10 сентября 2009
5028

Пробьет двойной час

Ксения Раппопорт - шанс России на венецианский приз

Сегодня на Венецианском фестивале в конкурсной программе пройдет показ фильма режиссера Джузеппе Капотонди "Двойной час" с петербурженкой Ксенией Раппопорт, актрисой театра Льва Додина, в главной роли.

После гастарбайтерши, сыгранной в "Незнакомке" Джузеппе Торнаторе, она стала любимой актрисой итальянских режиссеров и публики, была ведущей церемоний открытия и закрытия прошлогоднего Венецианского фестиваля. Ксения Раппопорт - это, по мнению критиков, единственный шанс России заполучить "Кубок Вольпи" - главный венецианский приз за лучшую женскую роль.

Как короля играет свита, так "звезду" - пресс-агенты: очередь на интервью, лимит времени на разговор. При таких условиях в конце августа мы познакомились с Ксенией Раппопорт в итальянском городке Форте дей Марми, на фестивале "Маэстро", затеянном неутомимым Алексеем Гарнизовым. Когда быстротечное "интервью по очереди" о связях итальянской и русской культур свершилось, мы с Татьяной Данильянц, молодым интересным режиссером и поэтом, сели за столик на набережной с бокалом холодного тосканского вина.

Чуть спустя увидели прекрасно и яростно шагавшую Раппопорт: "Представляете, он меня спрашивает: как я отношусь "к быдлу"?! Да кто я такая, чтобы отвечать на такое, да кто он такой, чтобы так относиться к людям. С интервью - баста!" Успокоили Ксению и наконец-то стали знакомиться. В итоге за кадром - лишнее личное. В кадре - актриса с достоинством и куражом, с чувством юмора и безупречной ответственностью перед профессией.

"Российская газета": Ксения, вы завоевывали Италию или Италия вас?

Ксения Раппопорт: Нет, у нас без войны все произошло. По взаимной симпатии, слава богу. Мне здесь предлагают исключительно качественные сценарии. Может быть, этим и объясняется, что в последнее время в Италии я снимаюсь больше, чем в России. Но это не значит, что я хочу стать итальянской актрисой и переехать сюда жить.

РГ: Ваши любимые комнатные тапочки сейчас находятся в какой стране?

Раппопорт: Люблю ходить босиком.

РГ: Вам не привыкать играть "понаехавших": то украинка Ирена в "Незнакомке", то эмигрантка Соня из Любляны в "Двойном часе". Скажите, а вам не боязно стать актрисой одной роли? Такой характерной актрисой...

Раппопорт: Нет, я ведь сама выбираю. Хотя такова актерская доля: и нас выбирают. Один из самых известных и успешных на сегодняшний день итальянских комедиографов Джованни Веронези, посмотрев "Незнакомку", при встрече сказал: вы абсолютно комедийная актриса. В ответ на такое заявление я, конечно, не могла не откликнуться. В итоге снялась в "Итальянцах", картина в Италии имела большой успех.

РГ: О чем ваш третий итальянский фильм "Двойной час", который сейчас представлен на Венецианском фестивале?

Раппопорт: Его название трудно точно перевести на русский. У них есть такое понятие, когда на часах 22-22, грубо говоря, время Х. Тотальное совпадение. Для этого в итальянском есть особое выражение: la doppia ora. Это первый фильм Джузеппе Капотонди, до этого он занимался только рекламой.

РГ: А вы там что сыграли, про что?

Раппопорт: Поскольку это "фильм-нуар", то рассказывать ничего нельзя, иначе неинтересно будет смотреть. Во-первых, я сыграла блондинку. Там есть три серьезных превращения личности. Будто из личинки в куколку, из куколки в бабочку и... крылья у бабочки отвалились.

РГ: Вам приходилось сталкиваться с типичными стереотипами в представлениях итальянцев о русских?

Раппопорт: Столкнулась с одним-единственным: в ноябре-декабре мы снимали в Триесте, на севере Италии. Был жуткий ветер. Я очень мерзла, а они все удивлялись: как же так, ведь русские не мерзнут... Они же морозоустойчивые.

РГ: Чем отличается работа на съемочной площадке в России и в Италии?

Раппопорт: Представим: подходит конец рабочего дня, но недоснят кусок сложной сцены. В России на съемочной площадке даже не встает вопрос, чтобы прервать процесс, поскольку всем понятно, что на следующий день артистам труднее поймать заново эту атмосферу, ту же энергию.

В Италии же все останавливается. А если действительно нет возможности доснять завтра, то начинается "совет в Филях": собираются представители всех профсоюзов - гримеров, техников, костюмеров - и долго обсуждают, сколько им должны заплатить за переработку. Но при этом в Италии не может быть как у нас: ты приезжаешь в 6 утра на съемки в чисто поле, а там еще ничего не готово, только ты и водитель, и нужно еще минут сорок, чтобы все собрались.

РГ: В Италии невозможно снимать картину несколько лет?

Раппопорт: Думаю, да. При этом есть Джузеппе Торнаторе, который свою последнюю картину вместо трех месяцев снимал почти целый год. Некоторые люди, которые там работали, на вопрос "как это было?" просто чернеют лицом и говорят: больше никогда! Счастливые... Торнаторе - человек, который знает, как он хочет снять, и он снимет именно так. Я думаю, нет такого продюсера, который рискнет диктовать ему сроки.

РГ: Хороший прокат у "Незнакомки"?

Раппопорт: Замечательный. Ее даже дважды возвращали на экраны.

РГ: А вам не жалко эту униженную украинскую гастарбайтершу, которая моет подъезды и пытается в Италии изо всех сил выжить?

Раппопорт: Мне кажется, что фильм совсем не про это. Это история о материнстве. История о сломанной жизни. И совершенно неважно, где ее сломали, какой национальности этот человек, в какой стране это произошло. Фильм про то, как в человеке, в котором убито все женское, несмотря ни на что, просыпается женское начало. А что касается этой ситуации вообще... В Италии я сталкиваюсь с тем, что почти во всех семьях, где родители работают, есть няня, повар, помощник по хозяйству, и это в основном филиппинки, причем они работают семьями. Жена занимается воспитанием детей, муж - садом или приготовлением еды. И все, как я понимаю, довольны. Что касается других трагических историй, то они происходят не только в Италии. И не только с нашими соотечественниками. Это уже вопрос судьбы.

РГ: Как вы относитесь к фестивалям?

Раппопорт: Это возможность увидеть работы своих коллег из разных стран, пообщаться и "понюхать" друг друга.

РГ: Ваши поклонники были счастливы, когда вас пригласили вести торжественные церемонии Венецианского фестиваля. Будто Россия медаль на чемпионате Европы завоевала. Ваша жизнь после этого как-нибудь изменилась?

Раппопорт: Чуть больше стали интересоваться мной какие-то издания в России. А жизнь, как жизнь, не изменилась.

РГ: С чем у вас рифмуется Италия?

Раппопорт: Живые развалины. Теплые камни. Смех. Наслаждение. Голос, поющий голос. Руки. Потрясающая жестикуляция. Территория счастья. Свет души.

РГ: Раньше граница проходила в Шереметьево, теперь, чтобы пересечь границу, достаточно дома включить компьютер. Кем вы себя ощущаете на "чужой" съемочной площадке?

Раппопорт: В том-то и дело, что внутри у меня нет границы. Когда я работаю в Италии, у меня нет ощущения, что я русская актриса. То есть, естественно, я чувствую ответственность, но это какие-то секунды, а потом ты начинаешь работать и об этом забываешь, потому что искусство - это такая территория, на которой, мне кажется, нет национальных и территориальных границ.

РГ: Как кто-то заметил: не может быть русской или итальянской таблицы умножения... А что надо сегодня современному актеру, чтобы быть успешным не только в России?

Раппопорт: Я даже не знаю, что надо сделать, чтобы быть успешным хотя бы в России. И вообще что такое успешный.

РГ: Судьба актрисы зависит от денег, покровителя?

Раппопорт: Деньги тут совсем ни при чем. Про покровителей не могу ничего сказать, я с ними не знакома. А судьба как складывается, так и складывается. Какие-то возможности предоставляются - надо быть готовым их принять.

РГ: Говорят, на кастинге вы сказали, что знаете итальянский, хотя в то время ничего, кроме "si" - "да" - произнести не могли.

Раппопорт: Да, так велико было желание работать с Торнаторе, а при этом - некая моя безбашенность, авантюризм, вот, собственно, и все. Сказать, что мой рецепт может сгодиться, я не берусь. Если ты делаешь то, что тебе интересно, делаешь с удовольствием и на полную катушку, все произойдет само собой.

Из досье "РГ"

Ксения Раппопорт родилась в Ленинграде. В 2000 году окончила Санкт-Петербургскую государственную академию театрального искусства, была приглашена в труппу Санкт-Петербургского Малого драматического театра, актрисой которого является в настоящее время. Замечательно сыграла Нину Заречную в "Чайке", поставленной Львом Додиным. За роль Елены Андреевны в "Дяде Ване" удостоена "Золотого софита". Снялась у Карена Шахназарова во "Всаднике по имени Смерть". Участвовала во многих сериалах ("Гибель империи", "Бандитский Петербург", "Есенин"). Получила "Золотого орла" за главную женскую роль в фильме Кирилла Серебренникова "Юрьев день" и главную итальянскую премию Давида Донателло - за "Незнакомку" Джузеппе Торнаторе.


Ядвига Юферова

Опубликовано в РГ (Федеральный выпуск) N4993 от 10 сентября 2009 г.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован