14 октября 2004
888

Проблемы замены натуральных льгот денежными компенсациями (аналитический доклад от 30 июня 2004 г.)

Острая общественная дискуссия, которая развернулась по вопросу замены социальных льгот денежными компенсациями и расколола население страны на горожан и сельчан, в очередной раз продемонстрировала стремление проводить назревшие реформы за счет все того же большинства людей, ради которых и волей которых держится само государство, несколько неожиданно обернулась для многих важной очевидностью: у страны есть вменяемое и умеющее конструктивно реагировать на критику Правительство.
Скоропалительно выработав законопроект с явно ущербной концепцией, Правительство оперативно представило в Государственную Думу другой документ. Обнародование основных положений нового законопроекта показало, что правительственная инициатива в принципе встречает общественную оппозицию по двум причинам. Во-первых, речь шла о величине денежных компенсаций, выглядевших явно недостаточными. Во-вторых, она не учитывала, что льготы для россиян важны не только своей финансово-материальной составляющей, но и являются своего рода показателем общественного статуса, отражением их особых взаимоотношений с государством.
Высказанные Президентом соображения по указанным вопросам послужили для Правительства ориентирами, определявшими характер эволюции его позиций, поиска оптимального решения двух основных проблем - недопущения ухудшения социальных позиций любых категорий льготников и обеспечения их права выбора между натуральными и денежными эквивалентами льгот. Выдвижение идеи социального пакета льгот, имеющего денежное выражение, но о цене предоставляемых услуг по которым государство само договаривается с их производителями, может стать действительным и действенным компромиссом, способным рационализировать всю предлагаемую реформу.
В настоящем докладе выявляются те изначальные недостатки правительственного законопроекта, ликвидация которых и будет служить показателем взаимоприемлемого для государства и льготников разрешения самой проблемы `монетизации` льгот.



Часть 1. Методологические и юридические погрешности законопроектов Правительства Российской Федерации по замене социальных льгот денежными компенсациями

Тот факт, что желания людей далеко не всегда лежат в одной плоскости с потребностями общественного развития, в настоящее время воспринимается как одна из аксиом истории. Умение не противопоставлять, не сталкивать, а соединять эти два феномена в социальном реформировании позволяет политическим элитам вызывать к жизни тот `синдром развития`, в рамках которого вырабатываются принципиально новые способы интеграции страны, консолидации ее властных институтов, решается задача расширенного участия граждан в политическом процессе и распределении всевозможных ресурсов. Государство, успешно освоившее эти базисные функции, способно заложить основы для решения принципиальной проблемы - формирования новой национально-государственной идентичности. Такая государственная система способна осваивать инновации, не разрушаясь, ибо она характерна для правового государства, контролируемого гражданским обществом.
Перед трансформирующейся Россией, определяемой в Конституции как социальное государство, стоит задача синтеза современного мирового опыта социально-политического развития, западного экономико-рыночного рационализма и собственной национально-культурной идентичности. При этом ее реформаторы не могут уповать на одни только рыночные механизмы там, где они фактически отсутствовали и где их эффективность недостаточно высока, а разрушение прошлых структур само по себе не ведет к созданию конкурентной экономики или современного демократического общества. В таком случае рыночные отношения и демократия могут формироваться при участии такого нерыночного субъекта, как государство, которое играет в известном смысле роль `самоотрицателя`, создавая условия для передачи в распоряжение общества многих своих функций.
Для современного меняющегося мира характерно приобретение существующими правовыми государствами характера социальных, в связи с чем конечной целью их развития становится утверждение принципа социальной справедливости, что означает:
- во-первых, гарантии для каждого человека права на труд в соответствии с его способностями и квалификацией, на оплату труда в зависимости от его качества и количества, на возможность самообеспечения и повышения своего благосостояния;
- во-вторых, создание, в идеале, равных стартовых возможностей всем членам общества через систему воспитания, образования и социальной поддержки; переход от политического и правового равноправия к их социальному равноправию;
- в-третьих, обеспечение силами государственных и общественных институтов приемлемого уровня жизни для слабых слоев и отдельных граждан, не имеющих возможности трудиться и самостоятельно поддерживать свой жизненный уровень.
Стратегия социального реформирования России в принципиальных своих основах ориентирована на вышеуказанные цели. Ими продиктованы установки на удвоение ВВП до 2010 г., программа борьбы с бедностью, административная реформа, планы замены натуральных льгот многочисленных категорий населения денежными компенсациями. Однако последние правительственные инициативы, связанные с льготами, оказались недостаточно продуманными ни с точки зрения реформационной стратегии, ни тактики. В первом случае вряд ли оправданным было совмещение во времени объявления программы борьбы с бедностью и о замене системы льгот денежными компенсациями, то есть отменой самих льгот. Во втором случае речь может идти о том, что разработанные Правительством две концепции замены льгот оказались `жертвами` реформирования самого Правительства, которое отнюдь не способствовало эффективности и ответственности задействованных в этой работе правительственных специалистов. В результате - множество сущностных и формальных погрешностей в первых законопроектах, которые менее чем через месяц были заменены вторым вариантом законодательного проекта, представлявшим собой `технический пакет` внесения частных юридических поправок в действующие законы Российской Федерации.
И первый, и второй законопроекты свидетельствовали об отсутствии у их разработчиков цельного и всестороннего понимания всей сложности социального реформирования в этой области. Разработка законопроектов к тому же велась в сжатые сроки при отсутствии необходимой в таких случаях научно-исследовательской подготовки, не было проведено и обсуждение документов российским экспертным сообществом, не изучалось возможное восприятие инициатив в этой области населением, были проигнорированы подготовительные разъяснительные мероприятия.
Так получилось, что содержание представленного многостатейного законопроекта `О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов `О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон `Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации` и `Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации`, где каждая статья является предложением по изменению отдельного законодательного акта, согласно его наименованию, должно быть обусловлено осуществленными изменениями в самих указанных федеральных законах. Однако, как показывает анализ, это не соответствует действительности. В значительной части содержание законопроекта связано с обширной ревизией юридико-технического и социального характера федеральных законов Российской Федерации и законов РСФСР. Тем самым форма решения поставленных задач, выразившаяся в искаженном (как минимум, неточном) названии законопроекта, порождает опасную правовую практику маскировки содержания законов их не соответствующими содержанию наименованиями. Отмена ряда льгот или замена их денежной компенсацией отнюдь не перекрывает проблематику вносимых изменений и дополнений в законы Российской Федерации в связи с принятием названных законов.
К тому же ряд положений и подходов к проблеме замены социальных льгот денежными компенсациями противоречит установлениям Конституции Российской Федерации или трактует их не совсем корректно. Анализ законопроекта позволяет отметить в этой связи следующее:
1. Главной особенностью представленного проекта закона является разделение полномочий по переводу в денежную форму социальных льгот (за исключением льгот по оплате жилья и коммунальных услуг) всем категориям граждан, подпадающим под действие федеральных законов, представляющих те или иные льготы, между ведением Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации. Подобное разделение противоречит Конституции Российской Федерации (статьи 19, 39, 71 и 72), Договору о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации (подпункт `е` пункта 1 статьи I, подпункт `е` пункта 1 статьи II), Договору о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга Российской Федерации (подпункты `д`, `и` пункта 1 статьи I).
2. Ошибка, допущенная органами законодательной власти при принятии действующих и связанных с льготами законов без необходимых социально-экономических расчетов, повторяется и в настоящем случае, уже при значительном их сокращении, не учитывающем особенностей социально-экономической обстановки в регионах, что приведет к невыполнению статей 55 и 56 Конституции Российской Федерации. В соответствии с частью 3 статьи 55 Конституции `В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или ущемляющие права и свободы человека и гражданина. Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства`. Статьей 56 Конституции предусмотрено возможность установления отдельных ограничений прав и свобод лишь с указанием пределов и срока их действия.
Законодательные полномочия по этому вопросу не могут быть делегированы законодательным органам субъектов Федерации, ибо иначе в разных субъектах Российской Федерации будет установлен разный общий правовой статус человека и не будет общего правового статуса гражданина России. Отнесение вопросов прав и свобод человека и гражданина к исключительному ведению Федерации не означает, что ее субъекты в своих нормативных правовых актах не вправе расширять права и свободы по сравнению с тем, как они определены федеральным законодательством, но сужать их, ущемлять права граждан они не вправе. В законопроекте указываются категории населения, которым предлагается взамен льгот предусмотреть в расходной части бюджета ежемесячные денежные выплаты. По трем из 16 категорий меры социальной поддержки переданы в ведение субъектов Российской Федерации. При этом не учитывалось, что указанные категории граждан, особенно лица, проработавшие в тылу в период с 22 июня 1941 года по 9 мая 1945 года и ветераны труда были отмечены государством за свой труд независимо от того, в каком регионе страны они были прописаны или трудились.
В нарушение разграничения предметов ведения между Российской Федерации и субъектами Российской Федерации, а именно в нарушение статьи 71 Конституции Российской Федерации, закрепляющей право регулирования прав человека за Российской Федерацией, в предложенных новых редакциях статей Федерального закона `О ветеранах` целиком предоставлено субъектам Российской Федерации. Регулирование этих же прав для участников Великой Отечественной войны, ветеранов боевых действий в том же Федеральном законе оставлено за Российской Федерацией. Возможно, что авторы законопроекта смешали два понятия - регулирование прав человека и осуществление защиты прав человека.
Аналогичный пример нарушения норм статьи 71 Конституции Российской Федерации можно привести относительно новой редакции статьи 12 Закона Российской Федерации `О реабилитации жертв политических репрессий` (статья 6 законопроекта), где установлено, что `Социальная поддержка реабилитированных лиц осуществляется законами субъектов Российской Федерации`. С очевидностью содержание и объем прав на меры социальной поддержки должны определяться федеральным законом. Тем более в отношении таких категорий граждан, как жертвы политических репрессий и ветераны труда Российской Федерации, перед которыми несет ответственность Российская Федерация как социальное государство, а не отдельно взятый субъект Российской Федерации. В противном случае мы должны иметь закон о ветеранах субъектов Российской Федерации и муниципальных образований.
Изменения действующего законодательства в направлении максимального изъятия из него положений, регламентирующих предоставление различного рода льгот населению, необходимо рассматривать с точки зрения их эффективности как инструмента государственного управления. По мнению руководства Минфина, отдавая заботу о 12-14 млн. льготников в руки федерального центра, а других 20 млн. вверяя заботам региональных властей, `законопроект не только приводит всю бюджетную систему в соответствие с этими разграничениями, но и отменяет `нефинансируемые мандаты`. Судя по всему, авторы законопроекта подразумевают под термином `нефинансируемые мандаты` неисполнимые обязательства государства перед льготниками, хотя подобное заимствование из римского права не представляется корректным, ибо термин `мандат` в нем употребляется в несколько ином значении. Однако терминологическая проблематика, по сути, не имеет в данном случае особого значения, ибо отнесение 20 млн. бюджетников к `заботам` региональных бюджетов означает лишь перекладывание нового бремени на плечи регионов, большинство из которых с этим бременем не справится в принципе. Оценки требуемых средств для выполнения всех государственных обязательств перед льготниками достигают 2,8 трлн. рублей. Реально же тратилось не более 500 млрд. рублей в год (на бесплатные лекарства для инвалидов, пособия для матерей, скидки на проезд в городском транспорте школьникам и др.).
3. Предоставленные проектом закона Правительству Российской Федерации права определять размеры пособий, сохранение имеющихся льгот и т. д. нарушают конституционный принцип ведения различных органов законодательной и исполнительной ветвей власти. Согласно Конституции Российской Федерации, в ведении Российской Федерации находится установление основ федеральной политики и федеральные программы (статья 71), а также установление социальных пособий законом (статья 39). В ведении Правительства Российской Федерации, как исполнительного органа власти, - обеспечение проведения единой государственной политики в области культуры, науки, образования, здравоохранения, социального обеспечения, экологии (статья 114). Предоставление законопроектом во многих случаях права Правительству Российской Федерации самостоятельно определять порядок и условия исполнения федерального закона приводит к существенному расширению полномочий Правительства Российской Федерации, как участника государственной политики и бюджетного процесса.
4. Новая редакция статьи 22 Федерального закона `О ветеранах`, в которой ликвидируется право ветеранов труда, прекративших трудовые отношения с предприятиями, учреждениями, организациями после установления (назначения) им пенсии, сохранять права членов трудовых коллективов, в которых они работали до выхода на пенсию, вступает в противоречие со статьей 7 Конституции Российской Федерации, определяющей Российскую Федерацию как социальное государство. Согласно действующей в настоящее время статье 22 этого закона, за ними сохраняется право на улучшение жилищных условий, пользование объектами социально-бытовой сферы и услугами культурно-просветительных учреждений, на участие в приватизации, акционировании соответствующего предприятия, учреждения, организации. Необходимо отметить, что ветеран труда, трудившийся в федеральных организациях, таких прав законами субъектов Российской Федерации получить принципиально не может.
5. Еще одной серьезной конституционной проблемой является сам факт переложения льгот в форму денежных выплат. Денежные выплаты на определенные цели являются, согласно всем нормам русского языка, социальными пособиями, которые, в свою очередь, согласно статье 39 Конституции Российской Федерации должны определяться законами, а не иными актами законодательства, включая постановления Правительства Российской Федерации. Так, в статье 21 законопроекта прямо упоминаются социальные пособия для сотрудников органов внутренних дел и другие выплаты, устанавливаемые именно данным актом.
Можно также признать определенным противоречием Конституции Российской Федерации замену практически во всех изменяемых законодательных актах понятия `социальная защита` на понятие `меры социальной поддержки`, хотя именно первое понятие органично используется в части второй статьи 7 и в пункте `ж` части первой статьи 72 Конституции Российской Федерации. В правовом смысле и лексически выражение `защита социальных прав` шире и определеннее выражения `меры социальной поддержки`. Иначе говоря, можно поддержать права, но не защитить их. Поддержка может быть элементом защиты. В этом смысле можно утверждать, что в известной мере дух законопроекта не соответствует духу Конституции Российской Федерации.
В законопроекте используется понятие `социальные гарантии`, которое не согласуется с имеющейся на этот счет в Конституции терминологией. В Основном Законе России закреплена категория `гарантии социальной защиты` (ч.2 ст.7), а также используется в качестве отдельного термина словосочетание `социальное обеспечение` (ч.1 ст. 39, ч.2, п. `ж` ст. 73, п. `в` ст.114), которое, судя по контексту, уже понятия `социальной защиты` (п. `ж` ст. 73). Попытка авторов законопроекта исключить из него категорию `льготы` и во всех затрагиваемых законах оперировать вместо понятия `социальная защита` понятием `меры социальной поддержки` не согласуется с Конституцией (п. `ж` ст. 72) и действующим законодательством о социальном обеспечении граждан России. Она может послужить причиной неблагоприятного для руководства страны общественного резонанса.
Российскому понятию `льгота` в международном праве соответствуют различные термины: concession, exemption, incentive, benefit, privilege, relief и др. Отсутствие в российском законодательстве терминологического разделения функционально различных механизмов льготирования привели к перегруженности федеральных законов нормами прямого действия в отношении финансовых обязательств государства. Введение термина `меры социальной поддержки` вместо большей части закрепленных в законодательстве преференций, обозначенных как `льготы`, на первый взгляд представляется оправданным. Проблема же состоит в том, что `льготы` как таковые не являются `мерами социальной поддержки`, так же как последние - первыми. Понятие `льгота` связано не с уровнем благосостояния ее получателя, а с какими-либо иными - должностными, функциональными и другими характеристиками его статуса. Меры же социальной поддержки - это исключительно форма жизнеобеспечения той части населения, благосостояния которой не достаточно для самостоятельного приобретения товаров и услуг, необходимых для достойной жизни и нормального развития человека. `Льгота` - это финансовое обязательство, принимаемое на себя самостоятельно или по закону собственником товаров (услуг) или третьим лицом (в том числе государством) перед определенными группами лиц. `Меры социальной поддержки` - это обязательство государства (местного самоуправления) по предоставлению материально необеспеченной части населения необходимых для нормального существования товаров и услуг.
Сложившаяся к настоящему времени в России система социальных льгот, субсидий и компенсаций состоит из разрозненных и слабо организованных структурных фрагментов, трудно поддающихся пониманию и анализу. Социальная защита населения также представляет собой достаточно сложную и порой запутанную систему, состоящую из различных пособий, социальных выплат, льгот и компенсаций различным категориям граждан, социальной помощи нуждающимся, дотаций предприятиям и организациям, производящих товары и услуги для населения. На федеральном уровне установлено около 156 видов социальных выплат, льгот, пособий, дотаций, оказываемых около 236 категориям населения. Только 9-ью видами социальных пособий и компенсаций в настоящее время охвачено более 45,5 млн. чел. Замена льгот, предоставляемых сегодня по закону отдельным категориям граждан (ветеранам, чернобыльцам, инвалидам и др.) денежными компенсациями в связи с их незначительностью может казаться завуалированной формой отказа от социальной поддержки этих групп населения.
Изменить сложившуюся ситуацию возможно только при переходе к адресному предоставлению мер социальной поддержки в видах и объеме объективной потребности для жизнеобеспечения конкретного гражданина. Практически это может выглядеть как создание индивидуальных программ социальной поддержки государством граждан (в том числе, представителей определенных категорий), которые не имеют достаточных средств к существованию. Авторами законопроекта акцентируется мысль, что необходимость его принятия вызывается требованиями усиления адресности социальной поддержки нуждающихся в ней граждан, в ориентировании на их индивидуальные потребности. И можно было бы поддержать намерение заменить действующие льготы на их денежный эквивалент, что способствовало бы более точному их использованию, приобретая, к примеру, не предлагаемые лекарства, а необходимые, но при условии, что денежные эквиваленты были бы дифференцированы в соответствии с потребностями в них. Однако предложенное правовое решение ведет, по существу, к обратному результату. Предлагается граждан обеспечить не дифференцированными, но вычисленными, и при том далеко не точно, средними денежными эквивалентами. В этом случае половина граждан не будет иметь в полной мере необходимые средства жизнеобеспечения (лекарства, средства на транспорт и т.д.), а другая половина будет иметь средства, превышающие уровень потребности в них и тратить их на не предусмотренные законом цели.
В законодательстве Российской Федерации отсутствует четкое определение льгот как юридической категории. Иногда льготы оказываются близки по своему содержанию к социальным гарантиям, в то время как определенная часть льгот имеет характер привилегий. Если привилегии, усиливая социально-экономическую дифференциацию населения, противоречат идее формирования правового государства и подрывают принципы равноправия граждан и социальной справедливости, то льготы ведут к улучшению благосостояния субъекта, позволяя ему полнее удовлетворять собственные интересы. Социальным льготам присущи следующие признаки:
- во-первых, это исключение из общих правил, способ социальной дифференциации;
- во-вторых, это правомерные исключения, установленные субъектами законодательной инициативы в нормативных актах (льготы должны фиксироваться на уровне нормативных, а не правоприменительных актов);
- в-третьих, они служат вспомогательным механизмом перераспределения государством доходов и благ по критериям бюрократического общества государственного социализма, стратифицированного по социально-профессиональному признаку;
- в-четвертых, они сопровождаются облегчением условий жизнедеятельности получателей, хотя не основаны на критерии бедности, адекватному рыночному обществу. Эти преимущества изменяют (снижают или в ряде случаев повышают) дифференциацию уровня жизни отдельных групп населения, но в то же время не оцениваются по степени эффективности выполнения этой функции, носят, скорее всего, стихийный, а не целенаправленный характер.
Система государственных льгот в России призвана компенсировать хотя бы частично низкие заработки людей, неблагоприятные условия труда, служить дополнительным стимулом по привлечению к различным видам деятельности и признанием особых заслуг той или иной группы населения. Из-за недостаточной гибкости, широкого охвата социально-демографических категорий населения, отсутствия дифференциации льготы зачастую теряют компенсационные функции, так как значительная часть социальных трансфертов идет на поддержку людей, доходы которых выше прожиточного минимума. Существующие в России льготы можно классифицировать по следующим группам:
- в области денежных доходов - льготное налогообложение;
- в области денежных расходов - освобождение (или скидки) от оплаты жилья и коммунальных услуг, абонентской платы за телефон, вневедомственной охраны; бесплатный проезд на внутригородском транспорте; бесплатный (скидки с оплаты) проезд в пригородном транспорте, бесплатный (скидки в оплате) проезд один раз в год на междугороднем транспорте, скидка в оплате проезда в осенне-зимний период на междугородних видах транспорта без ограничения числа поездок; денежная компенсация за наем жилья; освобождение от уплаты за содержание детей в детских дошкольных учреждениях;
- в области обеспечения собственностью - капитальный ремонт жилых помещений на условиях, определяемых органами местного самоуправления, внеочередная установка телефонов, бесплатное предоставление автотранспорта по медицинским показаниям;
- в области труда и занятости - четыре дополнительных оплачиваемых дня в месяц родителям детей-инвалидов, дополнительный оплачиваемый отпуск, дополнительная компенсация за выслугу лет работающим в зоне с особым социально-экономическим статусом;
- в области здравоохранения - бесплатное обеспечение (скидка в оплате) лекарствами, бесплатное изготовление и ремонт (скидки в оплате) зубных протезов, предоставление бесплатной путевки на санаторно-курортное лечение, денежная компенсация на лечение при убытии в отпуск, возмещение вреда пострадавшим в результате испытаний ядерного оружия, эксплуатации ядерных установок и ликвидации аварии на них;
- в области потребления - бесплатное обеспечение детей специальными молочными продуктами детского питания, компенсационная выплата на питание школьникам и учащимся ПТУ, бесплатное питание в образовательных учреждениях, бесплатное обеспечение школьников (из многодетных семей) формой или заменяющей ее одеждой;
- в области образования - льготы при поступлении в высшие и средние учебные специальные заведения некоторым категориям населения (чернобыльцы, дети погибших в военных конфликтах, из многодетных семей, сироты и т.д.);
- комплекс льгот в области регулирования региональных условий жизни (климат, загрязнение окружающей среды, региональные конфликты) - льготы чернобыльцам и приравненных к ним категориям, жертвам социальных конфликтов - беженцам, вынужденным переселенцам, работающим на Крайнем Севере и в приравненных к нему условиях и др.
Планы замены льгот денежными компенсациями в те сроки и на таких условиях, как это предложено Правительством, будут не столько способствовать оптимизации бюджетных отношений, сколько расшатывать социальную стабильность. Отсутствие государственного патернализма для значительного слоя льготников, помимо прочего, не только лишает их государственной поддержки, но и оставляет государство без влияния на поведение данных групп в известных критических ситуациях, неизбежных при потере ими определенных материальных благ. Разрушаются принципы солидарности и субсидиарности, лежащие в основе взаимоотношения власти и индивида в правовом государстве. Первый принцип предполагает, что благо и горе каждого неразрывно связано с процветанием целого - государства как воплощения гражданских уз. Второй принцип означает, что государство обязано оказывать помощь тем, кто не в состоянии самостоятельно обеспечить себе достойную жизнь, у кого нет для этого необходимых средств и духовных сил.
При этом особую тревогу вызывает тот факт, что вся ответственность за тяжелое положение бюджетников в регионах целиком ложится на Федеральный Центр, как инициатора реформ. В предыдущие годы наблюдалось немало примеров, когда региональные власти откровенно перекладывали собственные `огрехи` на Москву. В настоящем же проекте реформы содержится чуть ли не буквальное предложение им поступать впредь именно таким образом: Центр бросил бюджетников, а региональные власти просто не в силах их обеспечить.
Предлагаемые Правительством размеры компенсационных выплат весьма далеки от нормативов финансирования льгот, разработанных по заказу Минтруда России по категориям в расчете на одного ветерана. Так, например, согласно нормативам, ветераны Великой Отечественной войны могли бы рассчитывать на ежемесячную денежную компенсацию в сумме 15172 рублей, ветераны военной службы и ветераны труда, соответственно, на суммы 3203 и 2477 рублей.
12 мая 2004 года Председатель Правительства М.Фрадков заявил: `Граждане просят сохранить систему существующих льгот, а значит, при переходе на денежную форму компенсаций нельзя допустить ухудшения положения некоторых категорий льготников`. Из этого следует, что Правительству хорошо известно негативное отношение общества к `монетаризации` льгот (идеологи `монетаризма` стараются использовать в настоящее время `новый` термин - `монетизация`). Таким образом, складывается впечатление, что Правительство не во всем понимает настроения населения. М. Фрадков подчеркнул, что замена льгот денежной компенсацией более соответствует принципам рыночной экономики. В очередной раз, как и с приватизацией, политическая задача оказывается важнее и экономической целесообразности, и интересов людей. Действительно, замена льгот соответствует вовлечению каких-то новых объемов денежных средств в обращение. Однако при этом стоит помнить, что реальные потери россиян при лишении льгот миллионов людей приведут к элементарной деградации определенной части потребительского рынка, ибо возможность поддерживать известный уровень потребления зависит от всего комплекса условий жизни, а не только от явно не очень значительных сумм денег. И если экономические выгоды от ликвидации системы социальных льгот в стране весьма сомнительны, то замеры общественного мнения показывают: власти могут окончательно лишиться доверия народа.
Всякое реформирование, особенно связанное с социальной сферой, всегда выливается в сложный процесс, в котором осмысление общих контуров желаемого итога, формулирование идей, разработка философских оснований его сути и целей должно предшествовать практическим мерам и действиям. Учитывая высокую социальную значимость замены льгот денежными пособиями, методология ее решения должна подразумевать анализ всех возможных последствий, осуществление усилий по сближению позиций профессионалов и широких слоев населения, реализацию конкретных шагов и действий по профессиональному разъяснению сути реформ и ожидаемых выгод. В этой связи формальные и содержательные расхождения, демонстрирующие зачастую непонимание содержания выдвинутых Правительством инициатив высшими руководителями федерального уровня, способствовали формированию негативного общественного восприятия планов `монетизации` социальных льгот. В центре общественного внимания оказалось даже не столько содержание предлагаемых инноваций, сколько явное игнорирование мнения и интересов тех, кого правительственное реформирование касалось в первую очередь.
Высказывания и оценки как сторонников, так и противников реформ носили с самого начала или политический характер, или посвящались отдельным частным вопросам. Складывалось впечатление, что Правительство стремилось любой ценой `протолкнуть` свой вариант закона, не заботясь о последствиях. О том, что с принятием закона проблемы не снимутся и недовольство не снизится, в правительственных кругах мало кто думал и думает сегодня. А итогом может стать резкое падение доверия к Президенту, который являет собой пока что незаменимый и ничем не компенсируемый ресурс обновления России.

Доклад подготовили эксперты комиссии по правам человекаhttp://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован