Эксклюзив
Кондратов Дмитрий Игоревич
17 марта 2016
1522

Проблемы создания валютной зоны в Евразийском экономическом союзе

Дмитрий Игоревич Кондратов — к. э.н., старший научный сотрудник Института эконо- мики РАН.

В статье дается оценка особенностей Евразийского союза как регионального экономического объединения государств на постсоветском пространстве. Вы- делены важнейшие концептуальные подходы к определению стратегии и ос- новных направлений развития ЕАЭС, совершенствования денежно-кредитных механизмов взаимодействия стран-участниц. Рассмотрены перспективы созда- ния валютного союза в ЕАЭС. 

В марте 2015 года президент России В. Путин отметил: «Мы условились с партнерами (странами — членами ЕАЭС) продолжить координацию монетарной политики. Думаем, пришло время поговорить о возможности формирования в перспективе валютного союза».

Приведенное заявление дает повод задуматься о том, какие вообще инструменты валютной интеграции выработаны мировой практикой и какие из них могут быть полезны для постсоветского пространства. Принимая во внимание накопленный в мире опыт, государства — члены ЕЭАС исходят из актуальности разработки механизмов сотрудничества на формируемом финансовом пространстве и учитывают закономерности процессов валютной интеграции. Общей закономер- ностью интеграционных процессов в валютной сфере является по- этапность и последовательность в продвижении к наиболее высокой стадии интеграции — формированию валютного союза. Успешное осуществление интеграционных процессов обусловлено при этом соблюдением баланса между мерами рыночного и государственного регулирования. Выделим наиболее важные этапы и рассмотрим их с точки зрения адекватности для современного Евразийского союза. Основные положения теории оптимальной валютной зоны. Профессор Стэндфордского университета Р. МакКиннон выделяет характеристики экономики, снижающие вероятность асимме- тричных шоков и делающие введение общей валюты предпочтитель- ным. Основная идея состоит в том, что структурные реформы должны быть направлены на стимулирование развития гибких рынков, при наличии которых потребность в жестких мерах фискальной и денеж- но-кредитной политики снижается (McKinnon, 1963). Эта концепция была дополнена новыми положениями, обоб- щающими влияние валютной интеграции на экономику. Профессор Гарвардского университета Дж. Фрэнкел и профессор Калифорнийского университета А. Роуз на основе фактических дан- ных показали, что страны, развивающие тесные торговые связи и вступающие в валютный союз, испытывают изменения экономического цикла в направлении его синхронизации. Дальнейшее изучение последствий интеграции в валютных зонах привело к новым выводам. Во‑первых, в работе было показано, что валютный союз способен с большей эффективностью использовать интегрированные в финансовом отношении рынки капитала для межстранового раз- деления риска, что ведет к смягчению колебаний в объемах производства и доходов. Во‑вторых, интеграция оказывает существенное воздействие на уровень производства и торговли. В указанном исследовании американских авторов подчеркивается, что валютные союзы благоприятно влияют на развитие двусторонней торговли и согласованное движение цен. Это может означать, что положительное влия- ние финансовой интеграции на рост торговли и, следовательно, про- изводства может быть на порядок выше, чем эффекты стабилизации экономического цикла. В конечном счете, принятие единой валюты стимулирует и усиливает дальнейшую торговую интеграцию (Frankel, Rose, 1996). Как показали работы европейских экономистов, интеграция явля- ется длительным процессом. Главная задача состоит в том, что любая модель валютной политики в переходный период должна быть приспособлена к конкретным нуждам и условиям каждой страны. Вместе с тем существует ряд общих элементов, определяющих выбор моне- тарной и валютной политики для всех государств Евразийского cоюза. Первым таким элементом является развитие и укрепление инсти- туциональной структуры финансовой системы. Валютная интеграция не сводится к принятию общей валюты, а предполагает также интеграцию финансовых рынков.

Это не только либерализация движения капиталов, но и выравнивание условий на основе общих стандартов, структур, институтов инорм регулирования, а также создание мощной банковской системы. Это важно по следующим причинам. Во‑первых, успешное осуществление центральным банком монетарной полити- ки требует стабильно функционирующего внутреннего финансового сектора, на который он может опереться. Во‑вторых, неадекватная институциональная структура может привести к нестабильности экономики и уязвимости всей системы. Поэтому важнейшее значение имеет эффективное регулирование и надзор за финансовыми учреж- дениями и рынками. Другой необходимый элемент — доверие и надежность политики. Заслуживающая доверия монетарная политика, нацеленная на снижение инфляции, способна значительно снизить потенциальное сокращение объемов производства и привести к требуемому результату с меньшими затратами времени даже при наличии факторов, препят- ствующих номинальной конвергенции валют. Напротив, отсутствие доверия может служить причиной инфляционной инерции и сокра- щения производства. Страны Евразийского союза достигли за послед- ние годы значительных успехов в снижении инфляции.

Поддержание ценовой стабильности означает, что динамика цен и заработной платы соответствует умеренным инфляционным ожи- даниям. Еще один элемент монетарной политики — необходимость учета фактора неопределенности в процессе непрерывно происходящих из- менений в структуре экономики стран ЕАЭС. Неясность усиливается в результате, во‑первых, отсутствия длительного опыта проведения подобной политики в странах, где была централизованно плановая экономика; во‑вторых, отсутствия или сомнительной достоверности статистических данных за длительные периоды времени; в‑третьих, сложности понимания и моделирования экономических процессов из-за структурных изменений в экономике. Трудности, стоящие перед монетарными властями стран Евразийского союза, в определенной степени схожи с проблема- ми, стоявшими перед Европейским центральным банком (ЕЦБ) на раннем этапе его деятельности как нового денежного регулятора валютной зоны, решавшего задачи выбора эффективной политики и укрепления доверия. Основу его стратегии составляет решение задачи обеспечения стабильности цен в среднесрочном периоде. Важным элементом этой стратегии является определение ценовой стабильности в зоне евро как годовое увеличение гармонизированного индекса потребительских цен, не превышающее 2%. В основе лежат исследования, опирающиеся на двойной подход: экономический и монетарный. Экономический анализ включает оценку текущего состояния реального и финансового секторов экономики, выявления природы действующих экономических шоков и оценку инфляционных рисков в кратко- и среднесрочном периоде. Прогноз динамики цен в этом случае строится на основе изменений в со- отношении спроса и предложения на рынках труда, товаров и ус- луг. Экономический анализ как составная часть денежно-кредитной политики характерен для большинства центральных банков, включая Банк России. Монетарный анализ ЕЦБ базируется на признании четкой долгосрочной взаимосвязи между динамикой денежной массы и инфляции. Соответственно, в монетарном отчете анализируется динами- ка денежных агрегатов и оценивается их влияние на уровень цен в средне- и долгосрочном периоде. Наибольшее значение для денеж- но-кредитной политики ЕЦБ имеет широкий денежный агрегат М3 (аналогичен российскому М2), в отношении которого устанавливает- ся контрольное значение темпов роста. Считая уровень прироста де- нежного агрегата в 4.5% в год ценовой стабильности в среднесрочном периоде, ЕЦБ допускает краткосрочные отклонения реального значения от контрольного показателя. Плюсы и минусы валютной интеграции. Главное преиму- щество валютного союза — сокращение трансакционных издержек, связанных с обменом валют. Чем больше стран входит в объединение, тем больше выгода от его создания. Снижение указанных издержек чаще всего приводит к росту товарообмена между странами — членами сообщества, более эффективному распределению ресурсов и высоким темпам экономического роста. Переход от плавающих валютных курсов (или квазиплавающих) к фиксированному приведет к усилению притока прямых иностранных инвестиций в страны Евразийского экономического союза, что в свою очередь будет стимулировать развитие предпринимательства и снижение безработицы; жесткая бюджетная политика стабилизи- рует долгосрочные процентные ставки на низком уровне стран Союза. Следовательно, единая валюта является фактором стабильности и экономического роста: возрастающая закрытость постсоветских экономик в рамках ЕАЭС требует более тесной координации денеж- ной и валютной политики. А это, по мнению российских экспертов, более эффективно для стран — членов ЕАЭС по сравнению с вариантом отмены фиксированного валютного курса как реакции на усиле- ние глобализации мировой экономики. В рамках валютного союза отпадут трансакционные затраты на валютные операции и затраты, связанные с резкими колебаниями валютных курсов. Переход на еди- ную валюту значительно снизит и затраты, связанные с международной торговлей, а также сведет к минимуму курсовые риски, что будет иметь положительный эффект для малой открытой российской экономики с высокой долей торговли со странами ЕАЭС. Затягивание процесса введения единой валюты может затормозить процессы углубления интеграции постсоветских экономик в единый экономический рынок. Однако эту точку зрения разделяют далеко не все.

По мнению сотрудников Банка России, фиксирование обменного курса российского рубля повысит риск спекулятивных атак на национальную денежную единицу. Россия уже имеет печальный опыт, когда в период действия режима фиксированного валютного курса на начальном этапе трансформации в страну «устремился» краткосрочный иностранный спекулятивный капитал, в 1998 году приведший к валютному кризису. Противники «рывка» указывают на риски быстрого интеграционно- го сплочения, в среднесрочной перспективе перевешивающие вышеприведенные выгоды. Постсоциалистические страны ЕАЭС находятся на разном уровне экономического развития. Все они (включая Россию) объективно нуждаются в автономной денежной политике для уско- рения экономического роста в гонке за развитыми странами. В такой ситуации преждевременно и невыгодно отказываться от преимуществ самостоятельной денежной и курсовой политики — это грозит затормозить дальнейшее экономическое развитие. Серьезной проблемой может стать преждевременная утрата гибкости курсовой политики: найти равновесный реальный валютный курс очень сложно, а рыноч- ный обменный курс совсем не обязательно будет отвечать интересам и долгосрочным целям развития постсоциалистических экономик. Российские эксперты высказывают такие опасения: благоприятные условия для развития экономики государств ЕАЭС будут существовать до тех пор, пока страны не перешли на единую валюту. Эту точку зрения разделяет и ряд западных экспертов. Они считают, что эффект перехода на единую валюту может быть как положительным (усиление позиций, например, рубля вследствие расширения рынков), так и отрицательным из-за относительной монетарной нестабильности в странах ЕАЭС.

По оценкам западных аналитиков, в случае валютной интеграции в СНГ в настоящее время негативные послед- ствия превысят положительные. Аналитики прогнозируют: за 10 лет пребывания в валютной зоне страны будут иметь более низкие тем- пы экономического роста, чем те, которых они могли бы достичь в случае сохранения национальных валют (потери могут составить до 5% ВВП)* . Другие авторы, такие как В. Чаплыгин, Э. Хьюз-Халлет, К. Рихтер, считают, что Россия станет источником шока со стороны предложения, а из-за ее доминирующего положения в ЕАЭС осталь- ным странам придется к ней приспосабливаться (Chaplygin, HughesHallett, Richter, 2006).  При этом валютный союз в настоящее время более всего подходит для стран, характеризующихся большими объемами взаимной тор- говли, интеграцией финансовых сфер и сходностью структур эко- номики (Казахстан и Россия). В этих условиях внешнее воздействие будет влиять на все государства — члены Союза одинаково, следо- вательно, наиболее эффективной для них будет именно единая ва- лютная политика. Если же имеют место серьезные различия между странами, то указанная политика вряд ли будет для них оптимальной. Например, в зоне евро наибольшую выгоду извлекают те страны, чьи макроэкономические переменные, в том числе фазы развития эконо- мического цикла, наиболее близки к показателям Германии — центра европейской валютной интеграции. Если страны сталкиваются с асимметричным воздействием внеш- них шоков, но при этом степень их интеграции высока, то утрата са- мостоятельности в денежно-кредитной и валютной политике как традиционных инструментов стабилизации может теоретически быть компенсирована другими экономическими рычагами. Среди них, по мнению профессора Калифорнийского университета С. Эдвардса, факторная мобильность, в частности рабочей силы, высокий уровень торговых отношений в рамках союза, разнообразная диверсифицированная структура производства и торговли среди стран, гибкость цен и заработной платы среди членов союза, отсутствие фискального доминирования, низкий и сопоставимый уровень государственного долга в различных странах, сопоставимые или синхронизированные экономические циклы, политическая координация между странами (Edwards, 2006). Справедливость указанных механизмов подтверж- дает опыт Италии, Испании, Португалии, Греции и Ирландии. Они изначально считались периферией Евросоюза, тем не менее не только не понесли убытков, но и приобрели существенные преимущества от вхождения в валютный союз со странами, которые составляют экономическое ядро Европейского cоюза (Франция, Германия, Бельгия и Нидерланды).

Документы

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован