
Я люблю его произведения потому, что в них за невозможной далью всегда
угадываются наши дни и наши палестины.
`Мастер плохому не научит` - вот суть одной из притч Олди.
Воистину так.
Самые разные побуждения заставляют писателя взяться за перо. Кто-то
сочиняет героические или забавные истории, кто-то беллетризует идеи, глубокие,
как Марианская впадина, кто-то вглядывается в мир чувств и поступков, надеясь
угадать его истинную геометрию и физику, а кто-то, возможно, просто желает
осчастливить читателя озарением, явленным без спросу в час бессонницы.
Но есть писатели, для которых вот что существенно: показать нас, обычных, в
обрамлении чужого мира. И, наверное, не затем, чтобы ехидно воскликнуть: вот,
смотрите, боги тоже люди! Скорее, наоборот. Вспомните, люди: ведь боги - это
тоже мы!
И жар, и будущее Трехмирья - все создано нами.

Когда рядом, вокруг, в такой знакомой, в такой обжитой вселенной вдруг
обнаруживается новый и неожиданный порядок вещей - все сразу становится пугающе
сложным.
Все теперь перепутано, все непривычно. Все стремительно изменяется и даже
обращается в свою противоположность. Что важно и что пустяк? Где причина и где
итог? Как отличить добро от зла? Лукавая Вселенная изначально, от Творения,
обманчива, перенасыщена релятивизмом, - вот что ощущаем мы теперь; законы
непостигаемы, мировые константы врут. Проще говоря, мир - иллюзия, в нем не
разобраться; живи как живется...
А ведь человеческий мир всегда стоит на фундаменте простых допущений.
`Закон, польза, любовь`?
`Зверь, человек, бог`?

Есть люди, боги и Бог; в этом кольце последующий элемент порождается
предыдущим.
Бог - властелин таинственного Абсолюта, источника творящих идей, слов,
знаков. Бог пишет азы - мир обновляется. Обновленный мир переделывает людей
самым верным способом: вовлекая их в свои зримые отражения, в `стремление
осуществиться`.
Человек наделен рефлексией, тем и интересен Богу. Люди - чуткие зеркала.
Щекой ощущают токи. Запросто адаптируются в раю, в аду и в любом, даже самом
абсурдном, мире.
Люди чертовски понятливы. Понимают, откуда дует ветер. Представления людей,
развернувшись, словно маленькие магниты, к одним и тем же полюсам, сами собой
упорядочиваются и кристаллизуют логику жизни. Новые божества (новые ли? забвение
порой обновляет пуще реинкарнации) притягиваются этой магнитной силой и,
оказавшись востребованными, оживают.
Ранее презираемые получают власть. Теперь они беспощадны к доброму старому
Богу, латающему крышу мира. Бог обязан соответствовать! Но что это за Бог у нас?
Ленивый у нас Бог! Неправедных не карает, святых не ограждает. Гляди, какие
сволочи вокруг - волосы дыбом! Их бы трезубцем по маковке, дабы убоялись
беззакония своего, - но нет, брезгует, дремлет старикан. Кожу сбрасывает?
Неужели - сам, по собственному хотению?..
А Бог - неузнанный, новенький, с иголочки - уже ходит меж нами.

В явных обратных связях между процессами, идущими в разных слоях Трехмирья,
проявляется всеохватность этой вечной `борьбы начал`. Тихая богиня - незаметная
такая себе тетка, с кувшином, всегда при деле, всегда она в тени - стоит над
схваткой. Смотрит, выбирает. Как императрица над гладиаторами.
`Времена такие... порванные`...
Время перемен. Это - Бог меняет кожу. Дороги становятся тупиками,
заклинания - абракадаброй. Кто-то мощный и крутой, кто-то с лотосом в пупке
переносит нас с одного фундамента на другой. Вероятно, тоже не по своей воле.
Ему, всемогущему, так же как и нам, небесная `диаспора` задним числом расклад
объявила.
Один за другим, уходим мы из родительского дома. Прости, старик, мы тебя
любим, но ты не в форме, - приходится самим как-то жить, самим как-то выживать.
Ведь только на небесах вершится жизнь, но и в распаде реальности. Беспамятные
тени продолжают существовать; в застывшем аскете бьются страсти; ушедшие -
глядят с надеждой. Ну а мы, грешные, будем просто жить... будем жить просто, как
получится... раз уж на небесах непорядок, то - какой спрос? кто накажет? кто
спасет? кто прислушается к молитве?
Это - межвластье.
Это - `вселенский хай`, `апгрейд` оснований. Заменена пятая аксиома бытия.
Мир утерял линейность. Новые заблуждения в ходу. Лишь в рамках неких вечных
предписаний наши действия точны и правильны. За этими рамками - бездна абсурда,
океан глупейших событий, течения которого хаотичны и гонят нас в никуда...

Но, все-таки... Вчитайтесь, вспомните...
Только свободный может быть мудрым и милосердным.
Только свободный может отвечать за себя перед небом.
Нет, течения и ветры - еще не рок! Это просто условия существования. Хочешь
- греби против всего; хочешь - выплывай на чистое место. Тут, в хаосе жизни, не
разум, а инстинкт нужен. Инстинкт свободы.

Свобода, демократия, - что еще начертано на нынешних знаменах?
Понимают ли властители, до чего на самом деле изменчив и до чего дьявольски
справедлив наш простой, `как угол стола`, наш неправедный мир?
Ощущают ли, до чего материальны чувства и настроения людей - жар души,
рожденный жизнью и свергающий богов с пьедестала?

Что же нам предпринять? Чем скрасить разочарование в прежних божествах,
утерявших былую силу? `Если есть у меня какие-то духовные заслуги`, - во что
обратить их?
Любовь, польза, справедливый закон...
На все сразу силенок-то не хватит! Что выбрать?
И - разве можем мы выбирать?
Имеет ли смысл - выбирать богов?
На этот вопрос, читатель, ответь сам.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован