22 декабря 2001
101

ПРИЗРАКИ БЕЛОГО КОНТИНЕНТА



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

А. ШАЛИМОВ

ПРИЗРАКИ БЕЛОГО КОНТИНЕНТА



Джек Рассел - астроном экспедиции - лежал на подвесной койке под
самым потолком Большой кабины и, не отрывая глаза от окуляра зритель-
ной трубы, время от времени записывал цифры на листе бумаги, приколо-
том кнопками к потолку.
Геолог Ральф Стонор внизу за столом разглядывал образцы минера-
лов. Стрелка радиометра вздрагивала и начинала колебаться, когда Сто-
нор подносил к прибору черные, маслянисто поблескивающие кристаллы.
За дверью послышалась возня, притоптывание озябших ног, громкое
сопенье. Дрогнула тяжелая суконная портьера, пропустив в Большую каби-
ну Фреда Лоу - маленького, коренастого, почти квадратного в меховом
комбинезоне и огромных унтах.
- Минус пятьдесят с ветерком, - прохрипел метеоролог, стягивая
меховые рукавицы. - Запирай контору, Джек. Все равно ничего не видишь.
Скрипнула койка под потолком. Джек Рассел искоса глянул на вошед-
шего и молча отвернулся к окуляру трубы.
Лоу с трудом вылез из комбинезона, отшвырнул его ногой в угол;
достал из стенного шкафа бутылку и граненый стакан, налил, выпил; отер
рыжеватую бороду рукавом шерстяной куртки, потянулся.
- Чертов электрический подогрев не действует, - пояснил он, кив-
нув на лежащий в углу комбинезон. - Пускай Генрих проверит контакты.
- Генрих остался в ледяной штольне, - сказал Стонор. - Они с Той-
во хотели сегодня прорубиться сквозь лед к нижней жиле.
- Глупо, - скривился Лоу. - Будут сидеть там, пока не прекратится пурга.
- Там у них спальные мешки и примус. Могут сидеть хоть неделю.
`Тебя бы на неделю запереть в ледяной пещере, - со злостью поду-
мал Лоу, поглядывая на розовую лысину Стонора. - Сегодня и носа не вы-
сунул наружу...`
- Ого, - сказал Стонор, наблюдая за стрелкой прибора.
- Что-нибудь новое? - поинтересовался Лоу.
- Ничего особенного. Просто высокое содержание урана.
- Значит, все-таки месторождение стоящее, - пробормотал Лоу, зе-
вая.
- Еще бы, - поднял голову Стонор. - Важно, что это первая находка
урана в Антарктиде, а при таких содержаниях мое месторождение загремит
на весь мир.
- Почему же мы не торопимся заявить миру о твоем открытии?..
- Пока не можем. Шефы не хотят, чтобы русские всерьез занялись
поисками урана в Антарктиде.
- Думаете, русские глупее вас, - усмехнулся Лоу. - Можете не сом-
неваться, Стонор, они сделали здесь больше нас с вами.
- Урана они не нашли. Они регулярно сообщают о своих открытиях.
Кроме того, большинство исследователей убеждены, что урана в Антаркти-
де вообще нет.
- А что толку в вашей находке! Дьявольские горы в трехстах милях
от берега. Адские морозы, ураганы, пурга... Завезти сюда шестерых бе-
зумцев и бросить на год - еще можно. Но строить здесь рудник... не
стали бы даже русские.
- Вам приходилось бывать на урановых рудниках северной Канады? -
задумчиво спросил Стонор, подбрасывая на ладони сросток черных крис-
таллов, покрытых желтыми и оранжевыми охрами.
Лоу мотнул головой.
- Там содержание урана в пятьдесят раз меньше, а условия немногим
лучше, чем тут. Калькуляция простая... Такое месторождение выгодно
эксплуатировать даже на Луне.
- Еще вопрос, где хуже условия - на Луне или на Земле королевы
Мод, - пожал плечами Лоу.
- Луна пока недоступна, а на Земле королевы Мод мы обосновались
и, плохо ли, хорошо ли, сидим седьмой месяц.
- Делайте, что хотите, - махнул рукой Лоу, - стройте тут рудники,
города, аэродромы, растапливайте льды, добывайте уран, черта, дьявола,
кого угодно. Я знаю одно: больше сюда ни ногой. Ни за какие доллары.
Гренландия, Гималаи, что угодно, но не Антарктика - будь она трижды
проклята... Однако, - Лоу сделал паузу и прислушался, - о чем думает
журналист? Собирается он кормить нас сегодня?.. Эй, Рысь!.. Мистер Ри-
шар! Склянки давно пробили на обед, черт побери!
Под койкой Джека Рассела распахнулась узкая дверь. Из-за двери
выглянул Ришар Жиро - врач, повар, радист, а по совместительству спе-
циальный корреспондент одной из крупнейших парижских газет. Вместо по-
варского колпака на голове Жиро была надета красная феска с золотой
кисточкой. Большой мясистый нос и рыжие бакенбарды были в муке, ма-
ленькие острые глазки насмешливо поблескивали за толстыми стеклами оч-
ков.
- Правда не нуждается в громком крике, дорогой Фред, - объявил
доктор, подмигивая Лоу. - Обед готов, мойте ручки... Что это? - ахнул
он, указывая пальцем на стол. - Что это? - я спрашиваю. - Сколько раз
просил не раскладывать здесь эту ядовитую радиоактивную гадость. Я
дрожу над вашим драгоценным здоровьем, а вы...
- Разве что-нибудь изменится, если он уберет их за фанерную пере-
городку своей конуры? - спросил, посмеиваясь, Лоу. - Не будь страусом,
Красная Шапочка. Здесь кругом излучение. Жилы в трех милях отсюда. А
может, они и под нами. Нам всем обеспечена лучевая болезнь.
- Пыль, сотрите со стола пыль, - твердил Жиро, не слушая Лоу. -
Она радиоактивна! Обеда не будет, пока не уберете. Собери мокрой тряп-
кой, Фред, и выкинь наружу.
Лоу, ухмыляясь, вытер стол тряпкой и, когда доктор вышел, швырнул
тряпку под диван.
Жиро внес на подносе кастрюлю и миски, принялся разливать суп.
Лоу достал из стенного шкафа бутылку и три стакана.
- Тебе не наливаю, - заметил он доктору. - Судя по носу, ты уже
покончил с недельной порцией.
- Не судите и не судимы будете, - сказал доктор, косясь на бутыл-
ку. - Я добавлял в пуддинг ром и только чуть-чуть попробовал.
Дождавшись, когда Лоу наполнил стаканы, доктор ловким движением
выхватил у него бутылку, встряхнул, посмотрел на свет и приложил к гу-
бам.
- Луженое горло, - с легкой завистью заметил Лоу, глядя на опус-
тевшую бутылку.
- И все остальное прочее, - сказал доктор, закусывая сардинкой. -
Вы будете сегодня ночью спать, а я еще должен сочинить корреспонденцию
и толкнуть ее в эфир. Это не сводка погоды! Тут нужны голова и фанта-
зия. Кстати, о ком из вас прикажете врать в сегодняшней корреспонден-
ции?
- Можно о нем, - Лоу кивнул на лежащего под потолком астронома. -
Он жертвует обедом ради метеоров.
- Мысль, - подскочил на стуле доктор. - Очерк можно озаглавить:
`Охотник за метеорами` и начать, например, так: `Седьмой месяц самоот-
верженный молодой ученый не отрывает глаз от телескопа`... Между про-
чим, юноша, второй раз греть обед я не буду. Вы слышите?..
- Да, - сказал Рассел, глядя в окуляр трубы и неторопливо записы-
вая что-то.
- Вы, англичане, удивительно разговорчивый народ, - продолжал
доктор, хлебая суп. - Не знаю, что бы я делал, если бы не было Генри-
ха. Все-таки поляки во многом напоминают нас, французов.
- А я? - возразил Лоу. - Кажется, и меня нельзя назвать слишком
молчаливым.
- Во-первых, ты не настоящий англичанин. Американцы - особая на-
ция. А во-вторых, и ты умеешь целыми часами сидеть над шахматной дос-
кой, как кот у мышиной норы. Он, - доктор кивнул на Стонора, - может
говорить только об уране. А что касается этого жреца Космоса, - не
знаю, сказал ли он десять слов подряд с начала зимовки.
Койка под потолком снова скрипнула. Лоу и доктор глянули на аст-
ронома и увидели на его лице выражение величайшего изумления. Бросив
карандаш, Рассел быстро крутил тонкими пальцами винты прибора; потом
откинулся на подушку, словно ослепленный, несколько мгновений лежал с
закрытыми глазами, затем приподнялся и снова припал к окуляру трубы.
В это время далекий нарастающий гул заглушил вой пурги. Гул быст-
ро превратился в оглушительный грохот, от которого задрожали стены
Большой кабины и зазвенела посуда на столе. Казалось, исполинский по-
езд проносится над пустынными горами Земли королевы Мод. Доктор и Сто-
нор вскочили из-за стола, опрокинув стулья. Но грохот уже постепенно
затихал. Что-то похожее на взрывы доносилось издали; снова дрогнули
стены и стало тихо. И опять послышался глухой однообразный вой пурги.
- Что это? - вскричал доктор, со страхом глядя на потолок.
- Кажется, землетрясение, - пробормотал Стонор, прислушиваясь.
Лоу внимательно следил за побледневшим от волнения астрономом.
- Ну, что там было, Джек? - спросил он, видя, что Рассел снова
откинулся на подушку и вытирает платком мокрый лоб.
- По-видимому, гигантский болид. Он упал где-то поблизости.
- Вы видели его? - спросил Стонор.
- Да.
- И уверены, что это болид?
- Д-да...
- А может, это межконтинентальная баллистическая ракета? - неуве-
ренно протянул доктор.
- С помощью которой русские хотели уничтожить нашу станцию, - до-
бавил Лоу.
- Не остроумно, - обиделся Жиро. - Ваши соотечественники произво-
дят испытания ракет на мысе Канаверал. О, они вполне могли, целясь в
южный Атлантик, попасть в Антарктиду.
- Это был болид, - сказал Рассел. - Он появился на северо-западе,
пролетел над станцией и взорвался над плато к юго-востоку от нас. Я
отчетливо наблюдал резкое уменьшение его скорости. Перед ним в этом же
направлении прошел метеорный поток.
- А сейчас видно что-нибудь? - поинтересовался Стонор.
- Нет, пурга усилилась. Снег несет выше объектива перископа.
- Установится погода, поищем осколки, - сказал Стонор, закуривая
сигарету. - Новый метеорит из Антарктики - это сенсация.
- Ничего не найдете, - сердито возразил Лоу. - Ветер гонит сейчас
по плато сотни тысяч тонн снега. Все следы будут похоронены самым на-
дежным образом. Не так ли, Джек?
Рассел спрыгнул на пол и молча пожал плечами.
- Куда? - спросил Стонор, видя, что астроном взялся за портьеру
выходной двери.
Рассел указал пальцем вверх.
- Только ни шагу от входа, - предупредил Стонор. - Слышите, что
там делается?..
Рассел кивнул и исчез за тяжелой портьерой.
Через несколько минут он возвратился, отряхивая снег с бороды и
усов.
- Видели что-нибудь? - спросил доктор.
- Нет.

* * *

Четверо суток бушевала пурга над обледеневшими хребтами Земли ко-
ролевы Мод. Массы сухого колючего снега неслись над утонувшими в суг-
робах постройками станции, словно огромная река в половодье. Даже в
полдень нельзя было ничего рассмотреть в непроглядной мгле. Исчезли
скалы и небо, окрестные хребты и глубокая долина, уходящая на десятки
миль к западу, в лабиринт пустынных гор.
Над головой гудели стальные тросы радиомачт. Свистел и завывал
ураган.
Едва угасал короткий день, где-то в вышине вспыхивали сполохи по-
лярных сияний. Их разноцветные лучи не достигали дна разбушевавшегося
снежного океана. Лишь меняющиеся оттенки снежных струй выдавали неви-
димую пляску огней в антарктическом небе.
Радиосвязь прекратилась. В хаосе тресков и шорохов утонули не
только голоса южноафриканских и чилийских станций, но даже и сигналы
соседей - советской антарктической станции Лазарев, находящейся всего
в семистах милях от англо-американо-французской станции, возглавляемой
Стонором. Не слышно было и передатчика Ледяной пещеры, где четвертый
день находились отрезанные от базы геодезист Генрих Ковальский и гео-
лог Тойво Латикайнен...
Главный выход из Большой кабины, возле которого находилась будка
с метеорологическими приборами, был занесен снегом.
Лоу и Рассел с трудом опустили крышку запасного выхода. Обжигаю-
щий вихрь ударил в лицо, ослепил. Лоу выполз из люка и, лежа в снегу,
принялся нащупывать проволочный трос, протянутый к будке с приборами.
Руки хватали сухой, сыпучий снег, убегающий вместе с ветром. Наконец
пальцы нащупали металлический стержень, забитый в лед.
Лоу чертыхнулся.
- Трос оборван! - крикнул он Расселу, который напряженно вгляды-
вался в окружающую тьму.
Астроном протянул Лоу тонкую нейлоновую веревку. Метеоролог обвя-
зался ею и уполз в темноту. Рассел внимательно следил, как разматыва-
ется веревка. Время от времени он бросал быстрые взгляды вверх, откуда
в промежутки между снежными вихрями прорывались зеленовато-фиолетовые
сполохи необычайно яркого полярного сияния.
`Словно на дне океана чужой планеты, - думал молодой астроном. -
Однако почему так интенсивно свечение? Такого еще не было. И, как наз-
ло, ничего не видно. Снег несет выше перископа Большой кабины...`
Веревка размоталась, Рассел привязал конец к своему поясу и ждал.
Легкое подергивание свидетельствовало, что Лоу ползал в темноте,
ощупью отыскивая будку с приборами. Наконец веревка перестала дергать-
ся.
`Добрался, - с облегчением подумал Рассел. - Берет отсчеты`.
Прошло несколько минут. Астроном все острее чувствовал пронизыва-
ющий холод. Многослойный шерстяной костюм и меховой комбинезон не были
надежной защитой от мороза и ветра. Здесь, возле купола Большой каби-
ны, было чуть тише, а каково Лоу на открытом пространстве ледяного
склона...
Веревка продолжала оставаться неподвижной. Рассел осторожно потя-
нул ее. Ответного сигнала не последовало. Неужели веревки не хватило и
Лоу рискнул отвязаться? Это было бы чистейшим безумием в такой буран.
Рассел потянул сильнее. Сомнение исчезло: конец веревки был сво-
боден. Астроном включил рефлектор. Однако сильный луч света пробивался
не более чем на полтора - два метра. Негнущимися пальцами Рассел то-
ропливо привязал конец веревки к крышке люка и пополз в набитую снегом
тьму.

* * *

Стонор беспокойно глянул на часы:
- Долго копаются...
Доктор, развалясь на диване, неторопливо потягивал ром.
Замечание Стонора развеселило француза.
Он оскалил большие желтые зубы, хотел что-то сказать, но махнул
рукой; посмеиваясь, налил себе еще рома.
Стонор нахмурился и отодвинул бутылку подальше от Жиро.
- Прошу вас, доктор... Последние дни вы снова злоупотребляете
этим. Кстати, не попробовать ли еще раз связаться с Ковальским?
- Бесполезно, шеф. - Жиро вздохнул. - В эфире трещит громче, чем
у меня в голове.
- Попробуйте все-таки, а я посмотрю, что делают Лоу и Рассел.
Доктор, пошатываясь, прошел в радиорубку, примыкающую к Большой
кабине, надел наушники, включил передатчик. Трескотня в эфире как буд-
то уменьшилась. Но что это?..
Маленькие глазки доктора широко раскрылись. Может быть, ему пока-
залось?.. Нет, вот снова. Прерывистый угрожающий вой звучал в наушни-
ках. У доктора пересохло во рту, и он мгновенно протрезвел. Никогда в
жизни ему не приходилось слышать ничего подобного. Вой затих, потом
возник снова. Это не могли быть атмосферные помехи. Четкий ритм улав-
ливался в ошеломляющей мелодии, полной боли, тоски и непередаваемой
ярости. Доктор почувствовал, что весь холодеет. Он сорвал наушники и
отбросил в сторону. Но непонятная, устрашающая мелодия продолжала зву-
чать в ушах.
`Схожу с ума`, - мелькнуло в голове доктора, и Жиро ринулся прочь
из радиорубки.
В Большой кабине никого не было. Доктор оперся руками о стол, до
боли закусил губы, стараясь собраться с мыслями. Колени дрожали. Он
нащупал пульс и растерянно всплеснул руками.
- Не меньше двухсот...
Схватив бутылку с ромом, приложил к губам. Зубы противно стучали
о холодное стекло.
Когда облепленные снегом Рассел и Стонор втащили в Большую кабину
неподвижное тело Лоу, доктор сидел у стола, бессмысленно глядя в одну
точку. Он не шевельнулся и тогда, когда Лоу уложили на диван, и Рассел
принялся стягивать с метеоролога меховой комбинезон.
Стонор оглянулся на доктора.
- Ждете специального приглашения? Посмотрите, что с ним. Джек на-
шел его возле будки с приборами. Чудо, что нашел...
- С-сейчас, - пробормотал доктор, медленно приближаясь к дивану,
на котором лежал Лоу.
Рассел внимательно посмотрел на Жиро и тихо отстранил его:
- Я сам... Вы отдохните...
Стонор стиснул кулаки.
- Вы все-таки не послушали меня, - негромко сказал он доктору. -
И вот что получилось, когда вы нужны. Идите в коридор, а когда прот-
резвитесь, закройте люк. Доктор, пошатываясь, исчез за портьерой. Рас-
сел со шприцем в руках подошел к Лоу.
- Он потерял сознание не от холода, - заметил Стонор. - Руки и
ноги у него теплые. Может, его ударило обо что-нибудь?
- Сейчас узнаем, - сказал Рассел, вонзая иглу в руку Лоу.
Через несколько мгновений метеоролог шевельнулся и открыл глаза.
- Выпей-ка, старина, - прошептал Стонор, поднося стакан к губам
товарища.
Лоу проглотил лекарство и откинулся на подушки. Взгляд его посте-
пенно принял осмысленное выражение. Казалось, метеоролог припоминает
что-то. Вдруг в его глазах мелькнул испуг. Лоу сделал знак, чтобы Сто-
нор нагнулся.
- Проверьте, хорошо ли закрыты входные люки, - пробормотал метео-
ролог, - там...
Он не успел кончить. Громкий вопль заглушил вой урагана. Портьера
распахнулась, и в Большую кабину одним прыжком влетел доктор.
Он был без очков и шапки, его рыжие волосы стояли дыбом, лицо бы-
ло перекошено от ужаса.
- Помогите! - визгливо закричал он, ухватившись за Стонора. -
Скорей! Сейчас он войдет. Ой-ой!..
Стонор с усилием оттолкнул доктора в сторону, шагнул к выходу в
коридор и остановился в нерешительности, в поисках какого-нибудь ору-
жия.
В это время электролампы, освещающие Большую кабину, начали мед-
ленно угасать. Доктор ахнул.
- Скорее к генератору, Ральф! - раздался в сгущающемся мраке го-
лос Рассела. - Я посмотрю, кто там.
Рассел с пистолетом в одной руке и фонарем в другой шагнул в ко-
ридор.
- Стреляй, если увидишь кого-нибудь! - крикнул Лоу, пытаясь под-
няться с дивана.
... Стонор дрожащими руками шарил по распределительному щиту
электростанции. Вот рубильник, переключающий сеть на аккумуляторы.
`Слава всевышнему, свет загорелся снова`.
Выхватив из ящика стола пистолет, Стонор кинулся в Большую каби-
ну, резким движением откинул портьеру. Потянуло холодом.
По лестнице из верхнего коридора медленно спускался Рассел. Он
тщательно закрыл дверь, ведущую на лестницу, задвинул тяжелый засов и
опустил портьеру, затем бросил на стол какой-то блестящий предмет. Это
были раздавленные очки доктора.
- Кто там был? - спросил Стонор, внимательно глядя на молодого
астронома.
- Не знаю. Никого не видел.
- Люк был открыт?
- Да, но возле него не было следов. Только раздавленные очки.
- Чушь! - поднял голову Жиро. - Оно вылезло из темноты и хотело
схватить меня. Я сумел увернуться, но у него осталась моя шапка и оч-
ки.
Рассел молча указал на лежащие на столе остатки очков.
- Что тебе померещилось, Ришар? - спросил Стонор, в упор глядя на
француза.
- Сам не понимаю, что это было. Животное или призрак...
- Призрак, - насмешливо повторил Стонор, - Так-так...
- Ты, конечно, можешь мне не верить, - чуть не плача, возразил
доктор. - Я действительно хватил лишнего. Но если бы ты услышал, что
довелось слышать мне... - доктор всхлипнул. - Иди послушай, что тво-
рится в эфире. Иди, иди.
Стонор прошел в радиорубку, надел наушники, принялся крутить руч-
ки настройки.
- Обычная трескотня, по-видимому, связанная с полярным сиянием, -
сказал он наконец, откладывая наушники.
- Может, я действительно схожу с ума, - пробормотал доктор, качая
головой.
Лоу, присев к столу, внимательно разглядывал остатки очков.
- Здорово покорежило, - вполголоса заметил он, пододвигая Стонору
расплющенную оправу. - Можно подумать, что они побывали под пневмати-
ческим молотом.
- Он сам наступил на них, - сказал Стонор, кивнув на доктора.
- Если у тебя есть лишние очки, - возразил Лоу, - готов доказать,
что, затаптывая в снег, их нельзя так изуродовать.
- Что ты хочешь этим сказать?
- Я хочу сказать... - Лоу сделал паузу и обвел всех серьезным
взглядом, - хочу сказать, что какое-то мохнатое существо, похожее на
огромную обезьяну, появилось возле меня, когда я достиг будки с прибо-
рами. Я шарахнулся в сторону и, вероятно, ударился головой о мачту
ветромера...

* * *

К рассвету следующего дня ураган начал утихать и температура под-
нялась до минус двадцати градусов. Когда из-за северного горизонта вы-
катилось неяркое красноватое солнце, пурга почти улеглась. Ветер нале-
тал лишь редкими шквалами, вздымая облака снежной пыли на крутых белых
склонах.
Синие тени легли в глубоких, занесенных снегом ущельях, куда не
проникали лучи низкого солнца.
Поиски в окрестностях станции не дали результатов. Никаких следов
не осталось на свеженаметенном снегу. Никого живого не было видно на
много километров вокруг.
Радио Ледяной пещеры продолжало молчать. Было решено, что Стонор
и Рассел попытаются добраться туда на лыжах. Доктор и Лоу должны были
остаться в Большой кабине.
После завтрака Стонор и Рассел стали собираться в путь. Поверх
пуховых комбинезонов они надели легкие ветронепроницаемые костюмы яр-
ко-красного цвета, подняли обрамленные серебристым мехом капюшоны.
- Элегантная пара, - заметил Лоу, вышедший проводить их, - варе-
ные раки! Оружие не забыли?
- Ты еще веришь в своего мохнатого призрака, Фред? - спросил Сто-
нор.
Лоу пожал плечами.
- Оружие все-таки следовало взять.
Высокий, худой Рассел тряхнул черной бородой.
- В порядке, Фред! - И похлопал рукой по оттопыренному карману
куртки.
Они легко поднялись на ледяной холм. Рассел оглянулся, помахал
красной рукавицей и вслед за Стонором быстро побежал вдоль крутого
склона.
Высоко над головами лыжников громоздились черные, иссеченные тре-
щинами обрывы. Тропа, проложенная к Ледяной пещере, исчезла. Ее замело
снегом.
За поворотом открылась далекая панорама уходящего на запад
ущелья. Снежные козырьки нависали над черными базальтовыми стенами.
Обрывы, сложенные древними лавами, высились над застывшими волнами ог-
ромного ледника. Неподвижная, иссеченная глубокими трещинами ледяная
река текла с юго-запада из неисследованных областей Земли королевы
Мод.
Стонор, бежавший первым, остановился, приложил к глазам бинокль.
- Вижу вход в Ледяную пещеру, - объявил он, - но кругом ни души.
Странно, что они, потеряв связь, не пытаются в такую погоду идти нам
навстречу.
Рассел молча поправлял крепления лыж.
- Кстати, что вы думаете, Джек, о ночной панике? - опросил Сто-
нор, пряча бинокль.
Рассел пожал плечами.
- Сегодня утром мне пришла в голову странная мысль, - продолжал
Стонор. - Очень странная. Вы не догадываетесь?..
Рассел покачал головой.
- Видите ли, я много лет работал в Гималаях. Впрочем, все это су-
щий вздор. Не стоит и говорить...
Стонор резко оттолкнулся палками и понесся вниз, оставляя на си-
невато-белом снегу четкую нить лыжного следа.

* * *

Не дойдя нескольких шагов до узкой щели, ведущей в глубь ледяного
купола, Стонор остановился и громко крикнул. Эхо, отраженное от ба-
зальтовых стен, долго повторяло возглас и стихло вдали. Никто не отоз-
вался.
- Странно, - пробормотал геолог, отирая рукавицей вспотевший лоб.
Рассел снял лыжи и шагнул к расселине. Кругом лежал волнистый
покров свежего снега. Ни единый след не темнел на его искрящейся по-
верхности. Астроном ступил шаг, потом другой и провалился почти до по-
яса.
- Похоже, что они не выходили из пещеры после пурги, - ворчал
Стонор, осторожно пробираясь вслед за Расселом.
В глубине расселины снегу было меньше, однако глубокую тишину
по-прежнему не нарушал ни один звук. Ледяные стены расселины сблизи-
лись. Стало темно. Яркий день чуть просвечивал сквозь зеленоватые тол-
щи льда.
Рассел включил рефлектор. Сильный луч света уперся в узкую обле-
деневшую дверь. Она была закрыта.
Рассел скользнул лучом по ледяным стенам. Сверкнули металлические
крепления лыж. Прислоненные к стене нарты отбросили на лед длинные
изогнутые тени.
- Они здесь, - сказал Стонор. - Лыжи и нарты на месте. Хэлло,
Генрих!..
Ответа не последовало.
- Однако они выходили сегодня! - крикнул Стонор, указывая на сле-
ды, натоптанные возле двери. - Эй, Тойво, Генрих! - Он толкнул дверь.
Она не поддалась.
- Заперта изнутри, - заметил геолог, готовясь постучать.
Рассел потянул его за рукав.
- Дверь примерзла, Ральф.
Он налег на дверь плечом. Стонор помогал. Дверь с треском распах-
нулась.
В Ледяной пещере было темно.
- Генрих, Тойво! - снова крикнул Стонор. В его голосе послышался
испуг.
Рассел, пригнувшись, шагнул в дверь, нашел аккумуляторы, щелкнул
выключателем. Неяркий желтый свет залил Ледяную пещеру. На низких
складных койках лежали спальные мешки. Они были пусты. В углу на по-
гасшем примусе стояла покрытая инеем сковородка. Возле - пустая банка
из-под консервов.
Стонор, протиснувшись в дверь, с недоумением оглядывался.
- Записка, - сказал Рассел.
На столе возле радиопередатчика лежал лист бумаги. Стонор поспеш-
но выхватил записку из рук астронома, щурясь, с трудом разбирал коря-
вые, наспех нацарапанные строчки.
`Вчера прорубились к главной жиле. Она вся избуравлена какими-то
ходами. Тойво сказал, что это древние выработки`. - Стонор умолк и ус-
тавился на астронома. - Какая чепуха, Джек!
- Читайте дальше, - попросил Рассел.
- `Он отправился их исследовать и не вернулся, - продолжал Сто-
нор. - Иду искать его. Генрих`.
- Записка датитрована утром вчерашнего дня, - заметил Рассел,
взяв у Стонора листок бумаги.
- И ни слова о том, есть ли тут уран, - пробормотал Стонор.
- Вероятно, это из жилы, - сказал астроном, указывая на лежащие
возле койки камни.
Стонор поспешно наклонился, схватил образцы и принялся жадно
разглядывать их.
- Ну и штука! - прошептал он. - Еще богаче, чем наверху. Чистый
уранит. Ты понимаешь, что это значит, Джек?..
Рассел неторопливо крутил верньер передатчика.
- С приемником у них что-то произошло, связи нет.
- Исправить не сможем?
- Здесь нет.
- Надо спустится к жиле.
Стонор закусил губы.
- Понимаешь, Джек. - Мне кажется лучше подождать... Возможно, они
скоро вернутся.
- Генрих ушел сутки назад, а Тойво еще раньше. С ними что-то слу-
чилось.
Стонор потупился.
- Боюсь, что спуск к жиле небезопасен. При таком содержании ура-
на... - он кинул на образцы. - Нужен индикатор радиоактивности, а я
оставил его в Большой кабине.
- Я спущусь один, - холодно предложил Рассел.
- Как начальник зимовки, запрещаю тебе. Сделаем так: ты останешь-
ся здесь, ждать их возвращения. Если нужно, поможешь, кода вернутся. Я
поеду в Большую кабину. Вернусь с Фредом. Мы привезем индикатор, ве-
ревки и запасные радиолампы. Если Генриха и Тойво еще не будет, - ога-
низуем поиски.
- Но если с ними что-то случилось и помощь нужна немедленно?
- Два - три часа ничего уже не изменят, Джек. Кроме того, я ду-
маю, что Генрих спутал даты. Записка написана сегодня утром, а не вче-
ра. Генрих ушел на поиски совсем недавно. Ты забыл о следах, которые
мы видели у входа в пещеру.
- Если это следы Генриха, непонятно, - почему он ходит босиком?
- Босиком?
- Да, у двери пещеры на снегу были следы босых ног.
- Чушь! - воскликнул Стонор. - Невероятная чушь, - повторил он и
вдруг умолк. - Впрочем, это легко проверить, Джек.
Он поспешно схватил фонарь и распахнул дверь.
- К сожалению, мы затоптали эти следы, - донесся из ледяного ко-
ридора его голос. - Нет, конечно, тебе показалось, - продолжал Стонор,
возвращаясь. - Кому пришло бы в голову бродить по снегу босиком?..
Значит, решено. Я еду, ты остаешься. Gооd buy!
Когда входная дверь захлопнулась, Рассел быстро поднялся и задви-
нул металлические засовы.
Теперь можно было приниматься за дело.
Астроном приподнял крышку деревянного люка Ледяной пещеры. В лицо
пахнуло морозным дуновением. Рассел прислушался. Ни единый звук не до-
носился из узкого прохода, пробитого сквозь лед к подножию базальтовых
обрывов. Астроном привязал конец шнура к кольцу люка и, перебросив мо-
ток через плечо, осторожно спустился в темное отверстие.

* * *

- Ни за какие блага не останусь здесь один, Стонор. - Голос док-
тора стал хриплым от волнения. - Ни за какие, понимаете?.. Если вы не
вернетесь до темноты, я... я... сойду с ума.
У Фреда Лоу дрогнули углы губ. Он с трудом сдерживал возмущение.
Стонор растерянно развел руками.
- Тогда тебе придется идти со мной, Рысь. Может, так даже будет
лучше. Там может понадобиться твоя помощь. А Фред останется в Большой
кабине.
Фред Лоу хватил кулаком по столу. Жалобно звякнули стаканы. Заме-
тались стрелки счетчиков.
- Это не зимовка, а приют для выживших из ума трусов! - гаркнул
рассвирепевший метеоролог. - Почему ты просишь, а не распоряжаешься,
Ральф? Кого ты хочешь взять с собой? Он не опомнился со вчерашнего ве-
чера и свалится на полпути. Не хотел бы я быть рядом с вами в случае
реальной опасности.
- Ты не кричи, а посоветуй, что делать, Фред, - тихо сказал Сто-
нор.
- Точно ты сам не знаешь! Забираем груз - и полный вперед. А ты,
- метеоролог поднес кулак к самому носу доктора, - если заикнешься еще
о своей трусости, будешь ходить забинтованный до конца зимовки. Ясно?
Доктор испуганно отшатнулся.
- Задрай входной люк и не вздумай открывать его, что бы тебе ни
померещилось. Понял? И не отходи от передатчика. Через час вызовем по
радио Большую кабину. Пошли, Стонор!
В дверях Лоу оглянулся на доктора, указал на стенной шкаф, щелк-
нул себя большим пальцем по воротнику и потряс головой.
...Еще издали Стонор и Лоу разглядели длинную фигуру Рассела.
Астроном бродил по глубокому снегу возле ледяного купола, потом исчез
в расщелине. Когда Лоу и Стонор приблизились, он выше встречу.
- Как дела, Джек? - крикнул Стонор, освобождаясь от лыж.
- Генрих здесь.
- А Латикайнен?
- Его нет.
- И что говорит Генрих?
- Ничего. Он без сознания.
Лоу тихонько свистнул.
Все трое поспешно прошли в Ледяную пещеру.
Тело поляка лежало поверх спального мешка. Квадратное, изрытое
глубокими морщинами лицо казалось окаменевшим. Глаза были закрыты, зу-
бы сжаты, под ногтями проступила синева.
- Он жив, - сказал Рассел в ответ на испуганный взгляд Стонора, -
но я не смог привести его в чувство.
Лоу наклонился над Ковальским, пощупал пульс, покачал рыжей голо-
вой.
- Скверно иметь кретина вместо врача.
- И все же от него здесь было бы больше пользы, чем от нас всех
нас, вместе взятых, - заметил Стонор.
По телу поляка пробежала чуть заметная дрожь. Лоу протянул руку,
хотел коснуться его лба, но от волос Ковалькрго с треском ударили си-
неватые искры. Лоу поспешно дернул руку.
Стонор, Лоу и Рассел переглянулись.
- Это похоже на поражение током, - пробормотал Лоу. - Его тело
наэлектризовано.
- Во всяком случае, это не радиоактивность, - сказал Стонор, под-
нося к неподвижному телу поляка индикатор. - Видите, стрелка не откло-
нилась.
- Подождите, - вдруг произнес Рассел.
Он нагнулся к аккумуляторам и выключил свет. Стонор и Лоу, скло-
нившись над Ковальским, испуганно отшатнулись.
Брови волосы и борода поляка в темноте засветились ярким фиолето-
во-синеватым светом. От его лица и одежды также исходило свечение, но
более слабое. Казалось на койке распростерт неподвижный фосфоресцирую-
щий призрак.
Рассел снова включил свет. Сияние исчезло.
- Какая-то чертовщина, - неуверенно протянул Стонор. - Боюсь, что
тут и Жиро будет бессилен. А как по-твоему, Джек?
- Нам, разумеется, неизвестна природа разряда, поразившего Генри-
ха, - задумчиво ответил астроном. - Однако надо попробовать.
Он взял жестяную банку из-под консервов, которая стояла возле
примуса, разрезал ее ножницами и распрямил в плоскую пластинку; отклю-
чил провод заземления радиостанции и присоединил его к пластине, затем
расстегнул меховой комбинезон поляка и осторожно коснулся пластиной
обнаженной груди. Послышался тихий треск, сразу прервавшийся, едва
пластина плотно легла на грудь Генриха.
Рассел прикрыл пластину комбинезоном и знаком подозвал Лоу:
- Держите.
Метеоролог без слов повиновался. Рассел снова выключил освещение.
Теперь засветилась не только неподвижная фигура поляка, но и медный
провод, уходящий к металлическому штырю, глубоко вбитому в лед. Вскоре
начал фосфоресцировать и лед вокруг штыря. По мере того как фиолетовое
пятно на ледяном полу пещеры становилось шире, свечение тела поляка
стало ослабевать.
- Все правильно, - негромко сказал Лоу. - Молодчина, Джек!
Щелкнул выключатель. Вспыхнула лампочка под ледяным потолком.
- Ловко придумано, - подтвердил Стонор, наблюдая, как зеленоватая
бледность исчезает с неподвижного лица поляка. - Разряд, без сомнения,
уходит в лед. Однако какова природа этого странного поражения?
- И, главное, каковы будут последствия? - заметил Лоу.
- Не кажется ли тебе, Джек, что это могли быть какие-то земные
токи, связанные со вчерашним необычайно интенсивным полярным сиянием?
- спросил Стонор.
- Нет.
- Но тогда что?
- Не знаю.
- Бесполезно заставлять астронома фантазировать, - сказал Лоу. -
Лучше фантазируй сам. Это твоя специальность, Ральф.
- Не остроумно, - обиделся геолог. - И должны же мы в конце кон-
цов установить, что здесь происходит.
- Давайте лучше проверим метод лечения, - предложил Лоу. Он под-
нес руку к волосам поляка. - Не искрит... Свет, Джек.
В наступившей темноте свечение тела было уже почти неразличимо.
- Кажется, обморок переходит в сон, - сказал Рассел, прислушива-
ясь к дыханию поляка.
- Превосходно! Тогда выкладывай, где ты его нашел, Джек.
- В ста семидесяти метрах отсюда, у разветвления штольни, проруб-
ленной в рудной жиле.
- У разветвления... штольни? - поднял брови Стонор. - Ты тоже
считаешь, что в жиле есть древние выработки?
- Да. Целая система выработок, образующих геометрически правиль-
ную сеть.
- Похоже, что на твоем месторождении кто-то уже ковырялся, Сто-
нор, - насмешливо заметил Лоу.
- Похоже, что мы все постепенно сходим с ума! - крикнул геолог. -
Здесь не может быть никаких горных выработок. Понимаете? Никаких... Мы
- первые люди, проникшие в эту часть антарктического континента.
- Тогда остается предположить, что выработки пройдены пингвинами
или теми обезьяноподобными призраками, которые навестили нас сегодня
ночью.
- Кем они пройдены, попробуем установить позже, - сказал Рассел.
- Один из наших товарищей еще находится там. Вероятно, с ним случилось
то же, что с Генрихом.
- Джек прав, - нахмурился Лоу. - Надо действовать, а не болтать.
Стонор, мы ждем твоих распоряжений.
- Один из нас должен остаться с Генрихом.
- Превосходно... Оставайся ты, а мы с Джеком идем искать Тойво.
- Но я хочу сам посмотреть то, что Джек называет выработками.
- Тогда командуй, а не рассуждай!
- Пожалуй, останься ты, Фред, - поспешно сказал Стонор. - Кстати,
надо исправить передатчик и установить связь с доктором. Никто не сде-
лает это лучше тебя.
- Есть, шеф. И проваливайтесь быстрее под землю или под лед, если
угодно, - вежливо предложил метеоролог, открывая люк ледяного тоннеля,

* * *

- Как далеко мы спустились, Джек?
- Я размотал около пятисот метров шнура. Если учесть повороты, мы
находимся метрах в четырехстах по прямой от ледяной пещеры.
- Сколько шнура осталось?
- Еще столько же.
Рассел и Стонор медленно спускались по наклонному проходу, высе-
ченному в сплошной толще лав. Черные стены выработки тускло блестели в
лучах рефлекторов.
- Здесь поворот.
- Значит, мы шли рассечкой, ведущей к соседней жиле, Джек. Вот и
она сама. Смотри, почти чистый уранинит.
Стонор с силой ударил молотком по гладкому потолку выработки.
- Хотел бы я знать, - каким инструментом пройдены эти штреки? Ни
на одном руднике я не видел таких идеально гладких стен. Можно поду-
мать, что их специально выравнивали и полировали.
- Или прорезали чем-то, что значительно прочнее этого камня, -
заметил Рассел.
- Поразительно и то, - продолжал Стонор, - что они совсем не по-
хожи на древние выработки. Я видел древние выработки в Нубии и в Тибе-
те. То были дьявольские спиральные ходы, в которые едва мог протис-
нуться человек. А здесь идеальная планировка, ювелирная обработка кам-
ня, можно идти не сгибаясь. Если бы мы не находились в центре Антарк-
тиды, я бы сказал, что весь этот лабиринт пройден не более десятка лет
назад. Но, признаться, я затруднился бы назвать самый ультрасовремен-
ный рудник в Соединенных Штатах, на котором имеются такие совершенные
подземные выработки. Тут не хватает лишь электричества. Даже система
вентиляции сохранилась. Повсюду ощущается ток свежего воздуха.
- Снова поворот и спуск вниз.
- Похоже, что этому лабиринту не будет конца, Джек. Мы уже опус-
тились значительно ниже дна ущелья. Странно, что не повышается темпе-
ратура.
- Вероятно, это результат хорошей вентиляции.
- Стоп; дальше хода нет. Впереди лед. Откуда он мог взяться на
такой глубине?
Стонор тщательно обследовал ледяную пробку, преградившую путь,
отколол кусок льда, вглядывался в искристый, зеленоватый излом.
- Еще одна загадка, Джек. Этот лед, вероятно, проник в выработки
с поверхности. Значит, одно из входных отверстий лабиринта было перек-
рыто льдом. Скорее всего ледником, заполняющим теперь ущелье. Лед, как
известно, способен течь. Поток твердого льда, постепенно двигаясь вниз
по выработкам, затек до этих глубин. Но это означало бы... - Стонор
умолк, многозначительно поглядывая на астронома.
- Что выработкам не десяток, а сотни лет, - спокойно сказал Рас-
сел.
- Нет. Это означало бы, что выработки пройдены до последнего оле-
денения Антарктиды, то есть несколько десятков тысяч лет тому назад.
Рассел шевельнул бровью, но промолчал.
- Тебя это не удивляет, Джек?
- Сам вывод несколько удивляет, но...
- Тс! Ты слышал?
Оба замерли, прислушиваясь. Что-то, похожее на шипение, донеслось
издали.
- Ветер?
Рассел предостерегающе поднял руку. Шипение повторилось ближе.
Потом послышался тихий шорох, напоминающий шаги.
- Это Тойво; идем скорее, Джек. Хэлло, Тойво!..
- Тс! - сильная рука Рассела зажала Стонору рот. - Ни слова,
Ральф. Гаси рефлектор.
Их окутала тьма.
- Джек, ты сошел с ума...
- Ни слова, - прошептал астроном. - Здесь гораздо больше непонят-
ного, чем ты думаешь. Непонятного и, может быть, опасного...
Щелкнул предохранитель автоматического пистолета.
- Не вздумай стрелять, Ральф. Мы еще не знаем, что там.
Стонор опустил пистолет. В окружающем непроглядном мраке теперь
царила абсолютная тишина.
Ждали долго. Из лабиринта ходов больше не доносилось ни одного
звука.
- Может, нам показалось, Джек? Рассел не ответил.
- Надо возвращаться. На сегодня хватит.
- А Тойво?
- Может быть, он уже ждет нас в пещере.
- Едва ли.
Рассел включил рефлектор. Обратно шли медленно. Останавливались,
прислушивались и снова шагали вдоль тонкого нейлонового шнура - единс-
твенной нити, связывающей их с выходом из подземного лабиринта.
В стенах темнели бесчисленные отверстия - входы в боковые коридо-
ры. Одни уходили куда-то в стороны, другие вели наверх, третьи круто
спускались вниз.
Рассел шагал впереди, на ходу сматывая шнур. Вдруг астроном резко
остановился. Стонор понял - что-то произошло.
- В чем дело?
Рассел обернулся. Ослепленный светом его рефлектора, Стонор заж-
мурил глаза. Первое, что он увидел, когда открыл их, был конец шнура в
руках Рассела. Шнур был оборван. Ни в одной из четырех выработок, ухо-

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован